ЭВОЛЮЦИЯ ПРИНЦИПА СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ В АНТИЧНОСТИ И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

ЭВОЛЮЦИЯ ПРИНЦИПА СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ В АНТИЧНОСТИ И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

С.Н.Мягкова,
кафедра истории цивилизации,
физической культуры и спорта

Е.А.Истягина-Елисеева,
кафедра культурологии, политологии
и социальной антропологии

Состязательность - сложное социальное явление, которое оказывает большое влияние как на общественное сознание и мировоззрение в целом, так и на отдельную личность. Изучение принципа состязательности ведет к возрастанию интереса к практической реализации заложенных в нем педагогических возможностей, использованию его не только в сфере физического воспитания, но и в общепедагогической деятельности.

Изучение принципа состязательности как широкомасштабного общественного явления ставит новые теоретические и практические задачи. К ним относятся: выяснение конкретно-исторических условий и причин генезиса принципа состязательности, его социальной сущности, поэтапное прослеживание исторической эволюции принципа состязательности и качественных изменений в нем, всестороннее познание связей и взаимодействий этого принципа с внешними по отношению к нему как к объекту исследования общественными явлениями (религией, образованием, искусством и проч.).

Решение этих проблем требует проведения широкого круга исследований, в том числе исследования исторического прошлого. Изучение этого наследия необходимо для уяснения того, какие причины вызвали к жизни разнообразные формы состязательности, как принцип спортивной состязательности вошел в сферу общественного сознания, почему состязательность стала неотъемлемой составной частью мировой культуры, в чем социальная ценность принципа состязательности.

Принцип состязательности - это биосоциальный феномен, точнее биофеномен, который органически встроен в реальный социальный контекст. Это перманентное качество человеческих сообществ, которое лежит в основе таких явлений как игра, а затем и культура. Возникновение состязательности обусловлено субъективными и объективными причинами общественного развития.

По мнению ряда западных и российских исследователей (Х.Ортега-и-Гассет, Й.Хёйзинга, О.Шпенглер, Л.Винничук, Ф.Х.Кессиди, И.Д.Рожанский, В.Татаркевич и др.), состязательность появилась на заре человечества. Она присутствует во всех человеческих коллективах. Состязательность - неотъемлемое свойство человеческих сообществ, так как она способна повышать интенсивность жизни индивида или группы, а потому наиболее полно растворяется в культуре.

Один из ярчайших всплесков состязательности - в античности, в период перерастания архаической игры в культуру. Состязательность в любых видах человеческой деятельности считают наследием древнегреческой цивилизации, а "АГОН" (слово, которое обозначает и место состязаний и сами состязания) - становится символом продуктивной и цивилизованной конкуренции. Агон стал важнейшей двигательной силой в развитии греческой цивилизации, которая является прародительницей современной западноевропейской культуры. Поэтому целесообразно проследить становление и развитие принципа состязательности, начиная с античности.

Отличительной чертой древнегреческого быта являлось неудержимое стремление к любым состязаниям почти во всех сферах жизни. Именно эту состязательность считают наследием древнегреческой цивилизации. Истоки возникновения состязательности необходимо искать в ментальности древних греков, которая сформировалась под влиянием различных причин. Среди них выделяются следующие:

- природно-географические условия;

- особенности мироощущения древних греков;

- значение принципа телесности;

- телесно-духовные идеалы древних греков;

- черты, типичные для греческого этноса в целом.

Особое влияние на формирование мировоззренческих позиций древних греков [2, 3, 10 и др.] оказал географический фактор. Географическое положение полуострова и островов, имеющих изрезанную береговую линию с удобными пристанями, окруженную спокойным морем, облегчало путешествия, торговлю, использование богатств других стран. Теплый и здоровый климат, плодородная почва благоприятствовали тому, что энергия населения не растрачивается целиком в борьбе за существование, для удовлетворения элементарных жизненных потребностей, а расходовалась также на науку, поэзию и искусство. Вместе с тем урожаи и естественные богатства земли благодаря тому, что они были достаточны, но не более, не позволяли грекам вкусить благосостояние в полной мере и не ослабляли их энергии. Успешному развитию страны содействовал также и общественный , и политический строй, в частности деление на небольшие города-государства (полисы), которые создали многочисленные соревнующиеся между собой центры жизни, труда и культуры.

