Глава 4. ОПЫТ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ В ОБЛАСТИ СПОРТА ВО ФРАНЦИИ: ПРЕЦЕДЕНТЫ

Experimentia est optima rerum magistra
(Опыт - лучший учитель)

 

4

ОПЫТ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ В ОБЛАСТИ СПОРТА ВО ФРАНЦИИ: ПРЕЦЕДЕНТЫ

В ряде случаев, как было показано выше, французские спортивные организации - стороны спора отвергают предложения о примирении и обращаются с иском в различные судебные инстанции. Это право предоставлено им уже названными нормативно-правовыми документами.

Анализ содержания решений различных французских судебных инстанций представляет, на наш взгляд, значительный интерес. Поэтому ниже в сокращенном виде приводится ряд прецедентов, характеризующих практику решения споров по самым разнообразным проблемам спортивной деятельности.

 

4.1. Изменение документов, регламентирующих деятельность федерации по виду спорта

Предварительные замечания по делу.

Государственный Совет Франции довольно часто выносит решения, касающиеся проблем компетенции по ходатайствам, направленным против административных актов, исходящих от спортивных федераций.

Если спортивный клуб, ассоциация, руководитель, спортсмен и т.п. хочет передать оспариваемое решение спортивной федерации в административный суд, он должен прежде всего убедиться, отвечает ли данный суд условиям, требующимся от него для признания за соответствующими актами административного характера.

Истец должен тщательно идентифицировать автора акта, его структуру (коллегиальный орган или нет) и его комптентность (национальный орган или нет). Если орган, принявший акт, является коллегиальным (ассамблея, комитет, совет и т.п.) и облечен компетенцией на национальном уровне, единственно компетентным судом для разрешения спора является Государственный Совет в первой и последней инстанции. Если орган, принявший акт, не коллегиальный (председатель, секретарь и т.п.), но облечен компетенцией на национальном уровне, иск против его административных решений должен направляться в административный суд по месту расположения органа (чаще всего, в Парижский). Если орган, принявший акт, имеет ограниченную территориальную компетенцию (регион, департамент и т.п.), неважно коллегиальный он или нет, административные акты для контроля за их законностью должны направляться в местный административный суд.

Суть конфликта.

Французская федерация плавания своим решением изменила внутренний регламент, касающийся вопросов перехода спортсменов из одного клуба в другой. Согласно новым положениям, для того, чтобы участвовать в соревнованиях в составе национальных команд и межклубных чемпионатах, "только одному пловцу или одной пловчихе каждой команды разрешено в текущем сезоне перейти из клуба в клуб"; никакое заявление о переходе не принимается с 1 ноября по 15 сентября рассматриваемого года.

Спортивный клуб Лилльского университета обратился в административный суд г. Парижа с просьбой аннулировать новые положения, считая, что они незаконны как слишком ограничивающие возможности перехода пловцов из клуба в клуб. Председатель административного суда г.Парижа, резонно считая, что представляемая им судебная инстанция не компетентна рассматривать данный вопрос, передал досье в Государственный Совет - единственно компетентный орган, который может по существу решить проблему.

В рассматриваемом случае просьба об аннулировании была направлена против решения, носящего, бесспорно, административный характер и принятого спортивной федерацией с делегированными полномочиями в рамках миссии общественной службы (организация и регламентация спортивных соревнований, продвижения и повышения уровня подготовленности спортсменов и т.п.) с привлечением прерогатив общественной власти (федерация располагает монополией принимать регламенты в вышеупомянутой области и вменять их в обязанность заинтересованным лицам - клубам, руководителям, спортсменам и т.п.). При этом решение исходило от генеральной ассамблеи Французской федерации плавания, т.е. коллегиального органа, имеющего компетенцию на национальном уровне.

Рассмотрев дело, Государственный Совет (1990 год) аннулировал новый регламент о переходе из клуба в клуб, посчитав, что такое ограничение по своему "драконовскому" характеру несовместимо с принципом свободного доступа к спортивной деятельности и принципом равенства, что важность принятого ограничения не находит достаточных законных оснований в необходимости, которая довлеет над спортивными федерациями в плане повышения квалификации спортсменов.

