ПРОБЛЕМА ГУМАНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО СПОРТА И КОМПЛЕКСНАЯ СПАРТИАНСКАЯ ПРОГРАММА ЕЕ РЕШЕНИЯ: РОССИЙСКИЙ ОПЫТ

Проблема гуманизации современного спорта
и комплексная спартианская программа ее решения:
российский опыт

В.И. Столяров (Россия)

Предисловие

Проблему гуманизации современного спорта мы уже неоднократно обсуждали в предыдущих публикациях [см. Столяров, 1977, 1981-1982, 1984 б, в, 1988-1997; Stolyarov, 1977-1980, 1984, 1985, 1988-1991, 1995]. Еще в 1990-1991 гг. в рамках разработанного нами проекта под названием "СпАрт" /"SpArt"/, которое производно от трех английских слов: "Spirituality" - духовность, "Sport" - спорт и "Art" - искусство, нами были обоснованы главные, основные, принципиальные положения спартианской программы гуманизации современного спорта [см. Столяров, 1990 г, 1991 а-г; Stolyarov, 1991 a, b, c]. Во многих публикациях, связанных с этим проектом и проблемой гуманизации спорта, мы возвращались к этой программе.

С 1991 г. началась практическая реализация указанного проекта, включая спартианскую программу гуманизации спорта. В разработке материалов отдельных акций, связанных с реализацией проекта и программы, и в самой этой реализации принимала участие большая группа ученых, преподавателей, аспирантов, практических работников в области культуры, физического воспитания, спорта, организации досуга: Баринова И.В., Батманов Н.П., Богословский В.В., Брызгалов Ю.С., Вишневский В.И., Гаврилкин И.Б., Глотова Л.П., Горбатов А.Н., Губарева Т.И., Егоров А.Г., Елистратов М.В., Козырева О.В., Кузнецова З.М., Курило С.И., Кучер Н.И., Лабскир В.М., Михович А.С., Новикова С.С., Петлеваный Г.Ф., Подколзина Л.Н., Русаков В.И., Савельев А.Ф., Самусенков О.И., Симаков Ю.П., Стопникова Е.В., Чайникова Е.Д. и др.

С учетом выявляемых в ходе практической реализации программы ее "плюсов" и "минусов" продолжалась ее дальнейшая разработка, в нее вносились определенные дополнения и уточнения. Важную роль в этом играл теоретический анализ самой проблемы гуманизации спорта, а также анализ других программ этой гуманизации, разработанных отечественными и зарубежными специалистами.

В данной работе ставятся следующие основные задачи:

1) дать уточненный теоретический анализ самой проблемы гуманизации современного спорта: используемого понятийного аппарата, возможности и необходимости гуманизации спорта, тех факторов, которые препятствуют этому, а также тех многочисленных предложений и программ, которые предлагались и предлагаются для решения проблемы;

2) изложить в уточненном, скорректированном виде концептуальные идеи спартианской программы с учетом опыта ее практической реализации и теоретической доработки с 1991 г.;

3) сопоставить данную программу с другими аналогичными программами и охарактеризовать ее особенности и социальный эффект;

4) подвести первые итоги практического воплощения в жизнь программы и обсудить ее дальнейшие перспективы.

I. ПРОБЛЕМА ГУМАНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО СПОРТА

Для правильной постановки проблемы и ее решения необходимо использовать ряд понятий. Центральными среди них являются два понятия: "спорт" и "гуманизация спорта". Уточним эти понятия.

Понятия "спорт" и "гуманизация спорта".

В качестве главного элемента спорта мы рассматриваем спортивные соревнования. Разъясним это понятие.

Cоревнование выступает прежде всего как "борьба за превосходство между двумя или несколькими противостоящими сторонами": между людьми или между человеком и какими-то природными явлениями (как одушевленными, так и неодушевленными [Loy, McPherson, Kenyon, 1978, р. 8]. Вместе с тем соревнование есть одна из форм социальной оценки на основе сравнения, сопоставления результатов деятельности человека с определенным стандартом, в качестве которого может выступать другой человек, группа, прошлая деятельность того же индивида или некоторый идеализированный уровень деятельности. Соревнование "есть процесс, в котором сравнение действий индивидов производится на основе некоторого стандарта, в присутствии, по крайней мере, одного лица, которому известен критерий сравнения и который способен оценить процесс сравнения" [Social problems in athletics, 1976, p. 14].

Соревнования и состязательные отношения весьма разнообразны. Они связаны, в частности, с разнообразием элементов соревновательного отношения. Элементами данного отношения могут быть: отдельные люди (например, бой двух боксеров или состязание легкоатлетов в беге на 100 метров); группы людей (например, командные соревнования по хоккею, футболу и т.д.); отдельные люди или группы людей, с одной стороны, и живые объекты природы, с другой (например, охота на оленей); отдельные люди или группы людей, с одной стороны, и неодушевленные явления природы, с другой (например, преодоление участка с порогами на каноэ или скалолазание); отдельные люди или группы людей, стремящиеся преодолеть какую-то ранее установленную норму (например, спортсмен, пытающийся установить новый мировой рекорд в беге на 1500 м., или баскетбольная команда, которая пытается забросить в корзину противника рекордное количество мячей); человек, соревнующийся сам с собой (стремящийся преодолеть ранее показанный им результат, ранее установленное достижение в какой-то области). Возможны и различные комбинации этих ситуаций (например, спортсмен, участвующий в кроссе, может быть одновременно включен в состязание как человек против человека, как член команды против команды соперников, как индивидуум или член команды против "идеального" стандарта (при желании побить рекорд кросса в личном или командном зачете) [ср. Loy, McPherson, Kenyon, 1978, р. 8].

Различие соревнований может быть связано также с составом участников, мотивами их участия в соревнованиях, продолжительностью соревнований, наличием правил или их отсутствием, направленностью соревнований (соревнования с гуманистической направленностью или антигуманные). Очень важно отличать соревнования, в которых сравниваются и демонстрируются двигательные (физические) возможности человека, от соревнований в интеллекте, памяти, внимании и других психических способностях.

В нашу задачу не входит детальная классификация соревнований. В связи с обсуждаемой проблемой помимо указанных выше различений важно обратить внимание на различие соревнований, обусловленное их связью с определенными видами деятельности. Соревнования могут быть вплетены в самую различную деятельность. Они могут быть элементом: трудовой, производственной, экономической деятельности (например, "социалистическое соревнование", конкуренция производителей, банков, фирм и т.п.); учебной деятельности (соревнования в учебе); познавательной и научно-исследовательской деятельности (например, конкурсы ученых); художественной деятельности (конкурс танцоров, певцов, музыкальных исполнителей и т.п.); военной деятельности (военные сражения) и т.д.

В связи с обсуждаемой проблемой среди разнообразных форм и видов соревнований особенно важно выделить те, которые связаны с игровой деятельностью. Эта деятельность имеет целый ряд особенностей. Как и всякая другая деятельность, она предполагает изменение, преобразование определенных предметов и явлений. Однако в данной деятельности человека интересует не этот ее результат, а совсем иной - те эмоции, которые она вызывает, удовольствие, получаемое от занятия этой деятельностью (в этом смысле принято говорить, что мотив игрового действия лежит не в результате действия, а в самом процессе). В качестве игровой в принципе может выступать любая деятельность, если она осуществляется "ради удовольствия" от самой этой деятельности. Однако формируются и специально игровые виды деятельности, структура которых предназначена именно для этой цели.

Поскольку "предметный" результат игровой деятельности важен не сам по себе, а лишь в той мере, в какой он обеспечивает определенную деятельность, постольку он может иметь и, как правило, имеет не утилитарный, а чисто условный, символический характер. Как отмечает Левада, "замкнутость, или закрытость, структуры игрового действия означает, что его нормативные рамки и целевые ориентации (как внешние, так и внутренние, психологические), соответствующие мотивы и интересы ничем, кроме самой игры, не определяются... Негативным определением той же особенности игрового действия - замкнутости - является его неутилитарность... Игра принципиально непродуктивна и тем отлична от функциональных или инструментальных форм социальной деятельности" [Левада, 1984, с. 273-275].

С этим связана еще одна очень важная особенность игровой деятельности. Разнообразные формы этой деятельности, особенно в начальный период своего возникновения, как правило, моделируют ситуации реальной жизни и связанные с ними формы поведения человека. Это моделирование предполагает переход из мира реального в мир "условный" [ср. Эведон, 1984], создание искусственных, "мнимых" ситуаций. Касаясь этой стороны дела, Выготский писал: "Мне кажется, что за критерий выделения игровой деятельности ребенка из общей группы других форм его деятельности следует принять то, что в игре ребенок создает мнимую ситуацию... на основе расхождения видимого и смыслового поля" [Выготский, 1966, с. 65]. Указанное моделирование включает в себя также новые формы поведения, которые, во-первых, обеспечивают безопасность человека, предохраняют его и других людей, с которыми он контактирует в ходе данной деятельности, от существенных негативных последствий, а, во-вторых, вызывают повышенный интерес у человека. Все это достигается на основе введения определенных правил, уточняющих что можно и чего нельзя делать ("подчинение правилам и отказ от действия по непосредственному импульсу в игре есть путь к максимальному удовольствию" [Выготский, 1966, с. 71] и замены тех предметов, с которыми действуют в реальной жизни, на иные ("игрушки"), приспособленные для указанных целей. Игра выступает, следовательно, как "особого типа модель действительности. Она воспроизводит те или иные ее стороны, переводя их на язык своих правил" [Лотман, 1967, с. 132-133].

Игровая деятельность в определенных условиях и под воздействием определенных факторов может модифицироваться определенным образом: утратить некоторые свои признаки (например, интерес участников этой деятельности с удовольствия от нее может перейти на иные цели и задачи, включая материальный интерес), но вместе с тем сохранить свою "формальную структуру" - структуру действий, предметы и правила действий и т.д. (данная модификация наглядно видна на примере современного профессионального футбола или хоккея, если их сравнивать с любительской игрой (ради удовольствия) в футбол и хоккей). Будем называть такую деятельность "модифицированной игровой деятельностью". Понятие "спортивные соревнования" мы и используем для отличения соревнований в игровой (и модифицированной игровой) деятельности от соревнований в других видах деятельности (от соревнований в процессе труда, художественных конкурсов, военных сражений, драк и т.д.)1 .

С таким пониманием спортивного соревнования (а значит, и спорта в целом) связано очень важное положение, на которое мы часто будем ссылаться при изложении программы: спортивное соревнование (и спорт в целом) возникает, формируется и развивается как гуманная, игровая модель соревновательных ситуаций реальной жизни.

В реальной жизни постоянно возникают соревновательные ситуации, происходит борьба (со стихией, хищниками, врагами и т.д.). При этом соперники чаще всего находятся в неодинаковых условиях, что затрудняет объективную сравнительную оценку их способностей, а главное, их соревнование, борьба нередко заканчивается трагически, по крайней мере для одной из соперничающих сторон. Культурное предназначение "спортивной" модели соревнования как раз и заключается в том, чтобы: а) поставить его участников в равные условия, создать условия для унифицированного сравнения, для объективной оценки сопоставляемых качеств и способностей людей и б) по возможности обезопасить их от негативных последствий. Это достигается в спорте путем преобразования реальных соревновательных ситуаций в более гуманные, условные, игровые, основанные на определенных правилах, в том числе правилах-запретах: "Основным стержнем в спорте - состязании всех видов - является, как и в искусстве, игра... С потерей игры он превратился бы просто в конфликт, разрешаемый с позиций силы" [Устиненко, 1989, с. 160]. Спорт - это "как бы" борьба (нельзя ранить, уничтожить своего соперника), борьба-игра. Именно этим, например, фехтование как вид спорта отличается от боевого сражения на шпагах, саблях и т.д., а бокс - от уличной драки.

На это обстоятельство обращают внимание и другие исследователи. Так, Боген, характеризуя процесс возникновения спортивных соревнований, пишет: "В доисторические времена спорта не было, но потребность выжить уже была. Выживание человека определялось его превосходством над другими. Выживал сильнейший. Более того, сильнейший обеспечивал выживание семьи, рода, племени. Сильнейшего уважали, почитали, обожествляли, о нем складывали легенды... Но право стать сильнейшим надо завоевать. Вначале это право завоевывалось в смертельных поединках, затем (чтобы не терять сильнейших) в поединках с особыми условиями, исключавшими гибель сражающихся, например, с тупым оружием; затем в имитациях боевых, охотничьих и трудовых действий. Так возникли соревновательные упражнения, преимущество исполнения которых давало право называться сильнейшим" [Боген, 1989, с. 10]. Демин, Ермак и Пилоян связывают возникновение спорта с переходом от такого способа разрешения внутренних межиндивидуальных и групповых конфликтов, который предусматривал применение военных средств и обычно заканчивался уничтожением одного из соперников, к использованию для этой цели мирного противоборства и состязательных игр [Демин, 1975; Ермак, Пилоян, 1997].

Важным дополнением спортивных соревнований является подготовка к ним. Организацией соревнований и подготовки к ним занимаются определенные социальные институты. В ходе соревнований, подготовки к ним и деятельности соответствующих институтов складываются определенные социальные отношения, нормы и правила поведения и т.д. Термин "спорт" используется нами для обозначения всего этого комплекса взаимосвязанных явлений (ср.: "в широком смысле понятие "спорт" охватывает собственно-соревновательную деятельность, специальную подготовку к ней, а также специфические межчеловеческие отношения и поведенческие нормы, складывающиеся на основе этой деятельности" [Матвеев, 1991, с. 427].

Спорт может существовать и существует в разнообразных формах. Среди них особенно важно различать две его разновидности, которые обычно называют "массовым спортом" (или "спортом для всех") и "спортом высших достижений" (или "большим", "рекордным" спортом). В спорте высших достижений на первом плане стоит победа в соревнованиях, установление рекорда, а в "спорте для всех" - участие в соревнованиях с целью укрепления здоровья, отдыха, развлечения, общения с другими людьми и т.п.

Важно также иметь в виду конкретно-исторический характер спорта. Широко распространено мнение о том, что соревнование, состязательное отношение является атрибутом, свойственным самой "природе" человека, присущим ему на всей протяжении человеческой истории. Так например, Визитей обосновывает положение о том, что соревнование является моментом любого акта человеческого самоопределения: "соревнование - это универсальное общественное отношение", проявляющееся в процессе межличностного взаимодействия. По его мнению, "соревновательность - неотъемлемый элемент бытия человеческой сущности, обязательный аспект любых человеческих взаимоотношений" и "любое человеческое качество, как качество человеческое, существует реально только в некотором сопоставлении (сравнительном, соревновательном) контексте, в пространстве я-другой" [см. Визитей, 1979, 1986, 1988]. Починкин идет еще дальше, полагая, что "состязательная деятельность изначально присуща любому виду живой материи. Спортивное состязание - одно из разновидностей состязательной деятельности человека... Корни состязания уходят в социальную и биологическую природу человека..." [Починкин, 1997, с. 21].

Такого рода утверждения, с нашей точки зрения, нуждаются в серьезных уточнениях, дополнениях. Прежде всего следует учитывать, что не всякое межличностное взаимодействие, проявляющееся в контексте "я - другой", выступает как соревнование, противоборство. Действительно каждый человек в акте межличностного взаимодействия сравнивает, сопоставляет себя с другими. Но не всякое такое сравнение, сопоставление является соревнованием, ибо человек, сравнивающий, сопоставляющий себя с другими, необязательно ориентируется на то, чтобы быть лучшим по сравнению с другими, одержать победу над другими. Возможны и реально существуют другие типы ориентации: быть равным с другими, действовать вместе с ними, сотрудничать с ними (а не выступать против них) и т.д. Следует учитывать и тот факт, что иногда поведение людей в ситуации межличностного взаимодействия (например, ритуальное поведение первобытных людей и даже "соревнование" в античности) лишь по внешности напоминает соревнование, сходно с соревнованием, но по сути своей не является таковым [Пономарчук, Аяшев, 1991, с. 5-32].

Важно также и саму соревновательность не сводить лишь к ее современным формам, как это обычно делают. Социологические и культурологические исследования показывают, что в различных социально-исторических условиях, в рамках различных культур соревновательность приобретает различные формы [см. Бугров, 1990]. Так например, для греческой и всей западной культуры характерна позиция, выраженная в девизе: "Быть всегда впереди, быть лучше других", который отец Ахиллеса сформулировал для своего сына. Но есть культуры, где на первом плане совсем иные ценности. Об этом свидетельствуют, например, как отмечает Allisson, эстафетные забеги у индейцев Амазонки, где никто не должен выиграть. Участники действуют на пределе своих сил, но в конце они должны одновременно и все вместе прийти к цели. Индейцы навахо при игре в баскетбол и в другие спортивные игры не ориентированы на конкуренцию или агрессию. Они играют, пока не упадут от бессилия, но не допускают агрессивных действий, поскольку не охвачены стремлением победить противника. В первую очередь они борются сами с собой [см. Allisson, 1980, 1982].

Известны и другие аналогичные факты. Так например, жителям Андалузии пришлось отказаться от проведения соревнований по футболу между деревнями. Значение, придаваемое таким понятиям, как честь и позор, особая их ценность не позволяют андалузцам терпеть поражение в игре, не прибегая впоследствии к жестокой мести уже за пределами игрового поля. В Центральной Америке индейцы племени Таракумара проводят забеги на 200 миль по сильно пересеченной, гористой местности, руководствуясь религиозными и ритуальными соображениями. Однако в организованном одним ученым забеге, где в качестве приза победителям должны были вручать одеяла, т.е. предметы, представляющие для местных жителей большую материальную ценность, обе команды договорились прекратить бег на 75-й миле с тем, чтобы одеяла были поровну разделены между всеми участниками. Некоторые народности, например, канадские эскимосы, особое значение всегда придают взаимопомощи. На эту ценность в первую очередь и ориентированы их игры, а спортивные игры и другие виды спорта, распространенные, например, у канадцев и американцев, они встречают либо с отвращением, либо принимают лишь как форму развлечения (так, каждая подача, удар или обмен ударами при игре в волейбол сопровождается у них скорее смехом и шутками, нежели обычными возгласами, выражающими радость успеха или горечь поражения) [см. Glassford, 1971; Mcintosh, 1984а, pp. 75-76].

Таковы краткие пояснения относительно понятия "спорт" [подробнее см.: Столяров, 1984 а, 1988 е; 1997 б].

Понятие "гуманизация спорта" в первую очередь связано с концепцией гуманизма. Как известно, эта система воззрений считает человека высшей ценностью общественного развития и критерием оценки всех сфер общественной жизни. Гуманным признается все то, что в деятельности общества и личности "работает" на человека - на его полноценное развитие, на его потребности, на его здоровье. И в то же время даже самая высокоорганизованная, технически совершенная деятельность, если она направлена против человека (его существования, его счастья, его самореализации), рассматривается как антигуманная - в какой бы форме и в какой бы сфере она ни проявлялась - военной, производственной, досуговой, спортивной и т.д. [Быховская, 1989, с. 26]. Гуманизм всегда воспринимался и воспринимается, следовательно, как "культивирование человечности", studium humanitatis, в самом человеке. Не случайно еще в эпоху римской республики "человечный человек", homo humanus, противопоставлялся "варварскому человеку", homo barbarus. К числу таких "человечных качеств человека", которые представляют наибольшую ценность для гуманизма, относятся свобода, достоинство, творчество, разностороннее и гармоничное развитие личности и т.д. К числу наиболее важных, фундаментальных ценностей гуманизм относит также мир, дружбу, взаимопонимание, взаимное уважение, взаимообогащающее общение людей и т.п.

В спорте, поскольку он представляет собой гуманную, игровую модель соревновательных ситуаций реальной жизни, заключен огромный гуманистический потенциал [см. Столяров, 1988-1997; Столяров, Ипатов, 1996; Столяров, Самусенкова, 1996; Ценности спорта..., 1996; For a Humanism of Sport, 1994; Humanistyczne wartosci sportu..., 1978; Krawczyk, 1990; Sport and Humanism..., 1988 и др.]. Особенно высока гуманистическая ценность "спорта для всех". В этой разновидности человеческой деятельности, завоевывающей все большую популярность во всех странах, среди различных групп населения, как достаточно подробно обосновано во многих научных работах [см. например, Sport for all..., 1991], заключены огромные возможности для позитивного воздействия не только на здоровье, физическое совершенство, но и на духовный мир, на культуру человека - на его мироощущение, эмоции, моральные принципы, эстетические вкусы и т.п.

Однако важные социально-культурные ценности связаны и со спортом высших достижений, который может выступать как яркое и уникальное зрелище, приковывающее к себе внимание миллионов зрителей, как средство воспитания, причем, не только физического, но также нравственного, эстетического и т.д., как одна из важных специфических сфер самореализации и самоутверждения личности, как исследовательская лаборатория, позволяющая выявить и проверить возможности человека и т.д. [см. Визитей, 1979; Пономарев Н.И., 1974; Столяров, 1988 а; Фомин, 1993; Heinemann, 1980; Krawczyk, 1980, 1990; Loy, McPherson, Kenyon, 1978; Oblicza sportu, 1990; Olympische Leistung, 1981; Sport i kultura, 1981; Sport im Blickpunkt..., 1972; Wischmann, 1971; Wohl, 1970, 1975, 1981 и др.].

Возникает вопрос: если спорт - гуманная модель соревновательных ситуаций реальной жизни и с ним связаны многообразные гуманистические культурные ценности, то почему вообще может возникнуть вопрос о какой-то его "гуманизации"? Постановка такого вопроса действительно представляется странной, если придерживаться мнения о том, что спортивная деятельность всегда, безотносительно к конкретным условиям имеет гуманистическую ценность и что ее гуманистический потенциал всегда реализуется в полной мере. Такое мнение широко распространено не только в обыденной жизни, но и в научной литературе. Полагают, в частности, что занятия спортом содействуют гармоничному развитию человека, поскольку совершенствуют такой важный компонент этого развития как физические кондиции.

Однако автор данной работы уже в своих прежних публикациях обосновал положение о том, что заключенные в спорте возможности для реализации гуманистических ценностей, не реализуется автоматически, тем более в полном объеме. В зависимости от конкретной ситуации, конкретных исторических условий, под воздействием различных факторов меняется содержание, характер, направленность спорта, на первый план выходят его гуманистические ценности или преобладающими становятся антигуманные явления, культурный потенциал используется в большей или меньшей степени и т.д.

В нашей работе "Гуманистическая культурная ценность современного спорта и олимпийского движения", которая опубликована в предыдущем выпуске данной тематической серии [Столяров, 1997 к], дан анализ спорта и олимпийского движения как элементов современной культуры и их оценка с гуманистических позиций. В ходе этого анализа показано, что за последние десятилетия достигнуты существенные успехи не только в широком развитии спорта, но и в применении его для решения многих важных социально-культурных гуманистических задач. Современный спорт достаточно эффективно используется как средство физического совершенствования, а также (если иметь в виду "спорт для всех") сохранения и укрепления здоровья людей. Неоднократно он выступал в качестве "посла мира", помогал перебросить мост взаимопонимания, сотрудничества и доброй воли, установить дружественные отношения между различными странами и народами. Весьма значительное - и все увеличивающееся влияние - спорт (особенно такие его виды, как фигурное катание, спортивные танцы, художественная гимнастика, синхронное плавание, фристайл и др.) оказывает на эстетическую культуру людей. История современного спорта дает также немало ярких примеров демонстрации спортсменами и тренерами духа "Фэйр плэй".

Но это - лишь одна сторона оценки современного спорта с позиций гуманистических идеалов и ценностей. Вместе с тем показано, что огромный гуманистический культурный потенциал спорта используется в настоящее время недостаточно полно и эффективно (особенно это касается роли спорта в реализации духовно-нравственных и других, связанных с ними, ценностей). Более того, нередко духовные ценности вообще отступают на задний план. Наблюдается девальвация нравственных и других духовных ценностей в спорте, особенно в спорте высших достижений. На первый план выходят ценности, связанные с достижением материальных благ, славы, превосходства одного человека над другим, одной нации (страны) над другой и т.п. Отмечается возрастание физического насилия, жестокости, грубой игры в спорте. Все большее число стран сталкивается с волной насилия, грубости, агрессивности в спорте, с побоищами между болельщиками во время и после футбольных, хоккейных и других матчей. Имеется немало фактов негативного влияния спорта на социальные отношения различных стран и народов, использования его в качестве средства разжигания межнациональных конфликтов, решения узкокорыстных политических целей, для доказательства превосходства (иногда к тому же мнимого) одной страны, одного общественного строя и т.д. над другими. Были проанализированы и другие дисфункциональные проявления в сфере современно спорта.

Таким образом, реальная гуманистическая ценность современного спорта значительно ниже того потенциала, тех возможностей, которыми вообще обладает спорт, а вместе с тем с ним связан широкий круг негативных антигуманных явлений.

Поэтому и возникает вопрос о гуманизации современного спорта. При этом имеется в виду, что при организации занятий спортом, при проведении спортивных игр и соревнований на первый план необходимо выдвинуть нравственные ценности, содействовать ориентации участников на разностороннее и гармоничное развитие, создать условия для реализации всего огромного гуманистического потенциала спорта, предотвратить или хотя бы смягчить имеющие здесь место антигуманные явления. Следовательно, речь идет о том, чтобы повысить духовную, культурную ценность современного спорта, сделать его более гуманным, ориентированным на человека, на полноценное развитие личности, ее способностей, и тем самым, в частности, практически реализовать идеалы и ценности олимпизма, провозглашенные основателем современного олимпийского движения Пьером де Кубертеном.

Но возможна ли такая гуманизация современного спорта? Да и вообще нужна ли она? Соответствует ли она актуальным социальным потребностям, тенденциям развития современного общества, стоящего на пороге XXI века?

Возможность и необходимость гуманизации современного спорта

В последние годы все большее число ученых и специалистов осознает необходимость гуманизации современного спорта (в первую очередь, разумеется, спорта высших достижений) и призывает к активным действиям в этом направлении. Характерна в этом плане, например, статья Стефана Волошина (Польша), опубликованная в Альманахе за 1994 г. Олимпийского комитета и Олимпийской академии Польши [Woloszyn, 1994]. О позиции автора статьи говорит само название статьи: "Спасем гуманистические ценности спорта!".