Тип ментальности зависит от способа адаптации этноса к ландшафту (Л.Н.Гумилев). Действительно, большое влияние на культуру греков могло оказать правильное и гармоническое строение греческой природы, характер греческого пейзажа. Это содействовало тому, что глаз греков привык к правильности и соразмерности. Именно поэтому они и то, и другое использовали в своей культуре [1, 5, 10 и др.].

Ощущение родовой связи с гармонически уравновешенной природой Древней Эллады и неразвитость личностного начала заставляли античного человека прибегать как к аналогии к своей природной телесной организации, поскольку она была ему наиболее близка и понятна. В результате рефлексия античной культуры привела к представлениям о "теловидности" самого космоса и любой отдельной вещи, существующей в нем. Данный принцип миропонимания, определяемый как "соматизм", лежит в основе внутреннего родства древнегреческой мифологии, философии и культуры в целом. Именно отсюда стремление греков состязаться с целью совершенствования собственного тела.

В греческой культуре достаточно рано был разорван интуитивный синтез с биологическим миром. Греки осознавали особое срединное положение человека в мире, который стали описывать исходя из самих себя, то есть прежде всего из своей телесности.

Греческая мифология быстрее, нежели мифология других народов, прошла стадию зооморфизма [5, с.48]. В законченном виде она придала своим образам выразительный человеческий облик и отношения между богами уподобила человеческим. В греческой мифологии ярко выражен антропоморфизм. На определенном этапе своего развития народ создал мир олимпийских богов по своему образу и подобию. Это была вера в возвышенных и счастливых богов-сверхлюдей.

В олимпийской мифологии, проникнутой художественно-эстетическим восприятием мира и богов, человек стал мерой всех вещей, он был абсолютизирован. Древние греки не отождествляли, но и не противопоставляли резко бога и человека. Олимпийская человечная религия полностью завладела греческим искусством. Она пропитала всю культуру греков, и, наоборот, их эстетика пропитала собой всю олимпийскую религию.

Долгое время скульпторы ваяли или одних только богов в виде физически совершенных мужчин и женщин, или изображали богоподобных победителей олимпийских состязаний [2, 10].

Центром в конструировании форм прекрасного становится телесная организация человека. Духовная ориентация общества связана с ценностно-смысловой трактовкой человеческой телесности. Так, в Элладе формируется тип гармоничной телесно-духовной личности, стремящейся к самопознанию и совершенствованию. Классическая античность видит назначение жизни в осуществлении идеала "прекрасного и доброго".

Идеал этот заключается в гармоничности духовного и физического развития. Пропорциональное тело считалось красивым, а красота для греков одновременно означала и доброту. Подобное же смешение эстетики и этики в образе мышления того времени проявлялось в эстетико-этическом идеале калокагатии. Примером может служить известный в истории эпизод, когда знаменитая греческая гетера Фрина была осуждена за преступление на смертную казнь. Вместо оправданий она обнажилась перед судьями, и те единодушно решили, что столь прекрасный телесно человек не может обладать душевными пороками.

Термин "калокагатии" обозначал сумму совершенства тела и духа. В дополнение к ней существовали также этические категории, как, например, а р э т э - идеал совершенства во всем и с о ф р о с и н э - идеал саморегуляции, дисциплины и умеренности. Они требовали "золотой середины" или принципа "ничего сверх меры" [7, С.17].

"Чувство пропорции" у древних греков воплощало целый образ жизни, где физический аспект был всего лишь одной из составляющих.

Гомер, автор "Илиады" и "Одиссея", впервые создал "модель античного идеала гармонии - образ телесного и духовно развитого человека, который не противопоставлял себя коллективу, но вместе с тем и не обезличивался, не растворялся в "немой общности" [5, С.31]. Гомеровские герои строго следует нормам общественной (родо-племенной) морали, исполнены глубоко патриотизма. Они постоянно соревнуются между собой в подвигах во славу своего рода, племени и отечества. Каждый из них стремится "других превзойти" и непрестанно жаждет "отличиться".

Социальная жизнь древних греков была пронизана принципом демократии. Каждый свободнорожденный обладал правом активно участвовать в решении вопросов государственной важности, на протяжении своей жизни неоднократно выбирался в органы публичной власти (суды и т.п.), а также, в частности, имел право участвовать в Олимпийских играх.