В этом своем решении Государственный Совет вновь - вслед за решением по знаменитому "Делу Броади" - сделал ссылку на принцип свободного доступа всех к спортивной деятельности, в соответствии со ст.1 Закона о спорте от 16 июля 1984 года. Вместе с тем Государственный Совет уточнил, что принцип свободного и равного доступа к спортивной деятельности не является абсолютным. Необходимо, чтобы применение его было в каждом конкретном случае оправдано целями, которые преследуют федерации. В рассматриваемом случае аргументы Французской федерации плавания, так же как и ранее рассмотренные аргументы Французской федерации баскетбола ("Дело Броади"), не показались Государственному Совету достаточными. В то же время Государственный Совет в 1989 году признал достаточными аргументы об ограничении перехода футболистов из одного клуба в другой.

Таким образом, спортивные федерации не могут больше не принимать во внимание "технику пропорциональности", используемую административными судами как инструмент контроля законности актов, посягающих на права и свободы граждан. Одним из условий законности ограничения прав или свобод является то, что это ограничение должно быть пропорциональным преследуемой цели. В противном случае оно аннулируется. Спортивные федерации должны изменять регламентирующие их деятельность документы крайне осмотрительно, не упуская из вида основные права граждан - право на доступ к спортивной деятельности, право на защиту и т.д., которые должны быть признаваемы ими, даже не будучи фиксированными в регламентах. Спортивные федерации не должны забывать, что они способны, незаконно посягая на основные права человека, совершить насильственное действие.

Постановление суда:

Принимая во внимание,

- что на основании ст. 17 Закона о спорта от 16 июля 1984 года спортивным федерациям с делегированными полномочиями принадлежит право организовывать официальные спортивные соревнования, принимать необходимые положения для обеспечения продвижения и повышения уровня квалификации спортсменов, которые проявляют себя в национальных соревнованиях, что при осуществлении этих полномочий федерации могут посягать на принцип свободного доступа к спортивной деятельности всех и на всех уровнях, который вытекает из ст. 1 вышеназванного закона, и на принцип равенства только в той степени, в которой эти посягательства не являются чрезмерными с точки зрения преследуемых целей;

- что новые положения регламента Французской федерации плавания предписывают, "что для участия в соревнованиях национальных команд и в межклубных чемпионатах разрешается в текущем сезоне перед только одного пловца или только одной пловчихи каждой мужской или женской команды", уточняя, кроме того, что никакое досье по переходу не может быть принято начиная с 1 ноября по 15 сентября рассматриваемого года;

- что если в компетенцию национальной федерации входит разумно ограничиваемая организация переходов спортсменов из одной ассоциации в другую, она (федерация) не может уменьшить количество таких переходов, потому что это представляет посягательство на принцип свободного доступа к спортивной деятельности и на принцип равенства, что меры, навязываемые критикуемым решением, превосходят по своей важности те, которые могли бы быть обоснованы необходимостью обеспечить совершенствование спортсменов;

- что злоупотребление властью, на которое ссылаются, не установлено;

- что из вышеизложенного следует, что Клуб Лилльского университета имел основание требовать аннулирования решения генеральной ассамблеит Федерации плавания в части, которая изменяет положения статьи о количестве спортсменов, могущих каждый год перейти из одной ассоциации в другую,

Государственный Совет постановляет:

1. Решение генеральной ассамблеи французской федерации плавания аннулировать как изменяющее статью ее внутреннего регламента о переходах... [22, р. 71-76].

 

4.2. Отбор спортсменов в национальные команды

Предварительные замечания по делу.

Отбор спортсменов в команды различных уровней, в первую очередь в национальные команды, является специфической областью, в которой субъективное мнение зачастую имеет большое значение. В различных странах мира отбор спортсменов в национальные команды организован по-разному. Так, в США в большинстве видов спорта в сборные команды автоматически включаются спортсмены, занявшие три первых места на национальных чемпионатах. Иное дело во Франции: зачастую руководящие органы и руководители, отбирающие спортсменов, действуют почти что совершенно скрытно.

Суть конфликта. Технический директор Французской федерации легкой атлетики отказался предложить Национальной комиссии по спорту высших достижений рассмотреть вопрос об отборе г-жи Б. для участия ее в соревнованиях по марафону на Олимпийских играх 1992 года. Спортсменка потребовала через суд возмещения убытков в размере 400000 франков.