Вот несколько других иллюстраций такого рода призывов: "Давно пора пересмотреть основные принципы спорта, иначе он рискует превратиться, вследствие безжалостной эксплуатации, в нечто совершенно иное. Мы должны пересмотреть и систему организации спорта, и, что еще важнее, его цель - его вклад в формирование современного человека, с должным учетом психофизиологической самобытности спорта, а также тех глубоких перемен, тех изменений масштаба вещей, которые связаны с деятельностью сил и структур, руководящих общественной эволюцией" [Майо, 1971, с. 4]; "демократизация общественных отношений - это не только изменение стиля управления, не только включение в активную деятельность тысяч людей, но и создание возможности для реализации подлинно гуманистических ценностей в жизни общества в целом и каждого отдельного человека. И думается, не может быть ничего более нравственного, чем достижение этой цели. В том числе и в сфере спорта" [Быховская, 1989, с.29]; "мы не должны соглашаться с дегуманизацией потенциала игры и спорта в том или ином аспекте, а должны продолжать поиск таких программ, которые содействуют облагораживанию девушек и юношей, женщин и мужчин. Это означает, что мы должны поставить развитие гуманности как цель в наших программах для молодежи, для элитного спорта, для организаторов и т.д. и использовать все механизмы для достижения этой цели" [Allison, 1988, p. 28]; "Мы должны приложить все усилия, чтобы спорт высшего класса не утратил фактора "Человек"" [Lohre, 1981, p. 22]. "Необходима подлинная гуманизация международных спортивных отношений, всех форм контактов в олимпийском движении. Следует затормозить процесс девальвации морально-этических ценностей олимпизма (а затем и положить ему конец)" [Суник, 1993, с. 23 ] и т.п.

Такие призывы часто звучат на сессиях Международной олимпийской академии и Национальных олимпийских академий. Особую тревогу вызывает детский и молодежный спорт. Поэтому призывы к гуманизации часто обращены именно к этой разновидности современного спорта [см. напр.: Конфликт, 1980; Дети в спорте..., 1983; Yamamoto, 1988 и др.]. "Когда мы говорим о процессе гуманизации в спорте, - отмечают, например, Дупона и Петрович (Словения), - то, в соответствии с научным подходом, прежде всего мы должны подчеркнуть, что для молодежи в этот самый ответственный период жизни, "conditio sine qua non" необходим спорт как всемирный культурный феномен всех известных цивилизаций... Подчеркнем: везде необходимо сознательно сделать первые и наиболее серьезные шаги в указанном направлении именно по отношению к молодежи, которая представляет собой наиболее незащищенную, уязвимую и в то же время наименее виновную социальную группу" [Doupona, Petrovic, 1997, р. 23].

Многие ученые и специалисты весьма скептически оценивают возможность реальной и достаточно существенной гуманизации современного спорта. Такую позицию, по существу, занимает, например, Клемент - югославский преподаватель, активный деятель международного детского спортивного движения, инициатор международных спортивных игр школьников, которые проводятся с 1968 г. (в июне 1990 г. они впервые проходили в нашей стране - в г. Ужгороде: участвовали школьники 33 городов из 16 стран). В интервью на вопрос, каковы "перспективы спортивно-гуманистического движения", он ответил: "На мой взгляд, эти перспективы печальные. Я хорошо знаком с образом жизни в Западной Европе и должен Вам сказать, что озабочен будущим гуманистического спортивного движения. Везде на первый план ставят успех, признанный нашей цивилизацией. На смену идеалисту и гуманисту Пьеру де Кубертену пришел провидец или пророк итальянец Винченто Ломбарди, который сказал: "Участие - это еще не все, главное - победа" [Клемент, Егоров, 1990, с. 68].

Некоторые исследователи, как например, Мазур, еще более категоричны в оценке перспектив гуманистической ориентации современного спорта, утверждая, что "возвращение изначального смысла понятию гуманизма, пересмотр в соответствии с ним фундаментальных оснований жизни человека... ставит под сомнение правомерность самой постановки вопроса о гуманистических идеалах развития спортивного движения". В качестве аргумента он ссылается на то, что в силу самой специфики спорта, те параметры, которые отличают спорт от физической культуры, "выводят его за пределы гуманизма": "о гуманизме есть смысл говорить до тех пор, пока человек остается в качестве цели и даже высшей цели того или иного социального движения. Что же касается собственно спортивного движения, то таковая, как правило, не просматривается. Устремляя человека к достижению максимального результата, спорт делает именно этот последний своей целью и сутью" [Мазур,1990, с. 93].

Чаще всего, однако, скептическое или даже негативное отношение к гуманизации современного спорта, к практической реализации гуманистических идеалов и ценностей олимпизма связывается не с природой спорта как такового, а с теми его особенностями, которые он приобрел под воздействием общей социально-экономической ситуации в современном обществе и господствующей в нем системы ценностей.

Применительно к олимпийскому движению распространено мнение о том, что нет необходимости добиваться его переориентации (более активной ориентации) на гуманистические культурные ценности, сформулированные Кубертеном. При этом указывают на то, что некоторые из этих ценностей (например, кубертеновский идеал гармонично развитого олимпийского атлета) якобы уже устарели, вообще не могут быть реализованы в настоящее время, и от них следует отказаться. Так например, Guldenpfennig пишет: "В течение длительного времени к спортсменам-олимпийцам предъявлялось культурное требование универсальности. Оно было связано с ожиданием воплощения в каждом атлете идеала всесторонне и гармонично развитого человека и осуществления в нем полного слияния умственных, физических и эстетических возможностей самовыражения. Без сомнения, это универсальное требование невыполнимо" [Guldenpfennig, 1981, p. 46].

Ссылаются и на то, что нравственно-этическое начало олимпизма якобы уже не является ведущим в нем, уступая место роли олимпийского движения в сохранении и укреплении мира (международный, межгосударственный аспект олимпизма) и в социальном управлении, в том числе в управлении развитием спорта (внутринациональный, внутригосударственный аспект, на усиление в управлении олимпийским движением "реалистических, прагматических тенденций", "прагмати-ческого подхода") и т.д. [см. напр., Родиченко, 1993, 1996].

Как отмечает Landry [1985, р. 145], среди молодежи широко распространено мнение о том, что олимпийские идеалы, сформулированные в конце XIX в., не соответствуют системе ценностей современного общества. На это обращают внимание также Czula [1978], Krawczyk [1988], Watson и Collis [1982], опираясь на результаты проведенных ими международных социологических исследований. Пилоян полагает, что Кубертен, разрабатывая концепцию олимпийского движения, сделал ряд существенных ошибок: 1) не принял во внимание ряд важных социальных функций спорта, 2) связал развитие олимпийского спорта с любительским спортом, не учитывая, что "спорт без стремления к победе в конкурентной борьбе, к постоянному повышению результатов немыслим", 3) пытался "отделить олимпийский спорт от государственных организаций стран-участниц этого движения" [Пилоян, 1996, с. 4].

Основанием для признания или, напротив, отрицания какой-либо необходимости (целесообразности) гуманизации современного спорта служат и ссылки на перспективу развития спорта. В ходе дискуссий о будущем современного спорта (этот вопрос специально обсуждался, например, на конгрессе "Человек в спорте 2000 года" [см. Die Zukunft des Sports, 1986; Menschen im Sport, 1987], о культурной ценности этого спорта в XXI столетии, на пороге которого стоит человечество, высказываются различные и даже противоречащие друг другу взгляды.

Некоторые авторы полагают, что в будущем значительно повысится культурная ценность спорта [Maheu, 1970], что "морально-этические основы, базирующиеся на гуманистических, демократических, либеральных принципах, на общечеловеческих ценностях, призваны стать фундаментом модели спорта грядущего столетия" [Суник, 1996, с. 142]. Будущее спорта связывают также с повышением его роли в формировании двигательной культуры, культуры тела и игры [см. например, Menschen Im Sport, 1987, S. 251-260].

В настоящее время достаточно четко осознается тот факт, что мы живем в быстро развивающемся мире, и что в связи с теми огромными изменениями, которые произошли в последние десятилетия как в спорте, так и в обществе в целом, "нуждается в переосмыслении и сама концепция олимпизма, да и сама роль спорта в современном мире в целом", о чем пишет, например, Эрдем, член МОК, президент НОК Турции [Эрдем, 1992, с. 17]. Весь вопрос заключается в том, в каком направлении должно происходить это переосмысление - в сторону усиления или ослабления гуманистической направленности спорта и олимпизма.

С этой точки зрения выделяются два противоположных подхода.

Групе (Германия) в своей статье "О будущем спорта высших достижений" обращает внимание на то, что в Европе спорт традиционно рассматривается "как культурное и философское явление, тесно связанное с теорией воспитания". Он считает, что, продолжая эту традицию, "олимпийская педагогика" Кубертена "была основана на представлениях о спорте высших достижений как о контролируемом, справедливом и равноправном состязании". Пропагандируемые им ценности олимпизма, с точки зрения Групе, "можно свести к следующим пяти моментам: концепция гармоничного развития личности; возможность самосовершенствования на пути к высшим спортивным достижениям; принцип любительства как проявление самодисциплины и отказ от материальной выгоды; этический кодекс спорта; формирование спортивной элиты" [Групе, 1986, с. 17]. Далее он показывает, что реализация всех этих положений в современном спорте высших достижений наталкивается на серьезные трудности. Например, самосовершенствование уже не расценивается выше победы на Олимпийских играх; редко встречается ориентация на гармоничное развитие: "много ли найдется в современном спорте приверженцев принципа единства физического, интеллектуального и духовного развития личности" и т.д. [c. 18]. Все это свидетельствует о том, что этические и воспитательные ценности спорта "находятся под угрозой". Однако это вовсе не означает, считает Групе, что надо "искажать до неузнаваемости идеологию олимпизма, приспособляя ее к облику современного спорта высших достижений", и "выбросить олимпизм на свалку истории". По его мнению, "будущее идеологии олимпизма будет зависеть именно от ее воспитательного эффекта. Если люди перестанут верить в идеи олимпизма, они отнимут у олимпийской педагогики все шансы на выживание" [с. 21].

Вместе с тем высказывается и прямо противоположное мнение. Для иллюстрации укажем на позицию в решении обсуждаемой проблемы, которую занимает Karin Volkwein [1995]. Прежде всего она обосновывает положение о том, что лозунги и призывы соблюдать принципы нравственного поведения в спорте вряд ли способны внести сколько-нибудь серьезное изменение в ту реальную ситуацию, которая существует в настоящее время в спорте высших достижений, где господствует принцип "успех любой ценой". С ее точки зрения, предпосылка, из которой весьма часто исходят, "что эти призывы приведут к соответствующим действиям или что сами по себе они изменят поведение спортсменов" является ложной. Далее, она весьма убедительно показывает, что "условия и структура спорта сильно изменились за последнее столетие" и обращает внимание на то, что "в той мере, как мир, в котором мы живем, изменяется и становится более сложным, меняются и этические нормы". На основе этого она делает весьма оригинальный вывод о том, что бессмысленно требовать от спортсменов соблюдения якобы уже устаревших нравственных норм и принципов, вроде "fair play". С ее точки зрения, надо изменять не спорт, делать его более гуманным и нравственным (соответствующим указанным принципам), а, напротив, нужно изменить сами этические принципы, "нужна новая этика", основанная на более "утилитарных принципах". Volkwein считает, что "философы, социологи, педагоги, ученые всех областей спортивной науки должны совместно работать над созданием новой спортивной этики" [см. Volkwein, 1995, pр. 317-318].

Сходную позицию в обсуждаемой проблеме занимал проф. Лерой, член НОК США. Он также считал, что не Олимпийские игры надо приспосабливать к этическим нормам, а сами эти нормы к изменившейся ситуации в Играх [см. Лерой, 1979]. По мнению Гуськова, "в начале XXI в. изменится восприятие спорта. Он будет восприниматься не как феномен культуры, а как обыкновенная услуга, "товар", т.е. как бизнес... В первой половине следующего столетия связи между спортом и бизнесом станут настолько прочными, что они будут восприниматься как само собой разумеющееся, ибо обе сферы деятельности имеют много общего, в особенности это касается конечной цели - побед/выигрышей... Спорт в первой половине XXI века - это симбиоз спорта и бизнеса в глобальном масштабе" [Гуськов, 1996, с. 42].

С нашей точки зрения, скептическое и негативное отношение к гуманизации современного спорта не учитывает того, что глобальные проблемы и трудности, с которыми столкнулось человечество на пороге XXI века, породили стремление не только декларировать гуманистические идеи, но и добиваться их практической реализации во всех сферах жизни людей. Все более ясно осознается, что если человечество хочет выжить, оно должно в современной системе ценностных координат на первый план выдвинуть общецивилизационные, общечеловеческие ценности. Конечно, социальная организация разных государств, поведение многих людей, групп, наций в весьма неодинаковой мере воплощают эти ценности. Однако крепнет убеждение в том, что любое современное общество должно с максимальной последовательностью направлять свои усилия на реализацию гуманистических идей и принципов, если оно хочет обеспечить более высокую степень динамизма и стабильности своего развития, более высокий уровень благосостояния и благоустроенности жизни большинства своих членов, сделать их отношения более цивилизованными, а их самих более здоровыми и физически и нравственно.

Стремление к практической реализации идей гуманизма на современном этапе развития человеческой цивилизации, разумеется, не может не затронуть современный спорт (включая спорт высших достижений) и олимпийское движение, поскольку они вовлекают в свою сферу и приковывают к себе внимание миллионов людей нашей планеты. Вот почему многие ученые, известные деятели науки, культуры, спортивного и олимпийского движения полагают, что в современных условиях, когда в системе международных отношений произошли существенные позитивные изменения, когда крепнет стремление не только декларировать гуманистические идеи, но и добиваться их практической реализации во всех сферах жизни людей, появилась реальная возможность гуманизации и сферы спорта, воплощения в жизнь провозглашенных Кубертеном гуманистических идеалов, в том числе и его идеала гармоничного развития личности спортсмена-олимпийца.

Эту мысль четко выразил Генеральный директор ЮНЕСКО г-н Амаду-Махтара М? Боу в своей речи на открытии первой Международной конференции министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание и спорт (эта конференция, организованная ЮНЕСКО в сотрудничестве с Международным советом по физическому воспитанию и спорту, состоялась 5-10 апреля 1976 г.): "Приобщение к физкультуре и спорту в сочетании с развитием интеллектуальных способностей и моральным воспитанием вполне естественно готовит людей к спорту в соответствии со столь необходимой ему этикой. Больше чем когда-либо необходимо восстановить идеал, который Пьер де Кубертен сумел возродить через многие века в своей блистающей чистоте, идеал атлета, прилагающего все свои силы для того, чтобы превзойти самого себя, преодолевающего в своих бескорыстных усилия те границы, которые определили для него условия обычной человеческой жизни" [Окончательный доклад, 1976, с. 34].

О необходимости "сохранения воспитательных, культурных и этических ценностей спорта" говорил и Генеральный директор ЮНЕСКО Федерико Майор на открытии II-й Международной конференции министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание в спорте, которая была посвящена обсуждению темы: "Гуманистическая миссия физического воспитания и спорта". "Если спорт имеет смысл, - подчеркнул Федерико Майор, - то он заключается в гуманном характере спорта и его вкладе в утверждение гуманизма" [Выступление Генерального директора..., 1988, с. 7, 8].

Аналогичные мысли неоднократно высказывал и президент МОК Самаранч. Так например, в одном из своих интервью он сказал: "Я могу смело утверждать, что олимпийское движение сегодня больше, чем когда бы то ни было опирается на идеалы Кубертена. Эти идеалы братства, дружбы, взаимопонимания и гармоничного развития личности способствуют созданию лучшего и более спокойного мира. Никто не может утверждать, что они устарели или что нет смысла их сохранять" [Samaranch, 1989, p. 376]. В своем приветствии участникам III Всероссийской научно-практической конференции "Олимпийское движение и социальные процессы" (13-14 октября 1992 г., Санкт-Петербург), он отметил, что "современный мир и спорт, который является его важным проявлением, нуждаются в духовности", и очень важно продолжать, стойко сохранять традиции олимпийского движения, ее моральные и воспитательные ценности [Обращение президента, 1994, с. 2].

Выступая 6 ноября 1995 г. перед участниками 50-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, в повестку дня которой было включено обсуждение олимпийского идеала, Самаранч еще более четко сформулировал эту позицию: "олимпийское движение делает все возможное, чтобы народы планеты могли гармонично развиваться... Рассматривая спорт как часть образования и культуры, олимпийское движение стремится внедрить такой образ жизни, который основан на радости творчества и который гармонизирует умственное и физическое развитие личности... говоря о воспитании в духе олимпийских идеалов, мы говорим об этическом воспитании личности". "По поручению всего олимпийского движения, - заявил Самаранч, - позвольте мне выразить уверенность, что при любых обстоятельствах мы будем использовать олимпизм как знамя мира и гуманизма" [Президент МОК на трибуне ООН, 1996, с. 7].

Главный вопрос в данной дискуссии состоит, повидимому, в том, каким образом можно добиться гуманизации современного спорта (особенно спорта высших достижений), если она вообще возможна.

Дадим характеристику основных подходов к ответу на этот вопрос.

Поиски путей гуманизации современного спорта

Проблема гуманизации современного спорта - глобальная, общечеловеческая проблема. Поиски путей ее решения ведутся во многих странах в течение уже многих лет. Предлагалось и предлагается множество различных подходов к решению данной проблемы. Их рассмотрение начнем с характеристики подхода, который мы называем "предельно общим" и который является, пожалуй, самым распространенным, хотя и не самым лучшим.

Предельно общий подход. Многие сторонники гуманизации современного спорта ограничиваются резкой критикой тех дисфункциональных проявлений, которые все явственнее проступают в сфере современного спорта (в первую очередь, спорта высших достижений), призывают покончить с этой ситуацией, возродить (создать) более гуманный, "человечный" спорт, но не указывают, как это конкретно можно сделать, в лучшем случае высказывая лишь некоторые абстрактные соображения и догадки [см.: Быховская, 1989, Конфликт, 1980; Allisson, 1988; Doupona, Petrovic, 1997; Lumer, 1995; Woloszyn, 1996].

Вот несколько иллюстраций такого предельно общего (абстрактного, недостаточно конкретного) подхода: "Давно пора пересмотреть основные принципы спорта, иначе он рискует превратиться, вследствие безжалостной эксплуатации, в нечто совершенно иное. Мы должны пересмотреть и систему организации спорта, и, что еще важнее, его цель - его вклад в формирование современного человека, с должным учетом психофизиологической самобытности спорта, а также тех глубоких перемен, тех изменений масштаба вещей, которые связаны с деятельностью сил и структур, руководящих общественной эволюцией" [Майо, 1971, с. 4 ]; "Мы должны приложить все усилия, чтобы спорт высшего класса не утратил фактора "Человек"" [Lohre, 1981, p. 22]. "Необходима подлинная гуманизация международных спортивных отношений, всех форм контактов в олимпийском движении. Следует затормозить процесс девальвации морально-этических ценностей олимпизма (а затем и положить ему конец)" [Суник, 1993, с. 23 ]; "Игровые идеи должны быть сформулированы по-новому. Вместо соревновательных игр нужно создавать новые формы игр, которые больше способствуют оздоровлению и инициативе участников... Необходимо спроектировать новую модель игр, которая обеспечивала бы демократизацию в достижении цели и т.д." [Rosh, 1972, S. 69] и т.п.

Призывы к гуманизации спорта, как и других сфер жизни, нужны, но вряд ли ими можно ограничиваться. Braisted [1975] справедливо заметил по этому поводу, что недостаточно пустых слов с использованием терминов вроде "международное взаимопонимание". Эти слова, по его мнению, должны быть дополнены разработкой конкретных международных совместных проектов, ориентированных на взаимовыгоду каждого из участников.

Высказывается и такое мнение, что вообще ничего не надо предпринимать. В конечном итоге сам объективный ход событий решит все проблемы. Для иллюстрации такого подхода приведем слова одного современного писателя, на которые ссылается Певцевич в своей статье "Честная игра и олимпизм": "Олимпийские игры стали своего рода силой; как всякая новая сила, они вызывают тревогу в кругах бизнеса и политики. Что нам делать? Думаю, что делать нечего. Внутренние противоречия Игр будут нарастать. В конце концов произойдет взрыв, и в нашем усталом мире родятся новые, более благородные Олимпийские игры, которые не будут уже интересовать ни бизнесменов, ни политиков" [Певцевич, 1983, с. 27].

Иногда предлагаются определенные и в принципе достаточно правильные пути решения обсуждаемой проблемы, однако, лишь в самом общем, недостаточно конкретизированном виде. Приведем для иллюстрации два примера такого подхода.

На 25-й сессии Международной Олимпийской академии проф. Frasca [1985] из Италии выступила с докладом "Преодоление противоречий в основных принципах олимпизма как необходимая цель для его правильного использования в качестве средства взаимопонимания между народами и нациями". Характеризуя современный спорт, в первую очередь международный, в рамках олимпийского движения, и учитывая его противоречивый характер, она сравнила его с двуликим Янусом. Frasca отметила в своем докладе, что предпринимаемые олимпийским движением усилия воплотить в жизнь олимпийские идеалы, к сожалению, не дали ожидаемых результатов: на смену космополитизму пришел национализм, "агонизм трансформировался в насилие, атлеты эксплуатируются и продаются, а индивид приносится в жертву экономическим, социальным и политическим интересам". Несмотря на желание содействовать объединению, Олимпийские игры, "все более и более разделяют людей" [p. 109].

В связи с этим Frasca ставит вопрос: "Что можно сделать для преодоления этой парадоксальной ситуации, связанной с основными принципами олимпизма: братство-соревнование, космополитизм-национализм, равенство-неравенство-дискриминация, агонизм-антагонизм? И самое главное, каким образом можно привести человека, как атлета и гражданина, к истинному пониманию олимпийских идеалов, так чтобы эти идеалы могли стать средством мирного сосуществования, а не борьбы?" [p. 109]. По ее мнению, нельзя решить эту проблему на "политическом" или "коллективном" уровне, когда спортсмен представляет не только себя, а также свою команду, нацию и страну, которая желает, используя спортсмена, создать свой идеальный образ - идеологический, политический, экономический или, между прочим, образ силы" [p. 109]. Поэтому "единственная надежда спасти дух олимпизма, - считает Frasca, - связана с индивидуальным уровнем, на основе более точной интерпретации спортивного действия". Речь идет о том, чтобы рассматривать это действие в первую очередь как "средство выражения и коммуникации" [p. 111]. В этом плане спортивное действие, считает Frasca, можно сравнить с художественным действием, которое также выполняет экспрессивно-коммуникативную функцию, является для артиста средством самовыражения [p. 112]. В идеале, подчеркивает она, "между атлетом и его соперником должен быть "диалог", основанный на "понимании", которое является самым высоким, глубочайшим уровнем коммуникации, и пронизанный "симпатией" в строгом этимологическом смысле этого слова, а значит, общностью чувств и переживаний, единственно подлинным гарантом братства и любви" [p. 113].

В качестве второго примера используем статью Озера (Австрия) "Философско-этические аспекты предельных возможностей человека в спорте", которая опубликована в австрийском журнале "Эстеррайхишес журналь фюр шпортмедицин", № 2, 1984 [Озер, 1984]. Автор статьи отмечает прежде всего огромный вред всякой идеологизации спорта, независимо от того, идет ли речь о "национал-социалистичепском физическом воспитании", о марксистской "физической культуре" или о западных вариантах экономической идеологии общества успеха. Эта идеологизация, по его мнению, "приводит к столь же очевидным порокам развития спорта, какими являются применение допинга, анаболических стероидов, психо-регуляции и т.д.".

Главную причину легкости, с какой спорт поддается идеологизации, Озер усматривает в том, что до сих пор остается открытым вопрос о смысле и цели спорта. По его мнению, не отвечает на него и девиз олимпизма "быстрее - выше - сильнее", который определяется как "религия спортсменов", ибо он не указывает, "почему и для чего это нужно". В связи с этим, отмечает Озер, возникает дилемма: чистый (свободный от всякой идеологии) принцип ориентации на результат открывает возможность для вывода о допустимости любого (в том числе и безнравственного) способа повышения результата. С другой стороны, любое дополнение к нему создает опасность идеологизации, поскольку оно так или иначе несет в себе мировоззренческую, религиозную или политическую идеологию.

Где же выход, возможно ли вообще и как именно предотвратить идеологизацию и отчуждение спорта - вот главный вопрос, который интересует автора статьи. Путь решения данной проблемы, считает он, связан с идеей самовыражения, которая была разработана Платоном и Аристотелем. Эта идея "основывается на многослойной структуре человеческой личности и смысл ее состоит в том, что физическая, эмоциональная и рациональная сферы деятельности человека должны находиться в состоянии функциональной гармонии. Любое нарушение этой гармонии вредно в моральном отношении, поскольку оно в конечном счете приводит к разрушению человеческой личности". Данный принцип самовыражения, считает Озер, и может стать основой решения обсуждаемой проблемы, "поскольку он запрещает любое манипулирование, наносящее ущерб спортсмену".

С теми прекрасными, гуманистически ориентированными предложениями и пожеланиями, которые высказывают Rosella Isidori Frasca и Эрхард Озер, в принципе можно согласиться. Однако, к сожалению, так и остается неясным, а как практически воплотить в жизнь эти предложения и пожелания.

Большинство сторонников гуманизации спорта, как справедливо указывает исследователь из Болгарии Нонев [1989], "видят исцеление его в утверждении этических и эстетических принципов" [с. 18]. Но весь вопрос опять-таки состоит в том, чтобы определить конкретные пути, средства и методы достижения этой цели, и не только выяснить их, но и претворить их в практические действия. К сожалению, вновь прав Нонев, отмечая, что "много было сказано и написано по этому поводу, но слишком мало сделано, чтобы претворить слова в конкретные дела" [с. 18-19]. К такому же выводу приходит и Ольшански (Польша). Он отмечает, что "после Олимпийских игр в Монреале, Москве и Лос-Анджелесе можно составить солидный том публикаций, направленных против насилия в спорте и рекордомании, за гуманизацию спорта... Повсеместно говорится о необходимости гуманизации спорта, но в этом направлении мало что делается" [Ольшански, 1986, с. 34].