Общественно-политическая жизнь строилась в Афинах на принципе признания равноправия всех граждан. Но в то же время публичная власть, политика, совершаемая на агоре (рыночной площади) способствовали проявлению лидера в этом полисном коллективе. Это неизбежно при политике, которая имеет открытый характер, когда все вопросы решаются всенародно. Возникало множество мнений, а у греков всегда высоко ценилась способность человека доказать и ярко обосновать свою точку зрения.

Как утверждают историки, даже в период жизни Сократа сообщество свободнорожденных, обладавших правом собираться на э к к л е с и ю (народное собрание граждан), достигло всего лишь около 2 тысяч человек. Люди не просто знали друг друга в лицо, но при свободе высказываний они знали мнение почти каждого, имели представление о нем как о человеке. Публичная жизнь полисного человека не могла оставлять его равнодушным к одобрению или порицанию со стороны других членов античного сообщества. Неблаговидное поведение какого-либо человека с точки зрения большинства, с которым этот человек был неразрывно связан, рождало у него чувство страха и стыда.

Среди западноевропейских антропологов широкое хождение получило различие двух типов человеческих культур "guilt culture" ("культура стыда" ) и "shame culture" ("культура вины") [9]. Они определяются противоположностью фундаментальных критериев оценки поведения индивида. В "культуре стыда" эти оценки имеют внешний характер - одобрение или порицание членов данного сообщества; в качестве основных мотивов поведения здесь выступает подражание лучшим (тем, кто считается лучшим) и соперничество. В "культуре вины" на первый план выступает внутренняя система ценностей - "суд совести", независящий от "суда толпы". Ярким примером такого типа культуры может служить библейская.

Грекам чувство внутренней греховности было чуждо (во всяком случае, в архаический период). Но им было в высшей степени присуще чувство стыда перед согражданами.

Боязнь стыда, страх показаться глупым или смешным принадлежали к числу важнейших мотивов, определявших поведение древнего грека в обществе. Другой стороной этого было стремление к первенству, к тому, чтобы стать лучшим среди многих. В героическую эпоху эта соревновательность ограничивалась сферой воинской доблести. В дальнейшем она распространяется и на другие стороны жизни, прежде всего на спорт, а также на искусство, риторику, политику и т.п.

О значении, которое придавалось спортивным состязаниям еще в эпоху Гомера, свидетельствует 23-я песня "Илиады", в которой рассказывается о ристалищах, устроенных в честь погибшего героя Патрокла. В программу этих ристалищ входили состязания на колесницах, борьба, кулачный бой, бег, метание диска и копья, стрельба из лука - все это виды спорта, которые позднее стали включаться в программу Олимпийских и других периодически проводимых игр.

Олимпийские игры считались важнейшими событиями не отдельных греческих государств, а всей Греции в целом. Победители окружались величайшим почетом, в их честь воздвигали статуи в Олимпии и на родине. Впоследствии именно Олимпийские игры послужили основой создания первой общегреческой системы летоисчисления.

Иными словами, спортивные игры явились наиболее ярким выражением соревновательного духа в Древней Греции. Таким образом формировался принцип состязательности, который имеет огромное значение до настоящего времени.

Время шло, один культурно-исторический период сменился другим. По ряду причин, являвшимися исторической закономерностью рабовладельческий строй сменился феодальным. И изменения эти сопровождались серьезными потрясениями в общественной жизни.

Каждая эпоха, каждое общество кристаллизует свою сущность в идеологии и мировоззрении. Они выражают себя в религии, философии, науке, искусстве, а также в представлениях о телесной красоте.

Как известно, в средние века принцип состязательности не нашел такого же яркого воплощения как в античности, где, как сказано выше, Олимпийские игры были общегосударственным событием. Более того, с усилением христианства физическая культура стала отвергаться и не была включена ни в одну из церемоний христианских празднеств.

Почему прекратились замечательные общенародные игры? Что случилось с античным идеалом человека, который сформировался под значительным влиянием духа соревновательности? И как, наконец, получилось, что олимпийские идеи, которые , казалось, навсегда ушли в прошлое, появились вновь в эпоху Возрождения?

Категории средневековой культуры, картины мира средневекового человека, двойственность (дуалистичность) и символизм эпохи средневековья - все это нашло отражение в трудах известных медиевистов М.М.Бахтина, В.П.Даркевича, А.Я.Гуревича, Ж. Ле Гоффа, Й.Хёйзинги и др. Опираясь на их исследования мы можем попытаться ответить на поставленные выше вопросы.