Административный суд г. Парижа (1994 год) должен был высказаться не по поводу предполагаемых спортивных способностей истицы, а по форме решения, т.к. спор касался, главным образом, ответа на вопрос: кто компетентен отбирать спортсменов в национальную команду для участия их в Олимпийских играх?

В рассматриваемом случае технический директор, т.е. фактически Французская федерация легкой атлетики, юридически не отказал г-же Б. в отборе, он ограничился отказом предложить ее кандидатуру на рассмотрение Национальной комиссии по спорту высших достижений. Поступив таким образом, он совершил правовую ошибку.

В соответствии со ст.ст. 16 и 17 Закона о спорте от 16 июля 1984 года федерации с делегированными полномочиями компетентны производить отбор спортсменов в национальные команды. Французская федерация легкой атлетики добровольно выбрала следующий способ отбора спортсменов: на первом этапе отбор осуществляет федерация, делая затем соответствующее предложение Национальной комиссии по спорту высших достижений. Таким образом, Национальная комиссия по спорту высших достижений не имеет никакого права подменять на первом этапе отбора решения, принимаемые руководством федерацией. Таким образом, положившись на решение комиссии, технический директор Французской федерации легкой атлетики ошибся в объеме своей компетенции, и его отказ г-же Б. был незаконным.

Постановление суда:

Принимая во внимание,

- что, как следует из положений статей 16 и 17 Закона о спорте от 16 июля 1984 года, спортивные федерации, получившие от министра спорта полномочия, единственные компетентны производить отбор спортсменов в национальные команды для участия в спортивных соревнованиях; исполняют они эти правомочия совершенно независимо; что ни министр спорта, ни Национальная комиссия по спорту высших достижений не имеют права изменить состав французских национальных команд, отобранных компетентными федерациями для участия в Олимпийских играх;

- что своим письмом технический директор от имени Французской федерации легкой атлетики отказал г-же Б. "предложить ее кандидатуру Комиссии по спорту высших достижений", что, как следует из документов, федерация полагала, что она была обязана только сделать предложение Национальной комиссии по спорту высших достижений, остающейся, по заявлениям федерации, "лицом, обладающим правом принимать решение о том, что касается отбора для участия в Олимпийских играх", что, таким образом, Французская федерация легкой атлетики, неправильно понимая степень своей компетентности, совершила правовую ошибку, которая делает незаконным решение об отказе г-же Б,

Суд постановляет: 1. Решение технического директора Французской федерации легкой атлетики аннулировать... [24, р. 51-53].

 

4.3. Существенное изменение условий контракта тренера

Предварительные замечания по делу.

Досрочное расторжение трудового контракта с заранее обусловленным сроком его действия возможно только при очень серьезной ошибке тренера. Низкие спортивные результаты команды, на которые обычно ссылаются клубы, мотивируя свое желание расторгнуть контракт с тренером, не являются серьезной ошибкой последнего. В связи с этим спортивные клубы, желающие отстранить тренера от работы, предпочитают, вместо того, чтобы разорвать контракт по своей инициативе, лишить тренера части осуществляемых им функций, т.е. внести изменения в условия контракта, и тем самым сделать его инициатором разрыва контракта со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если вносимые изменения второстепенны, тренер должен с ними согласиться. Если они значительны, тренер может их отвернуть. В последнем случае работодатель должен взять ответственность за расторжение контракта на себя.

Суть конфликта.

Тренер одного из французских футбольных клубов был нанят на работу по контракту сроком на три года для тренировки команд. Контракт не содержал специальной статьи, поручающей тренеру подготовку ведущей команды клуба. Работа с несколькими командами, включая флагманскую, явилась определяющим элементом воли сторон, в частности тренера.

В начале второго года, расценив результаты работы тренера как неудовлетворительные, клуб довел до его сведения, что он освобождается от работы с лучшей командой. Одновременно тренеру было предложено выполнять руководящую и консультационную работу с тренерами, работающими с командами клуба более низкого уровня.

Не согласившись с этой мерой, тренер потребовал возмещения убытков за досрочное расторжение контракта, посчитав, что сужение его полномочий представляет значительное изменение условий контракта, которое требует согласия сторон. Апелляционный суд г.Пуатье отказал в удовлетворении этого требования, однако это решение было признано недействительным, т.к. в ходе рассмотрения дела не было выяснено, были ли изменения, навязываемые клубом тренеру, значительными.