Иллюстрацией такого абстрактного подхода может служить точка зрения по данному вопросу, которую высказал Ральф А. Вераккиа (США) в своей статье "Проблемы современного олимпизма": "Преподаватели, спортсмены, тренеры, родители и администраторы должны (выделено нами - В.С.) ставить олимпийский идеал честной игры, стремления к совершенству и укрепления мира выше стремления к победе любой ценой, получившего ныне такое распространение во многих странах"[Вераккиа, 1978, с. 17]. Мы выделили слово "должны". На чем основано это долженствование? Как побудить к этому спортсменов, тренеров и т.д.? На этот вопрос в статье не дается никакого ответа.

Чаще всего "утверждение этических принципов", сохранение духа честной игры, борьбу с насилием в спорте и другими антигуманными проявлениями в спорте связывают с воспитанием. Так например, президент МОК Х.А. Самаранч, подводя итоги международного семинара по вопросам честной игры и борьбы с насилием в спорте (ноябрь 1982 г., Монако), сказал: "Бороться с насилием, отстаивать дух честной игры нужно путем воспитания всех участников спортивной деятельности - спортсменов, спортивных деятелей и публики" [цит. по: Певцевич, 1983, с. 28]. В то же духе высказывался и Джон Т. Пауэлл (Канада): "Решение проблемы неэтичного поведения спортсмена лежит в воспитании... только воспитание в духе олимпизма..., в духе олимпийских идеалов и принципов олимпийского движения позволит спортсмену, как бы он ни был молод, сделать правильный выбор. Воспитание, отвращающее от неэтичных поступков в спорте, - это дело не только тех, кто прямо связан со спортом; это дело также общества в целом, дома, емьи, церкви, школы, ровесников" [Пауэлл, 1984, с. 20]. В принципе с этим также можно согласиться. Но вновь возникает тот же вопрос относительно средств, методов, технологии реализации поставленной задачи.

Охарактеризуем теперь конкретные предложения, программы и попытки их реализации, имеющие целью указать пути и средства гуманизации современного спорта2 . Таких предложений и программ в последние десятилетия высказано немало. Их можно подразделить прежде всего на две группы, взяв за основу такого подразделения отношение к охарактеризованной выше "жесткой" модели соревновательного спорта.

В первую группу мы включаем все те предложения и программы, в которых речь идет о том, чтобы, сохранив соревновательную модель спорта, основанную на таких принципах, как соперничество, конкуренция, превосходство, максимальная результативность, измерение и сравнимость результатов, выявление победителей и т.д., вместе с тем трансформировать ее в более гуманную.

Ко второй группе мы относим те предложения и программы, которые ориентированы на полный отказ от соревновательной модели спорта, замене его моделью с такой "идеологией", которая вообще не предполагает соревнования и конкуренции.

Рассмотрим обе эти группы предложений и программ. Начнем с характеристики предложений и программ, относящихся к первой группе.

Активизация просветительской работы (олимпийского образования). Чаще всего гуманизацию современного спорта (при сохранении его соревновательного характера) связывают с активизацией просветительской работы, которая имеет своей целью ознакомить спортсменов, тренеров, организаторов спортивных соревнований с гуманистическими идеалами и ценностями, разъяснить их смысл и значение в сфере спорта, обосновать их важное место в олимпизме, сформировать систему знаний об Олимпийских играх и олимпийском движении, об идеалах и ценностях олимпизма и т.д. Для обозначения этой педагогической деятельности обычно используют термин "олимпийское образование".

Олимпийскому образованию придается важное значение в гуманистическом духовно-нравственном обновлении спорта [см. Баринова, 1994; Гутин, 1984; Петлеваный, 1997; Печерский, Сучилин, 1994; Родиченко, Столяров, 1996; Столяров, Петлеваный, 1997; Сегал, 1989; СТОЛЯРОВ, 1988 е, 1989 в, 1992 а, 1993 е; Твой олимпийский учебник, 1996; Andrecs, 1984; Landry, 1985; Niedermann, 1984; Nissiotis, 1981 и др.]. При этом исходят из того, что, согласно данным педагогических и социологических исследований (см. выше), спортсмены и другие субъекты современного спорта, как правило, имеют низкий уровень олимпийской образованности, не обладают достаточно глубокими знаниями об истории олимпийского движения и особенно об олимпийской философии, о целях и задачах олимпийского движения, об идеалах и ценностях олимпизма, что, безусловно, препятствует их ориентации на гуманистические культурные ценности.

Еще в 1979 г. на генеральной ассамблее всемирной ассоциации НОКов /АКНО/ НОК Мальты предложил, чтобы изучение олимпийской идеи было в мировом масштабе включено в программы школ всех ступеней, от начальных школ ждо университетов. О необходимости развертывания и активизации олимпийского образования, особенно детей и подростков, вовлекаемых в спорт, говорится во многих международных официальных документах последних лет. Так, в Международной хартии физического воспитания и спорта, принятой ЮНЕСКО, под которой поставили свои подписи представители почти всех государств-членов ООН, содержится призыв включать в государственные программы социального и культурного развития воспитание молодежи в духе принципов олимпизма. В резолюции 3-й сессии Межправительственного Комитета по физическому воспитанию и спорту при ЮНЕСКО (1983) высказано пожелание ко всем государствам-участникам Комитета "ввести или усилить преподавание олимпийских идеалов в школах и учебных заведениях в соответствии с их собственной системой образования".

В Олимпийской хартии - главном официальном документе современного олимпийского движения - специально подчеркивается, что МОК и НОКи должны всемерно содействовать олимпийскому образованию молодежи, пропаганде основополагающих принципов олимпизма, распространению олимпизма в учебных программах по физическому воспитанию и спорту в школах и вузах [Олимпийская хартия, 1991, с. 26].

В 1961 г. была создана Международная олимпийская академия как организация при МОК, ответственная за реализацию образовательных задач олимпийского движения. Академия регулярно обсуждает вопросы олимпийского образования на своих ежегодных сессиях, посвящает им специальные заседания. Значительное внимание этим вопросам уделяется в работе и Национальных олимпийских академий, которые созданы во многих странах. Академии организуют семинары и лекции, издают и распространяют справочные материалы и другую литературу по этой тематике, разрабатывают программы и методики олимпийского образования применительно к различным группам детей и молодежи, проводят большую работу на основе этих программ в школах и других учебных заведениях, и т.д. [см. например: Mach’ mit bei..., 1994; The Olympics..., 1984, 1990; The VIC Health Olympic Schools Project, 1992 и др.]. Международной олимпийской академии и Национальным олимпийским академиям отводится особенно важная роль в разъяснении и пропаганде духовно-нравственных ценностей олимпизма. В Статусе Международной олимпийской академии говорится о том, что она "должна функционировать как мировой культурный центр олимпизма, призванный служить цели охраны и распространения духа олимпизма и олимпийских принципов, а также изучению и применению педагогических и социальных принципов Игр и научного подкрепления олимпийской идеи" [цит. по: Szymiczek, 1979, р. 106]. Исходя из этого член МОК Nikolaos Nissiotis, в течение многих лет бывший президентом МОА, рассматривал Международную олимпийскую академию как "духовный центр" всего международного спортивного и олимпийского движения.

Для активизации работы по олимпийскому образованию детей и молодежи в связи с празднованием 100-летия образования МОК и 100-летием современных Олимпийских игр при поддержке президента МОК в 1994 г. создан Руководящий комитет проекта всемирной кампании "Национальные олимпийские комитеты в действии: олимпийские идеалы через образование". Председателем комитета является член МОК в Канаде Кэрол Энн Летерен, имеющая обширный опыт организации олимпийского образования в своей стране. Многие идеи, разработанные этим комитетом, в составе которого был и представитель России, нашли отражение в национальных системах олимпийского образования, формируемых ныне во многих странах.

Важную роль в активизации олимпийского образования сыграл XI Олимпийский конгресс в Париже в 1994 г. Конгресс разработал современный подход к олимпийскому образованию, который исходит из того, что олимпийское образование важно не только для детей и молодежи. Наоборот, в него должны быть вовлечены все слои населения. Вот что сказал по этому поводу на Конгрессе Президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч: "Обучение олимпизму должно осуществляться на всех уровнях общества". Этот призыв зафиксирован и в заключительном документе Конгресса: "Распространение этических, культурных и воспитательных ценностей олимпизма должно быть интенсифицировано всеми участниками олимпийского движения" [Final document..., 1994, p. 415].

Первая комплексная программа олимпийского образования, связанная с проведением Олимпийских игр, была разработана в Канаде в 1976 г. В последующем такие программы были разработаны Национальными олимпийскими академиями США (1984 г.) и Германии (1988, 1992, 1994), а также группами педагогов по заказу Оргкомитета Олимпийских игр в Калгари (1988), Альбервилля (1992), Лиллехаммера (1994) и Мельбурна (1996) [см. Muller, 1996, р. 76 ].

В нашей стране, как известно, в течение длительного времени в области спорта основное внимание уделялось лишь рекордам и победам и отвергалась необходимость проведения работы по олимпийскому образованию и воспитанию молодежи на том основании, что эта работа не вписывается в рамки коммунистического воспитания 3 .

Заметим, что именно по инициативе и под руководством автора данной работы в нашей стране в начале 80-х гг. была начата разработка научных и методических основ олимпийского образования детей и молодежи. В ходе этой работы на основе теоретического анализа, изучения и обобщения зарубежного опыта олимпийского образования были уточнены содержание, цели, задачи, средства и методы педагогической деятельности в рамках олимпийского движения c учетом общей концепции этого движения, идеалов и ценностей олимпизма [Столяров, 1984 б, в, 1988 в, 1989 в; Stolyarov, 1983, 1984 b, 1985 и др.]. На основе ряда социологических опросов, в том числе международных, получена важная социологическая информация о состоянии и эффективности олимпийского образования школьников, студентов, юных спортсменов в нашей стране и некоторых других странах. Выявлены и обоснованы основные направления и пути совершенствования олимпийского образования учащейся молодежи и юных спортсменов. Были разработаны и первые программы олимпийского образования - для учащихся ДЮСШ, юных футболистов, школьников и студентов. Результаты всей этой работы изложены не только в публикациях, но и в ряде диссертаций, выполненных под нашим руководством [см. например: Гутин, 1984; Самусенков, 1989; Сегал, 1989; Баринова, 1994; Ипатов, 1995; Самусенкова, 1996; Кудрявцева, 1996; Петлеваный, 1997 и др.].

После тех существенных изменений, которые за последнее время произошли в нашей стране, в том числе в области спорта, стали предприниматься и первые практические шаги по олимпийскому образованию детей и молодежи. В 1992 г. Олимпийский комитет России приступил к созданию постоянно действующей системы олимпийского образования детей и молодежи. 5 марта 1994 г. был издан совместный приказ Минобразования России и Олимпийского комитета России № 51/84а "Об организации изучения вопросов олимпийского движения и Олимпийских игр". В нем предусматривается широкий комплекс мер методического, кадрового и информационного обеспечения работы по олимпийскому образованию учащейся молодежи.

Начиная с 1994 г. в рамках традиционной Всероссийской научно-практической конференции "Олимпийское движение и социальные процессы" проводится Всероссийское совещание "Практика олимпийского образования", на котором обсуждаются актуальные вопросы теории, методики и практики олимпийского образования. В течение двух последних лет во многих школах Москвы, Красноярска, Смоленска, Сочи, Челябинска и других городов проводятся олимпийские уроки, викторины, дискуссии и другие акции олимпийского образования детей и молодежи. 9 школ России включились в предложенную Австралийским олимпийским комитетом "Сеть Дружбы", которая является частью школьной программы празднования олимпийских юбилейных дат. Все более важную роль в распространении олимпийских знаний играют 9 региональных олимпийских академий, созданных за последние годы в нашей стране.

В просветительской работе по разъяснению и пропаганде идей олимпизма, олимпийского движения особый акцент делается на проведении этой работы во время учебного процесса в школах, вузах и других учебных заведениях, и в первую очередь в рамках тех учебных дисциплин, которые непосредственно связаны с областью физической культуры и спорта (на уроках физкультуры, занятиях по физическому воспитанию). В последнее время многие ученые и педагоги обращают внимание на необходимость существенного повышения доли такой информационной, разъяснительной, пропагандистской работы на уроках по физкультуре, занятиях по физическому воспитанию. Все более широкое распространение получают и занятия, специально организуемые для этих целей - "олимпийские уроки", "уроки олимпийских знаний", "уроки олимпизма", "олимпийские часы" и т.д.

Многие ученые и специалисты полагают, что для повышения эффективности работы по разъяснению и пропаганде идей олимпизма она должна проводиться не только на учебных занятиях, непосредственно связанных с областью физической культуры и спорта, но и в рамках других учебных дисциплин, особенно гуманитарных. Так, в диссертации Сегал [1989], выполненной под нашим руководством, не только подробно разъясняется и обосновывается это положение, но вместе с тем разработаны конкретные программы и методические рекомендации по организации олимпийского образования школьников старших классов на уроках истории, литературы и других дисциплин. Сегал справедливо рассматривает такую работу как одно из конкретных проявлений межпредметных связей в образовании, на необходимость усиления которых обращают внимание многие ученые и педагоги.

В настоящее время во многих странах подготовлены различные методические материалы, включая кино- и видеофильмы, для проведения работы по разъяснению и пропаганде идей олимпизма в учебном процессе [см. например, The Olympics..., 1984, 1990; The VIC Health Olympic Schools Project, 1992]. Работа по созданию таких программ и материалов начата и в нашей стране. Коллективом авторов (Родиченко В.С., Асмолов А.Г., Кофман Л.Б., Столбов В.В., Столяров В.И. и др.) разработан программный материал по основам олимпийских знаний, который включен в Программу физического воспитания учащихся 8 класса общеобразовательных школ [см. Родиченко, Асмолов и др., 1996]. Вышло первое издание учебного пособия для школьников "Твой олимпийский учебник" [1996], которое рекомендовано Министерством образования РФ в качестве учебного пособия для учреждений образования России. В пособии в доступной и занимательной форме излагаются материалы о древних Олимпийских играх, о становлении и развитии современного олимпийского движения. его значимости для общества. На очереди - последующие, в том числе и региональные, издания "Учебника". Подготовлен и выпущен целый ряд других учебных и методических материалов для организаторов олимпийского образования детей и молодежи [Агеевец, Поликарпова, 1996; Возвращение к олимпийским идеалам, 1992; Евсеев и др., 1995; Олимпийское образование в школе, 1997; Паршиков, Пузырь, 1994; Печерский, Сучилин, 1994; Приглашение в страну "Фэйр Плэй", 1993; Столяров, 1989 в; Усаков, 1995; Чернецкий, 1993 и др.].

Общепризнано, что для разъяснения и пропаганды идей олимпизма должно использоваться не только учебное, но и внеучебное время. Апробированы на практике и разнообразные формы такой работы: проведение конкурсов "знатоков олимпизма"; Олимпийский День; изготовление олимпийский символики, фильмов и слайдов, а также проведение конкурсов рисунков, фотографий и т.п., театральные постановки на спортивную и олимпийскую тематику; оформление стендов, фотовитрин и даже "олимпийских залов"; проведение лекций, семинаров, диспутов, дискуссий, конференций, викторин по олимпийской тематике, обсуждение интересных книг или фильмов, посвященных спорту, Олимпийским играм; встречи с известными спортсменами, участниками Олимпийских игр и тренерами сборных команд; организация шефской помощи ветеранам спорта, бывшим олимпийцам. К числу важных форм организации олимпийского образования относят также работу школьных, городских и т.д. Олимпийских клубов и музеев.

Важная роль в активизации и повышении эффективности информационной, разъяснительной и пропагандистской работы, направленной на усиление гуманистической ориентации субъектов современного спорта, отводится средствам массовой информации [см. Виноградов, 1990; Пац-Помарнацкий, Седов, 1982; Седов, 1985; Kaniuk, 1973; Kirsh, Preising, 1984; Mcgregor, 1989; McIntosh, 1984 b; Smith, 1976 и др.]. В общем докладе на тему "Роль физического воспитания и спорта в подготовке молодежи" первой Международной конференцией министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание и спорт (эта конференция была организована ЮНЕСКО в сотрудничестве с Международным советом по физическому воспитанию и спорту и состоялась 5-10 апреля 1976 г. в штаб-квартире ЮНЕСКО), говорится по этому поводу: "С тем чтобы физическое и спортивное воспитание превратить в один из элементов современного гуманизма и фактор культуры, необходимо выполнять ряд условий... В этой связи следует упомянуть о роли средств массовой информации. Как представляется, эти средства в настоящее время уделяют слишком много внимания зрелищным аспектам спорта, а им следовало бы стремиться больше к воспитательной роли, особенно путем показа пользы спорта для всех" [Окончательный доклад, 1976, с. 8].

В рамках олимпийского образования особое внимание уделяется разъяснению и пропаганде среди детей и молодежи принципов "Фэйр плэй"("Честной игры"). Эти принципы часто обсуждаются и активно пропагандируются на сессиях Международной Олимпийской Академии. Им специально была посвящена, например, сессия Академии 1993 г. Аналогичные усилия предпринимают и Национальные Олимпийские академии ряда стран - Канады, США, Германии и др. [ см. напр.: Сборник материали, 1983 ]. Определенную активность в этом плане начинают проявлять и Олимпийские Академии, созданные недавно в нашей стране. Большую работу по разъяснению и пропаганде принципов "Фэйр плэй" ведет Международный Комитет честной игры, основанный в 1964 г. Международной ассоциацией спортивной прессы и Международным Советом физического воспитания и спорта (СИЕПС) при поддержке ЮНЕСКО. В этой работе Комитет сотрудничает с Международной ассоциацией борьбы за спорт без насилия и Международным фондом борьбы с насилием в спорте. Эти три организации создали совместный консультативный орган под названием "Международное содружество борьбы с насилием в спорте и пропаганды честной игры".

Принципам спортивной этики, "Фэйр плэй" ("Честной игры") посвящены не только научные труды [см. например, Ethics and sport, 1995; Fair play. Sport, 1996; Heinila, 1974; Lenk, Pilz, 1989; McIntosh, 1979], но и официальные документы различных международных организаций, связанных со спортом и олимпийским движением. Так например, эти принципы подробно разъясняются в "Манифесте о спорте" [1971], в "Манифесте о честной игре" [1977] которые были разработаны и опубликованы Международным Советом физического воспитания и спорта, а также в новом тексте "Манифеста о честной игре", принятом на заседании Международного комитета честной игры в 1992 г. [Manifesto, 1992].

Особенно важное значение придается разъяснению и пропаганде принципов "Фэйр плэй" среди детей и подростков, поскольку именно в этом возрасте закладываются основы той системы ценностных ориентаций, которые в последующем будут определять все их поведение, в том числе и в спорте. В ряде стран - например, в Канаде, Швейцарии, Германии и др. - для детей и молодежи разработаны и реализуются в клубах, школах и других учебных заведениях образовательные программы, направленные на воспитание у них понимания и уважения принципов "честной игры" [см. например, Binder, 1993; Lekarska, 1983]. Данные программы основываются в первую очередь на объяснении детям и подросткам принципов "Фэйр плэй". Например, предлагается обсудить с юными спортсменами такие ситуации: игрок своей или противоположной команды уличен в неблаговидном поступке во время или после матча; успешное выступление своей команды игроки встречают овацией, а хорошее выступление противника освистывается ими, неудачное выступление соперника вызывает насмешки и т.п.

С целью привлечь внимание детей к принципам "Фэйр плэй" в 1994 г. в связи с проведением чемпионата мира по футболу в Америке официальный спонсор чемпионата - компания "Сникерс" совместно с ФИФА организовали детский конкурс. Детям предлагалось нарисовать рисунок на тему "Честная игра". Этот конкурс проводился во всех странах, чьи команды участвовали в чемпионате. Победители конкурса были приглашены на чемпионат мира в США и перед каждой встречей команд выносили на поле флаг "Честной игры".

Предпринимаются также попытки разработать нравственные кодексы поведения тренеров, журналистов и самих спортсменов, в том числе юных, чтобы содействовать их поведению в духе принципов "Фэйр плэй". В качестве примера можно привести "Кодекс юного олимпийца", который был разработан нашей аспиранткой Ю.П. Сегал [1989]. При некоторых международных спортивных федерациях созданы комиссии по этике для проведения в жизнь таких кодексов.

Известный немецкий философ, олимпийский чемпион по гребле Ленк, ориентируясь на "модель самоформирующегося, интеллектуально развитого спортсмена", обращает внимание на необходимость и еще одного важного направления просветительной деятельности в сфере спорта. Спортивные соревнования, указывает он, предоставляют определенные возможности для "самоформирования и самовыражения" спортсмена: "для личности возникает возможность выразить себя в социальной обстановке, а также активно самостабилизироваться посредством действия". Однако помимо соревновательной деятельности, считает Ленк, нужны и другие средства воспитания и образования спортсмена, ставящие "целью доведения его до уровня критического мышления, дискутирования и способности к самостоятельности, независимым суждениям". К сожалению, отмечает он, "развитию у спортсменов способности к интеллектуальной и критической деятельности, направленной на глубокое осознание роли и значения своих спортивных достижений, уделяется слишком мало внимания". В связи с этим "многие спортсмены, особенно молодые, еще не умеют критически анализировать роль и последствия их спортивной деятельности, равно как и логично, ярко говорить и быть уверенными в себе, т.е. не имеют способностей, крайне необходимых, чтобы "подавать" свои достижения общественности. Поэтому просветительная деятельность, воспитывающая в спортсмене критическое мышление, должна быть руководящим принципом в работе тренеров". Ленк указывает некоторые средства этой деятельности: "Так как в настоящее время спортсмены не способны к перевоплощению в достаточной степени, - пишет он, - необходимо помочь им в организации публичных выступлений, играющих существенную роль в формировании личности, а также помочь спортсменам осознать глубокую общественную значимость их деятельности, развить навыки рациональной оценки, научить их быть более индивидуально выразительными, полемизировать и достойно "подавать" себя публике"[Ленк, 1979, с. 120-124]. В качестве примера практической реализации такой программы воспитания, образования, просвещения спортсменов Ленк указывает систему тренировки гребцов, которую применял его тренер и учитель Adam [Adam, 1975, 1978].

Среди сторонников развертывания и активизации олимпийского образования весьма часто наблюдается чрезмерное увлечение просветительской работой. Возлагаются неоправданные надежды на то, что путем одной разъяснительной работы - на основе лекций, бесед, "олимпийских уроков" и т.д., с помощью одних лишь лозунгов и призывов удастся изменить ориентацию спортсменов и других субъектов спорта на более гуманистическую.

В последнее время все в большей степени осознается, однако, тот факт, что хотя разъяснение и пропаганда принципов "Фэйр плэй", равно как и других духовно-нравственных идеалов и ценностей олимпизма, да и вообще повышение уровня олимпийской образованности, имеют очень важное значение, но сама по себе эта информационная, разъяснительная работа вряд ли способна решить (по крайней мере в полном объеме) проблему гуманизации современного спорта, и в частности, устранить присущие ему антигуманные явления.

Ведь реальное поведение участников спортивных соревнований, их ориентация на определенные идеалы и ценности зависит не только от знаний, но и от многих других, пожалуй, еще более важных, факторов. К их числу относятся, в частности, как было показано выше, особенности самого спорта, организации спортивных соревнований и подготовки к ним. Поэтому многие ученые и специалисты гуманизацию спортивных соревнований связывают прежде всего с поиском и использованием таких гуманных видов спорта, а также форм (моделей) организации спортивных соревнований, которые ориентируют участников соревнования на духовно-нравственные и эстетические ценности, не развивают стремление победить любой ценой, не дают повод для насилия, грубости, агрессивности, национализма, формируют стремление к самосовершенствованию, гармоничному развитию и высоконравственному поведению в духе идеалов олимпизма, принципов "Фэйр плэй", побуждают не только к соперничеству, но и к сотрудничеству, единению участников соревнований, активизируют их общение друг с другом, а также с природой и т.д.

Поиск и использование более гуманных видов спорта, а также форм (моделей) организации спортивных соревнований. В рамках рассматриваемого подхода к решению проблемы гуманизации современного спорта иногда ограничиваются указанием на необходимость перехода - особенно в работе с детьми - от той модели спорта, которую мы назвали выше "жесткой", к модели, имеющей более высокую гуманистическую направленность, не указывая конкретно, что представляет собой эта новая модель. Так например, ученый из Японии Yamamoto, пытаясь ответить на вопрос о том, какая же модель в будущем придет на смену традиционной модели, которая сложилась в рамках спорта высших достижений и "может разрушить человеческое существо как целое", пишет: "Вероятно, она будет принадлежать к особому слою мира спорта как особой культуры. Настанет время сформировать другой тип соревнования, отличный от современного..." [Yamamoto, 1988, p. 119].

Некоторые специалисты полагают, что гуманистическую ценность современного спорта можно повысить за счет развития таких видов спорта, которые имеют более высокий гуманистический, культурный потенциал. Этот путь решения обсуждаемой проблемы предлагает, в частности, Суходольский. Он обращает внимание на то, что, хотя спорт - это всегда борьба, но все-таки важно учитывать существенное различие в этом плане между разными видами спорта: "Характер борьбы одного человека с другим носит борьба, тогда как легкая атлетика имеет совсем другой характер, так как является соревнованием индивидуальных усилий, необходимых для преодоления, скажем, препятствий. Футбол и хоккей представляют собой соревнование людей, объединенных в два противопоставленных коллектива. А альпинизм вообще не является борьбой человека с человеком, а только борьбой человека с противостоянием природы и собственной слабостью. Наконец, игра в шахматы является борьбой чисто интеллектуальной. Кстати, известный психолог Пьер Бове, говоря о сублимации инстинкта борьбы, упоминает о шахматах". Исходя из этого Суходольский и формулирует свои рекомендации относительно путей повышения культурной ценности международного спорта: "Естественно, мы не намерены уговаривать спортсменов, чтобы бросили стадионы и стали играть в шахматы. Но было бы, пожалуй, рациональным требованием, чтобы больше внимания уделялось тем видам спорта, в которых нет непосредственной борьбы человека с человеком или команды с командой. Спорт, в котором не присутствует непосредственная борьба, менее зрелищен, но и он имеет свою публику, об этом свидетельствуют, например, лыжи или водные виды спорта" [Суходольский, 1987, с. 4].

