Введение

Введение

Вниманию читателя предлагается новая книга трилогии "Человек как объект интегративной антропологии". В первой книге мы обсудили теоретические основы и исторические корни современной интегративной антропологии. Во второй - на модели интегративной педагогической антропологии проанализировали философские, психологические, соматологические и конкретно-педаго-гические составляющие этой науки. Выбор как "эталона" именно воспитательно-педагогического подхода в интегративной антропологии был продиктован рядом причин. Среди них - приоритетность этого направления, опередившего стараниями К.Д. Ушинского и П.Ф. Лесгафта все остальные по времени своего становления (середина ХIХ века). Определяющую роль в нашем выборе сыграло также то, что элементы воспитательной и педагогической деятельности "вкраплены" во многие другие проявления социальной активности современного человека. Ведь врач по своей повседневной профессиональной заинтересованности не только лечит, но и перевоспитывает больного, прививая ему принципы здравосозидательного, по образному выражению Н.И. Аринчина, образа жизни. Спортивный тренер в отличие от скульптора не только придает завершенность физическому облику, душевным кондициям и духовному настрою своих питомцев, но и управляет их поведением, воспитывает в самом прямом значении этого слова.

Уже во второй книге трилогии, посвященной педагогической антропологии, мы обратили внимание на возможность более широкого, выходящего за пределы традиционно педагогического подхода, толкования этой науки. Педагогика и воспитание - лишь один из инструментов великого ваятеля, имя которого - Жизнь, а в его арсенале немало иных воздействий на человека - природно-климатических, солнечно-космических, деятельностно-трудовых. Проявления многообразия этих эффектов в изменчивости человека изучает биосоциальная антропология как промежуточное звено от биомедицинской и клинической, с одной стороны, к социокультурной и философской антропологиям - с другой. В свете развиваемых нами представлений о соматопсихической целостности человека добавим к термину "биосоциальная" определение - интегративная. Подробному рассмотрению этого направления науки о человеке мы посвятили настоящую книгу. Однако прежде чем перейти к ее изложению надлежит остановиться на общих вопросах.

Современная интегративная антропология имеет в своем распоряжении соматопсихическое пространство человека, изучая в его пределах типическое и индивидуальное, выделяет в последнем проявления наследственной специфичности и итоги своеобразия условий жизни и воспитания. Находящийся в ее распоряжении комплекс знаний о человеке во всем многообразии форм и факторов его изменчивости на анатомо-физиолого-химико-психико-нравственном уровнях используется различными видами социальной практики: лечебной, воспитательной, образовательно-педагогической, спортивно-тренировочной, предпринимательской, художественно-артистической, организационно-управленчес-кой, правоохранительной и многими другими. Свойственный им вид деятельности складывается на основе уже существующих отношений личности и формирует новые ее грани. Человек раскрывается и созидается спецификой избранной им деятельности. Все это учитывается межличностными отношениями, так как они ориентированы на потребности и интересы других личностей. Даже первично контактируя с миром вещей (при увлечении нумизматикой или собирательством художественных полотен), человек воспринимает эти предметы сквозь призму их общественной значимости и материальной ценности. А ведь последнюю устанавливает общество.

Выбор человеком рода и места деятельности, часто определяющий весь настрой его последующей жизни, совершается либо сознательно, либо, что называется, методом проб и ошибок. Однако даже в последнем случае нередко проявляется то, что обычно называют судьбой, роком или предначертанием человека. Невольно убеждаешься в определенной логике нашей жизни, которая как полноводная река несет человека до поры до времени своим быстрым течением, чтобы затем заставить его пристать к тому или иному берегу. Верующий истолковывает эту логику событий вмешательством Всевышнего, рационально мыслящий - невоспринимаемой игрой подсознания, фаталист - предначертанностью судьбы. Выбор рода деятельности физически и психологически детерминирован. Не станешь же лесорубом или камнетесом, будучи физически немощным. Не выберешь карьеру художника, не обладая особым восприятием окружающего, способностью статически запечатлеть динамику и эмоциональную окрашенность мира. Возникает проблема возможностей и способностей, требующая особого и глубокого рассмотрения.

Человек при рождении обладает генетическими предпосылками и анатомо-физиологическими задатками способностей. Судьба подарила ему шанс биопсихически проявить себе таким образом, который недоступен многим другим.

Как утверждают некоторые современные генетики, все ныне существующие представители человечества имеют общность происхождения от единичных прародителей ("Адама" и "Евы"), живших несколько сотен тысяч лет назад, с которыми все последующие поколения людей сохранили определенную генетическую связь.