Апелляционный суд г.Лиможа (1994 год) рассмотрел дело, центральным вопросом которого являлся следующий: является ли новое распределение обязанностей в клубе значительным изменением условий контракта тренера? На этот вопрос судом был дан четкий и ясный, недвусмысленный ответ: "Если тренер, работающий в клубе по найму, выполняет свои обязанности, главным образом, в лучшей команде, тот факт, что его работодатель больше не доверяет ему подготовку этой команды, поручая ему руководящую и консультационную миссию среди тренеров клуба, работающих с другими, более низкого уровня командами, представляет собой значительное изменение условий контракта". Суд сделал вывод, что расторжение контракта в данном случае вменяется в вину работодателю и что тренеру должен быть возмещен ущерб в соответствии с трудовым законодательством.

Постановление суда:

Принимая во внимание,

- что если нанятый футбольным клубом тренер выполняет, в основном, свои функции в лучшей команде, факт со стороны работодателя больше не доверять ему подготовку этой команды, поручая ему миссию руководителя и консультанта воспитателей, работающих с другими командами более низкого уровня, представляет собой значительное изменение контракта;

- конкретный случай, в котором клубом оспорено только то, что г-н Л. работал в основном с лучшей командой, когда получил письмо от своего работодателя, в котором говорилось: "...из этого вытекает, что лучшая команда, которой вы занимаетесь наряду с другими, должна быть доверена кому-то другому вследствие обстановки недовольства как среди членов команды, так и среди публики, из-за недостаточных результатов, имеющихся на сегодня... Из этого следует, что ваша миссия отныне будет заключаться в тренировке других команд нашего клуба, за исключением лучшей команды...";

- что уже до несогласия г-на Л., выступившего против в своем письме, он был расценен как инициатор разрыва своих обязательств, потому что не приступил к тренировкам на основании только показаний президента клуба, а сторона не может представлять доказательства сама по себе, или на основании показаний преемника - г-на М., который ограничивается передачей того, что заявил по этому поводу президент. даже в похожих выражениях;

- что не может быть сделано никакого существенного вывода по ответственности за расторжение контракта из показаний свидетелей Г. и Б.;

- что из этого следует, что вынесенный приговор должен быть признан недействительным и что расторжение трудового контракта должно быть вменено в вину клуба;

- что финансовый ущерб г-на Л. можно подсчитать на основании свободной от налогов заработной платы (за определенный срок, который длилось судебное разбирательство в различных инстанциях - прим. авторов), а клуб предлагает сумму, которая не сопровождается никаким оправдательным документом, в то же время не имея возможности опровергнуть точного подсчета, прилагаемого к документам тренера, из которого вытекает, что ущерб последнего составляет сумму в 704000 франков и, следовательно, имеется основание назначить г-ну Л. эту последнюю сумму;

- что г-н Л. не предъявил никакого оправдательного документа на выплату ему дополнительного ущерба и потому его просьба по этому пункту может быть только отведена;

- что имеется основание назначить г-ну Л. сумму в 10000 франков на основании статьи 700 Гражданского Кодекса,

Суд,

вынося решение с участием сторон на официальном заседании,

рассмотрев постановление кассационного суда,

признавая недействительным приговор, вынесенный примирительной комиссией г. Ля Рош сюр Йон,

заявляя, что расторжение трудового контракта на заранее обуслов ленный срок, связывающего г-на Л. с клубом, вменяется в вину клубу в силу значительного изменения контракта,

присуждает клубу выплату г-ну Л. следующих сумм: - 704000 франков в возмещение его финансовых убытков;

- 10000 франков в соответствии со статьей 700 Гражданского Кодекса,

отвергает все другие требования сторон,

присуждает клубу выплату всех судебных издержек [24, р. 39-43].

 

4.4. Возмещение убытков в связи с получением травмы в процессе занятий коллективными видами спорта

Предварительные замечания по делу.

Практика коллективных видов спорта чревата для каждого игрока риском, который он добровольно принимает на себя, занимаясь этим видом спорта. Из этого следует, что нарушение правил игры со стороны игрока, повлекшее за собой нанесение ущерба другому игроку, возлагает преступную ответственность на автора нарушения правил только в том случае, если оно было умышленным и серьезным, при условии, что нарушение будет обосновано службой общественной безопасности.

