МОТИВАЦИЯ СПОРТСМЕНОВ-ОЛИМПИЙЦЕВ

Мотивация спортсменов-олимпийцев*

Питер Макинтош (Великобритания)

Каждый участник соревнования хочет победить. Это самоочевидно, и это служит мотивировкой спортсменам-олимпийцам как в индивидуальных, так и в командных видах спорта. Тот, кто не хочет и не пытается выйти победителем, теоретически может, конечно, достичь олимпийского стадиона и принять участие в соревновании, но на практике такое весьма маловероятно.

Итак, стремление к победе составляет сущность мотивации. Можно ли к этому что-нибудь добавить? Да, можно. Победа - не такая простая вещь, как может показаться на первый взгляд, и так много любопытных суждений было высказано о победе, что я выбрал пять таких суждений и попытаюсь разобраться, что они значат и что подразумевают.

1. "Победа - не самое главное, победа - единственное, ради чего стоит бороться" /футбольный тренер Вино Ломбарди, США/.

Значение: Ломбарди говорил о футболе и, вероятно, имел в виду победу в футбольной игре, сыгранной по действующим правилам. Он также, вероятно, имел в виду, что победитель - это тот, кто признан за такового. Чтобы победа стала общепризнанной, она должна быть достигнута в рамках действующих правил...

Смысл: Участник состязания может и должен делать все, что ведет его к победе. Можно нарушать правила, если нарушение помогает победить и остается безнаказанным. Всякий поступок хорош и всякий подход справедлив, если он отвечает этим критериям. Тот же Ломбарди однажды сказал: "Ничто так не разжигает огня, как щепотка ненависти". Тем самым ненависть признается за благо.

2. "Сначала дружба, потом соревнование" (Мао Цзэ Дун).

Значение: В спорте существует иерархия ценностей, и в этой ие-рархии установление и укрепление дружбы стоит выше, чем победа.

Смысл: Если стремление к дружбе вступает в конфликт со стремлением к победе, нужно проиграть ради сохранения дружбы. Нечто подобное произошло на Лондонском марафоне 1980 г., когда за 800 м. до финиша двое лидеров, Дик Бердсли /США/ и Инга Сименсон /Норвегия/ договорились пересечь финишную линию одновременно, взявшись за руки. Смысл приведенной выше сентенции состоит в том, что бывают обстоятельства, когда участник соревнований не стремится к победе.

3. "На Олимпийских играх важна не победа, а участие" /ошибочно приписывается Пьеру де Кубертену/.

Значение: Победа не имеет значения, значение имеет только участие в соревнованиях.

Смысл: Участие сохраняет свое значение, даже если нет победителей. Но разве участие важно не потому, что кто-то побеждает? Один спортсмен, выигравший золотую медаль на Играх 1936 г., на вопрос, что он знает о Кубертене, ответил: "Этот тот чудак, который сказал, что победа не имеет значения". Каждый второй спортсмен-олимпиец из тех, кого я лично знаю, убежден, что победа имеет большое значение.

4. "Все победили, и каждый заслужил приз" /Льюис Кэрролл, "Алиса в стране чудес"/.

Значение: В том эпизоде знаменитой детской книжки, откуда взята приведенная фраза, персонажи бегут по кругу, причем каждый начинает и кончает бежать, когда хочет. По прошествии получаса организатор забега, птица Дронт, объявляет: "соревнование окончено". Когда же ее спрашивают, кто победил, она отвечает, что победили все и каждый заслужил приз.

Смысл: Победа настолько важна, что каждый из соревнующихся имеет на нее законное право. Таким образом, эта сентенция по смыслу прямо противоположна предыдущей. Отсюда следует, что идеапьным финишем забега на 1500 м., или любого другого, на Олимпийских играх был бы такой, когда все участники пересекают финишную линию абсолютно одновременно. Всякий иной результат был бы отступлением от олимпийского идеала.