Согласно христианской идеологии жизнь человека в реальном мире представляла собой лишь подготовительную фазу к жизни истинной, начинающейся после смерти и длящейся вечно. В аскетическом мировоззрении, не связанном с какой-либо определенной территорией, охватывающей всю домену католической церкви, тело играло роль лишь мимолетной и преходящей оболочки. Бренному телу, одержимому страстями, противостоит бессмертная душа. Так как средневековое мировоззрение провозгласило сверхземную душу высшим понятием и единственной целью жизни, то телесная оболочка должна была превратиться в достойный презрения придаток. "Что можно потерять, того не стоит желать. Думай о непреходящем, о сердце! Стремись к небесам!" - так пел Бернард Клервоский, один из самых блестящих поэтов и философов середины XII века.

Тело в глазах средневекового человека - лишь пища для червей. Если в античности человек гордился и совершенствовал свое тело, так как гармонично развитая личность являлась идеалом того времени, то в средние века тело допускалось лишь в той степени, в какой оно менее всего могло мешать осуществлению сверхземного содержания. Тема греховности красной нитью проходит через всю христианскую культуру, которую западноевропейские социальные антропологи назвали "культурой вины".

Но культура Средневековья сложна тем, что часто совмещает в себе вещи несовместимые. Она, как древнеримский бог Янус, имеет по крайней мере два лица. Изучение средневековой культуры постоянно сталкивает нас с парадоксальными переплетениями полярных противоположностей - сублимированного и низменного, спиритуального и грубо-телесного, мрачного и комичного, жизни и смерти. Сама человеческая плоть толковалась двояко: "как темница души" (эта трактовка приводилась выше) и "как сосуд духа" [4, 11]. Так как всякое подражание языческим идеалам и традициям, в том числе и спортивным, было запрещено церковью, а любые физические упражнения исключены из церковных обрядов, состязательность в спортивном значении была лишена основы для легального развития. Таким образом, принцип состязательности приобрел другую направленность и стал развиваться вне религиозных церемониалов, наперекор христианской идеологии. Этот антагонизм проявился в противопоставлении двух идеалов того времени: идеала святости и идеала доблести. Церковному идеалу был противопоставлен идеал светский - бесстрашный герой-рыцарь древних народных сказок и саг, отличавшийся прежде всего могучей силой и ловкостью в обращении с оружием. Свои исключительные способности он проявлял на охоте и в сражениях, в метании копья, состязаниях в беге, искусной верховой езде и т.п. [6 , 8, 11].

Часто спортивные игры запрещались широким слоям населения. "Запреты на игры имели ярко выраженный классовый характер. Этот социальный аспект ярко проявился в указах, запрещавших, например, боулинг в средневековой Англии. В течение XV-XVI вв. были изданы указы, в которых подчеркивалось, что играть в боулинг может лишь владелец земельного участка, ежегодно имеющий определенный доход" [8, С.118].

Сопротивление населения выразилось в том, что народ стал придумывать новые игры. Можно сказать, что в определенной степени запреты на игры дали импульс к появлению новых игр.

Когда мы говорим о развитии принципа состязательности в средних веках мы должны учитывать, что для разных слоев населения он имел разное значение. Например, состязательность и физическая активность вообще среди сельского населения была естественным следствием уклада жизни. Физическая сила расценивалась как необходимое условие существования человека в постоянной борьбе с природой.

Среди знати, на которую были возложены воинские обязанности, физическая подготовка и игры имели соответственно более упорядоченный характер.

В жизни городского населения физическая сила и ловкость не представляли особой ценности. Характер городского производства оттеснял на задний план физические качества человека. Они никогда не оценивались в городах так высоко как в сельской местности или у рыцарского дворянства. До XIV века развлечения городского населения вообще носили или пассивный зрительский характер или характер деревенских забав. Рыцарские турниры, имевшие целью демонстрацию физических качеств аристократии, были излюбленным зрелищем для всех слоев населения общества городского населения.

Каковы же мотивы, побуждавшие к состязанию каждую из перечисленных социальных групп, и каковы факторы, сформировавшие условия для возрождения позднее олимпийских идей.