Более широко распространен, однако, подход, при котором учитывается зависимость гуманистической ценности спорта от того, какие соревнования и каким образом проводятся, как организована подготовка к ним, какие ценности, нормы и образцы поведения поощряются в ходе соревнований и подготовки к ним, каков характер этих поощрений (моральный, материальный и т.д.), кто может участвовать в соревнованиях и т.д., т.е. от формы (модели) организации спорта. Исходя из этого вносятся определенные предложения, направленные на гуманизацию современного спорта.

В частности, для решения данной проблемы нередко предлагаются определенные изменения в системе оценки выступлений участников соревнований, их выявления и поощрения победителей.

Один из шагов в этом направлении - введение определенных форм поощрения не только для победителей соревнований, но и для тех участников, кто демонстрирует подлинно "спортивный дух", поведение в соответствии с принципами "Фэйр плэй". Как известно, в спортивной практике для поощрения рыцарского поведения спортсменов уже давно используются определенные призы и награды. Так, Международный Комитет "Фэйр плэй" с самого начала своей деятельности ежегодно присуждает две награды. Одна из них - "Трофей Пьера де Кубертена за благородный жест" - присуждается за выдающийся пример честной игры, показанный спортсменом в течение предыдущего года, независимо от того, является ли спортсмен профессионалом или любителем, какого он возраста, знаменит или малоизвестен. Основанием для присуждения награды является поступок, совершенный спортсменом во исполнение писаных или неписаных правил спорта, либо из гуманных побуждений, если этот поступок "стоил или мог стоить спортсмену победы". Этой наградой были отмечены многие известные спортсмены. Другая награда Комитета - "Трофей Пьера де Кубертена за благородство на протяжении спортивной карьеры" присуждается спортсмену, завершившему свою карьеру, если в течение этой карьеры он неизменно демонстрировал во время соревнований истинно спортивный дух и способствовал пропаганде такого духа. Первым таким призом в 1964 году был награжден итальянский бобслеист, олимпийский чемпион, многократный чемпион мира Эугенио Монти. Тех, кто проявляет благородство в спорте, Комитет награждает и другими наградами: Почетным дипломом и Благодарственными письмами.

Призы и награды за высоконравственное поведение спортсменов вручает не только Международный комитет честной игры. В некоторых странах существуют, например, призы, вручаемые спортсменам за проявление благородства и самоотверженности. Так, болгарская газета "Народен спорт" ежегодно проводила анкету среди читателей, цель которой пропагандировать проявления гражданской доблести, благородства и самоотверженности болгарских спортсменов. Ею учрежден и специальный приз "Спорт, этика, мужество". В 1985 г. обладателем приза стал капитан волейбольной команды г. Силистры Петр Даскалов, спасший шесть человек во время несчастного случая, происшедшего на берегу Черного моря. Венгерский союз легкой атлетики ежегодно вручал премии за "джентльменскую" спортивную карьеру, за джентльменский спортивный поступок и за воспитание подрастающего поколения в духе "Фэйр плэй" (она вручается преподавателям, тренерам, журналистам и т.д.). В последние годы работа в этом направлении стала проводиться и в нашей стране. С 1990 г. комиссия "Фэйр плэй", созданная при Олимпийском Комитете России (автор данной работы - член этой комиссии), ежегодно вручает призы победителям конкурса "Спортивная честь".

В рамках деятельности, направленной на поощрение "рыцарского" поведения спортсменов заслуживает внимания опыт учреждения на многих чемпионатах по различным видам спорта специального приза "Фэйр плэй" для спортсмена или команды. В разных видах спорта по-разному определяются лауреаты этого приза. В хоккее на траве единственным критерием является меньшее число замечаний от арбитров. На соревнованиях по футболу и хоккею на льду учитываются результаты игр, а также штрафные очки за различные нарушения. Например, на чемпионате мира по футболу в Испании применялся следующий порядок выявления лауреатов приза "Фэйр плэй": за каждый матч в отборочной группе командам начислялось по 5 баллов, в четвертьфинальной - по 6, за матч в полуфинале - 7 и за участие в финале - 8. Из суммы этих баллов, набранных командой, вычитались штрафные очки: за желтую карточку - 1, за красную - , дисквалификация игрока на одну игру обходилась в 2 очка, уход игрока с поля без разрешения судьи - 2, предупреждение судьи, объявлявшееся капитану для всей команды - 5, уход с поля всей команды - 22 очка. После того как из суммы баллов были вычтены штрафные очки, результат делился на количество сыгранных командой матчей. При равных показателях преимущество отдавалось той сборной, которая провела больше матчей.

Указанные выше призы и награды за "рыцарское" поведение предназначены спортсменам высокого класса. Однако предпринимаются попытки поощрения и поведения юных спортсменов в духе принципов "Фэйр плэй". Одну из попыток такого рода в 1989 г. под нашим руководством предпринял аспирант Самусенков.

Им был организован конкурс среди юных футболистов, в ходе которого тренер регулярно (после каждой игры) оценивал их действия по следующим показателям: точное соблюдение правил игры; отказ от грубой игры; умышленная затяжка времени; оскорбительные выражения в чей-либо адрес; поздравление соперника с победой; принятие победы или поражения без насмешек над противником; внешний вид на поле; беспрекословное выполнение судейских решений; признание своих ошибок; четкое выполнение установок тренера; эстетическое выполнение технических элементов (красота действий); благородные поступки. Юные футболисты были поставлены в известность о ходе конкурса и оценке их поведения тренером по указанным критерия. Тренеры обсуждали действия юных футболистов после каждой игры и проводили беседы о спортивной этике, принципах "честной игры", их роли в спорте, в частности, в футболе, о высоконравственном поведении известных спортсменов, в том числе олимпийцев, во время состязаний и в жизни и т.д. [см.Самусенков, 1989].

Для формирования поведения спортсменов в духе принципов "Фэйр плэй" вводятся также определенные изменения в правила соревнований, позволяющие наказывать тех спортсменов, которые отступают от норм честной спортивной борьбы.

Например, международная федерация гандбола приняла решение налагать наказания на провинившихся игроков, а не на всю команду, ввести прогрессивно ужесточаемые наказания, чтобы создать атмосферу нетерпимости вокруг серьезных и регулярных нарушений правил, особенно в ситуациях физического соприкосновения с противником. Международная федерация баскетбола ввела новую классификацию нарушений правил: неумышленное нарушение, обусловленное ходом игры; умышленное нарушение, признанное серьезным; нарушение, влекущее за собой дисквалификацию; техническая ошибка, являющаяся нарушением правил игры.

Изменение правил игр и соревнований используется и в рамках ряда образовательных программ "Фэйр плэй". Этой стороне дела уделяется, например, существенное внимание в программе "Фэйр плэй", разработанной Швейцарской Ассоциацией физического воспитания для школьников. Эта программа предусматривает обучение детей и подростков такому изменению правил игр и соревнований, которое содействует "честной игре".

Особый интерес с точки зрения формирования стимулов к ориентации на гуманистические ценности представляют попытки (в основном, правда, в рамках массового спорта, а не спорта высших достижений) не просто поощрения высоконравственного поведения спортсменов, но и учета их поведения при выявлении победителей соревнований.

В частности, в мини-баскетболе, предназначенном для детей от 8 до 12 - 13 лет, международная федерация баскетбола ввела дополнительные очки: за внешний вид команды (состояние инвентаря, одежды, обуви), за дисциплину (во время игры, в столовой и т.д.), за поведение тренеров. Благодаря этой системе победа не всегда достается выигравшей команде: ей засчитывается проигрыш, если она не набрала достаточного числа очков за поведение.

Как известно, в "художественных" видах спорта (фигурное катание, художественная гимнастика и др.) важное значение судьи придают эстетике, красоте действий спортсмена. Интересны попытки учета эстетических факторов при определении победителей и в других видах спорта (вспомним в связи с этим, что элланодики - олимпийские судьи - прежде всего выносили суждение о фигуре, телосложении, физическом совершенстве атлетов). Так, известный педагог Сухомлинский, проводя спортивные соревнования (например, по легкой атлетике) в Павлышской средней школе, обставлял их судейство таким образом, что победа оценивалась не только по результатам, но также по красоте движений и поступков. По его мнению, в работе с детьми вообще должны преобладать "соревнования на первенство по красоте, изяществу, гармоничности движений", а соревнования в скорости следует рассматривать как второстепенный элемент [Сухомлинский, 1971, с. 170 ].

Предлагаются и некоторые другие изменения в организации спортивных соревнований. Так, многие ученые и специалисты предлагают усилить игровую направленность детско-юношеского спорта, используя не только традиционные подвижные игры, но также сюжетные, приключенческие игры, игры-эстафеты, народные игры, национальные виды спорта и т.д.

В последние годы все большее внимание уделяется тому, чтобы дать возможность участвовать в спортивных соревнованиях людям различного возраста, пола, физической подготовленности и т.д. Первый шаг на этом пути - организация спортивных соревнований специально для тех групп населения, которые ранее по тем или иным причинам исключались из сферы спорта. В качестве примера можно сослаться на организацию и проведение Параолимпийских игр и других спортивных соревнований для инвалидов, Специальных Олимпийских игр для лиц с нарушением интеллекта, Международных Макси игр (International Maxi Games), участниками которых являются спортсмены старше 30 лет и т.д.

Логическим продолжением этой линии гуманизации спорта является приспособление, адаптация спортивных игр и соревнований к определенным условиям, возрасту и подготовленности участников, специфическим задачам, которые планируется решить. Усилия в решении данной проблемы направляются в двух основных направлениях. С одной стороны, модифицируются, адаптируются (например, на основе изменения правил) традиционные виды спорта. С другой стороны, делаются попытки разработать новые формы игровой и спортивной активности.

Например, в США с 1989 г. успешно реализуется программа "Челенджер" - развития среди инвалидов бейсбола с несколько видоизмененными правилами. На основе введения определенных изменений в правила соревнований ориентированию развивается ориентирование по тропам, которое позволяет участвовать в этом соревновании лицам с ограниченными физическими возможностями (инвалидам) [см. Бреггинс].

В качестве другой иллюстрации сошлемся на программу физической активности под названием "Киви-спорт", которая разработана и реализуется на практике в Новой Зеландии. "Киви-спорт" представляет собой программу начального спортивного обучения, позволяющую привить детям простейшие двигательные навыки любой спортивной дисциплины. Этой программой предусмотрена различная модификация традиционных правил спортивных игр и соревнований, а также используемого инвентаря, с целью приспособить их к возможностям 9 - 12-летних детей [см. Kiwi sport, 1988]. В рамках программы "Киви-спорт" разработаны такие игры, как киви-баскетбол, киви-теннис, киви-софтбол, а также киви-нетбол - предназначенный для детей вариант нетбола - новой игры, возникшей в Австралии и Новой Зеландии. В других странах на основе игр с мячом созданы такие игры как пассобол, чукбол и др. [см. Puettmann, Jumpertz, 1984].

В нашей стране также предпринимаются попытки разработать спортивные игры для детей и подростков по упрощенным правилам, чтобы дать возможность произвольно организующимся командам проводить физкультурно-спортивные мероприятия в условиях двора, по месту жительства [см. например, Клусов, Цуркан, 1984].

Одним из вариантов указанного выше направления гуманизации спорта является такая организация (на основе изменения правил, оборудования и т.д.) игр и соревнований, при котором в них совместно и на равных могут участвовать люди разного пола, возраста, физического состояния и т.д. Для этого разрабатывается методика, позволяющая сравнивать результаты лиц различного пола и возраста.

В качестве иллюстрации можно сослаться на модель соревнований, разработанную в Японии. Программа этих соревнований включает в себя 5 тестов: прыжки в длину с места, наклон вперед из положения лежа, отжимания, челночный бег и бег на 5-минутную дистанцию. Эти тесты могут выполнять лица различного пола и возраста, начиная с 4-летнего возраста (бег на 5-минутную дистанцию - с 8 лет). Результат, показанный в каждом упражнении, переводится в определенную сумму баллов (от 0 до 10). Наряду с оценкой отдельного упражнения определяется и комплексная оценка за 5 упражнений. На основе учета общей суммы баллов, полученных при выполнении всех тестов, определяется класс (категория) физической подготовленности. Всего таких классов (категорий) 5 и один - в случае, если не набрана нужная сумма баллов - внеразрядный [см. Тест..., 1992]. Аналогичная программа очно-заочных соревнований для детей и молодежи в возрасте от 7 до 20 лет разработана и в нашей стране. Она включает в себя выполнение 5 упражнений - бег на 30 м., прыжки в длину с места, сгибание и разгибание рук в упоре лежа, наклоны туловища вперед и бег на 1000 м. [см. Вавилов, 1995]. К этому типу соревнований относится и проведение международных заочных спортивных соревнований, например, между городами нашей страны и Канады. Содержание данной кампании заключается в том, что пять городов из каждой страны одновременно проводят неделю двигательной активности. Двадцать минут на физические упражнения приравниваются к условному "километру здоровья". Суть соревнования состоит в том, чтобы определить, какая пара городов, сложив свои "километры", дальше продвинется на пути укрепления здоровья.

Многие другие программы "гуманизации" традиционной модели организации и проведения спортивных игр и соревнований также основаны на введении в них определенных тестов физической подготовленности.

Так например, в США в 1986 г. специалистами Президентского Совета по физической подготовленности и спорту была разработана программа под названием "Вызов президента". Она включает в себя 5 упражнений: бег на 1 милю (1609 м.), челночный бег, подтягивание в висе (мальчики) и вис на согнутых руках (девочки), сгибание туловища из положения лежа на спине и наклоны вперед с прямыми ногами из положения сидя. По каждому из этих 5 упражнений на основе показателей большой выборки испытуемых установлены определенные нормы. Если результаты всех пяти тестов равны или превышают нормы, тестируемый получает Президентскую награду за лучшую физическую подготовленность, соответствующую его возрастной категории. Право соревноваться за Президентскую награду имеют мальчики и девочки в возрасте от 6 до 17 лет [см. О программе..., 1989]. Предпринимаются попытки реализовать такого рода программы и в нашей стране [см. напр., Вавилов, 1994, 1995]. Все большую популярность завоевывает Российское молодежное многоборье, которое позволяет через систему простейших тестов и упражнений определить и сравнить степень физической подготовки детей и молодежи.

Важное направление гуманизации спортивных соревнований многие ученые и специалисты усматривают в смещении акцента у участников на борьбу с собой, а не с соперником. Для этого предусматривается выявлять степень улучшения каждым участником своих предыдущих результатов, а не превышение им результатов другого [ср. Каменцер, 1989]. Вместе с тем, иногда основную задачу гуманизации "жесткой" модели спортивных соревнований при ее сохранении усматривают в том, чтобы сформировать у тех, кто в них участвует, высокодуховное чувство общности, единения, сотрудничества.

В этом плане интересны методические рекомендации по организации игр школьников, которые дают Singer и Ungerer-Rohrich [1984]. Они подчеркивают опасность преимущественной ориентации школьников на соревновательные игры и соревновательные ситуации в играх, предполагающие острую конкуренцию участников. В процессе обучения, по их мнению, прежде всего нужно использовать такие игры и такие игровые ситуации, в которых на первом месте находятся отношения сотрудничества, необходимо согласие интересов и желаний всех участников, терпимость по поводу частичной неудовлетворенности собственных желаний. Важно показать относительность понятий победы и поражения. Это можно начать хотя бы с того, чтобы не считать голов во время футбольной игры и тем самым дать понять, что игра важнее, чем результат. Если также внести некоторые изменения в правила игры - например, не разрешать никому два раза подряд бить по воротам, то тем самым, отмечают ученые, можно в какой-то мере воспрепятствовать тому, чтобы сильный игрок брал игру лишь на себя. У менее сильных игроков появятся шансы тоже получить мяч, поучаствовать в игре, улучшить свою подготовку. Учитель должен поощрять своих учеников к выдумыванию таких видоизмененных правил, которые, не исключая превосходства одних учеников над другими, отодвигали бы это превосходство на второй план, не позволяли бы возникать опасениям проиграть. В равной степени важно в процессе игр ставить как можно больше таких задач, которые можно решить только совместно, которые требуют умения поставить себя на место товарища, учитывать интересы или возможности всех участников и которые к тому же доставляют школьникам удовольствие. Групповые задания, отмечают Singer и Ungerer-Rohrich, также необходимо ставить таким образом, чтобы попытаться уйти от отношения конкуренции с другими группами. После выполнения задания надо обязательно обсудить действия группы, но не в сравнении с другими группами [см. Singer, Ungerer-Rohrich,1984, 294, S. 125-126].

Некоторые ученые для формирования и укрепления у участников чувства общности, солидарности предлагают делать акцент на выявление победителей в командных, а не индивидуальных соревнованиях: например, школьные соревнования проводить не как личные, а как командные и при этом учитывать не только общее количество участников, но и число членов команды, выполнивших определенный норматив [см. напр. Karatassakis, 1980].

Интересная программа проведения школьных командных соревнований разработана и используется в нашей стране Крепкиной, которая 15 лет выступала за сборную команду СССР по легкой атлетике и завоевала 103 золотых медали. Ею предложена новая модель школьного соревнования: матчевая встреча классов на многообразных "станциях" с нестандартным спортивным оборудованием, на котором выполняется то или иное упражнение (например, подтягивание, бросок мячом в баскетбольное кольцо, поднимание гантелей, вращение обручей и т.д.). Каждый участник соревнования сам выбирает любую "станцию" и за успешное выполнение задания получает жетон, который отдает в копилку класса. Жетоны можно получить и за выполнение заданий, связанных с искусством (например, за исполнение песни, рассказывание стихотворения и т.д.). На этих соревнованиях отсутствует личное первенство. Каждый ученик борется за победу своего класса, стараясь внести больший вклад в общую копилку. По количеству набранных жетонов определяются классы-победители [см. Бойко, Виноградов, 1994, с. 251-253]

Другой путь в рамках указанного направления гуманизации традиционной модели спорта - создание таких игровых ситуаций, постановка таких игровых задач, при которых участники должны стремиться к единой выгодной для них цели. Например, для группы участников ставится задача: пересечь зал, используя как можно меньше ног или сделав как можно меньше шагов [Daublebsky, 1977]. В этой ситуации участники игры не достигнут успеха, если они будут соперничать друг с другом или вредить друг другу. Они могут "выиграть" лишь в результате совместных действий.

С этой идеей связаны так называемые "кооперативные игры" ("игры сотрудничества"), при проведении которых учитываются не личные достижения отдельных участников или команд, соревнующихся друг с другом, а достижения всех участников в целом, объединенных в единую команду [см. Blumenthal, 1987; Deacove, 1981]. Например, перед командами, играющими в волейбол, ставится задача как можно дольше продержать мяч в воздухе; при проведении соревнований по легкой атлетике - в беге, прыжках, метании и т.д. - результаты, показанные всеми участниками, суммируются и этот общий результат сравнивается с тем, который они показывали ранее.

Важным направлением гуманистического обновления модели спортивного соревнования некоторые исследователи считают гуманизацию ее экологического эффекта, повышение ее роли в экологическом воспитании детей и молодежи. Эта идея ярко представлена, например, в разработанной в России концепции "экоспорта". Этот новый вид спорта предполагает перемещение спортсмена в трех средах - по земле, по воде и по воздуху с применением технических средств, не загрязняющих окружающую среду: с помощью велосипеда, роликовых коньков, скейтбордной доски, гребной или парусной лодки и устройства для передвижения по воздуху - параплана, дельтаплана и т.п. Экоспорт включает, следовательно, в себя три составляющих: активизацию физического развития и оздоровления в процессе движения в природных условиях, развитие творческих способностей и экологическое воспитание [см. Калинкин, 1996].

Некоторые исследователи в поисках путей гуманизации спорта обращают внимание на необходимость существенных изменений в организации не только соревнований, но и подготовки к ним, тренировочного процесса, спортивного отбора, на важность создания "новой воспитательной среды и организационной структуры" спорта в целом [Арвисто,Семенов, 1990].

Речь идет о внедрении в организацию всех сфер и компонентов спорта принципов гуманистической педагогики и психологии. Важнейшими из этих принципов являются:

- усиление внимания к личности каждого человека как к высшей социальной ценности; превращение ученика из объекта социально-педагогического воздействия педагога в субъекта активной творческой деятельности на основе развития внутренних мотивов к самосовершенствованию и самопреодолению, способности к интеллектуальной и критической деятельности, направленной на глубокое осознание роли и значения своей деятельности;

- формирование у человека мотивации на гармоничное развитие личности;

- демократизация в отношениях преподавателя с учениками;

- индивидуализацию в работе со спортсменами на основе получения и учета информации о состоянии их здоровья, уровне физической подготовленности, индивидуальных психологических особенностях;

- свободу выбора занимающимися форм занятий, их интенсивности и т.д.

Большинство ученых и специалистов, обращающихся к проблеме гуманизации современного спорта, полагают, что соблюдение этих принципов необходимо при использовании как традиционной модели спорта, так и новых моделей организации спортивных тренировок и соревнований, как в "спорте для всех", так и в спорте высших достижений. Более того, в настоящее время в сознании ученых, а также специалистов, работающих в области физической культуры и спорта, все более усиливается понимание того, что современные условия требуют перехода в организации всей физкультурно-спортивной работы с различными группами населения, и прежде всего с подрастающим поколением, на принципы гуманистической педагогики и психологии [cм. Бальсевич, 1988, 1993; Бальсевич, Лубышева, 1995; Виленский, Литвинов, 1990; Давыдов, 1996; Егоров, 1991; Лебедев, Филиппова, 1992; Ленк, 1979; Лубышева, 1992 и др.].

Так например, при обсуждении вопроса о перестройке системы физического воспитания, физкультурно-спортивной работы в вузах многие специалисты в числе основных направлений этой перестройки указывают прежде всего "гуманизацию, усиливающую внимание к личности каждого студента как к высшей социальной ценности, определяющую единство человека и природы, гармонию социального и биологического, целостность физического и психического, индивидуальность личности, формирование ее качеств и свойств: социальную активность, ориентацию на здоровый образ жизни, эстетические идеалы и этические нормы жизни". Подчеркивают, что она предусматривает также "демократизацию, определяющую содружество студентов и преподавателей в достижении целей физического воспитания, ориентацию на творческую деятельность преподавателя, оценку ее эффективности по конечному результату" [Лубышева, Грузных, 1991, с. 11 ]. К числу перспективных направлений в совершенствовании организации физического воспитания детей и молодежи относят также переориентацию "целевых установок физического воспитания на максимально возможное удовлетворение интересов каждого занимающегося, на возможно более полный учет его индивидуальных морфофункциональных и психологических особенностей, на обязательное соответствие содержания физической активности ритмам возрастного развития человека и фундаментальным закономерностям целенаправленного преобразования его физического потенциала", Полагают, что такая переориентация предполагает либерализацию, "которая предусматривает свободу выбора занимающимися форм занятий (в том числе и регламентированных учебными программами дошкольных, школьных и вузовских учреждений), свободу выбора режимов интенсивности занятий и планирования их результативности, возможность беспрепятственного изменения вида физической активности в соответствии с желанием занимающегося" [Бальсевич, Лубышева, 1995, с. 3, 7]. Для гуманизации учебно-воспитательного процесса предлагают и отказ учителя в своих действиях от так называемой насильственной парадигмы, суть которой сводится к тому, что "действия учителя по отношению к ученику разворачиваются по следующей схеме: если не будет желательного поведения, то тебе будет плохо" [Шаулин, 1994, с. 20 ].

К сожалению, чаще всего ограничиваются общими призывами к переходу на принципы гуманистической педагогики в организации физкультурно-спортивной работы. Редко встречаются конкретные "технологические" программы такого перехода. Одна из таких программ - применительно к организации занятий по физическому воспитанию студенческой молодежи на основе принципов гуманистической педагогики и психологии разработана и практически реализуется в течение ряда лет в России педагогическим коллективом кафедры социальной психологии и физической культуры Нижегородского архитектурно-строительного института под руководством Лебедева на основе концепции, разработанной им совместно с Филипповой [см. Лебедев, Филиппова, 1992].

В основу применяемой здесь системы физкультурно-оздоровительной работы со студентами, в ходе которой используются уникальные тренажеры, предназначенные для коррекции состояния опорно-двигательного аппарата, положены принципы гуманистической педагогики: организация личностного обучения в групповой форме; учет индивидуальных особенностей каждого студента в процессе социализации и применение проективных методов для их диагностики; осуществление активного социального обучения в целях педагогической коррекции. Основной акцент в ходе занятий смещен с обучения студентов определенным двигательным умениям и навыкам (традиционный подход) на совершенствование их индивидуального физического развития, физической культуры, прежде всего культуры здоровья, на формирование у них устойчивой социально-психологической установки на активные занятия физическими упражнениями. В ходе занятий создаются такие педагогические условия, которые позволяют студентам не только более глубоко и полно понять значимость этих занятий для любого человека, но и осознать необходимость их для них лично, повышают у студентов интерес к занятиям, делают их более привлекательными для них.

Принципиальная схема работы на основе этих принципов выглядит следующим образом. На первом курсе проводится детальное обследование и тестирование (с использованием эффективных педагогических и психологических методик, современной медицинской аппаратуры) каждого студента. Ставится задача получить достоверную, точную информацию не только о состоянии его здоровья (особенно об отклонениях в опорно-двигательном аппарате), об уровне его физической подготовленности и работоспособности, но и об особенностях его психики (принципиально новый, нетрадиционный подход), о тех существенных "пробелах" и недостатках, которые имеются у студентов во всех этих отношениях. На основе специально разработанной анкеты проводится и социологический опрос для получения информации об оценке самими студентами упомянутых выше параметров их физического и психического состояния.