5. "На Олимпийских играх важно не столько побеждать, сколько участвовать" /Пьер де Кубертен в выступлении на обеде, устроенном британским правительством 24 июля 1908 г./

Значение: Победа важна, но сам акт участия важнее.

Смысл: Мы хотим играть в футбол, бегать и плавать наперегонки, поднимать самые тяжелые штанги, драться на шпагах и на кулаках. Стремление к победе изначала присуще любой соревновательной деятельности. Поэтому каждый из нас хочет победить. Но тяга к игре и соревнованию логически предшествует стремлению к победе и психологически предшествует победному исходу соревнования. Если ограничиться узким вопросом о мотивации спортсменов-олимпийцев, то можно утверждать, что в тех видах, где есть несколько потенциальных медалистов от одной страны, решающее значение имеют национальные отборочные соревнования, потому что только победа в них обеспечивает спортсмену возможность участия в Олимпийских играх...

Из пяти различных высказываний о победе, которые я привел выше, лишь одно представляется вполне абсурдным, - я имею в виду слова Дронта о том, что все участники вышли победителями; но три других высказывания также нельзя принять без оговорок. Лишь последняя из приведенных сентенций, действительно принадлежащая Пьеру де Кубертену, ближе всего подходит к сути дела. Ведь и в самом деле: сначала у человека возникает желание участвовать в той или иной деятельности, а потом только - желание побеждать.

А теперь я хотел бы рассмотреть в связи с темой победы четыре вопроса: о природе Олимпийских игр, о природе спортсмена-олим-пийца, о природе олимпийского чемпиона и о природе мотивации.

Природа Олимпийских игр

Мы привыкли считать Олимпийские игры гонкой за рекордами и все время сравниваем прежние результаты с нынешними. Но ведь рекорды можно фиксировать только в пяти олимпийских видах спорта из 26 - легкой атлетике, плавании, скоростном беге на коньках, стрельбе и тяжелой атлетике. Более того, рекордсмены мира не всегда получают золотые олимпийские медали. Ни Рон Кларк, ни Роджер Баннистер ни разу не были олимпийскими чемпионами. На Олимпийских играх главное - быть лучшим именно в день соревнований, завоевать в этот день победу и помешать всем остальным участникам сделать это. Игры - это безжалостное соперничество, а не "состязание, в котором все побеждают и каждый достоин приза". На Играх античного времени порядок был еще суровее: тем, кто пришел к финишу вторым или третьим, не полагалось ни венков, ни наград. Спортсмен-олимпиец стремится выйти именно первым, и те двое бегунов, которые по взаимному соглашению одновременно пересекли финишную линию Лондонского марафона, не сделали бы этого на Олимпийских играх; один из них даже прямо об этом сказал.

Природа спортсмена-олимпийца.

Роджер Баннистер делит спортсменов-олимпийцев на три категории. Во-первых, это те, кто с трудом пробился в национальную команду и наверняка потерпит поражение; во-вторых, это кандидаты в медалисты; в-третьих, это претенденты на победу. Вероятных победителей очень мало: на Играх 1980 г. было всего 203 соревнования и 5872 спортсмена. Олимпийцы, принадлежащие к первой категории, могут наслаждаться участием в Играх, но им не дано ощутить их квинтэссенцию. Олимпийцам второй категории нечего терять, зато они могут все приобрести. Они - мастера своего дела, поэтому между ними существует взаимное уважение и безмолвное взаимопонимание, о котором широкая публика мало что знает. О третьей категории, потенциальных победителях, Баннистер пишет так: "Их секрет - в способности утрачивать на какой-то момент ощущение реальных пропорций окружающего мира. У величайших атлетов потеря чувства реальности высвобождает волю к победе, которая у их соперников остается скованной. Именно наличием или отсутствием этой способности определяется та тончайшая грань, которая отделяет победу от поражения". Таким образом, Баннистер считает, что у разных категорий олимпийцев существуют разные мотировки, определяемые самооценкой собственных возможностей. Трудно, таким образом, делать какие-либо обобщения относительно мотивации спортсмена-олимпийца.