Пелота (баскская лапта) - вид спорта, интенсивно развивающийся как во Франции, так и в других странах мира. Об этом свидетельствует все возрастающий интерес к нему со стороны публики и средств массовой информации. К сожалению, несчастные случаи, связанные с игрой в пелоту, становятся все более частыми, особенно в тех ее разновидностях, соревнования по которым проходят в специальных залах и у стены. Ограниченные размеры игровой площадки, стремительность действий игроков и скорость полета мяча подвергают игроков постоянному риску получить удар, что зачастую влечет за собой серьезные травмы черепа и лица.

Французская федерация баскской лапты предприняла меры, направленные на обеспечение безопасности игроков, а именно обязала их носить специальные каски, защищать глаза и т.п.

Суть конфликта.

Игрок в пелоту в ходе партии ранил в глаз своего партнера по команде мячом, отбитым после второго отскока от земли, т.е. нарушил не правило безопасности, а предписание, касающееся ограничения условий игры. Раненный обратился с ходатайством о возмещении убытков в соответствии с статьями Гражданского Кодекса. Однако эти статьи требуют доказательства вины.

С юридической точки зрения, несчастные случаи при игре в пелоту подчиняются общим правилам гражданской ответственности с необходимыми дополнениями и поправками, когда ущерб причинен спортсменом другому участнику игры. Эти дополнения и поправки связаны, в первую очередь, с рассмотрением вопросов ограничительного определения вины в спорте и исключения ответственности из факта происшествия.

При ответах на эти вопросы суд зачастую использует принцип: "В спорте вина может иметь место только тогда, когда имеется нарушение правил игры". Однако необходимое условие вины в спорте, а именно нарушение правил игры, не является достаточным условием. Обязательное возложение ответственности на спортсмена за нанесенную им травму другому игроку происходит только при нарушении правил безопасности. Нарушения же правил игры как причина травмы становятся виной только тогда, когда они являются результатом умышленного или нечестного поведения, грубости, противной духу спорта, или явной бестактности.

Апелляционный суд г.По (1993 год) установил, что травмированный спортсмен был настигнут мячом, отбитым после второго отскока. Это представляет техническую ошибку, т.к. игра в пелоту ведется с лета или после первого отскока мяча от земли. Таким образом, в рассматриваемом деле речь идет о нарушении, не характеризующем виновное действие, и игроку можно вменить в вину недостаточный учет специфики игры, характеризующейся быстротой передач и сложностью траекторий полета мяча. В таком контексте прием мяча после его второго отскока от земли может представлять собой результат невнимательности или рефлекса, к несчастью печального, но не свидетельствующего о явном превышении норм поведения, которые ожидаются от игроков в пелоту.

Гражданский Кодекс Франции дает пострадавшему право получить возмещение материальных убытков от виновника происшествия и без доказательства его вины. Однако для несчастных случаев во время игры в баскскую лапту, теннис, сквош и т.п., в отличие от других видов спорта, например лыжного и др., юриспруденция отказывает пострадавшему в праве извлекать пользу из Гражданского Кодекса под предлогом, что в данных видах спорта по существу заложена опасность для всех занимающихся ими. Однако правильность такой трактовки часто является спорной, т.к. область точного применения закона касательно упомянутых видов спорта пока не зафиксирована.

Постановление суда:

Принимая во внимание,

- что во время игры в пелоту г-н С. был ранен в правый глаз мячом, который игрок его же команды г-н Б. отбил после второго отскока от земли;

- что г-ну С. было отказано в приписании ответственности г-ну Б., влекущей за собой возмещение материальных убытков;

- что для того, чтобы вынести такое решение суд принял во внимание, что истец, согласившись с риском, свойственным этому виду спорта, не может извлечь пользу из положений статей Гражданского Кодекса, но может рассчитывать на получение возмещения материальных убытков, если обоснует наличие анормального поведения, возникшего из явной оплошности, умышленной грубости или такой игры, которая создает опасность для другого; что суд принял во внимание, что г-н Б. конечно же нарушил правило, в соответствии с которым следует отбивать мяч только после его первого отскока от земли, но что это нарушение не приобрело нечестного характера, не было проявлением никакой грубости и не создало априори никакого анормального риска для других игроков;