Вообразить себе, что в то отдаленное время все население Земли было представлено лишь немногими представителями человеческого рода, достаточно сложно. Существовали, вероятно, полчища им подобных. Однако один черенок на лесопосадках человечества дал животворные побеги сквозь тысячелетия, тогда как остальные в силу тех или иных причин засохли. Можно ли сомневаться в том, что не случайность, а определенная биологическая логика определила жизнеспособность одной из линий в эволюции человека, потомкам которой было уготовлено заселить всю нашу планету. Можно ли сомневаться в высоком биоэнергетическом потенциале этой трансэпохальной человеческой семьи. Можно ли думать, что при том жестком естественном отборе, который, несомненно, имел место, современные ее представители в лице всего человечества при отсутствии генетических дефектов и пороков развития лишены блестящих стартовых возможностей на дорогах жизни в виде потенциально присущих им способностей. Повторим еще раз: неспособных людей, по всей вероятности, не существует. Однако сказанное лишено социологизаторского подтекста о возможности сформировать человека по желанию воспитателя без учета биологических предначертаний. Воспитатель велик и удачлив лишь тогда, когда он обращает внимание на биологические потенции, материал, из которого "скроен" данный человек.

Отсюда следует, что практически каждый человек способен адаптироваться к любым условиям жизни, вплоть до экстремальных, однако цена этих приспособлений широко варьирует. Задача биосоциальной антропологии состоит не только в выяснении механизмов "подгонки" человеческой природы к общественному и природному окружению, но и оценке "стоимости" адаптивных изменений в связи с возрастом, полом, конституцией человека, при учете ее проекции на разные периоды предстоящей жизни.

Интегративная антропология - синтетическая наука. Однако, по словам французского историка Фюстеля де Куланжа, минуте синтеза предшествует век анализа. Изучая формы изменчивости человека как соматопсихической целостности, интегративная антропология совершает это методами разных наук. Возникает ее подразделение на анатомическую, физиологическую, психологическую, этологическую и пр. антропологии. Они служат как бы строительными блоками единой интегративной антропологии, познавая изменчивость структурно-функциональных компонентов человека. Изучение изменчивости "по частям" - своего рода дань методическим традициям и возможностям наук о человеке, необходимый этап в формировании единых и целостных представлений о нем. Однако, когда это целостное знание достигнуто, происходит нечто на первый взгляд непонятное. Мы опять делим его на составные части, как бы нарушая интеграционный подход. Формируются возрастная, конституциональная, экологическая, биомедицинская, клиническая, педагогическая и некоторые иные антропологии. Учитывая известную уязвимость этой позиции, приведем соответствующие разъяснения.

Основа современной интегративной антропологии - представления о соматопсихическом единстве человека. Направления этой науки, выделенные с учетом факторов изменчивости - в том числе условий экологии и рода деятельности, не отменяют главного теоретического постулата. С какой бы меркой мы ни подходили к изучению причин изменчивости - деятельностной, конституциональной, половой, возрастной, экологической, во всех случаях человек предстает перед исследователем как психобиологическая целостность. Лишь в интересах оптимизации социальной практики и для лучшего понимания явлений сочетанной и несочетанной изменчивости в проявлениях целостности человека вводятся технологические подразделения сохраняющей свое принципиальное единство интегративной антропологии.

Приходится повторить мысль, уже высказанную выше: по большому счету все эти направления единой интегративной антропологии сопряжены с ответом индивида и личности на внешние воздействия и потому - экологичны. Возрастная антропология изучает обусловленные возрастом сдвиги эковосприимчивости человека на факторы социального или природного окружения. Полодифференцирующая антропология выясняет соответствующие различия нормы реакции организма на те же воздействия. В основе конституциональной антропологии заложена межиндивидная специфичность реагирования на факторы внешней среды. Иначе говоря, экологическое и другие вышеназванные подразделения антропологии выясняют изменчивость соматопсихической целостности человека либо на фоне изменяющейся среды, либо (если она относительно стабильна) при обусловленных возрастом, полом или конституцией сдвигах экочувствительности организма.

В излагаемых ниже материалах мы постараемся преодолеть соматическую ограниченность биосоциальной антропологии. Тем не менее психологических материалов подобного рода в литературе явно недостаточно, ведь творческое взаимодействие психологии и антропологии по-настоящему только начинает свое продвижение вперед (примером успеха служит проведение в г. Томске 24-25 апреля 1996 года Международной конференции по актуальным проблемам психологической антропологии в связи с учреждением Отделения клинической и психологической антропологии при Международной академии интегративной антропологии. Этому событию был посвящен специальный выпуск "Сибирского психологического журнала". 1996, № 2). Сближение научных позиций ускорилось массовыми катастрофами последнего десятилетия, в частности чернобыльской трагедией и землетрясением в Армении, последствия которых в коллективном и индивидуальном сознании потребовали вмешательства психологов. Поэтому, хотя иногда мы будем вынуждены ограничивать свою аргументацию примерами из области анатомии и физиологии, приводимые здесь данные, как правило, имеют более широкую приуроченность, распространяя свое действие и на надбиологическую сферу.

Поставленная авторами задача сложна многоплановостью подходов. Отдавая себе отчет в этом, мы приветствуем любые конструктивные замечания, уточняющие и углубляющие научные положения интегративной антропологии.


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Кузин, В.В. Интегративная биосоциальная антропология / Кузин В.В., Никитюк Б.А.; РГАФК. - Москва: ФОН, 1996. - 220 с.