Природа олимпийского чемпиона

Трудности лишь усугубляются, когда мы переходим к природе олимпийского чемпиона: столько здесь таких дифференцирующих факторов, как возраст, пол, вероисповедание и т.д. Прежде всего, однако, вспомним тех, кто добился триумфа несмотря на серьезные препятствия - или, может быть, благодаря им. Гарольд Конноли, чемпион Олимпийских игр 1956 г. в метании молота и рекордсмен мира в этой дисциплине в течение 14 лет, при рождении получил травму руки и первые семь лет жизни прожил с металлической скобой в плече. Как только скоба была удалена, он сломал руку и тем усугубил свое отставание от сверстников; но одновременно возросла и решимость преодолеть это отставание. Конноли и некоторые другие чемпионы, преодолевшие свою физическую неполноценность, служат доказательством того, сколь большое значение имеет в качестве мотивации стремление преодолеть себя.

Еще одним препятствием, которое требует преодоления, является возраст, т.е. очень юный или очень пожилой возраст. Швед по имени Сван завоевал серебряную олимпийскую медаль по стрельбе в возрасте 72 лет. Возраст спортсменов-олимпийцев колеблется в пределах от 10 до 72 лет у мужчин и от 11 до 63 лет у женщин (данные на 1978 г.), Другой фактор, воздействующий на мотивацию, - это пол. Некоторые исследователи считают, что женщины не меньше мужчин боятся поражения, но по более высоким мотивам избегают успеха, ибо успех может отрицательно на них сказаться. Хотя многие сомневаются в этой теории, представляется очевидным, что мотивация у мужчин и женщин не всегда одинакова и до известной степени определяется их культурной средой и культурным статусом.

Мотивирующим фактором может быть и расовая принадлежность. На Олимпийских играх в течение почти всей их истории доминировали белые (или "розовые", как я их предпочитаю называть). В 1952 г. только 3% участников Игр составляли черные. Но поскольку спортивный успех был для черных одним из весьма немногочисленных способов социального продвижения, уже одно это создавало для них более сильную мотивацию, чем для "розовых"; это доказывается хотя бы знаменитой демонстрацией Смита и Карлоса на пьедестале почета в Мехико в 1968 г. То же самое стремились выразить, хотя не в столь радикальной форме, и другие черные чемпионы.

Те, кто видел фильм "Огненные колесницы", не могли не заметить, что на спортивную мотивацию влияют также и религиозные убеждения. Оба главных героя фильма стремятся к победе не в последнюю очередь для того, чтобы доказать правоту своей веры.

Я хотел показать, сколь сложны и разнообразны мотивации, движущие спортсменом-олимпийцем и олимпийским чемпионом. Теперь пришло время выяснить, есть ли в этих мотивациях некий общий знаменатель.

Природа мотивации

Тренеры издавна пытаются вычислить вероятность успеха своих подопечных путем изучения их личных качеств. Действовали они при этом произвольно и в значительной степени наугад. Начиная с 1938 г. психологи занимаются тем же более систематически: пытаются на основании личных качеств индивида оценить возможность успеха. Под "личными качествами" имеется в виду вся сумма характеристик индивида, отличающих его от других индивидов. И здесь сразу же возникает трудность. Если каждый индивид уникален, то столь же уникально его поведение, а стало быть, уникальны и его мотивации. Таким образом, обобщения, касающиеся поступков и их мотиваций, логически невозможны и практически неточны. В лучшем случае мы можем выявить некоторые черты характера, необходимые для успеха в спорте; но нет возможности выделить те черты или ту комбинацию черт, которые не только необходимы, но и достаточны для успеха.

