ГУМАНИЗМ ИЛИ ТЕХНОКРАТИЗМ: ДВА СТИЛЯ МЫШЛЕНИЯ В СПОРТЕ

Гуманизм или технократизм: два стиля мышления в спорте*

И.М. Быховская (Россия)

Идея гуманизации, "очеловечивания" всей системы общественной жизни, всех сфер деятельности людей лежит в основе тех процессов обновления, которые происходят сегодня в современном обществе. Гуманизм как проявление высших нравственных ценностей становится и отправной точкой, и мерилом, и целевой установкой. Конечно, слово это для нашего обихода не новое, скорее наоборот, слегка потускневшее и подзатертое от непрерывного его употребления прежде, употребления преимущественно вербального, никого ни к ничему не обязывающего в реальной практике социальной деятельности. Поэтому теперь, думается, мало кого сможет увлечь просто провозглашение идеи гуманизма. Дело заключается в том, сумеем ли мы от гуманизма абстрактного, декларативного, лозунгового перейти к действительной гуманности общественной деятельности, к гуманизму реальному, т.е. реализуемому во всех формах социальной практики.

Объективизация гуманизма как определенной системы ценностей невозможна без формирования соответствующего ей типа мышления общества и личности (естественно, как и без соответствующих социально-экономических предпосылок). Безусловно, это в полной мере относится и к сфере спорта. Проблема гуманизации мышления и деятельности здесь не менее, а в чем-то и более острая, чем в некоторых других областях общественной жизни. Поэтому анализ сути гуманистического мышления, как и его антипода - мышления технократического (во многих аспектах господствующего сегодня), представляется необходимым этапом в осмыслении тех проблем, которые мы подразумеваем под гуманизацией спорта, усилением нравственного, культурного начала в нем.

Основой гуманистического типа мышления, в какой бы сфере оно не проявлялось, в какой бы исторически конкретной форме не существовало, является признание человека высшей ценностью, самоценность его благо - духовное и физическое. Гуманным должно быть признано все то, что в деятельности общества и личности "работает" на человека - на его полноценное развитие, на его потребности, на его здоровье. И в то же время даже самая высокоорганизованная, технически совершенная деятельность, если она направлена против человека (его существования, его счастья, его самореализации), по сути своей антигуманна - в какой бы форме и в какой бы сфере она ни проявлялась - военной, производственной или досуговой. А поэтому сделать человека действительно "мерой всех вещей" - значит сделать гуманизм социальной реальностью.

К сожалению, гуманистически ориентированное мышление и в масштабах общества, и в отдельных его областях, в спорте в том числе, - это пока скорее цель, чем действительность, скорее должное, чем сущее. Длительный период наше социальное развитие соизмерялось со стандартами административно-командной системы, которые, с одной стороны, предполагали, а с другой - постоянно воспроизводили совершенно иной (а точнее, прямо противоположный) тип общественного и индивидуального мышления - технократический по своим ориентациям. Оставляя вне рамок анализа (в силу ограниченного объема статьи) социально-исторические причины формирования подобного типа сознания, выделим его некоторые существенные характеристики через соотнесение с его антиподом - гуманистически ориентированным мышлением. Соотнесенность (в противопоставлении) этих подходов заложена уже в структуре деятельности человека, любая из форм которой может быть рассмотрена как минимум, с двух позиций: с одной стороны, с точки зрения механизма ее осуществления, технологии достижения поставленной цели, а с другой - с точки зрения ее социального смысла, собственно "человеческого" содержания и направленности. Второй аспект связан с тем, что всякая деятельность происходит не в вакууме, а в конкретном социально-историческом и человеческом контексте и потому оказывает как предметное, так и смысловое воздействие и на непосредственных участников деятельности, и на социум в целом. Игнорирование именно второго аспекта и гипертрофирование технологического, операционального "измерения" деятельности и лежат в основе технократического мировоззрения. Главный (или единственный?) вопрос, который существует для него, - КАК достигнуть поставленной цели, то есть вопрос о механизме совершения действий. Оценка деятельности на технократической шкале оценок - это оценка технологии достижения результата: чем лучше технология, тем выше ценится и сама деятельность. А она во вред человеку или человечеству? А если последствия ее пагубны душевно или физически? "Это все лирика, - скажет технократ, - главное - результат, который я должен во что бы то ни стало получить". Абстрагирование механизма любой деятельности от ее социального смысла, от ее актуальных и потенциальных последствий для общества и отдельного человека - это один из характерных признаков технократического мышления.