- что после письма адвоката апеллянта, в котором он ходатайствует о переносе слушания дела вследствие невозможности пользоваться услугами адвоката, привлеченного для защиты в другом суде, рассмотрение дела было перенесено;

- что на новую дату рассмотрения дела апеллянт представил так называемые сводные требования;

- учитывая, что такие требования должны быть объявлены в бесспорном порядке неприемлемыми, особенно потому, что были представлены в день заседания, после достижения соглашения о переносе слушания дела по другой причине, и должны рассматриваться как новое средство, но не предоставляют возможности ответчику возразить на них;

- что следует, соответственно, рассматривать спор, имея в виду только предшествующие требования;

- что занятия коллективным видом спорта предполагают для каждого игрока риск, на который он добровольно соглашается;

- что нарушение одного правила игры со стороны спортсмена, повлекшее за собой ущерб другому игроку, возлагает преступную ответственность на его автора только в том случае, если это нарушение умышленное и серьезное или если нарушенное правило обосновано службой общественной безопасности;

- что в данном случае г-н Б. нарушил не правило безопасности, а предписание, касающееся ограничения условий игры, что он реагировал установленным образом в порыве игры, итог которой был не определен, а свидетельские показания, представленные следствием и сторонами, не констатируют ни в коем случае нечестных намерений или грубости, противной духу спорта;

_ что, следовательно, это простое нарушение правил игры в таком виде спорта, где действия быстры и опасность очевидна из-за скорости полета мяча, и потому оно не является определяющим виновное действие, возлагающего ответственность на г-на Б.;

- что по подлинным и принятым мотивам следует подтвердить вынесенное ранее решение;

- в соответствии со статьями Гражданского Кодекса по гражданским процедурам, касающимся издержек,

На этих основаниях суд,

вынося решение публично своим постановлением, признаваемым двумя сторонами, по гражданскому делу в последней инстанции,

объявляет апелляцию приемлемой,

объявляет о неприемлемости требований, представленных в апелляционный суд последней инстанции,

подтверждает приговор суда высшей инстанции г.По [24, р. 46-51].

 

4.5. Неадекватность дисциплинарной санкции проступку спортсмена

Предварительные замечания по делу.

В практике спорта часто встречаются конфликты, суть которых состоит в противостоянии спортивной федерации и ее членов. Анализ таких споров позволяет уточнить понятия "разрешение" и "запрещение", что способствует организации более адекватной деятельности дисциплинарных органов спортивных федераций по применению санкций к спортсмену, имеющему лицензию. Основной педагогический аспект вынесения решений по таким спорам заключается в том, чтобы указать спортивным федерациям, что дисциплинарная санкция не может быть наложена, если действия, которые инкриминируются спортсмену, не отвечают квалификации ошибки или если санкция не адекватна совершенной ошибке.

Суть конфликта.

Дисциплинарная комиссия Французской федерации каратэ, таеквондо и других боевых искусств объявила спортсмену выговор за то, что он выставил свою кандидатуру на выборы вне федерации, а также приостановила деятельность спортсмена:

- на 1 год - за якобы клевету в адрес федерации, хотя на самом деле были высказаны критические замечания по поводу деятельности федерации без внешней огласки, способной нанести вред интересам федерации или серьезно и незаслуженно дискредитировать деятельность или личность руководителей федерации;

- на 5 лет - в связи с попыткой получения возмещения ущерба за недвусмысленные недостатки в доказательстве невиновности.

Дело рассматривалось Государственным Советом Франции (1993 год).

Постановление суда:

Принимая во внимание, что г-н Л. оспаривает решение, которым дисциплинарная комиссия Французской федерации каратэ, таеквондо и других боевых искусств наложила на него санкции, выражающиеся в приостановке деятельности на 1 год и на 5 лет, а также вынесла ему выговор:

1. По требованию стороны, направленному на аннулирование наложенной санкции в приостановке деятельности г-на Л. на 1 год:

Принимая во внимание, что решение о приостановке деятельности г-на Л. на 1 год основывалось на признаке клеветы в отношении руководителей федерации; что имелось письмо спортсмена в ответ на письмо президента федерации, из самих выражений которого вытекает, что г-н Л. ограничивался высказыванием критических замечаний по поводу деятельности федерации, что оно не имело целью ни навредить интересам федерации, ни обвинить ее руководителей клеветническим образом; что г-н Л., основываясь на этом, просит аннулировать это решение;