С учетом всей этой информации разрабатывается и строится методика индивидуальной физкультурно-оздоровительной работы с каждым студентом. Прежде всего до каждого из них доводится полученная с помощью обследования и тестирования достоверная и точная информация о его здоровье, физической подготовленности и психических особенностях, что позволяет внести определенную коррекцию в сложившийся у них образ своего физического и психического "Я", в свою субъективную оценку различных параметров физического и психического развития. Это позволяет, в частности, избежать свойственной студентам (да и другим лицам) ошибочной (как правило, завышенной) оценки состояния своего здоровья и физической подготовленности, которая существенно влияет на их отношение к физкультурно-спортивной деятельности. Затем студентам разъясняется, каким образом с помощью специальных физических упражнений и тренажеров можно исправить выявленные у них недостатки в состоянии здоровья, отклонения в опорно-двигательном аппарате. Рекомендуются и средства коррекции психического состояния. Вместе с тем каждому студенту разъясняется, что его ожидает в будущем и, в частности, как это скажется на его семейных отношениях, на его профессиональной подготовке и т.д., если он не будет заниматься коррекцией своего физического и психического состояния с помощью физических упражнений. После этого студенты приступают к занятиям на специальных тренажерах, позволяющих внести существенную позитивную коррекцию в состояние их опорно-двигательного аппарата. Помимо групповых занятий каждому студенту представляется возможность индивидуально, в удобное для него время, заниматься на этих тренажерах. Значительное внимание уделяются выработке у студента умения самому разработать методику таких занятий, оказать помощь другим лицам в разработке такой методики и т.д.

Такой подход позволяет существенно индивидуализировать и "гуманизировать" физкультурно-оздоровительную работу со студентами, повысить в их глазах культурную ценность занятий физическими упражнениями, усилить их личную заинтересованность в этих занятиях, сформировать установку на активное включение в эти занятия в течение всей своей жизни.

Переход на принципы гуманистической педагогики и психологии в организации физкультурно-спортивной работы со школьниками ориентирован проект "Наш спорт - мое здоровье", разработанный коллективом специалистов под руководством Бальсевича. Проект предусматривает замену уроков физкультуры в школе, обычно проводимых в учебное время, на учебно-тренировочные занятия, которые выносятся за пределы академического расписания, а также свободу выбора видов спорта для занятий. Экспериментальная проверка проекта на базе школы № 32 г. Сургута показала его высокую эффективность и соответствие указанным принципам [см. Бальсевич, 1996; Бальсевич, Шестаков и др., 1997].

В последнее время поднимается вопрос о необходимости использования в практике организации физкультурно-спортивной работы концепции развивающего обучения [см. Давыдов, 1996], которая в полной мере соответствует принципам гуманистической педагогики и психологии. Сделаны и первые практические шаги в этом направлении. Так, Неверкович и Киршев разработали программу по физической культуре для начальной школы, которая практически реализует указанную концепцию в целях формирования двигательной культуры школьников [см. Неверкович, Киршев, 1997].

В связи с обсуждаемой проблемой заслуживает внимания и концепция антропоцентрической биомеханики, которую разрабатывают Дмитриев и Донской. В прикладном аспекте эта концепция, опираясь на идеи "гуманистической конверсии" образовательных технологий по принципу креасофии (творящей мудрости), ставит задачу таким образом организовать процесс обучения двигательным действиям, чтобы спортсмен, осваивая и совершенствуя эти действия, "осваивал" прежде всего самого себя, стремился не столько "показать результат", сколько "преодолеть себя" ("я есмь будущее самого себя" - я есть тот, к которому стремлюсь) [см. Дмитриев, 1997].

Определенную программу обучения двигательным действиям с позиций гуманизации взамен прежней "насильственной парадигмы" такого обучения предлагает и Шаулин [1994, 1996].

Он выделяет следующие общие принципы обучения двигательным действиям с позиций гуманизации: 1. Отказ в общении с учениками от насильственной парадигмы. 2. Создание условий для осознанного участия детей в учебном процессе, и в частности в процессе освоения двигательных действий. 3. Осуществление работы по перенацеленности детей с результатов обучения на способ его достижения. Шаулин, опираясь на работы Н.А. Бернштейна и Д.Б. Эльконина, отмечает, что любой вид двигательной активности направляется и определяется прежде всего смыслом двигательной задачи, а эффективность совершаемых ребенком движений зависит от содержательности, от жизненной значимости стоящих перед ним задач. Он ссылается и на работы других ученых, в которых были получены результаты, свидетельствующие о том, что обучение более эффективно, если цель деятельности ребенка сместить с ее предметных результатов на способы их достижения, когда ученик озабочен не тем, например, чтобы перепрыгнуть через "козла", а тем, чтобы освоить технику прыжка, овладеть способом данного действия.

Программа организации детского спорта высоких достижений на принципах гуманистической педагогики предлагается в Заявлении "Дети в спорте высоких достижений" Немецкого спортивного союза ФРГ (ДСБ) [1983].

Здесь отмечается, что нормальное развитие ребенка ни в коем случае не должно ставиться под угрозу ради кратковременного успеха в спорте. Следует развивать все двигательные способности, личностные качества, а также социальные потребности ребенка. При этом нужно избегать слишком ранней специализации в отдельных видах спорта или спортивных дисциплинах, а также форсированного развития отдельных двигательных навыков. Равное внимание следует уделять как спортивному результату, так и радости, которую приносит ребенку игра и ощущение принадлежности к коллективу. Результат, стремление к успеху, материальные и научные интересы не должны становиться самоцелью и тормозить разностороннее развитие ребенка.

Как указывается в Заявлении, в рамках спорта высоких достижений ребенок должен иметь достаточное для полного самовыражения поле деятельности. Спортивная подготовка детей должна подводить их к самостоятельной деятельности. Высокие результаты оправданы лишь при том условии, что ребенок рассматривает их как собственный успех и если они проистекают из его собственной спортивной мотивации. Для этого должна быть обеспечена доступная детям информация об организации тренировок и планировании соревнований, о возможных последствиях занятий спортом высоких достижений, а также закрепление за детьми права участия в решениях, касающихся их самих, - например, о виде тренировки, участии в соревнованиях или о продолжении занятий спортом высоких достижений. Ребенок должен научиться самостоятельно распоряжаться собой, но так, чтобы не наносить себе же ущерба; он должен научиться переживать неудачи, которые неизбежны в спорте.

В Заявлении обращается внимание и на то, что занятия спортом высоких достижений не должна иметь отрицательных последствий для будущей жизни юного спортсмена и мешать его учебе в школе. Спортивные интересы детей не могут служить основанием ни для их ущемления, ни для создания им привилегированного положения. Дети должны иметь возможность для социальных контактов не только в рамках тренировочно-соревновательного процесса, но и за пределами спорта - в семье, среди друзей и т.д. Следует всячески избегать социальной изоляции юных спортсменов, которая может возникнуть вследствие их особого положения. Нужно оставлять им достаточно времени и возможности для занятий на досуге теми видами деятельности, к которым у них есть склонность. Чтобы детский спорт высоких достижений отвечал этим требованиям и принципам гуманистической педагогики, указывается в Заявлении, нужно обеспечить выполнение ряда организационных мер. Прежде всего надо привести тренировочно-соревновательный процесс в соответствие с особым статусом ребенка, с его склонностями, способностями и условиями развития. Для этого необходимо разработать стандартные планы тренировки, основанные на бесспорных данных о способности детского организма переносить нагрузки. Содержание и методы тренировки должны соответствовать возрасту ребенка. Разнообразию форм двигательной активности и разносторонней общефизической подготовке должно отдаваться предпочтение перед ранней специализацией. Участие в тренировочно-соревновательном процессе должно оставлять ребенку достаточно времени для других занятий - учебы, общения с семьей, друзьями и т.д. Соревнования для определенных возрастных групп должны проводиться на строго определенном региональном уровне, чтобы, с одной стороны, предотвратить нежелательное в детском возрасте стремление к высшим спортивным достижениям как символу успеха, а с другой, чтобы избежать опасности переоценки личности ребенка и его достижений. Следует всемерно содействовать проведению командных соревнований и ограничить количество личных соревнований. Клубы и федерации должны заботиться о создании нормальных условий для учебы ребенка, его профессиональной подготовки, социальных контактов и т.д. не только в период его участия в спорте высоких достижений, но и после того, как он покинет "большой" спорт. Нельзя проявлять поспешность при зачислении ребенка в сборные команды высокого уровня. Право войти в сборную должно определяться не только исходя из уровня результатов на данный момент, но и на основе долгосрочного прогнозирования результатов.

Вторая группа организационных мер связана с тем, что тренер несет ответственность не только за спортивную подготовку, но и за общее воспитание вверенных ему детей. Он должен иметь достаточно четкое представление об основных проблемах биологического, психического и социального развития детей и уметь пользоваться этими знаниями на практике. Работая с детьми, тренер не должен руководствоваться общими правилами, действующими в спорте высоких достижений. Он должен знать и учитывать особое положение, возможности в плане спортивного результата и допустимый уровень нагрузок для каждого ребенка в отдельности. Эти специфические задачи нужно включать в курс профессиональной подготовки тренера.

Третья группа мер предполагает тщательное медицинское обследование детей. Оно, во-первых, должно гарантировать, что к занятиям на уровне спорта высоких достижений будут допущены только абсолютно здоровые дети, а, во-вторых, должно дать материал для рекомендаций относительно наиболее подходящих данному ребенку видов спорта и допустимых для него тренировочных нагрузок. Кроме того, подчеркивается в Заявлении, следует регулярно информировать родителей о том, каково положение их детей в спорте, об их перспективах и риске, связанном со спортивной деятельностью. Это нужно для того, чтобы родители могли выбрать верную педагогическую позицию и в нужный момент поддержать своих детей. Крайне важно обеспечить тесное сотрудничество и согласованность действий между семьей, спортивным клубом, школой и средствами массовой информации.

Один из важнейших принципов гуманистической педагогики и психологии - развитие внутренней активности человека, формирование у него потребности в постоянном самосовершенствовании, саморазвитии, самопреодолении. Необходимость организации всей спортивной работы, особенно в рамках олимпийского движения, на основе этого принципа в течение многих лет проповедует в своих книгах, статьях, выступлениях упоминавшийся выше философ и спортсмен-олимпиец из Германии Ленк [Lenk, 1972, 1976, 1979-1982, 1984? 1985]. При этом он исходит из тех идей, которые развивал и использовал на практике его тренер и учитель Адам [Adam, 1975, 1978].

До сих пор мы рассматривали предложения и программы гуманизации спорта, в которых речь идет о том, чтобы сохранив соревновательную модель спорта, трансформировать ее в более гуманную. Вместе с тем, как отмечалось выше, встречаются предложения и программы иного рода, требующие пересмотра самой сути спорта как определенного соревнования.

Нужна новая парадигма спорта: отказ от соревновательной модели. Иногда решение проблемы гуманизации современного спорта связывают с формированием и развитием не просто более гуманной соревновательной модели спорта, а вообще с отказом от соревновательного характера спорта, с переходом от соревновательной к "несоревновательной" его модели, в которой отсутствует разделение участников на победителей и побежденных, основной акцент смещен на сотрудничество, юмор, совместное творчество участников и т.д.

Так например, Furntratt и Galtung полагают, что если современный спорт и должен как-то способствовать укреплению международных отношений, то это произойдет не на основе соревнования, а помимо него [Furntratt, 1976, p. 76; Galtung, 1984, pp. 17-19].

Такой же подход к решению обсуждаемой проблемы демонстрируют и сторонники так называемых "новых игр" (иногда для их обозначения используются другие термины - "творческие игры", "игры доверия", "Playfair" и т.д.), получившие широкое распространение в США, Канаде, Германии и других странах [см. например: Orlick T., 1978; The New Games Book, 1976].

Эти игры строятся на следующих основных принципах: а) отсутствие победителей и побежденных4 ; б) не конкуренция, а сотрудничество участников: они помогают друг другу в достижении общей цели (например, перед командами, играющими в волейбол, ставится задача как можно дольше продержать мяч в воздухе, для группы участников ставится задача: пересечь зал, используя как можно меньше ног или сделав как можно меньше шагов и т.д. [см. Daublebsky, 1977]; в) все участники должны получать удовольствие от игры, вместе веселиться, а не смеяться над теми, кто проигрывает, как это имеет место в обычной соревновательной игре; г) ни один участник не может быть исключен из игры до ее окончания; д) в игре могут принять участие все желающие независимо от возраста, подготовки, состояния здоровья (инвалидности) и т.д.; е) каждый участник всегда уверен в том, что другие участники не нанесут ему повреждений, предохранят от них, помогут ему, обеспечат его безопасность.

В "новых играх" - в отличие от обычных спортивных соревнований - , как правило, совместно и на равных участвуют люди разного возраста, пола, физического состояния и т.д., а кроме того любой зритель может стать игроком, и каждый игрок по собственной инициативе может задавать тон игре, изменять ее характер, т.е. выступать в функции руководителя игры. Здесь всемерно поощряется рыцарское поведение, красота действий и поступков, взаимопомощь, творчество, фантазия, юмор. Как показывает практика, наиболее интересным моментом в организации "новых игр" является их придумывание. Для этого существует определенная методика [ см. Kraft, 1987; The New Games Book, 1976 ]. Все это ориентирует участников "новых игр" на сотрудничество, а не на конкуренцию, на борьбу с собой, а не с соперником, исключает проявления агрессивности и насилия.

Попытка разработать и использовать на практике аналогичную модель спорта, которая не предполагает выявление победителей, делает акцент в играх на кооперацию, сотрудничество, свободное самовыражение, изобретение собственных правил игры и т.д., предпринята и в Японии. Такого рода игры, учитывая их анти-спортивную (анти-соревновательную) направленность получили название "TROPS" (в этом названии использовано слово "SPORT" при его прочтении наоборот) [см. Kageyama, 1988, p. 146].

До сих пор мы рассматривали те предложения и программы по гуманизации современного спорта, которые не выходят за рамки самого спорта. Теперь обратим внимание читателей на такие предложения (программы), которые в целях решения данной проблемы затрагивают не только спорт, но и другие сферы, в первую очередь искусство.

Интеграция спорта и искусства. Широко распространено представление о том, что для гуманизации современного спорта требуется его, интеграция, синтез, сближение с искусством. При этом в первую очередь учитывают то обстоятельство, что искусство, по единодушному мнению специалистов, выступает как одно из основных и наиболее эффективных средств формирования и развития духовного мира человеческой личности: знаний, мировоззренческих установок, нравственных норм, эстетической культуры, творческих способностей и т.д. На основе этого полагают, что интеграция спорта с искусством будет способствовать повышению его духовно-нравственных, культурных начал.

Для иллюстрации такого подхода к гуманизации современного спорта приведем почти поэтические строки, которые написал польский философ Zuchora: "Спорт должен осознать культурно-созидательный потенциал искусства, способный вывести спорт из толпы, обрекающей его на одиночество; искусству следует научиться говорить языком спорта для того, чтобы установить более тесный контакт со многими тысячами зрителей. Спорт, обнаруживающий свои духовные ценности и богатства спонтанно и непосредственно, должен овладеть новой системой интерпретационных правил, обеспечивающих определенную интимность переживаний, позволяющих объединять впечатления с чувствами, сублимирующих отдельные нюансы и ощущения, позволяющих уловить то, что является "в известном смысле подспудным", и за маской крика увидеть настоящее лицо спорта. Искусству же, наоборот, следует изображать спорт более яркими красками, позволяя себе большую открытость в выражении чувств, что является необходимым условием для совместного переживания произведения; искусству следует снять с себя ничего не выражающую маску созерцания и открыть свое истинное лицо, которое, возможно, будет не всегда красивым, но зато более правдивым" [Zuchora, 1980, p. 61-62].

Идея интеграции спорта с искусством - не нова. Она зародилась еще в Древней Греции. Достаточно сослаться, например, на следующее высказывание Платона: "Поскольку есть два таких элемента в человеке, то хотелось бы сказать, что бог дал людям две способности: музыку и гимнастику, для темперамента и для приверженности к мудрости... чтобы они гармонировали друг с другом, и необходимо каждый из них подтягивать и отпускать, пока они не будут звучать в согласии друг с другом, как и требуется" [Цит. по Kunicki, 1986, p. 9].

В последующие годы идея интеграции спорта и искусства на основе укрепления союза между ними высказывалась и поддерживалась многими учеными и общественными деятелями.

Глубоким приверженцем этой идеи был основатель современного олимпийского движения Пьер де Кубертен [см. Landry, 1986 а; Nissiotis, 1986; Pierre de Coubertin and the Arts, 1994]. В своих работах [см. например: Coubertin, 1929] он неоднократно указывал на необходимость взаимодополнения и укрепления связи спорта с искусством. Он подчеркивал, что "искусство должно соседствовать со спортом", "должно быть связано с практикой спорта", что "спорт надо рассматривать как источник и как повод для искусства" и что "между атлетами, людьми искусства и зрителями должен быть заключен союз" [Coubertin, 1966, р. 17]. В "Олимпийских письмах", которые публиковались в "Ла Газет де Лозан" 26 октября 1918 г. Кубертен писал: "Олимпийское движение... предполагает всеобщее спортивное воспитание, которое доступно всем, отличается мужественностью и рыцарским духом и в совокупности с эстетическими и литературными занятиями является движителем национальной жизни и очагом гражданственности".

В укреплении союза между спортом и искусством Кубертен усматривал одно из важнейших социально-педагогических средств гармоничного развития человеческой личности, преодоления все усиливающегося разрыва между физическим и духовным развитием людей. Эту мысль он четко выразил, в частности, в своем выступлении в Париже в 1906 году 23 мая на открытии конференции по вопросам науки, искусства и спорта. "Мы должны, - подчеркнул Кубертен, - заново объединить узами законного брака давно разведенную пару - Тело и Разум. Их взаимопонимание длилось долго и было плодотворным. Но неблагоприятные обстоятельства разлучили их. Наша задача - снова соединить их ... Искусство должно быть связано с практикой спорта, чтобы из этого получилась взаимная выгода" [Coubertin, 1909]. Важную роль в укреплении этой связи, по мнению Кубертена, должны играть Олимпийские игры: "Искусство должно участвовать в современных Олимпиадах ... Какой же это праздник без музыки, стихов, живописно украшенных стадионов? Музы должны официально утвердиться на Играх". Как считал Кубертен, союз спорта с искусством и наукой может служить важным средством не только поднятия престижа спорта, но и его "облагораживания". В своей речи на открытии упомянутой конференции он следующим образом выразил эту мысль: "... Я созвал это совещание, чтобы рассмотреть вопрос: насколько, как и в какой форме искусство и гуманитарные науки могли бы участвовать в проведении современных Олимпиад, как они могут включаться во всеобщую спортивную практику, облагораживать ее, да и сами пользоваться ею. Это значит, что у нас двоякая цель: с одной стороны, мы хотим осуществить углубленное сотрудничество между наукой и искусством при возобновлении Олимпийских игр, а с другой - включить их сотрудничество и в повседневность, т.е. при организации обычных спортивных мероприятий...". При этом под "облагораживанием" спорта, спортивной практики Кубертен имел в виду повышение их культурной ценности, Об этом свидетельствуют, в частности, его слова, сказанные в связи с предложением ввести конкурсы искусств в программу Олимпийских игр: "Главное - пробудить интерес к конкурсам со стороны самой широкой общественности, чтобы все больше и больше людей осознавало спорт неотъемлемой частью культуры. В грядущих поколениях обязательно будут работники как умственного, так и физического труда, занимающиеся спортом с глубоким пониманием его культурной ценности. Время в этом вопросе идет с нами в ногу и работает на нас".

Идея Кубертена о необходимости укрепления союза спорта с искусством находит широкую поддержку в настоящее время, в том числе со стороны ученых и видных деятелей современного олимпийского движения. Активным сторонником этой идеи является президент МОК Х.А. Самаранч [см., например, Samaranch, 1990]. В своем послании организаторам выставки "Спорт в искусстве Китая" он, в частности, написал: "В Древней Греции атлетика и спорт были тесно объединены, особенно в связи с Олимпийскими играми. Величайшие поэты, ораторы и артисты принимали участие в церемониях, связанных с этими Играми... Идея Кубертена объединить спорт и искусство стала одним из основных принципов Олимпийского движения. Мы - участники этого Движения верим в то, что его идеи будут реализованы в спортивной практике, построенной на принципах честной игры и в гармонии с искусством, культурой и интеллектуальными усилиями" [см. China: Sport in art, 1990, p. 7]. Отвечая на письмо автора данной работы, в котором излагалась новая программа интеграции спорта с искусством, президент МОК написал: "Воспитание молодежи посредством синтеза спорта и культуры является одной из важнейших задач олимпийского движения. МОК готов оказать моральную поддержку и дать патронаж всем инициативам, содействующим союзу спорта, искусства и культуры". Неоднократно в поддержку идеи укрепления связи спорта и искусства высказывался и Федерико Майор - Генеральный директор ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО).

Весьма многообразны и практические шаги по реализации идеи синтеза, интеграции спорта и искусства в рамках спортивного и олимпийского движения. Одна из конкретных акций в этом плане - использование искусства (в различных его формах) для художественного "оформления", театрализации, дополнения спортивных соревнований. Речь идет, например, о торжественных церемониях открытия или закрытия этих соревнований, их музыкально-песенном оформлении, проведении их как "спортивно-художественных представлений" и т.п. [см. Коджаспаров Ю.Г., 1994; Тезисы. I Научно-методическая конференция..., 1996; Торопов, 1995; Masterson, 1986; Mezo, 1958; Samaranch, 1990]. Традиция такого объединения спорта с искусством заложена еще в Древней Греции при организации и проведении Олимпийских игр [cм. Зухора, 1980; Ривкин, 1969; Шанин, 1980; Arguel, 1994; Grys, 1994; Lambis, 1986; Marazov, 1982; Yalouris, 1971].

В последние годы все шире практикуется проведение фестивалей спорта и искусства, культурно-спортивных праздников и других подобных мероприятий, программа которых наряду с соревнованиями спортсменов включает в себя выступления артистов: танцоров, певцов, музыкантов и др.

В такого рода акциях в основном речь идет о внешнем сочетании спорта и искусства, поскольку в спорте при этом участвуют одни люди, а в искусстве - другие. Предпринимаются попытки исправить этот негативный момент интеграции спорта и искусства. Так например, в 1979 г. во Франции была создана "Ассоциация Друзей Дней Радуги", которая регулярно проводит культурно-спортивные фестивали детей из различных стран мира. Программа этих фестивалей комплексная. Она включает в себя мероприятия, имеющие чисто спортивный характер: легкую атлетику, плавание. футбол, настольный теннис, волейбол, баскетбол, а также интеллектуальные игры, такие, как шахматы и шашки. Однако помимо спорта программа фестиваля "Друзья Дней Радуги" предусматривает, что дети и их тренеры представляют мероприятия, свойственные культурным традициям их страны - песни, танцы, живопись, лепку, вышивание и т.п. Для заключительного гала-концерта каждая делегация готовит сценку или мини-спектакль в национальных костюмах, чтобы подчеркнуть общекультурный характер Дней Радуги. Программа фестиваля предполагает также проведение симпозиума для обсуждения специалистами различных социально-педагогических вопросов, касающихся детей, организацию художественных выставок и другие аналогичные мероприятия.

Программа фестивалей спорта и искусства обычно предусматривает проведение соревнований только в спорте или вообще не предусматривает каких-либо соревнований, конкурсов. Вместе с тем предпринимались попытки совместного проведения спортивных соревнований и художественны конкурсов. В связи с этим можно вспомнить, что еще в Древней Греции на Истмийских, Панафинейских, Пифийских, Немийских играх проводились состязания не только спортсменов, но также певцов, музыкантов, ораторов.

Широко распространенное мнение о том, что такого рода состязания проводились и на древних Олимпийских играх, не соответствует действительности. Как отмечает Bilinski, специально занимавшийся изучением этого вопроса, на Олимпийских играх Древней Греции выступали философы, ораторы, поэты, но среди них не проводилось соревнований и конкурсов: "в Олимпии искусство и литература никогда не включались в официальную сакральную программу олимпиады... Лишь некоторые ритуальные гимны и хоры можно было слышать в святой роще Олимпии" [Bilinski, 1994]. Daume также подчеркивал, что "в древних Олимпийских играх никогда не было художественных состязаний", хотя, отмечал он, Пиндар, Геродот, Тукидид и другие знаменитые мыслители древности вблизи священной рощи в Олимпии декламировали свои сочинения, а Мирон, Поликлет, Пракситель и Скопа создавали свои незабываемые скульптуры [Daume, 1981, p. 65].

Идею совместного проведения атлетических соревнований и художественных конкурсов на современных Олимпийских Играх пытался реализовать Кубертен. В 1906 г. он предложил включить в программу Олимпийских игр художественные конкурсы ("Penthatlon of the Muses") в 5 видах искусства: архитектуре, скульптуре, музыке, живописи и литературе. Такие конкурсы действительно проводились на Играх в период с 1912 по 1948 год. В 1912 г. в художественных конкурсах приняли участие представители 31 страны. На Играх 1936 года было проведено 15 художественных конкурсов. С 1952 г. по решению МОК художественные конкурсы на Олимпийских играх были заменены культурной программой (художественными представлениями, концертами, выставками и другими подобными мероприятиями) на Олимпийских играх.

При объяснении такого решения нередко ссылаются на низкое качество работ, представляемых на конкурсы, вследствие чего в ряде конкурсов победители не определялись и награды не вручались. Например, в 1924 г. в музыкальном конкурсе ни одна из медалей не была вручена; из 198 различных конкурсов на 7 Олимпиадах решено было не вручать 54 награды - 21 золотую, 13 серебряных и 21 бронзовую медаль - или 27% всех наград [см. Mezo, 1958 ]. Указывают на небольшое число участников, особенно из Европы, и почти полное отсутствие "известных" артистов. Отмечают также критическое отношение к конкурсам определенной части деятелей искусства, которые считали, что искусство не может быть сферой соревнования. В связи с этим обращают внимание на серьезные проблемы с жюри, учитывая субъективный характер критериев их оценки, отсутствие общего языка и общей философии и др. [cм. Lambis, 1986, pр. 79-80; Masterson, 1986, pр. 106-107].