Состязательность ради первенства, несомненно является для культуры формирующим и облагораживающим фактором. В постоянно возобновляемых освещенных ритуалами боевых игрищах развивается структура общественной жизни. В античности аристократический быт принял форму возвышающей игры, игры чести и доблести.

В определенной степени античные идеалы существовали и в средневековом рыцарстве. Однако, рыцарские турниры не имели да и не могли иметь ничего схожего с античными агонами. Основная цель турниров - подготовка и демонстрация сил участников перед военным походом. Не надо забывать, что сражения составляли основное содержание жизни рыцарей со второй половины XI по XIII вв. В Европе снаряжались крестовые походы, оставившие след в истории. Захватнические цели крестоносцев прикрывались религиозными лозунгами против неверных. И физическая культура, и состязательность в частности, только в этой ипостаси одобрялись церковью. Поэтому состязания рыцарей не могли нести в себе идей олимпизма.

Следующая социальная категория которую мы рассмотрим, - сельское население. Развлечения сельских жителей, сопряженные с физическими упражнениями, в большинстве своем носили неорганизованный характер. Часто демонстрация физической силы являлась кульминацией празднеств в деревнях. Юноши мерялись силой в борьбе, состязались в метании камней, поднятии тяжестей, соревновались в беге и прыжках. Деревенские жители использовали праздники и различные торжества для того, чтобы показать свою силу и ловкость, которая являлась в их жизни важнейшим критерием в оценке достоинств человека. Но, разумеется, такого рода соревнования имели развлекательный утилитарный характер. По выражению Ласло Куна ,"за традициями народной игры и показной удали повсюду скрываются стихийно преследовавшиеся физические упражнения, придававшие силу, воспитывавшие гибкость, скорость, смелость" [6].

В раннем Средневековье физическая культура в городах испытывала на себе воздействие тех же факторов, что и сельская местность. Но по мере укрепления феодальных городов наряду с более пассивными видами развлечений городское население приняло участие в играх, подобных деревенским. Сначала такие игры проводились в городах, а затем для этой цели стали выделять специальное место, обычно перед городскими воротами. Широко были распространены: борьба, бег, стрельба из лука, метание камней. Со временем цеховая организация в городах дала возможность для упорядоченных тренировок и состязаний. Горожане для тренировки, например, во владении оружием образовали общество стрелков из лука и фехтования. Стали появляться первые специализированные школы, проводиться организованные соревнования. Например, в 1399 г. в Турнуа союзом фландрских земель были представлены 30 городов и 16 деревень на состязаниях лучников (Л.Кун). Именно в этой социальной среде стало возможным позднее возрождение гуманистических идеалов античности. Вновь актуализируется проведение крупных соревнований по типу Олимпийских игр, чему является подтверждением проведение в Англии в середине XV в. ряда состязаний, носивших название "Олимпийские игры".

Таким образом, в эпоху Средневековья принцип состязательности приобретает новые формы, сохраняя при этом свою суть, а именно: сравнение приобретенных знаний, умений, навыков, характерных для каждой определенной эпохи.

Литература

1. Ахутин А.В. Понятие "природа" в античности и Новое время. - М.: Наука, 1988. - 207 с.

2. Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима / Пер. с польского В.К.Ронина.-.М.: Высш. шк., 1988. - 496 с.

3. Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. - М.: Экопрос, 1993. - 544 с.

4. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. - М.: Искусство, 1984. -350 с.

5. Кессиди Ф.Х. От мифа к логосу. - М., 1972. - 312 с.

6. Кун Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. - М.: Радуга, 1982. - 399 с.

7. Лоу Б. Красота спорта. - М.: Радуга, 1984. - 256 с.

8. Оливова В. Люди и игры. - М., 1985. - С.59-118.

9. Рожанский И.Д. Античный человек // О человеческом в человеке. - М.: Политиздат, 1991. - С.282-298.

10. Татаркевич В. Античная эстетика. - М., 1977. - С.103.

11. Хёйзинга Й. Homo Ludens. - М., 1992. - 464 с.

12. Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. 1. Гештальт и действительность. М.: Мысль, 1993. 663 с.


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Мягкова С.Н. Эволюция принципа состязательности в античности и Западноевропейском средневековье / Мягкова С.Н., Истягина-Елисеева Е.А. // Юбилейный сборник трудов ученых РГАФК, посвященный 80-летию академии. - М., 1998. - Т. 5. - С. 96-104.