2. По требованию стороны, направленному на аннулирование наложенной санкции в приостановке деятельности г-на Л. на 5 лет:

Принимая во внимание, что приостановка деятельности на 5 лет основывалась на том, что г-н Л. получил, по его просьбе, возмещение ущерба в сумме 2738 франков, которую он не обосновал должным образом; что он выставил просьбу о возмещении в интересах комитета департамента Эссон; что, если эти действия стали определяющими в ошибке, послужившей основной для наложения дисциплинарной санкции, дисциплинарная комиссия запятнала себя очевидной ошибкой в оценке серьезности вины, вынеся решение о приостановке на 5 лет деятельности г-на Л.; что последний как раз на этом основывал свою просьбу об аннулировании названного решения;

3. По требованию стороны, направленному на аннулирование санкции об объявлении выговора г-ну Л.:

Принимая во внимание, что при объявлении выговора дисциплинарная комиссия основывалась на факте, что г-н Л. был кандидатом на выборах в президиум комитета департамента Эссон, тогда как он не подлежал избранию; что это обстоятельство, если его предположить обоснованным, не может служить основанием для дисциплинарных санкций; что оно должно быть аннулировано;

Принимая во внимание, что г-н Л., как это вытекает из вышеизложенного, обосновал свою просьбу об аннулировании решения дисциплинарной комиссии Французской федерации каратэ, таеквондо и других боевых искусств,

Государственный Совет постановляет:

Решение дисциплинарной комиссии Французской федерации каратэ, таеквондо и других боевых искусств считать аннулированным [23, р.91-93].

 

4.6. Защита прав клиентов спортивных клубов как потребителей

Предварительные замечания по делу.

Клиенты спортивного клуба, которые занимаются спортом как любители, а не действуют в профессиональных интересах, относятся в категории потребителей и потому могут трактовать в свою пользу все права потребителя, предоставленные им законодателем. Ассоциация защиты прав потребителей может даже потребовать в превентивном порядке изъятия неправомерных статей из контрактов (абонементов), заключаемых клиентами и владельцами спортивных клубов. Вместе с тем в соответствии с законодательством только частные, приносящие прибыль спортивные клубы могут быть принуждены применять законодательство о защите прав потребителей. Клубы различных добровольных спортивных ассоциаций, не являющиеся в понимании закона профессиональными, вышеупомянутое законодательство применять не обязаны.

Суть конфликта.

Во время занятия клиентка гимнастического клуба стала жертвой кражи предметов одежды, оставленных в шкафчике, предоставленном в ее распоряждение в раздевалке. Она потребовала возмещения убытков. Однако клуб, чтобы не возмещать убытки, утверждал, что не был обязан присматривать за вещами клиентки и что абонементом предусмотрена статья, освобождающая клуб от такой ответственности.

Суд г.Парижа (1994 год) должен был высказать свое мнение о юридическом характере абонемента и правильности условий о неответственности.

Абонемент можно рассматривать как контракт о передаче на хранение, по которому клиент передает клубу свои личные вещи, а последний обеспечивает присмотр за ними. Такого мнения придерживалась клиентка.

Абонемент можно рассматривать и как контракт об аренде, по которому клуб передает в распоряжение клиента место в свободное пользование последнего. В таком понимании абонемент не дает арендатору ни гарантий пользования, ни обязательств об охране. Такого мнения придерживался клуб.

Суд высказался за квалификацию абонемента как контракта о передаче на хранение, отметив, что присматривать за своими вещами во время занятий клиент не имеет возможности, усмотрев в данном случае аналогию с передачей на хранение вещей в отелях, где клиент полагается на хозяина при хранении своего багажа. Клуб обязан охранять вещи своих клиентов, от чего его может освободить только доказательство отсутствия ошибки или форс-мажорные обстоятельства. Кража же не представляет собой события непреодолимой силы.

В такой ситуации можно ссылаться только на условие о неответственности, предусмотренное в абонементе.

Суд расценил это условие как неправомерное, указав, что условия, освобождающие от ответственности, могут быть признаны только тогда, когда вводятся юриспруденцией в случае серьезной умышленной ошибки (вины).