В последние годы неоднократно поднимался вопрос о возрождении художественных конкурсов в программе Олимпийских игр. Этот вопрос специально обсуждался на 26-й сессии МОА. В пользу такого возрождения высказывались следующие аргументы:

- многие престижные международные конкурсы в различных видах искусства уже организуются и успешно оцениваются по тем критериям, которые обычно если и не полностью одобряются, то по крайней мере принимаются за основу (в качестве примера чаще всего приводилась Нобелевская премия за литературные произведения);

- возрождение художественных конкурсов на Олимпийских играх вдохновило бы создание многих произведений искусства на спортивную тематику, дало бы существенный толчок развитию художественного творчества во всем мире и оказывало бы дополнительное воспитательное и культурное воздействие на зрителей и спортсменов во время проведения Игр.

Вместе с тем большинство участников сессии выступило против идеи возрождения художественных конкурсов в официальной программе Олимпийских игр. При этом были высказаны следующие аргументы:

- сама природа искусства как средства художественного выражения в рамках или посредством определенной культуры не соответствует идее международных (а значит, межкультурных) соревнований;

- трудность решения вопроса о том, какие виды искусства (среди многих возможных его форм) должны стать предметом соревнования на Олимпийских играх;

- трудность установления объективных критериев для оценки произведения искусства, особенно на межкультурной основе;

- включение художественных конкурсов в программу Олимпийских игр создаст дополнительные трудности, связанные с ее перенасыщенностью;

- помимо трудностей в субъективной оценке выступления спортсменов в отдельных видах спорта (гимнастика, фигурное катание) добавятся дополнительные трудности, связанные с субъективной оценкой художественных конкурсов;

- нежелание известных деятелей искусства участвовать в такого рода конкурсах из-за опасения утратить свою репутацию;

- дополнительные проблемы для городов, проводящих Олимпийские игры, связанные с расселением артистов, их костюмами, безопасностью и т.д.

Участники дискуссии согласились с тем, что данный вопрос нуждается в дальнейшем обсуждении и рекомендовали МОК и комиссии МОК по культуре провести дополнительные консультации с экспертами и деятелями искусства по вопросу о поиске тех практических акций, которые могли бы быть осуществлены в рамках олимпийского движения для развития искусства без дополнительных осложнений, связанных с трансформацией традиционной программы Игр [см. Landry, 1986 b].

Попытки интеграции спорта и искусства связаны также с поисками путей их взаимообогащения. Иллюстрацией может служить использование опыта и средств пластических искусств в таких видах спорта, как фигурное катание, художественная и ритмическая гимнастика, фигурное катание и т.д. Современная гимнастика, особенно художественная, а также фигурное катание широко используют, к примеру, средства и методы хореографии [см. Лисицкая, 1984, 1987, 1988; Пахомова, 1980]. С другой стороны, наблюдается мощное воздействие спорта не только на моду в одежде, обуви, прическах, танцах и т.д., но и на искусство.

Спорт издавна - со времен античности привлекал внимание художников, писателей, поэтов, музыкантов [см. Олимпийский огонь, 1980; Спорт в изобразительном искусстве, 1981; Шанин, 1980; Arguel, 1994; Banciulescu, 1986; China: Sport in art.., 1990; Durry, 1986; Jeu, 1986; Krebs, 1996; Kuhnst, 1992; Lambis, 1986; Liponsky, 1974; Marazov, 1982; Pouret, 1972; Yalouris, 1971; Zuchora, 1981; Zukowska, 1978]5 . Со спортом связано появление и развитие таких новых направлений художественной деятельности, как спортивное кино, спортивная фотография, балет на льду и др. В настоящее время регулярно организуются выставки-конкурсы работ художников, скульпторов и т.п. на спортивную тематику, фестивали спортивного кино и т.д. [см. Durry, 1986].

Такие акции проводились и для детей. Так например, во время Олимпийских игр 1972 г. в Германии был организован международный детский конкурс на тему "Спорт в моей стране". На конкурс было прислано 18 тыс. работ из 67 стран. 700 работ были представлены на специально организованной выставке [см. Organizing Committee for the Games in Munich, 1972]. В 1988 году НОК Германии организовал для школьников художественный конкурс на тему: "Олимпийские игры - какими я их вижу". В конкурсе приняли участие 14425 школьников (начиная с 5 класса) из 776 различных школ Германии. Аналогичные конкурсы рисунков регулярно проводит Олимпийский комитет Румынии. В 1995 г. такой конкурс был проведен и в нашей стране.

К этому направлению деятельности примыкают и выставки произведений искусства, авторами которых являются спортсмены. Примером таких выставок могут служить международные бьеннале "Спортсмены - в искусстве" - художественные выставки, на которых собраны работы, выполненные бывшими и действующими спортсменами (первая такая выставка была проведена в Барселоне в 1986 году). Стремление к синтезу спорта с искусством проявляется и в таких акциях, как создание "балета на льду", гимнастических эстрадных ансамблей и т.д. Интересен опыт создания и работы в Германии "театров спорта и движения" [см. Bernd, 1988; Biermann, Wiskow, 1983; Michels, Fanger, Melchior; Pawelke, 1987, 1988; Rosenberg, 1990; Schmolke, 1978].

Можно отметить и другие акции, направленные на поиск гармоничного объединения, синтеза спорта и искусства: использование функциональной музыки на спортивных тренировках и соревнованиях [см. Коджаспаров, 1994]; создание футбольных команд, в составе которых - известные эстрадные певцы и другие лица, связанные с искусством; организация встреч спортсменов с деятелями искусства и придание этим встречам регулярного характера и т.д. Идея интеграции спорта и искусства (культуры в целом) лежала и в основе культурно-спортивных комплексов, которые создавались в нашей стране.

Важно отметить, что идея необходимости укрепления союза спорта и искусства, совместного и гармоничного их использования для решения важных социально-педагогических и культурных задач все больше проникает в процесс организации физкультурно-спортивной работы с детьми и молодежью. В ходе этой работы все большее внимание уделяется эстетическим аспектам - культуре и выразительности, "одухотворенности" движений, музыкальному сопровождению занятий. В программу занятий включаются игры, танцевальные элементы, танцевальные упражнения и танцы с разнообразным ритмическим рисунком, а также спортивно-музыкальные программы и театрализованные представления, формирующие такую культуру движений [см. Власов, 1994; Мейксон, Копылов, 1994; Bubner, Mienert, 1987; Funke, 1989; Haselbach, 1987; Metzenthin, 1983; Multer, 1984; Stossberg, Datzer, 1985; Tiedt, 1985, 1988].

Идея единства спорта и искусства реализуется и на основе использования в ходе физкультурно-спортивных занятий со школьниками сюжетных подвижных игр. Разрабатываются новые виды этих игр - подвижные приключенческие игры для детей, подвижные игры на современные сюжеты типа "Звездных войн" и др. [Patermann, 1991; Rose, 1992; Schmidt, 1992].

В нашей стране интересную систему сюжетных игр для использования на уроках физической культуры разработал Присяжнюк [1990]. Им составлены методические рекомендации по организации игр: "Путешествие по временам года", "Юные строители", "Потанцуем и споем", "Соревнования республик", "Поиск секретного пакета" и др. Учитель из Архангельской области Пестерев организует занятия по физкультуре со школьниками III класса в виде театрализованного урока. Один из таких уроков проводится, например, в виде "урока индейцев". Учитель, как и его ученики имеют индейский стилизованный наряд - повязка на голове, высокие перья в волосах, отсутствие обуви. Все упражнения проводятся как игры индейцев с использованием необычных снарядов (имитация оружия индейцев - томагавков) и оборудования (например, канат длиной 30 м). Эти аксессуары создают атмосферу необычности, которая стимулирует активность детей, их внимание.

К числу новых форм физкультурно-спортивной работы со школьниками на основе идеи интеграции спорта с искусством относится и так называемый "комплексный урок". Каждый такой урок имеет свою тематику, например: "Природа и мы", "Экология и человек", "Живые страницы истории", "Олимпиады древности" и др. Поэтому он способствует не только оздоровлению школьников, совершенствованию их физической подготовленности, но и развитию их познавательной активности.

Соревновательная программа комплексного урока включает в себя 6 этапов. 1-й этап (обязателен для всех комплексных уроков независимо от тематики) - командный бег на дистанцию 500 м., команда включает 20 человек (10 мальчиков и 10 девочек). Все участники стартуют одновременно. Результат командного бега определяется по сумме времени первого и последнего участника команды. Победители в командном беге определяются по наименьшей сумме времени в каждой группе классов. 2-й этап - прохождение контрольных пунктов. Контрольное время прохождения - 1 ч. 30 мин. На каждом контрольном пункте (всего их 10) команды, участвующие полным составом, получают задания по литературе, истории, географии, математике, биологии, экологии, медицине, туризму, музыке и физической культуре. На первых 9 пунктах дается по 5 заданий-вопросов (за каждый правильный ответ начисляется 1 очко, затем очки суммируются), а на 10-м пункте - задание по физкультуре (например, стрельба из пневматической винтовки - стреляют два человека, мальчик и девочка; победитель определяется по сумме удачных выстрелов). За лучший командный результат по сумме набранных очков дается 10 баллов, за 2 место - 8 баллов, за 3 место - 7 баллов и т.д. 3-й этап - конкурс художников - участвуют по 2 человека от команды, которые выполняют рисунки на асфальте, фанере, ватмане - в зависимости от темы урока. Контрольное время выполнения - 1 час. Победители определяются по качеству выполненных работ. 4-й этап - спортивный конкурс, в котором от каждой команды участвуют 2 мальчика и 2 девочки (число участников может быть увеличено). Программа конкурса включает в себя: подтягивание у мальчиков, сгибание и разгибание рук в упоре лежа у девочек. Победители определяются по группам классов по наибольшей сумме выполненных упражнений членами каждой команды. 5-й этап - конкурс эмблем и газет, участвуют по 2 человека от команды и 6-й этап - эстафетный бег: 8 x 200 м. В команде 4 мальчика и 4 девочки. Победителем считаются команды, показавшие лучшее время по группам классов. По каждому виду соревнований определяют победителя по группам классов, а также победителя в абсолютном первенстве независимо от группы классов (по наименьшей сумме мест, занятых во всех 6 этапах соревнований) [см. Меркулов, 1994].

Интересен проект организации Всемирных игр школьников-спортсменов ("World Scholar-Athlete Games"), разработанный Институтом международного спорта (США). Предполагалось провести эти игры в 1993 г. в США с участием около 2 000 школьников (в возрасте 16-19 лет), проявляющих способности в спорте или в искусстве (литературе, живописи, поэзии, пении). Планировалось участие представителей 125 стран. Программа этих Игр (предполагалось проводить их раз в два года) предусматривала спортивные соревнования по футболу, баскетболу, волейболу и теннису. Причем, команды планировалось составить на основе случайной выборки из участников, чтобы каждая из них включала представителей разных стран. Теннисные соревнования должны были быть только парными - отдельно для юношей и девушек. В соревнованиях по теннису и волейболу должны были участвовать и команды, составленные из девушек и юношей. Помимо соревнований в 4 видах спорта программа Игр предусматривала проведение конкурса литераторов и художников, а также выступление певцов в объединенном всемирном хоре школьников на церемонии закрытия Игр. К сожалению, мы не располагаем информацией о том, были ли проведены эти Игры.

Учитывая огромную роль олимпийского движения для современного спорта многие ученые, специалисты, общественные деятели в поисках путей решения обсуждаемой проблемы обращаются к олимпийскому движению.

Предложения и программы, связанные с олимпийским движением. Прежде всего ставится вопрос о необходимости более четкой ориентации олимпийского движения на гуманистические идеалы и ценности, а также об активизации его усилий на практическую реализацию в спорте и посредством спорта этих идеалов и ценностей. Этот вопрос неоднократно поднимали и мы в своих прежних публикациях, подчеркивая при этом два важных обстоятельства.

Во-первых, мы обращали внимание на возросшую потребность в активизации усилий олимпийского движения, направленных на реализацию гуманистических идеалов и ценностей в спорте и посредством спорта. Спорт получил широкое распространение во всем мире. Сложилась и успешно функционирует широкая система регулярных международных спортивных встреч и состязаний (в Европе, к примеру, не проходит недели, чтобы не проводился какой-нибудь крупный турнир, чемпионат мира или континента), в ходе которых выявляются и награждаются сильнейшие спортсмены. Этих спортивных соревнований стало уже так много, что в последнее время довольно часто поднимается вопрос об их сокращении. Немаловажно и то, что обнаружился широкий круг антигуманных, дисфункциональных проявлений в сфере спорта. Причем, выявилась тревожная тенденция не снижения, а усиления этих явлений. Наконец, важен и тот факт, что единственный выход из той кризисной ситуации, в которой очутилось человечество в конце ХХ столетия, как все более осознается, состоит в гуманизации всех сфер общественной жизни, в том числе и спорта.

В этой новой для олимпийского движения ситуации основная его задача, повидимому, уже не может состоять в том, чтобы налаживать или расширять международные спортивные контакты (они и без того весьма обширные и этим занимаются многочисленные национальные и международные спортивные федерации), поощрять тех спортсменов, которые показывают высокие спортивные результаты, устанавливают рекорды, побеждают в соревнованиях (этой цели служат другие многочисленные спортивные награды). На передний план перед олимпийским движением все более выдвигается та задача, которая всегда стояла перед ним, но в настоящее время становится особенно актуальной: добиваться максимально полной и эффективной реализации в спорте и средствами спорта определенных общечеловеческих гуманистических ценностей, проводить постоянную, систематическую работу, направленную на то, чтобы спорт, спортивные соревнования, связи, контакты использовались сугубо в гуманистических, а не в антигуманных целях, способствовали гуманизации человеческих отношений и гуманистическому развитию личности [см. Столяров, 1990 б].

Аналогичные по своей сути взгляды на эту проблему высказывает и Суник (Германия). Он обращает внимание на то, что само зарождение современного олимпийского движения и современных Олимпийских игр в первую очередь было обусловлено наличием "сложных болезненных проблем морально-этического плана, которые разъедали спорт в конце XIX века", и по замыслу Пьера де Кубертена, неоолимпизм призван был спасти спорт от вырождения. Однако, в спорте XX века, отмечает Суник, к сожалению, не удалось решить нравственные, морально-этические проблемы. Причем, если во времена Кубертена эти проблемы, подчеркивает он, "были исключительно важны, то для судеб спорта на пороге грядущего столетия, в XXI веке, они обретают судьбоносное значение. Если мировое сообщество, национальные и интернациональные институты, курирующие спорт, не осознают это и не сделают соответствующих практических выводов, спорт XXI века ждут не лучшие времена. Кризисные, болезненные симптомы, которые уже не одно десятилетие раздирают спорт XX века, будут разрастаться и углубляться в XXI веке, могут нанести спорту непоправимый удар" [Суник, 1996, с. 142-143 ].

Второе важное обстоятельство состоит в том, что в настоящее время создаются действительно благоприятные условия для повышения гуманистической ориентации олимпийского движения. Конфронтация различных политических систем, имевшая место на протяжении длительного периода времени, существенно противодействовала этому устремлению олимпийского движения. Социальная среда, в рамках которой оно развивается в настоящее время, напротив, уже не противостоит, а содействует его усилиям по реализации общечеловеческих гуманистических идеалов и ценностей. Действия олимпийского движения в этом направлении органически вписываются в объединенные усилия человечества по гуманизации системы общественных отношений, всех сфер деятельности людей.

Что же предлагается для повышения роли олимпийского движения в реализации гуманистических идеалов и ценностей. Отметим наиболее интересные предложения и программы.

Многие исследователи и общественные деятели обращают внимание на необходимость более точного определения олимпизма как гуманистически ориентированного социокультурного феномена. Необходимость такого уточнения они связывают прежде всего с крайней неопределенностью и неоднозначностью встречающихся его трактовок. Как отмечал бывший президент Международной ассоциации школ физического воспитания Кахигал, неоднозначность понимания олимпизма как культурного явления отражается уже в самом обилии терминов, которыми это явление обозначается: "олимпийская идея", "олимпийская идеология", "олимпийский дух", "олимпийский идеал", "олимпийские ценности", "олимпийская философия", "олимпийская этика" и т.д]. Вместе с тем весьма неопределенны и встречающиеся разъяснения этих терминов [см. Кахигал, 1983 а, с. 16-17]. Такая неопределенность и неоднозначность дает основание для выводов о том, что, как заметил Педдик [1992], "... те, кто проявляет к Олимпийским играм научный интерес, почти единодушно сходятся во мнении, что, несмотря на все великолепие и символику, олимпизм фактически лишен внутренней сущности". Речек (Польша) отмечал, что "олимпизм, несмотря на грандиозность практических достижений, исключительную зрелищность, а, следовательно, и популярность Игр, несмотря на общепризнанность его идейных основ не получил еще удовлетворительного научного обоснования". По его мнению, "то, что можно было бы назвать философией олимпизма, также находится пока в зачаточном состоянии" [Речек, 1986, с. 21, 29].

Другие исследователи и общественные деятели идут еще дальше. Они обращают внимание на все возрастающую "потребность в обновленной олимпийской философии, в новой формулировке философской основы олимпийского движения", ставят вопрос о необходимости разработки "новой философии олимпизма", в которой более четко были бы обозначены гуманистические приоритеты, цели и средства олимпийского движения [см. например: Ленк, 1982, c. 6; Boulongne, 1993, р. 94; Leiper, 1980, p. 27; Parry, 1989 и др.].

В рамках этого подхода предлагалось внести некоторые изменения и в Олимпийскую хартию: более четко сформулировать в ней положение о миротворческой миссии олимпийского движения [Пилоян,1996, 1997; Ермак, Пилоян, 1997], идею гармоничного развития личности [Столяров, 1989 в, 1990 б] и др. Большие надежды в этом плане возлагались на олимпийский конгресс в Баден-Бадене (1981 г.), поскольку перед конгрессом президент МОК Самаранч и тогдашний директор МОК госпожа Берлиу призывали к обновлению олимпийской философии. К сожалению, эти надежды не оправдались. Ленк, анализируя в статье, помещенной ж. "Olympishe Jugend" (1981, № 12) итоги данного конгресса, отметил, что во многих докладах высокопарно говорилось об олимпизме как "жизненной философии" (М. Васкес Ранья), "доктрине, которая сплачивает все народы мира" (Х.Ф.П.Ирихойен). Выступавшие рассматривали олимпийскую идею как феномен, выходящий далеко за рамки Олимпийских игр. Так, например, Фоллоуз (президент Британской олимпийской ассоциации) рассматривал Олимпийские игры как внешнее проявление "спортивной философии". "Без философии, - сказал Фоллоуз, - они становятся обычным мероприятием спортивного календаря. Игры не могут существовать без этой философии, которая является неотъемлемой составной частью олимпийского движения. Они существуют на основе философии, устремленной к идеалу и освященной традициями". Но все это были, по оценке Ленка, лишь "заявления и заклинания, произносимые без анализа". Единственным докладом, отмечает он, в котором была определенно затронута тема "Философия олимпийского движения", был доклад премьер-министра Туниса и члена МОК Мзали, который в частности, заявил: "Что придает исключительность и силу олимпийскому движению, так это, разумеется, философия, которую оно воплощает, философия, которая служит движению стимулом и сама им стимулируется". Из этого, по словам Мзали, следует, что целью олимпизма является "воспитание тела и духа", ибо "в здоровом теле здоровый дух". Как отмечает Ленк, это неточная цитата, ибо у Ювенала сказано, что "желательно, чтобы в здоровом теле был здоровый дух!". И больше об олимпийской философии на конгрессе не было речи [см. Ленк, 1982, с. 6-7}.

Обсуждаемую проблему не решили и последующие олимпийские конгрессы. Напротив, как отмечалось выше, наметился подход к усилению не гуманистических, а прагматических начал в олимпийском движении и его философии.

Для усиления гуманистической ориентации олимпийского движения неоднократно предлагалось несколько изменить и олимпийский девиз "Citius. Altius. Fortius", поскольку он служит важным ориентиром не только для спортсменов, но и для тренеров, руководителей спортивных организаций и т.д. Подчеркивалось, что данный девиз противоречит гуманистической ориентации олимпийского движения, ибо он формирует у спортсменов и тренеров желание добиться победы любой ценой и тем самым препятствует их ориентации на рыцарское поведение, красоту действий и поступков [см. например, Heinila, 1973; Столяров, 1984; Shaddad, 1995 и др.]. Существует опасность, что сформулированная в нем "цель "быстрее, выше, сильнее" может превратиться из демонстрации совершенства в зрелище, в котором победа станет единственной моральной ценностью и, следовательно, будет отсутствовать какая бы то ни было мораль" [Роуз, 1989, с. 26]. Поэтому предлагалось изменить девиз олимпийского движения, связав его с духовными, нравственными и эстетическими ценностями. Еще в начале XX века известный американский скульптор Р. Тэйт Маккензи так формулировал олимпийский девиз: "Celeritas, Agilitas, Fortitugo, Aegutas" ("Скорость, легкость, отвага, справедливая игра"). Хосе Мария Кахигал, президент Международной ассоциации школ физического воспитания, в статье, помещенной в ж. "Olympic review" (1982, N182), предлагал принять в качестве олимпийского девиза "Лучше, прекраснее, человечнее!" [см. Кахигал, 1983 б, c. 26], олимпийская чемпионка Е. Петушкова - к словам "быстрее, выше, сильнее" добавить слово "красивее", а Г. Ленк - слова "эстетичнее" и "гуманистичнее". Ангел Солаков (НОК Болгарии) предлагал сделать девизом олимпийского движения девиз X Олимпийского конгресса 1973 г. в Варне "Спорт на службе мира", а д-р Shaddad из Судана на 35-й сессии МОА - девиз "Движение, игра, удовольствие и универсальность" [Shaddad, 1995, p. 2]. Некоторые ученые, как например, венгерский философ Такач, предлагали вернуться к одному из вариантов олимпийского девиза Пьера де Кубертена "Mens fervida in corpore lacertoso!" [Takacz, 1988]. Ж.Ф. Бриссон предлагал заменить олимпийский девиз на девиз Тьерри Молнье "Te ipsum vincere!" (Победи самого себя!) [см. Goffard, 1975].

Председатель Международного комитета честной игры Жан Боротра в своем выступлении на заседании Комитета в марте 1983 г. предложил на каждых Олимпийских играх избирать из числа их участников спортсмена или спортсменку, в наибольшей степени воплощающих олимпийский идеал, и по окончании Игр на особой церемонии вручать им специальную медаль с надписью: "Гуманизм через посредство спорта". Выдвигая это предложение, он исходил из такой трактовки целей и задач олимпийского движения, согласно которой олимпизм - это "пропаганда гуманизма через посредство спорта, спортивная деятельность, основанная на началах честной игры и связанная с культурными устремлениями, примером которой служат Олимпийские игры" [цит. по: Певцевич, 1983, с. 27].

Как известно, ни одно из указанных выше предложений до сих пор не принято МОК.

В последние годы в целях гуманизации спорта высших достижений, олимпийского спорта серьезное внимание обращается на то, чтобы приобщить к нему тех людей, которые ранее по тем или иным причинам исключались из этой сферы. В качестве примера можно сослаться на организацию и проведение Параолимпийских игр для инвалидов, а также Специальных Олимпийских игр для лиц с нарушением интеллекта. Регулярно стали проводиться олимпийские соревнования для детей и подростков. Во многих странах проводятся (особенно в связи с летними или зимними Олимпийскими играми), например, Малые Олимпиады - детские олимпийские соревнования. Они приобрели и международный характер. В частности, с 1968 г. проводятся Международные спортивные игры школьников. В 1991 г. были проведены Олимпийские Дни молодых европейских спортсменов. В 1998 г. в Москве по инициативе Олимпийского Комитета России и под патронажем МОК проводятся международные олимпийские соревнования юных спортсменов - Всемирные юношеские игры.

Вносятся определенные предложения, направленные на более гуманную организацию самих олимпийских соревнований. Так например, Jungk - директор Института по вопросам футурологии в Вене предлагал перейти от традиционных "жестких Олимпийских Игр" к непривычным, но желательным "мягким Играм" [Юнгк, 1981]. Эти Игры, указывал он, предусматривают прежде всего отказ от того характерного для "жестких" Олимпийских игр "жесткого соперничества, которое - несмотря на олимпийскую клятву - доходит так часто до вражды". Для этого он предлагает создание "смешанных команд", в которых участники различных стран и рас могли бы научиться сотрудничать друг с другом [с. 6 ]. Важно также, чтобы победители могли передавать свои знания и умения побежденным, что позволило бы исключить характерное для "жестких Игр" "секретничание", так часто наблюдаемое на тренировках. Для поощрения такого поведения Jungk предлагал выдавать "премии за примерное сотрудничество", причем, награждать ими не только спортсменов, но также инструкторов, тренеров, врачей, ученых, психологов и т.д. [с. 6-7 ]. Он считал необходимым также отказаться от "любого подчеркивания национальных символов": "Олимпийские игры без национальных гимнов, без развевания флагов... - на сегодняшний день это еще кажется утопией, но... было бы немаловажным экспериментом, который мог бы показать: можно и так!" [с. 7]. Заметим в связи с этим, что аналогичные предложения связанные отменой подъема национальных флагов и исполнения национальных гимнов на Олимпийских играх, выдвигали и многие другие ученые и общественные деятели (например, на Олимпийском конгрессе в Баден-Бадене в 1981 г.). Определенные изменения Jungk предлагал внести и в критерии оценок выступления спортсменов. На первый план, по его мнению, следует выдвинуть "ярко выраженное чувство человеческого Я, его самовыражение". В связи с этим он предлагал при оценке выступления спортсменов прежде всего учитывать их "умение владеть своим телом", а также красоту одежды спортсменов [с. 7]. В результате всего этого, полагал Jungk, на "мягких Олимпийских играх" "центром внимания стало бы не соперничество, а стала бы встреча отдельных людей, никогда еще не видевших друг друга. Каждые четыре года человечеству демонстрировалась бы его общность. Не медали и победы рассматривались бы как наивысшее достижение, а увеличение личных контактов, которые были бы устойчивы к политическим разногласиям и напряженности в мире и в годы между Олимпийскими играми". Тем самым Олимпийские игры, указывает он, не увеличивали бы, а уменьшали "кризисность нашей жизни" [с. 8].

