ИНТЕРПЕРСОНАЛЬНЬЕ КОНФЛИКТЫ В СПОРТИВНОЙ КОМАНДЕ

ИНТЕРПЕРСОНАЛЬНЬЕ КОНФЛИКТЫ В СПОРТИВНОЙ КОМАНДЕ

Г.Ложкин

Украинский государственный университет физического воспитания и спорта,
Киев, Украина

Введение. Под интерперсональным конфликтом понимаем столкновение несовместимых взглядов, позиций, интересов, ценностей двух или более людей, а также действия, которые препятствуют достижению желаемого результата деятельности, удовлетворению значимых личностных потребностей и целей.

Целью работы являлся анализ психологических механизмов конфликтного взаимодействия спортсменов в совместной жизнедеятельности, а также условия реализации конструктивной функции внутригрупповых конфликтов юных футболистов.

Методика. Для диагностики групповой и индивидуальной конфликтности применялась методическая процедура, в основе которой лежит метод экспертных оценок, позволяющая определить интенсивность межличностных конфликтов.

Исходными положениями при разработке методики послужили три положения:

- межличностный конфликт представляет деструкцию взаимоотношений (на эмоциональном, когнитивном, поведенческом уровне) между конфликтующими сторонами;

- состояние деструкции взаимоотношений сопровождается рядом внешненаблюдаемых проявлений разного характера и остроты;

- степень конфликтности в команде будет максимальна, если каждый ее член находится в состоянии конфликта с каждым.

Для определения нормативности межличностных конфликтов спортсменов в команде были использованы методики Ю.Ханина (1980) и модифицированная методика Томаса-Килмена (1972).

Результаты. Выделены стратегии конфликтного поведения футболистов в значимой спортивно-игровой деятельности: 1) предметно-рациональная, 2) личностно-ориентированная, 3) жесткая, 4) пассивная.

Индикаторами стратегий являются: 1) выражение недовольства в резких замечаниях без унижений личности партнера; 2) ободрение виновника конфликтной ситуации; 3) недовольство, грубые обвинения, без продуктивных подсказок; 4) уход от столкновения, нереагирование на конфликтные ситуацию.

Дискуссия. В ходе исследования межличностных конфликтов в юношеских спортивных командах были выделены четыре группы конфликтов.

1. Конфликты, возникающие в ситуациях, препятствующих достижению основных целей совместной спортивной деятельности. К ним относятся функционально-ролевые конфликты, возникающие в условиях спортивно-игровой деятельности, в ситуациях, когда действия одних спортсменов ограничивают, блокируют действия других. Причинами этих конфликтов являются: а) различный уровень специфических качеств, являющихся главными компонентами спортивного мастерства (уровень физической, технической, тактической, психологической, подготовленности спортсменов); б) различия в психофизиологических характеристиках; в) различный уровень развития психических качеств (психомоторных, перцептивных, интеллектуальных);) негативные психические состояния спортсменов.

2. Конфликты, возникающие в ситуациях, непосредственно или опосредованно препятствующих достижению вторичных целей совместной деятельности, таких, как реализация личностного и профессионального потенциала спортсмена. Причинами их могут быть: а) неудовлетворенное стремление или желание участвовать в составе команды в той или иной игре; б) негативный характер отношения спортсменов с более высоким деятельностным статусом к ниже по рангу членам команды; в) специфика стиля и методов руководства командой тренером.

3. Конфликты, возникающие из-за способов поведения не отвечающих ожиданиям (экспектациям) членов команды. Формы поведения, провоцирующие конфликтные столкновения спортсменов подобного рода различны: а) нежелание принести свои личные интересы в жертву командным; б) безответственное недобросовестное отношение к тренировочным занятиям и соревнованиям (дисциплина, спортивный режим, самоотдача, выполнение обязанностей и т.д.). Причинами такого "отклоняющегося" поведения могут быть: недостаточное понимание сложившихся в команде норм и традиций поведения; сознательная отрицательная позиция по отношению к групповым нормам; неудовлетворенность взаимоотношениями с членами команды; низкая значимость для спортсмена определенной сферы жизни команды.

4. Личные конфликты, возникающие как проявление той или иной личностной несовместимости: а) различия в системе ценностей; б) различия целей и задач, жизненных планов, интересов; в) личностных особенностей.

Анализ поводов межличностных конфликтов показал, что существуют две основные группы причин эмоциональных вспышек и недоразумений между партнерами: 1) невыполнение требуемых целесообразных в данной ситуации действий и 2) ошибочное или некачественное выполнение требуемого. В конфликтных ситуациях эмоциональные реакции игроков как правило однонаправлены и безответны. Причины этого явления кроются в статусно-ролевых отношениях партнеров. Инициатором конфликтов в основном бывают игроки более высокого или равного статуса. Обнаружено, что чаще в конфликтах преобладает эмоциональный компонент, чем гностический. Содержательная характеристика конфликтов позволяет сделать вывод с дезорганизующем влиянии межличностных конфликтов в спортивно-игровой деятельности из-за преобладания защитных реакций и акцентов на препятствиях, что приводит к отвлечению от непосредственных задач деятельности. Интерперсанальные конфликты в юношеских спортивных командах, несмотря на создавшую ими психическую напряженность, выступают как закономерное явление, без которого невозможно преодоления застоя и косности, разногласий и недоразумений, тормозящих развитие спортивной команды, личности спортсменов.

Литература

1. Ложкин Г.В. и др. Конфликты в совместной деятельности. Киев, Сфера, 1997. 95с.

2. Ложкин Г.В., Ласькова В.Г. Определение и разрешение межличностных конфликтов в спортивных командах // Психолого-педагогические аспекты многоуровневого образования - Т. 10-Тверь, ТВГУ- 1997,- с. 8-14.


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Ложкин, Г. Интерперсональные конфликты в спортивной команде // Человек в мире спорта: Новые идеи, технологии, перспективы : Тез. докл. Междунар. конгр. - М., 1998. - Т. 2. - С. 379-380.