Тем не менее, спортивные психологи уже много лет пытаются установить, отличаются ли спортсмены по личным качествам от неспортсменов, существуют ли различия в личных качествах между представителями разных видов спорта, а также между чемпионами и рядовыми спортсменами. Результаты этих исследований представляют собой путаницу противоречащих друг другу утверждений. Например, один исследователь утверждает, что успех в спорте прямо пропорционален экстровертной типологии по Эйсенку, тогда как другой считает, что в одних видах спорта больше шансов на успех имеют экстроверты, а в других, наоборот, интроверты.

Конечно, теории и наблюдения, касающиеся личных качеств спортсменов, могут принести в спорте некоторую пользу, особенно тренерам; но основная посылка, состоящая в том, что личные качества являются неизменными и непротиворечивыми характеристиками индивида, вызывает большие сомнения.

В последнее десятилетие психологов все больше привлекает такой подход, который основан на изучении когнитивных восприятий и интерпретаций, наблюдаемых у индивида в рамках данной ситуации. Чтобы объяснить поведение индивида, нужно анализировать и личность индивида, и ситуацию. Экзистенциальная психология и феноменология дали спортивным психологам понимание того, что спорт связан с такими понятиями, как индивидуальная удовлетворенность, осмысленность, завершенность, уровни сознания, самореализация личности и радость. Один психолог этой школы даже утверждал, что самореализация есть высшая и наиболее завершенная форма человеческого существования. Другой ученый, следуя в том же направлении, изучил внутренний опыт, связанный с чувством радости и удовольствия, испытываемым в процессе игры и других форм деятельности, в которых участников побуждает к действию внутреннее стремление к максимально высокому уровню. Этот опыт он определил как "поток" и предположил, что именно из этого "потока" вытекает чувство радостного возбуждения, творческой удачи и полноты существования; все это вполне согласуется с тем, как описывает (см. выше) Роджер Баннистер ощущения спортсмена в момент победы.

Идея самореализации связана с более ранними психологическими и философскими теориями. Альфред Адлер, отколовшийся в 1911 году от фрейдовской школы психоанализа, разработал теорию, основанную на стремлении человека к превосходству и власти. В спорте человек получает удовлетворение, доказав, что он выше и лучше других. Это удовлетворение доступно как индивидуальному атлету, так и члену команды. Даже в тех видах спортивной деятельности, где сопротивление исходит от неодушевленного объекта, будь то гора или океан, чувство превосходства выражается порой в формулировках вполне личностных. "Мы отделали этого негодяя", - сказал своим друзьям сэр Эдмунд Хиллари, первый человек, поднявшийся на Эверест. "Воля к власти, - писал Фридрих Ницше, - может проявиться только перед лицом препятствий. Поэтому она ищет то, что могло бы ей сопротивляться. В примитивной форме эту тенденцию проявляет даже простейший организм, когда он вытягивает свои ложноножки, ощупывая ими среду вокруг себя". Чувство счастья, по словам Ницше, - "это лишь симптом чувства власти", "сопутствующий, а не движущий фактор". Теории Ницше использовались и извращались политиками ради их собственных целей; но эти теории многое могут объяснить в вопросе о мотивациях спортсмена-олимпийца, будь эти мотивации хороши или плохи.

Мотивация и моральная оценка

Самореализация, стремление к превосходству, воля к власти, сколь ни важна их роль в человеческой природе, вовсе не исключают необходимости в моральной оценке. Воля к власти и употребление власти имеют место не в вакууме, а в той или иной жизненной ситуации, в том числе и на олимпийской арене. Как же оценивает спортсмен-олимпиец ту ситуацию, в которой он намерен самореализоваться? Он может ощущать ее как самодостаточную. Он может предвкушать то ощущение счастья, которое сопутствует победе. Он может отдавать себе отчет в ожидающих его благах, будь то популярность или восхождение по лестнице карьеры. Он знает о материальных выгодах, связанных с победой, - не может не знать о них, - но он не ощущает их как внутренне необходимые условия самореализации. Это и есть то, что прежде называлось любительством.