Постановление суда:

Г-жа Х. подала в суд на общество Х, добиваясь присуждения ей выплаты (...) в возмещение материального ущерба в результате кражи ее сумки из шкафчика в вестибюле гимнастического зала Х, (...) - в возмещение морального ущерба и (...) - в применение статьи 700 Гражданского процессуального кодекса: она требует, чтобы было вынесено решение о том, что на обществе Х лежит обязанность охраны, чтобы было констатировано, что эта обязанность была нарушена, чтобы было заявлено, что фактом является предоставление обществом замка с дефектом, и что статья, освобождающая от ответственности, фигурирующая в контракте (абонементе), является неправомерной.

Г-жа Х. показывает, что она подписала контракт с обществом х, что после первого знакомства со спортивным залом она купила в его бюро замок, предназначенный для закрывания шкафчика, в котором она должна была держать свою одежду и личные вещи, и что после занятий она нашла свой шкафчик открытым, без замка, из которого исчезла ее сумка, в которой находились чековая книжка, удостоверение личности, студенческий билет, ключи от дома и кошелек, содержащий (...) наличными, и что общество Х отказалось возместить ей последствия этой кражи.

Г-жа Х. показывает далее, что подписанный контракт содержит обязанность охраны обществом Х личных вещей клиентов, находящихся в раздевалках. Общество Х также продавало замки, и его ответственность как продавца предусмотрена, если замок не пригоден для использования. таким образом, общество несет ответственность за скрытый изъян проданной вещи.

Г-жа Х. показывает далее, что статья контракта (абонемента), освобождающая от ответственности в случае кражи в раздевалках, неправомерна.

Общество Х отказывает в просьбе г-же Х. Оно утверждает, что жалоба неприемлема потому, что контракт предусматривает факт того, что клиенты используют в раздевалках шкафчики, которые они закрывают на принадлежащие им замки, и вследствие этого не является контрактом на охрану или передачу на хранение, а всего лишь контрактом на аренду, который не влечет за собой обязательства охраны вещей, и добавляет, что оно организует обходы с целью наблюдения за раздевалками и что его нельзя упрекнуть ни в какой ошибке.

Общество Х добавляет, что статья контракта отклоняет ответственность и что г-жа Х. подписала контракт, не высказав никаких оговорок или сомнений, что г-жа Х. не представила доказательств своего ущерба.

Общество Х, таким образом, заканчивает отказом, говоря, что стороны не произвели передачи на добровольное хранение и что предоставление в распоряжение клиента шкафчика в раздевалке рассматривается как аренда и исключает ответственность арендодателя в случае кражи.

Правила пользования спортивным сооружением предусматривают, чтобы клиент оставлял свою "городскую" одежду и свои личные вещи в раздевалке, т.к. он не имеет возможности хранить свои вещи возле себя и самому осуществлять эффективный присмотр за помещениями, где находятся его вещи. Следовательно, контракт относительно хранения личных вещей является контрактом о передаче на хранение, означающим для хранителя обязанность.

Суды, имеющие возможность обратиться за консультацией в Комиссию по неправомерным условиям, должны придавать значение мнению, выраженному этой Комиссией: применительно к рассматриваемому случаю выработана рекомендация, считающая неправомерным условие, исключающее ответственность спортивных клубов за кражи, совершаемые в раздевалках.

Ответственность общества Х кажется г-же Х. разумеющейся. Практика не требует констатации письменно или через свидетеля перечня личных вещей, оставленных в раздевалке. Существование сумки спорно; ее содержимое, как оно проинвентаризировано в поданной жалобе, является обычным фактом для возмещения убытков в результате кражи и, таким образом, обоснованы издержки по обжалованию чековой книжки, затраты на замену замка и др. Следовательно, имеется право на жалобу.

Моральный ущерб представляется оцененным чрезмерным образом, так же как и компенсация в применение статьи 700 Гражданского процессуального кодекса.

Поэтому Суд, вынося решение публично, с участием сторон и в последней инстанции,

Присуждает обществу Х заплатить г-же Х. (...) - в возмещение материального ущерба, (...) - в возмещение ее морального ущерба и (...) - во исполнение статьи 700 Гражданского процессуального кодекса, а также нести все судебные издержки [25, р. 85-89].


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Кузин, В.В. Спортивный арбитраж / Кузин В.В., Кутепов М.Е., Холодняк Д.Г. - Москва: ФОН, 1996. - 165 с.: табл.