Lipiec (Польша) в своей статье "Олимпийское движение в поисках идеала многосторонности" предлагает положить в основу олимпийских соревнований такую модель, которая требует от спортсменов многосторонней подготовки [см. Lipiec, 1994].

Значительный интерес представляет предложение уже упоминавшегося выше немецкого философа, олимпийского чемпиона по гребле Ленка отказаться от использования на олимпийских соревнованиях (в отличие от чемпионатов мира и других спортивных соревнований) такой "жесткой" модели этой системы, когда на основе все более и более точных измерений определяется один единственный победитель, а также участники, занявшие последующие места, и применять более "мягкую" модель, в рамках которой учитываются лишь очень значительные различия в результатах участников, и победителями признаются все, кто показал высокие достижения [см. Lenk, 1981]. Эти предложения обсуждались, в частности, на международном симпозиуме в Мюнхене в 1977 г. [см. Olympische Leistung, 1981].

Для повышения гуманистической ценности Олимпийских игр предлагалось также проводить их только в Греции, чтобы исключить возможность использования их как орудия борьбы между отдельными государствами и блоками государств. Однако это предложение (как и предложение отказаться от подъема национальных флагов и исполнения национальных гимнов на Олимпийских играх), не было поддержано большинством членов МОК и другими руководящими деятелями олимпийского движения. Один из аргументов, который использовался при этом, сформулировал, например, Суходольский в статье "Спорт и защита мира", опубликованной в польском журнале "Культура физична": "Может быть, стоит искать тихую Аркадию, окруженную высокими горами, отгораживающими игры от суматохи мира? Существует ведь мысль перенести Олимпийские игры в Грецию. Но тогда спорт уже не будет участвовать в борьбе за мир во всем мире, а будет обеспечивать мир лишь себе" [Суходольский, 1987, с. 3 ].

Много споров, дискуссий и предложений связано с проблемой дальнейшей демократизации олимпийского движения, что предполагает отказ от любых форм расизма и шовинизма, соблюдение равноправия всех спортивных организаций. Ставился вопрос о "необходимости изменений в характере и структуре управления развитием олимпийского движения" [Родиченко, 1990, с. 74], о создании более демократичной организационной структуры международного спортивного движения, и в связи с этим - о демократизации и самого МОК, в частности, о более демократичном способе его формирования. При этом подчеркивалось, что "процесс перестройки международного спортивного и олимпийского движения на принципах гласности и демократии, равенства и доверия - не только веление времени, но и средство более эффективного использования спорта в деле укрепления мира на земле" [см. Гуськов, 1988, с. 169].

Вместе с тем обращалось внимание на то, что в настоящее время мировой спортивный "организм" представляет из себя довольно сложную, разветвленную структуру правительственных и неправительственных организаций, которые обладают ценным опытом, квалифицированными кадрами, определенной концепцией решения проблем физического воспитания и спорта, но крайне слабо координируют свои действия. Поэтому возникает проблема объединения их усилий: "жизнь просит все новые и новые аргументы в пользу совместного рассмотрения наиболее актуальных проблем на уровне стабильных международных связей, в пользу практики обмена информацией, осуществления комплексных совместных программ и проектов" [Хоточкин, 1988, с. 185]. Следует отметить, что в последние годы в рамках международного спортивного движения сделаны определенные шаги в решении этой проблемы. В качестве примера можно сослаться на практику проведения Европейских спортивных конференций (первая из них была проведена в Вене в 1979 г.), в которых принимают участие и совместно обсуждают актуальные проблемы международного спортивного движения практически все международные спортивные организации.

По мнению многих ученых и общественных деятелей, повышение гуманистической ценности олимпийского движения требует совершенно иного подхода и к оказанию помощи развивающимся странам в области спорта. Как отметил, Бензенрти (Тунис) в своем выступлении на II Международной конференции министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание и спорт, "Гуманистическая миссия физического воспитания и спорта", в этом плане требуется новая "спортивная идеология", которая основана "на учете специфических исторических и социально-экономических условий", потребностей как развитых, так и развивающихся стран, культурного потенциала этих стран и должна "сделать спорт катализатором национальных ценностей". "Задача состоит в попытке найти выход из тупиковой ситуации, в утверждении адекватных форм спортивной активности для максимального числа африканских и арабских стран с учетом особенностей исторического развития... Мы хотим способствовать установлению такого нового спортивного порядка, который был бы способен обеспечить удовлетворение потребностей всех стран с сохранением их своеобразия" [Бензенрти, 1988, с. 34-35 ]. Отмечается необходимость более широкого использования международных спортивных связей для ознакомления спортсменов с достижениями национальных культур, особенностями национального характера и быта, самобытными формами физической культуры и спорта у разных народов.

Мы постарались выделить и охарактеризовать основные предложения и программы, связанные с решением проблемы гуманизации современного спорта. Разумеется, в силу объема работы, некоторые важные предложения и программы остались не затронутыми. Довольно много предложений и программ связано, например, с проблемой допинга. Они специально обсуждались на 29-й сессии (1989 г.) Международной олимпийской академии.

Значительное внимание ученых, государственных и общественных деятелей вызывает проблема такого изменения характера и уровня подготовленности специалистов в области спорта, которое содействовало бы полной и эффективной реализации в спорте и посредством спорта гуманистических ценностей, идеалов олимпизма. В первую очередь речь идет о повышении уровня их общекультурной, гуманитарной подготовки, а также их профессиональной готовности к таким формам работы, как олимпийское образование и воспитание детей и молодежи, формирование у спортсменов поведения в духе принципов "Фэйр плэй", использование занятий по физическому воспитанию, спортивных тренировок не только для физического совершенствования занимающихся, но также для формирования и совершенствования их нравственной, эстетической, экологической культуры, творческих способностей и т.д., т.е. для их разностороннего и гармоничного развития и т.д.

Важная роль в гуманизации спорта (в решении проблемы допинга) отводится врачам (см. напр. О гуманизации..., 1979, с. 38].

Обращается внимание на важную роль в гуманизации современного спорта различных международных организаций, и в первую очередь ЮНЕСКО [см. Sport and International Understanding, 1984, pp. 160-207].

Упомянем также о попытке, которая была сделана в 1990 г. в нашей стране по инициативе автора данной работы, создать спортивно-гуманистическое движение. Это движение, руководствуясь в своей деятельности девизом "За гуманизм в спорте и посредством спорта!", ставило своей целью "объединить в единый поток отдельные разрозненные ручейки физкультурно-оздоровительной, культурно-воспитательной, благотворительной и других форм гуманистической деятельности в области физического воспитания и спорта, скоординировать усилия различных организаций и отдельных граждан, которые стремятся осуществлять эту деятельность" [Спортивно-гуманистическое движение СССР, 1990, c. 9-10]. При этом подчеркивалось, что на первый план выдвигаются те направления гуманистической деятельности в области спорта, которые связаны с духовностью и культурой (лозунг движения: "За духовность, культуру, гуманизм!").

Для достижения упомянутых выше целей и решения поставленных задач предлагались различные акции и мероприятия: использование различных форм морального и материального поощрения спортсменов, показывающих образцы высокой нравственности и демонстрирующих разностороннее, гармоничное развитие; развитие народных игр, национальных видов спорта, "новых игр" и других спортивных игр и соревнований, ориентированных на сотрудничество участников, сохранение культурных традиций; проведение спортивно-гуманистических фестивалей - комплексных спортивных праздников, программа которых включает в себя не только спортивные соревнования, но также выставки работ художников, скульпторов, фотографов и выступления певцов, музыкантов на спортивную тему и т.д. Нами был разработан и опубликован "Манифест спортивно-гуманистического движения" [Столяров, 1989 a]. Данный документ и общая концепция спортивно-гуманистического движения в 1990 г. обсуждались на Всесоюзной научно-практической конференции [см. Спортивно-гуманистическое движение и воспитание детей, 1990, c. 64-141]. 26 апреля 1990 г. был проведен Учредительный съезд спортивно-гуманистического движения СССР, на котором был избран Координационный комитет движения, намечена программа его деятельности и спортивно-гуманистического движения в целом [Спортивно-гуманистическое движение СССР, 1990]. К сожалению, известные политические события помешали реализации всех этих планов.

С идеей спортивно-гуманистического движения тесно смыкается предложение, которое сделала бывший президент Международного комитета социологии спорта Allisson в своем докладе на международном семинаре "Спорт и гуманизм" (1988, Готенба, Япония): "Вероятно, можно попытаться, если это еще не было сделано в какой-то мере, создать национальные и межнациональные консоциумы, объединяющие в рамках спорта всех, кто хотел бы направить свои усилия на улучшению условий человеческой жизни. Должны быть доработаны и переработаны международные проекты, направленные на достижение мира, преодоление голода и болезней. Все могли бы объединиться и использовать свои силы и влияние на пользу друг другу. Такая работа, действительно ориентированная на достижение сверхцели, могла бы объединить людей в сфере спорта, преодолевая их узкие национальные интересы. Эта идея не является чем-то новым и непроверенным. Многие спортсмены большинства стран мира добровольно тратят свое свободное время на решение важных социальных проблем. Многие работают с неблагополучными детьми, с инвалидами и бедными, пытаясь улучшить социальную обстановку. Необходимо соединить воедино усилия всех тех, кто связан с миром спорта (от атлетов до школьников), и направить их на достижение более гуманного мирового сообщества, невзирая на узкоспортивные интересы" [Allisson, 1988, рр. 29-30]. В этом же докладе Allisson показала важную роль ученых и спортивной науки в гуманизации современного спорта. На этот аспект данной проблемы обращают внимание и другие исследователи, общественные и государственные деятели [см. например: Hebbelinck, 1984; Sykora, 1984].

Важное направление гуманизации спорта связано с решением проблемы взаимоотношения спорта высших достижений и "спорта для всех" [см. Балтиньш, 1990, с. 101; Визитей - что престижнее...; Конфликт и др.]. См. и Бальсевич.

Наконец, обратим внимание читателя на то, что по мнению многих сторонников гуманизации современного спорта эта проблема требует фундаментальных изменений и в других социальных сферах, общества в целом, выдвигающих на первых план гуманистические идеалы и ценности. К этой мысли мы еще вернемся ниже.

Итак, анализ выявляет весьма богатую палитру разнообразных предложений и программ, разработанных как отечественными, так и зарубежными учеными, практическими специалистами в целях найти пути решения проблемы гуманизации современного спорта.

Предпринималось немало попыток и практически реализовать многие из этих предложений и программ. Однако эти попытки, как правило, не приносили желаемых результатом, по крайней мере не дали ощутимых результатов с точки зрения существенного повышения духовно-нравственной ценности современного спорта. При объяснении этого можно указать много причин. Но в связи с обсуждаемой проблемой особенно важно отметить следующее. Указанные предложения и программы, как правило, затрагивают лишь некоторые, и нередко не самые важные, аспекты проблемы гуманизации спорта, поскольку не учитывают тех факторов (по крайней мере всего их комплекса, наиболее существенных из них), которые препятствуют полной и эффективной реализации гуманистического потенциала спорта, содействуют дисфункциональным проявлениям в этой сфере.

В связи с этим целесообразно дать анализ этих факторов.

Факторы, влияющие на гуманистическую ценность современного спорта

Предметом анализа в данном разделе работы будут следующие вопросы: какие факторы влияют на реализацию культурного гуманистического потенциала современного спорта, определяют направление и характер использования данного потенциала? Какие социальные барьеры препятствуют его полной и эффективной реализации? Чем объясняются дисфункциональные проявления в сфере современного спорта и олимпийского движения?

Если давать самую общую характеристику факторов, влияющих на спорт, "спортивную систему", то, пожалуй, можно согласиться с концепцией, которую представил Семотюк [1985], выделив экономические, экологические, демографические, воспитательные, исторические, политические, религиозные факторы, а также общественные и культурные ценности. Однако в связи с обсуждаемой проблемой попытаемся конкретизировать эти факторы и их влияние на спорт, на его гуманистическую культурную ценность.

Исходя из этой задачи обратим внимание прежде всего на то, что гуманистическая культурная ценность спорта, направление и характер его влияния на личность и социальные отношения людей самым существенным образом зависит от сознательной, целенаправленной деятельности людей, от их поведения, от того, какие цели и задачи они ставят перед собой, на что ориентируются, что для них является наиболее важным, значимым в спортивных соревнованиях, в процессе подготовки к ним. Например, миротворческая функция спорта, интеграционный эффект спортивных соревнований, особенно международных, во многом зависит от ориентации и сознательной целенаправленной деятельности организаторов этих соревнований. Одно дело, если в первую очередь и главным образом их усилия направлены на то, чтобы эти соревнования помогли установить дружеские контакты, наладить общение различных стран и народов, дали возможность этим странам и народам лучше узнать друг друга. Такая ориентация организаторов международных спортивных соревнований, безусловно, содействует тому, чтобы эти соревнования выступали как фактор единения, интеграции и сближения различных стран и народов, укрепления мира, дружбы и взаимопонимания между ними. Совсем другое дело, если организаторы международных спортивных соревнований на первый план выдвигают задачу сделать эти соревнования предельно острыми, напряженными (в частности, для того, чтобы повысить интерес к ним со стороны зрителей и средств массовой информации) или если над ними довлеют какие-то коммерческие соображения. При таком подходе международные спортивные соревнования скорее всего будут содействовать конфронтации в межгосударственных отношениях, не столько объединять, интегрировать, сколько разъединять различные страны и народы, противопоставлять их друг другу.

Характер воздействия спорта на эстетическое сознание спортсменов, зрителей, болельщиков также существенным образом зависит от системы их ценностных ориентаций. Именно последние определяют, на что в спорте направлен интерес человека, что он желает увидеть в спорте, получить от него. Если, к примеру, зрителя в спорте интересует только возбуждающий страсти и щекочущий нервы азарт соревнований, если главное, что движет спортсменом в занятиях спортом - его тщеславие, стремление любыми средствами победить соперника, то во всех этих случаях спорт вряд ли будет стимулировать развитие эстетических вкусов такого зрителя и спортсмена. На первый план здесь выступает развитие других, сугубо прагматических, утилитарных, а отнюдь не эстетических потребностей. Напротив, если зритель обращается к спорту для того, чтобы еще раз насладиться такими эстетическими ценностями, как прекрасное тело спортсмена, его совершенные движения, прекрасные и возвышенные поступки и др., он получает возможность не только испытать эстетическое наслаждение, но и потренировать свою способность к эстетической оценке явлений. Если спортсмен стремится не просто добиться победы над противником, используя любые средства, а старается при этом доставить и себе и зрителям эстетическое наслаждение своими действиями, если он активно включен в различные формы эстетической деятельности в спорте, стремится действовать "по законам красоты", он опять-таки тренирует свою эстетическую способность.

Немаловажное значение имеет и поведение зрителей: одобрение или неодобрение тех или иных поступков спортсменов и тренеров (их агрессивных, недружелюбных действий или, наоборот, высоконравственного поведения).

Зависимость гуманистической культурной ценности спорта от субъективного фактора достаточно четко осознается многими исследователями, общественными и государственными деятелями. Так, Heinila [1985] обосновывает в своих работах зависимость социального гуманистического эффекта международного спорта "от умов людей и значения, которое они придают международному спорту", т.е. от сознательной, целенаправленной деятельности людей, причастных к этой сфере. Исходя из этой зависимости, Huxley [1937] писал: "Спорт, как и всякое другое орудие, изобретенное человеком, может использоваться для добрых или плохих целей. Хорошо используемый, он может учить стойкости и мужеству, чувству fair play и уважению правил, совместным усилиям и подчинению личных интересов групповым. Используемый плохо, он может формировать личное и групповое тщеславие, острое желание победы и ненависти к соперникам, дух нетерпимости и презрения к народам, которые выносятся за произвольно выбираемую границу" [цит. по: Fleming, 1973, p. 82]. К такому заключению пришел и президент Международного Совета спорта и физического воспитания Баннистер в заключительном выступлении на международном конгрессе "Спорт и международное взаимопонимание", подводя итоги дискуссии о воздействии спорта на международные отношения: "Спорт, как и многое другое в жизни, сам по себе ни хорош, ни плох, но мы, люди, можем использовать его либо для хороших, либо для плохих целей" [Вannister, 1984, р. 368].

Майер отмечает существенное влияние поведения спортсменов, тренеров и зрителей на миротворческую функцию спорта: "степень соблюдения принципа честной игры спортсменами и тренерами во время подготовки и проведения соревнования или поведение публики на трибунах мало что говорят об отношении этих участников спортивного мероприятия к политике мира вообще. Однако агрессивное поведение перед соревнованиями, во время соревнований и после них получает чрезвычайно сильный общественный резонанс, вызывает даже презрение со стороны множества людей по отношению к виновному или виновным. Формы поведения в спорте могут эффективно выполнять функцию образца для подражания только при том условии, что все, так или иначе связанное с соревнованием, будет укладываться в понятие "спортивность" т.е. обязательно носить мирный характер" [Майер, 1984, с. 21]. Визитей обращает внимание на то, что сложившиеся у зрителей эмоционально-волевые установки восприятия спортивного зрелища определяют и их отношение к международным спортивным соревнованиям. "Если, например, спортивное состязание являлось для зрителя прежде всего моделью жесткого соревнования, где противостоящие друг другу стороны действуют в соответствии с сугубо эгоцентристскими установками, то и спортивное соревнование между командами, представляющими разные государства, само по себе, в силу только того, что теперь это именно международное соревнование, не будет с очень большой вероятностью для зрителя тем, что укрепит в его сознании идеи мира и дружбы между народами" [Визитей, 1990, с. 66-67]. Guldenpfennig считает, что гуманистическая символическая роль и культурно-воспитательное значение Олимпийских игр существенно зависят от поведения спортсменов, тренеров, устроителей и организаторов Игр, а также зрителей и профессиональных корреспондентов: "От того, как они выполняют свои функции в рамках Олимпийских игр, в какой степени они сами олицетворяют содержащиеся в этих целях возможности, выполняют их и демонстрируют на практике, зависит то, в какой степени Олимпийские игры проявляют на практике свое потенциальное символическое содержание и как они практически могут проявить свои связанные с этим воспитательные возможности" [Guldenpfennig, 1981, pp. 49-50].

С этой точки зрения важно отметить, что, как показывают исследования, не только у многих спортсменов и зрителей, но также и у педагогов, тренеров, спортивных функционеров весьма слабо выражена, а иногда и совсем отсутствует ориентация на духовно-нравственные и другие гуманистические ценности, связанные со спортом. На спортивных тренировках основное внимание обычно уделяется лишь физическому воспитанию занимающихся. Занятия спортом редко используются для формирования и совершенствования творческих, эстетических и других духовных способностей человека, его нравственной, коммуникативной, экологической культуры. У детей и молодежи, активно занимающейся спортом, не развивается интерес к различным видам интеллектуальной и художественной деятельности, в том числе к отображению спорта средствами искусства (музыки, живописи, фотографии и т.д.), спортивные мероприятия недостаточно полно и эффективно используются их организаторами для пробуждения интереса к искусству, к эстетическим и художественным ценностям, к духовной, творческой деятельности во всех ее разновидностях.

Эти положения подтверждают и данные социологических исследований. Опрос учителей физкультуры, преподавателей вузов и тренеров показал, в частности, что большинство из них не стремится использовать занятия спортом и спортивные соревнования для формирования и повышения коммуникативной, эстетической, экологической и нравственной культуры у своих учеников, не проводит постоянной и целенаправленной работы по формированию гуманистически ориентированного ценностного отношения к физкультурно-спортивной деятельности. Многие из них вообще не считают такую работу необходимой. Об этом свидетельствуют, в частности, ответы преподавателей физического воспитания на вопрос о том, какие основные задачи, по их мнению, должны ставиться и решаться на занятиях по физическому воспитанию в вузе. Практически все респонденты отмечают необходимость проведения работы, направленной на укрепление здоровья студентов и их физическое совершенствование, причем, 96% считает, что именно этим надо заниматься в первую очередь. А вместе с тем, только 52% убеждены в серьезной значимости работы по развитию эстетических способностей студентов, их умения разбираться в красоте, действовать по законам красоты в ходе занятий физическими упражнениями и спортом. Только 54% считает, что на этих занятиях серьезное внимание следует уделить формированию нравственных убеждений и нравственного поведения студентов в спортивных соревнованиях [см. Стопникова, 1992]. При этом следует учитывать, что многие тренеры, учителя, преподаватели, стремящиеся сформировать нравственные убеждения у своих учеников, судят о результатах этой работы по добросовестному выполнению ими учебно-тренировочных заданий, успешному выступлению в соревнованиях [см. Момот, 1987, с.7], а значит, смешивают нравственные и прагматические аспекты спорта.

Поскольку культурная гуманистическая ценность спорта существенным образом зависит от поведения, установок, ценностных ориентаций тех лиц и социальных групп, которые вовлечены в эту сферу, крайне важно учитывать те факторы, которые влияют на это поведение, на эти установки и ценностные ориентации.

Ценностные ориентации личности, как известно, формируются под стихийным воздействием социальной и культурной среды (реальных условий жизни, системы принятых здесь ценностей, морального и материального поощрения определенных поступков и действий, сложившихся культурных обычаев и традиций и т.д.), а также в результате сознательного, целенаправленного воздействия на личность других лиц и ее самой - в ходе самовоспитания, саморазвития.

Стихийное воздействие социально-культурной среды на ценностные ориентации организаторов спортивных соревнований, тренеров, спортсменов и зрителей в свою очередь, можно подразделить на внешние (лежащие вне сферы спорта) и внутренние, связанные с самим спортом.

Внешние факторы - это прежде всего та общая социально-экономическая, политическая и культурная ситуация, которая существует в обществе, система принятых здесь ценностей, норм и образцов поведения, морального и материального поощрения определенных поступков и действий.

Необходимо учитывать, что область спорта не изолирована от других сфер социальной жизни - политики, идеологии, экономики, культуры и др. Как отметил министр образования Финляндии Кивисто в своей речи на открытии международного конгресса, посвященного обсуждению вопроса о роли спорта в укреплении международного взаимопонимания, "международный спорт никогда не существовал в вакууме и всегда отражал в себе существующую социально-политическую реальность" [Kivisto, 1984, p. 3].

Guldenpfennig [1981] в книге "Международные спортивные отношения между разрядкой и конфронтацией" убедительно показал, в частности, что "климат общеполитических международных отношений в значительной степени определяет сферу и характер тех возможностей, которые существуют для спорта с точки зрения формирования его относительной автономии и тем самым также с точки зрения международных спортивных связей в данный момент" [p. 227].

Известно, что для социальной жизни Восточной и Центральной Европе последних лет характерны следующие процессы: демократизация общества; введение многопартийных систем; переход от плановой экономики к экономике свободного рынка, к многообразию форм собственности, включая частную, в экономической, социальной и культурной сферах; существенное снижение уровня политической и, особенно, идеологической конфронтации в международных отношениях и т.д. Как отмечает Родиченко [1996], эти процессы обновления оказали существенное воздействие на спорт: "Это нашло отражение в административном и правовом признании социального и юридического статуса профессиональной деятельности высококвалифицированных спортсменов, а также в демократизации управления спортом, т.е. в передаче определенных прав от государственных органов управления к общественным организациям, в частности, олимпийским комитетам и спортивным федерациям" [с. 3-4].

Влияние внешних социальных факторов на систему спорта наглядно видно и на примере олимпийского движения. Ни по своему содержанию, ни по своим методам, как отмечалось выше, оно не адекватно тем идеалам, с провозглашения которых началось его возрождение в конце XIX - начале XX вв. Как справедливо отмечает Сараф [1990], "дело, конечно, не в том, что кто-то по злой воле извратил эти идеалы или отказался от них. Объективное развитие спорта в ХХ в. в условиях быстрой и жесткой политизации общественной жизни, научно-технической революции и обусловленного новейшими средствами массовой информации взрыва популярности, превратившейся, по сути, в разновидность конвертируемой валюты, кардинальным образом изменило не только смысл и содержание спортивной деятельности, но и сам дух спорта. Спорт высших достижений в значительной мере перестал быть самоцелью, все более и более обретая характер средства для достижения целей, находившихся вне его, таких как успех, карьера, деньги" [с. 30].

В современном обществе и различных его сферах, как известно, до сих пор господствует (не декларативно, а реально) ориентация на сугубо прагматические, технократические, а не на гуманистические, духовно-нравственные ценности, на узкопрофессиональное, одностороннее, а не на гармоничное и разностороннее развитие личности, преобладает стремление к достижению успеха любой ценой. Естественно, это самым существенным образом влияет и на сферу спорта, на приоритет в этой сфере тех или иных ценностей. И здесь стремление к достижению успеха любой ценой приводит, в частности, к тому, что не только духовно-нравственные, но даже эстетические ценности не являются приоритетными (по крайней мере там, где они не связаны явно и очевидно со спортивным результатом).

Показательна в этом плане позиция ряда футбольных тренеров. Для иллюстрации сошлемся на Валерия Лобановского. Он неоднократно заявлял, например, в своих интервью, что его абсолютно не интересует красота или какие-то другие эстетические ценности действий игроков, важен лишь результат. Вот лишь некоторые примеры таких заявлений: "... сборная должна играть не красиво, а эффективно"; "... я не оцениваю игру по эмоциональным признакам. Для меня нет понятия красивая или интересная игра. Оценка идет с точки зрения эффективности. Спорт - это не шоу, а прежде всего борьба, где важен результат" [газета "Правда", 22 и 26 июня 1988 г. ].