С другой стороны, есть и такие, кто занимается спортом и даже попадает на Олимпийские игры ради какой-то внешней цели: чтобы добиться благосклонности женщины, снискать себе популярность, подтолкнуть свою карьеру (например, в спортивной журналистике), сделать рекламу какой-то коммерческой затее или просто заработать денег на жизнь. Подобная цель может явиться, - а для некоторых спортсменов и в самом деле является, - более важной, чем участие или даже победа. Трудно отрицать законность этого. Даже в "Олимпийской хартии" сказано, что такие внешние по отношению к Играм цели, как укрепление всеобщего мира и стимулирование доброй воли в отношениях между народами, законны и похвальны. Могут возразить, что осуществление этих целей является побочным продуктом Игр и не может служить мотивирующим фактором. Но этот довод нелегко обосновать. Когда один из героев фильма "Огненные колесницы" говорит, что хочет победить на Олимпийских играх, чтобы прославить христианскую веру, то эта цель представляется абсолютно законной, и нелегко доказать, что мотивация, которая движет этим спортсменом, является ложной или извращенной. Тренер американской хоккейной команды на зимних Играх в Лейк-Плейсиде после победы над командой СССР в финальном матче заявил, что эта победа свидетельствует о превосходстве американского образа жизни. Возможно, он имел в виду, что такой вывод был побочным продуктом победы, а не основной мотивацией команды... Но как бы там ни было, в большинстве случаев действие или поведение мотивируется не одной, а несколькими причинами.

Эвери Брэндедж во время одной из дискуссий о любительстве сказал, что дух спорта нельзя кодифицировать, а как раз дух в спорте - самое главное. Можно кодифицировать и поставить под контроль внешнее поведение спортсмена, но невозможно управлять его намерениями. Штрафной удар был узаконен британской футбольной ассоциацией в 1891 г. как наказание за умышленное и очевидное нарушение правил. Некоторые команды отказались признать это нововведение на том основании, что невозможно себе представить, чтобы один джентльмен на глазах у всех обманул другого джентльмена. Уже лет сто и в футболе, и в других видах спорта судьи пытаются - по большей части безуспешно - разгадать истинные намерения игроков. Не преуспели они именно потому, что намерения у каждого игрока свои и являются его частным делом. Вот почему столь важен моральный элемент мотивации.

Самореализация в спорте, как и в других сферах жизни, связана со стремлением к некоему моральному идеалу, с намерением воплотить в собственном поведении свое представление о ценности индивида. Но на деле речь идет о большем. Самореализация влечет за собой реализацию мира. "Я отвечаю за себя и за всех, - писал Сартр, - и я создаю образ человека, отвечающий моему представлению о том, каким человек должен быть". Так обстоит дело и в мире спорта, в мире Олимпийских игр. Мы индивидуально и коллективно делаем моральный выбор, принимаем моральные решения и тем самым постоянно создаем этот мир заново. Мои противники - мои братья по человечеству. Как я поступаю по отношению к ним, так я поступаю и по отношению к себе. Мой главный соперник в игре - это я сам.

"Человек - не остров, довлеющий сам себе. Каждый из нас - часть материка, доля в целом. Смерть любого человека уменьшает меня самого, потому что я пребываю в человечестве. А потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по тебе" (Джон Донн).


* Peter McIntosh. Motivation of olympic athletes // Olympic Review, 1982, N 180. Русский перевод статьи: Международное спортивное движение. Экспресс-информация. - М: ВНИИФК, 1983, N 4, с. 22-31.


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Макинтош, П. Мотивация спортсменов-олимпийцев = [Motivation of olympic athletes] // Спорт, духовные ценности, культура. - М., 1997. - Вып. 2. - С. 62-69.