Важным следствием нравственного характера, вытекающим отсюда, является примат средства над целью: если нечто технически (в технике, в науке, в спорте и т.д.) осуществимо - значит, действуй без промедления: "могу - значит сделаю". В этом случае вопрос о смысле (а нужно ли? для чего это нужно?), как и вопрос "о цене" результата, заменяется вопросом о технике достижения цели. Понятно, что отсюда дорога напрямую лежит к принципу "все средства хороши" - принципу, который предельно обнажает суть технократического мышления в его нейтральности, а точнее, противостоянии критериям нравственности и гуманизма. Все средства хороши - и стирается грань между дозволенным и недозволенным, гуманным и античеловеческим, явлениями культуры и антикультуры.

Таким образом, технократическое мышление как бы выносит за скобки нравственные критерии и основания оценки той или иной деятельности, оставляя в своем поле зрения лишь чисто технологический, узкопрофессиональный подход. Технократическое мышление - это "голый" рассудок, нередко весьма далекий от разума и мудрости. Возвращение к последним - это и есть возвращение к гуманистическому мышлению, для которого результат любой деятельности, как бы высок он ни был, непременно должен быть соизмерен с тем, а что он такое есть для ЧЕЛОВЕКА, должен быть соотнесен с той "ценой", которую человек (или человечество) заплатило или должно будет заплатить за этот результат.

Такой ценой, могут быть как очевидные последствия деятельности - например, потери экологические, травматизм, исчезновение целых культурных пластов, даже физическое уничтожение людей (как это было при достижении результатов сталинского социализма), так и менее очевидные, но не менее серьезные для отдельного человека и общества в целом последствия в виде деформаций, которые происходят в самой личности: деформации в виде одностороннего, неполноценного развития, в виде различных форм асоциальности, отсутствия возможностей для самореализации и т.п.

Деформации в развитии личности, в целостности проявления человеческих сил и способностей являются имманентными для технократического подхода, в рамках которого человек не интересен сам по себе, не ценен сам по себе, а рассматривается исключительно как средство для достижения внешней для него, для его развития цели. Такой целью могут выступать достижения, результаты самого разного рода: план предприятия, вуза, спортивного общества и т.п., выполненный "любой ценой"; богатство, прибыль, получаемые во имя их же бесконечного роста и умножения; рекорд, медаль, полученные во имя их самих или упрятанного в их тени престижа тренера, председателя общества и т.п. (варианты бесчисленны). Безусловно, достижение каждой из этих целей имеет свое обоснование, оправдание, определено нередко вполне реальными потребностями (а иногда - общественным мифом об их существовании); эти достижения нередко могут получать вполне приличное, а иногда и восторженное общественное "звучание". Однако истинная оценка того или другого достижения, полученного результата может быть дана лишь при соизмерении этого достижения с той "ценой", которую общество заплатило за него, в том числе и с точки зрения полноценности человеческого развития. "Человек есть мера всех вещей" - эти слова древнего философа, думается, чрезвычайно актуальны и для нашего времени, наполняясь в современном мире новым содержанием.

Технократизм в мысли и действии ведет не только к обесцениванию человеческого мира (по словам К. Маркса, "в прямом соответствии с ростом стоимости мира вещей растет обесценивание человеческого мира)** . Важным его последствием является широкая возможность для манипулирования человеком как винтиком в большой, сложной системе достижения цели, системе, которая часто остается вне осознания, и тем более вне сферы влияния задействованного в этот процесс человека-исполнителя. Технократизм не может реализовать себя иначе, как в административно-командной системе управления, в какой бы области общественной жизни это ни происходило: в экономике, политике, культуре и спорте. Жесткое централизованно-приказное управление во всех сферах социума, длительное время господствовавшее, да и сейчас еще не ушедшее из нашего общества, выступало фактором, объективно противодействующим полноценному, всестороннему развитию человека, способствующим обезличиванию общественной жизни, принижению индивидуально-личностного начала бытия.

Подлинно гуманистические принципы в общественной жизни, в том числе и спорте, принципы, утверждающие самоценность человека, необходимость достижения его гармонии с внешнем миром, полноты реализации, по словам К. Маркса, всех человеческих сил как таковых, безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу, объективно должны были вступить в противоречие, а нередко и в конфликт с административной системой управления. Поэтому демократизация общественных отношений - это не только изменение стиля управления, не только включение в активную деятельность тысяч людей, но и создание возможности для реализации подлинно гуманистических ценностей в жизни общества в целом и каждого отдельного человека. И думается, не может быть ничего более нравственного, чем достижение этой цели. В том числе и в сфере спорта.


* Статья из сб.: Нравственный потенциал современного спорта: Материалы IV Всесоюзного методологического семинара, г. Суздаль, 10-12 марта 1988 г. - М.: Сов. спорт, 1989, с. 25-29.

** Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42, с. 87-88.


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Быховская, И.М. Гуманизм или технократизм: два стиля мышления в спорте // Спорт, духовные ценности, культура. - М., 1997. - Вып. 3. - С. 9-13.