Помимо указанных выше внешних факторов существенное влияние на ценностные ориентации людей оказывают внутренние факторы сферы спорта. Прежде всего речь идет о реальных особенностях самого спорта. Например, его эстетическая значимость зависит прежде всего от того, в какой мере в нем реально представлены те или иные эстетические ценности. Если спортивное соревнование проходит так, что в нем отсутствуют достаточно яркие проявления прекрасного, возвышенного, героического и других эстетических ценностей, зрители вряд ли будут испытывать эстетические переживания от наблюдения за такими соревнованиями. И наоборот, если спортивное состязание помимо прочего строится и по законам красоты, оно заключает в себе возможность существенного эстетического воздействия на человека. Можно с интересом наблюдать за соревнованием машин, играющих в шахматы. Но если играют в шахматы игроки, которые отличаются от "умеющей" играть в шахматы машины не только способностью интуитивного поиска наиболее результативного решения задачи, но и стремлением к изяществу и остроумию этого решения, их партии доставят зрителям дополнительную эстетическую радость.

В связи с этим еще раз обратим внимание на то, что спорт как гуманная, игровая модель соревновательных ситуаций реальной жизни формируется и развивается на основе преобразования этих ситуаций в более гуманные, игровые. И духовно-нравственная ценность спорта во многом зависит от того, в какой мере в нем удается "гуманизировать" соревновательные ситуации реальной жизни.

В этом плане разные виды спорта имеют различную ценность. Так например, бокс или кикбоксинг в указанном отношении, по-видимому, уступают такому виду спорта, как художественная гимнастика. В них сохраняется опасность серьезных повреждений для участников соревнования, а самое главное - это единственные виды спорта, где по условиям и правилам спортивной борьбы для достижения победы нужно лишить соперника сознания, нокаутировав его.

Степень "гуманизации" в спорте реальных соревновательных ситуаций (а значит, и его гуманистическая ценность) зависит и от того, какие соревнования и каким образом проводятся, как организована подготовка к ним, какие ценности, нормы и образцы поведения поощряются в ходе соревнований и подготовки к ним, каков характер этих поощрений (моральный, материальный и т.д.), кто участвует в соревнованиях и т.д., т.е. от формы (модели) организации спорта.

Если, допустим, спортивные тренировки и соревнования строятся таким образом, что от спортсменов требуется продемонстрировать не только физическое совершенство и спортивное мастерство, но также высоконравственное поведение, эстетическую культуру, здоровье, разностороннее и гармоничное развитие личности, и именно эти гуманистические ценности поощряются в первую очередь, это, разумеется, существенно усиливает ориентацию на них спортсменов. Если же на тренировках и соревнованиях моральные и материальные стимулы используются прежде всего для поощрения физического превосходства, высоких результатов, победы над соперником любой ценой (даже за счет здоровья, нарушения нравственных норм и принципов), на первый план выдвигаются какие-то коммерческие соображения, стремление доказать превосходство одной нации над другой или иные антигуманные цели, это, бесспорно, снижает ориентацию спортсменов на гуманистические ценности.

В связи с этим важно учитывать особенности той модели организации спортивных, включая олимпийские, соревнований, которая получила особенно широкое развитие в ХХ столетии и наиболее часто используется на практике, причем, не только в рамках спорта высших достижений, олимпийского спорта, но и в так называемом "массовом спорте", "спорте для всех". Эта модель, мы называем ее "жесткой", используя термин, который ввел Юнгк [1981], директор Института по вопросам футурологии в Вене, является соревновательной. В самом соревновании на первый план выдвигается острое соперничество, жесткая конкуренция участников. Ставится задача на основе предельно точных измерений сравнить их результаты и учитывая разницу (даже минимальную) по каким-то показателям, обязательно выяснить, у кого результат лучше, а у кого - хуже. В ходе этой оценки учитывается лишь соблюдение правил, принятых в данном виде спорта, и не принимаются во внимание нравственные и иные аспекты их поведения.

На основе такой процедуры участники соревнования расставляются "по местам". Причем, лица, занявшие первое место или несколько первых мест (как правило, три первых места), всемерно восхваляются и поощряются (в том числе призами и наградами, имеющими большую материальную ценность), тогда как другим обычно достаются лишь упреки, насмешки и т.п. Для создания равных условий участникам соревнования они распределяются по различным группам (с учетом пола, возраста, уровня подготовки и т.д.), и соревнования проводятся раздельно в этих группах (например, инвалиды соревнуются отдельно от других). В командных соревнованиях на основе традиционной модели каждая команда, как правило, составляется из представителей определенной страны, региона, города, национальности и т.д. При проведении соревнований на основе "жесткой" модели обычно устанавливаются правила, которые жестко определяют, какие предметы (мяч, шайба, ракетка и т.п.) и каким образом могут использоваться в соревновании. Еще одна особенность этой модели спорта состоит в том, что она предполагает проведение только спортивных соревнований (в каком-то одном виде или нескольких видах спорта), хотя они и могут дополняться культурной программой (концертами и т.п.), научными мероприятиями (симпозиумами, конференциями и т.п.) и т.д. Эта модель, следовательно, изолирует спортивное соревнование от художественных и других творческих конкурсов.

Указанная выше "жесткая" модель соревнований, используемая в рамках спортивного и олимпийского движения, позволяет успешно решать ряд социальных задач: она стимулирует активность участников, вырабатывает у них стремление к постоянному повышению результатов, и т.д. Именно поэтому эта модель эффективно используется в спорте высших достижений. Вместе с тем она имеет достаточно серьезные "минусы", особенно при использовании в работе с детьми, инвалидами и т.д. "Жесткая" модель выдвигает на первый план не внутренние, а внешние для человека стимулы - победу в соревновании над противником и связанные с этой победой ценные призы, награды, другие материальные блага, славу и т.п. Она стимулирует насилие, агрессивное поведение, проявление национализма. У спортсмена развивается желание любой ценой - даже за счет здоровья, одностороннего развития, нарушения нравственных принципов - добиться победы, продемонстрировать свое превосходство над другими. Нередко спортсмен теряет контроль над своими действиями, видит в сопернике врага, которого нужно уничтожить, а в судье - подкупленного мошенника.

Преимущественная ориентация на победу, результат в спортивном соревновании, организуемом на основе "жесткой" модели, приводит и к тому, что хотя оно сохраняет связь с игровой деятельностью, но во многом перестает быть игрой6 . Ведь, один из существенных признаков последней состоит в том, что человека интересует не результат деятельности, а те эмоции, которые она вызывает, удовольствие, получаемое от занятия этой деятельностью (в этом смысле принято говорить, что мотив игрового действия лежит не в результате действия, а в самом процессе). Еще один негативный момент указанной модели состоит в том, что связанная с ней жесткая, порой жестокая, система отбора и спортивной иерархии ("звезды"; "зачетники", обеспечивающие призовые места "звездам"; "неудачники" и др.), приводит, с одной стороны, к переживанию многими спортсменами своей незначительности, даже ничтожности, отверженности ("комплекс вины"), а с другой стороны, к возникающему у ряда спортсменов чувству исключительности, незаменимости, вседозволенности (так называемая "звездная болезнь") [см. Ганюшкин, Приставкина, с. 75].

Поскольку победителей соревнования ждут награды, слава, почести, а проигравших - упреки, насмешки и т.п., то люди, слабо физически развитые, психологически неустойчивые из-за этого боятся принимать участие в спортивных соревнованиях, опасаясь проигрыша и связанных с ним негативных явлений. Данная проблема крайне актуальна для инвалидов - для лиц с ограниченными возможностями здоровья, с нарушениями в двигательной или интеллектуальной функциях. Она является одной из важнейших причин, препятствующих их социальной интеграции на основе спортивной активности.

В целях обеспечения сравнимости результатов "жесткая" модель предполагает также разделение спортсменов на группы в зависимости от их возраста, пола, уровня результатов, физического и психического состояния и т.д. При таком подходе люди с нарушениями в двигательной или интеллектуальной функциях, даже если они и включаются в спорт, выделяются в особую, самостоятельную, обособленную от других группу спортсменов-инвалидов. Они соревнуются отдельно от других, что подчеркивает их "ущербность" и содействует их социальному отчуждению. Такое разделение, обособление происходит и в рамках самой этой группы (например, дети отделяются от взрослых, лица, имеющие нарушения в опорно-двигательном аппарате, выделяются в одну группу, а те, кто имеет ограничения в зрении или в слухе - в другую). Значит, и в этом смысле "жесткая" модель затрудняет социальную интеграцию лиц с ограниченными возможностями здоровья, поскольку сужает сферу их социальных контактов, изолирует их от лиц, не имеющих таких ограничений.

Вследствие отграничения (в указанном смысле) спорта от искусства и других видов творческой деятельности "жесткая" модель содействует одностороннему развитию участников, снижает зрелищность соревнований, их привлекательность для многих людей и т.д., а также - в силу жестких правил - ограничивает проявление творческих способностей участников.

В связи с этим обратим внимание на весьма широко распространенное представление о том, что гуманистическая ценность спорта целиком и полностью зависит от того, кто и как его использует. Полагают, что по природе своей спорт - хороший", а вот использовать его могут и в "плохих" целях. "Подлинный спорт не разъединяет, а объединяет людей, служит делу мирных отношений и сотрудничества народов" [Починкин, 1985, с. 102]. Премьер-министр Туниса и член МОК Mzali [1985], полагает, что "нельзя считать, будто спорт - плохой... Не спорт сам по себе ведет к сумасшествию, а спорт в руках определенных "лидеров", которые сами крайне нуждаются в олимпийском воспитании" [p. 42]. Чаще всего дисфункциональные проявления в спортивной сфере объясняют использованием спорта в коммерческих и политико-идеологических целях, при котором искажается "подлинная сущность спорта" [см. например, Пономарев, 1974, с. 262]. На широкое распространение такого подхода обращает внимание Нидерман (Австрия) [1986]. Он указывает на то, при анализе обсуждаемой проблемы довольно часто "осознанно или неосознанно аргументируется убежденность в том, что "спорт" в основе своей - "хороший", а плохая политика и плохая коммерция пользуются спортом и развращают его" [с. 26]. Такие взгляды упрощают реальную проблему, не учитывают противоречивого характера самого спорта, создающего возможность для негативного влияния на личность и отношения людей [см. Столяров, 1997 б], и, что особенно важно, особенностей той модели спорта, которая традиционно используется при организации спортивных, в том числе олимпийских, соревнований.

Ценностные ориентации личности, как было отмечено выше, формируются не только под стихийным влиянием социальной и культурной среды, но и в результате сознательного, целенаправленного воздействия на личность других лиц и ее самой (в ходе самовоспитания, саморазвития). Это воздействие включает в себя как общую систему образования и воспитания, так и специальную система образовательно-воспитательной работы, которая призвана сформировать систему знаний, интересов, потребностей, умений и навыков, связанных со спортом и его использованием для тех или иных целей.

Для формирования ориентации всех субъектов спортивной деятельности на гуманистические ценности особенно важное значение имеет спортивно-гуманистическое и олимпийское воспитание. Цель этой воспитательной работы состоит в том, чтобы сформировать у спортсменов, тренеров, организаторов спортивных соревнований, зрителей и т.д. знания о тех гуманистических, духовно-культурных ценностях и идеалах олимпизма, которые могут быть реализованы в спорте и посредством спорта, о роли олимпийского движения и других гуманистических движений в их реализации. Она должна вызвать интерес к этим ценностям, идеалам и идеалам, стремление их реализовать, чувство ответственности за использование спорта в гуманистических целях, а также сформировать такие умения, навыки, эмоциональные реакции, которые действительно позволяют это сделать [см. Столяров, 1989 в; Столяров, Петлеваный, 1997].

К сожалению, как показывают многочисленные исследования, в организации работы по спортивно-гуманистическому и олимпийскому воспитанию имеются существенные недостатки. До сих пор не создана достаточно эффективная система средств, форм и методов такой работы, обеспечивающая высокий уровень знаний детей и молодежи об олимпийском движении, об основополагающих принципах, идеалах и ценностях олимпизма.

При опросе в ходе проведенного под нашим руководством международного социологического исследования школьников и студентов затруднения вызывали даже простые вопросы о месте и сроках проведения Олимпийских игр. Опрос школьников проводился в промежутке между зимними и летними Олимпийскими играми. Тем не менее правильно назвать дату последних летних Олимпийских игр сумели лишь 28,6%, а зимних - 33,1% респондентов, место их проведения - 25,2% и 35,4% соответственно. Только 23% юношей и 14,1% девушек смогли правильно назвать олимпийский девиз, а лауреатов приза "Фэйр плэй" не указал никто. 1/3 юношей и 2/3 девушек, судя по их ответам, вообще не знают о существовании этого приза, а почти 57% юношей и 77% девушек - об Олимпийской хартии. 77% юношей и 88% девушек заявили, что они крайне мало знают об олимпийском движении, а 7%, что вообще ничего не знают о нем [см. Сегал, 1989, с. 87-88]. При опросе студентов 16,3% юношей и 10% девушек указали на то, что они практически ничего не знают об олимпийском движении, его целях и задачах. Другие респонденты, судя по их ответам, если и имеют, то крайне слабые знания об олимпийском движении. так например, только 4,6% студентов сообщили о том, что они читали Олимпийскую хартию. Остальные либо вообще ничего не знают о ней, либо только "кое-что" слышала (читали) о ней. Кстати, в этом отношении опрос не выявил какой-либо существенной разницы между студентами нашей страны и Югославии. При опросе последних также обнаружилось, что лишь 5% респондентов имеют более или менее полную информацию об олимпизме. 78% не располагают таковой [см. Живанович, Драгутинович, 1992, с. 33; Стопникова, 1992, с. 76-77]. Из числа опрошенных юных футболистов 74% не знали о существовании Олимпийской хартии. 40% не смогли назвать девиз олимпийского движения. 20% испытывали затруднения даже при ответе на вопрос о том, когда и в какой стране проводились последние Олимпийские игры или дали неправильный ответ на данный вопрос. 17,3% юных футболистов не смогли назвать ни одного отечественного, а 21,3% - ни одного зарубежного олимпийского чемпиона. Большинство (97%) высказало мнение о том, что Олимпийские игры очень нужны. Однако у основной массы юных спортсменов отсутствует четкое представление о целях и задачах Олимпийских игр, об их отличии от других спортивных соревнований. 60,8% считают, что Олимпийские игры - самые крупные по количеству участников международные соревнования; 4,4% видят их отличие в том, что они проводятся реже других соревнований и, только по мнению 34,9%, Олимпийские игры имеют совсем иные цели, нежели другие спортивные соревнования. Причем, 17,5% вообще затруднились назвать эти цели Олимпийских игр, а 66,3% - усматривают их в достижении максимально высоких спортивных результатов. Только 8,7% полагают, что основная цель Олимпийских игр - укрепление дружбы между народами, а 6,3% - укрепление мира [Самусенков, 1989, с. 67-68 ].

Опросы показывают, что дети и подростки часто не относят принципы "Фэйр и плэй" и идеал гармонично развитой личности к числу наиболее важных ценностей современного олимпизма. Так например, большинство (55,2%) старшеклассников, опрошенных в ходе указанного выше международного социологического исследования, видят в Олимпийских играх лишь очень крупные соревнования. Только 1,9% упомянули честную, справедливую игру и гармоничное развитие личности спортсмена как важный принцип олимпизма.

Для сравнения отметим, что в ходе опроса западногерманских школьников в возрасте 10-19 лет, проведенном НОК ФРГ в 1987 году, на вопрос: "Что такое олимпизм?" школьники чаще всего отвечали: "соревнование" или "международная встреча". Это связано с тем, что из всех "ипостасей" олимпизма у школьников лучше всего запечатлелись Олимпийские игры; другие его аспекты им мало знакомы. Поэтому в ответах на вопрос лишь изредка встречались слова "идея", "традиция", "честная игра" и т .п. Менее 10% опрошенных указали на связь между олимпизмом и "честной игрой" [ 276 ]. Опрос различных групп населения (включая молодежь) Будапешта и Варшавы, который провели Фельдеши и Кравчик [1984], показал, что меньше 27% жителей Будапешта и меньше 43% жителей Варшавы отнесли принципы "Фэйр плэй" к числу основных ценностей олимпизма [p. 16].

Социологические исследования выявляют также весьма ограниченное представление молодых людей о гуманистическом, социально-культурном потенциале спорта. Наиболее высоко оцениваются его возможности для сохранения и укрепления здоровья человека, а также для его физического совершенствования.

Так, большинство опрошенных студентов (82,5%), старшеклассников (93,7%) и юных спортсменов (95%) признает возможность существенного позитивного воздействия занятий физическими упражнениями и спортом на физическое развитие человека, на его физические качества и двигательные способности. При ответе на вопрос об оздоровительной значимости занятий физическими упражнениями и спортом только 6,6% студентов считает эти занятия необязательными для сохранения хорошего физического состояния и здоровья. Лишь 9,5% придерживается мнения о том, что эти занятия не нужны тем людям, которые получают существенную физическую нагрузку на производстве или в домашних условиях. 94% юных спортсменов придерживаются мнения, что нельзя в течение длительного времени сохранять хорошую физическую форму, самочувствие и здоровье, не занимаясь физическими упражнениями и спортом. Такого же мнения придерживаются 64,9% юношей и 58,8% девушек из числа опрошенных школьников.

Значительно ниже молодые люди оценивают возможности этих занятий в плане их воздействия на духовное (интеллектуальное, нравственное, эстетическое и т.п.) развитие человека.

Лишь четверть опрошенных студентов признает возможность интеллектуального и нравственного совершенствования на основе занятий спортом. Одна треть - не уверена в возможности развития интеллектуальных способностей, а одна пятая - в совершенствовании нравственных качеств с помощью спорта. 13,5% считает это невозможным применительно к интеллекту, а 23% - к нравственным качествам. 12,8% не только признает возможность развития негативных нравственных качеств в результате занятий спортом, но и считает это неизбежным. Примерно таким же образом опрошенные студенты оценивают потенциал спорта в развитии общей культуры личности. 21,5% сомневаются в том, что спорт обладает такими возможностями. Еще 15% уверены в том, что на основе активных занятий спортом невозможно повысить общую культуру человека. 64,5% придерживаются мнения о том, что занятия спортом приводят к понижению общей культуры тех, кто включен в эти занятия. 53,6% считают, что этого негативного влияния занятий спортом можно избежать, а по мнению 33,1%, - это очень трудно (практически невозможно) сделать. Примерно такое же распределение ответов характерно и для югославских студентов. 32% студентов сомневаются в положительном воздействии занятий спортом на эстетические способности человека. Почти половина считает, что не все виды спорта могут позитивно влиять на эти способности, а 9% - что спорт вообще не может оказывать такое воздействие. Почти половина студентов признает существование "неэстетичных" видов спорта. В их число чаще всего включают бокс, женский футбол, карате, атлетическую гимнастику.

Из числа опрошенных старшеклассников 64,4% девушек и 57,5% юношей не уверены в возможности с помощью спорта развить интеллектуальные способности личности. 15,4% и 17,2% соответственно считают это невозможным. По отношению к развитию нравственных качеств в процессе спортивных занятий и соревнований сомнение высказали 60,6% юношей и 60,8% девушек, отрицательное мнение - 18,9% юношей и 24,3% девушек. Около 6% старшеклассников придерживаются мнения о неизбежном негативном влиянии занятий спортом на нравственность. Аналогичным образом они оценивают потенциал спорта в развитии общей культуры личности. 44,2% юношей и 50,8% девушек сомневаются в наличии у спорта такого потенциала; еще 21,1% юношей и 19,6% девушек уверены в том, средствами спорта невозможно повысить общую культуру.

Для сравнения отметим, что согласно данным, полученным при опросе учащихся средних учебных заведений ВНР и ПНР в начале 80-х гг. (было опрошено по 1 тыс. учащихся в каждой стране), 124 учащихся в ВНР и 70 - в ПНР высказали мнение, согласно которому занятия физическими упражнениями и спортом не способствуют развитию личности, а 352 школьника ВНР и 355 школьников ПНР - мнение о том, что эти занятия могут как способствовать, так и не способствовать развитию личности [см. Фельдеши Д., 1988, с. 126].

Из числа опрошенных юных футболистов лишь половина признает возможность положительного воздействия занятий футболом на эстетические способности, причем, 17,5% считает, что занятия футболом негативно влияют на эти способности, а 32,5% придерживаются мнения о "нейтральной позиции" занятий футболом в этом плане. Возможность положительного воздействия занятий футболом на нравственный облик признает лишь 77,5% юных спортсменов, а на уровень культуры - только 63%, причем, 7,5% (соответственно 10%) из них придерживаются мнения о негативном воздействии занятий футболом в этом плане, а 15% (соответственно 25%) - об отсутствии какого-либо влияния занятий футболом на эти стороны личности. По мнению большинства (92,5%) юных спортсменов, такой эффект воздействия занятий футболом не случаен. С их точки зрения, такое же воздействие на личность человека имеет место и применительно к другим видам спорта.

Отмеченная выше оценка влияния занятий спортом на нравственные качества личности проявляется и в том, что подавляющее большинство опрошенных молодых людей (около 80% студентов, 75% старшеклассников и 70% юных спортсменов) частично или полностью разделяет мнение о спортсмене высокого класса (олимпийце) как о человеке, который прекрасно физически развит, способен показывать высокие спортивные результаты, а вместе с тем имеет низкий уровень общей культуры, высокое самомнение, слабо развитый интеллект, чаще допускает аморальные и безнравственные поступки. Поэтому для многих из молодых людей спортсмены-олимпийцы вовсе не являются идеалом для подражания.

Так, лишь 1/3 школьников старших классов находит себе образец для подражания среди спортсменов. Причем, для 46,2% юношей и 36,2% девушек наиболее привлекательными в этих спортсменах являются их внешние черты. Около 11% юношей и 14% девушек вообще не смогли сформулировать, что именно их привлекает в идеале-спортсмене. Примерно у половины (52,8%) студентов (из них почти одинаковое число студентов и студенток, студентов и студенток 1 и 4 курсов) известные им спортсмены и олимпийцы вызывают восхищение. Причем, для 18% (почти для 25% студентов и 17% студенток) они являются даже кумиром, образцом для подражания. Однако, большинству студентов (34,5%) и студенток (33,8%) в тех спортсменах, которые являются для них идеалом, образцом для подражания, нравятся в первую очередь их способность показывать необычайно высокие спортивные результаты и их профессиональное мастерство. У 19% восхищение вызывает внешний вид спортсменов. Лишь 15% восхищается их гармоничным развитием и 13% - высокой нравственностью и культурой.

Ограниченное представление детей, молодежи, взрослых о потенциале спорта, естественно, отражается на тех целях, которые они ставят перед собой в ходе занятий спортом. Большинство занимающихся спортом ограничивают свои цели и задачи стремлением сохранить и укрепить свое здоровье, стать более физически развитыми. Значительно реже ставится задача использовать эти занятия для формирования и развития духовных (нравственных, эстетических, творческих, интеллектуальных и других) качеств и способностей, общения с другими людьми и с природой и т.п. Такая заниженная оценка возможностей спорта не только существенно препятствует полноценной реализации его гуманистического культурного потенциала, но является одним из главных факторов, определяющих пассивное отношение людей к этой важной области культуры.

Значительные барьеры на пути полного использования гуманистического культурного потенциала спорта связаны с весьма существенными недостатками в подготовленности специалистов. Об этом свидетельствуют и результаты проведенного в рамках международного исследования "Олимпийское и спортивно-гуманистическое воспитание детей и молодежи" опроса 400 преподавателей физического воспитания вузов страны (Алма-Атинского архитектурно-строительного института, Донецкого медицинского института, Кишеневского и Харьковского университетов и др.), студентов последнего курса 6 институтов физкультуры (т.е. будущих специалистов в области физического воспитания и спорта) и тренеров юных спортсменов.

Опрос преподавателей физического воспитания и тренеров показал, в частности, что они считают себя слабо подготовленными к работе по формированию и совершенствованию у своих учеников гуманистически ориентированного ценностного отношения к спорту: по разъяснению им всего спектра гуманистических ценностей, связанных с этим видом деятельности, и формированию у них ориентации на эти ценности. В частности, большинство респондентов указало на недостаток (или даже полное отсутствие) у них знаний о культурном потенциале спорта и путях его реализации в современных условиях, о влиянии спорта на интеллектуальные и другие духовные способности человека, об экологических аспектах занятий спортом, о том, как научить спортсменов видеть и понимать красоту спорта, действовать по "законам красоты" в ходе тренировок и соревнований и т.д

Правильность этой субъективной оценки специалистами в области физической культуры и спорта их подготовленности к работе по формированию и совершенствованию у своих учеников адекватного гуманистическим принципам ценностного отношения к спорту подтверждают многие факты, выявленные в ходе опроса этих специалистов. Многие из них недооценивают гуманистический, социально-культурный потенциал занятий и спортом. Так, лишь половина опрошенных тренеров полагает, что она основе этих занятий можно добиться гармоничного развития человека, а меньше половины - , что таким путем можно развить эстетические и интеллектуальные способности, повысить уровень культуры. К числу важных средство формирования и развития эстетической культуры личности все опрошенные тренеры отнесли просмотр фильмов и спектаклей, но только 52% - занятия спортом и наблюдение за спортивными соревнованиями. По мнению 73%, не все виды спорта могут позитивно воздействовать на эстетические способности и эстетическую культуру человека.. Лишь 28% признает возможность нравственного совершенствования на основе активных занятий спортом.

В связи с этим у многих специалистов отсутствует ярко выраженная ориентация на целый ряд социально-культурных ценностей, связанных с занятиями спортом. В основном их интересует влияние этих занятий на спортивные достижения, иногда также на здоровье и физическое развитие своих учеников. Лишь небольшую часть специалистов волнует воздействие тренировок и соревнований на личность и культуру занимающихся. При просмотре спортивных соревнований (по телевидению или на стадионе) большинство специалистов интересуют главным образом результаты этих соревнований. Часть из них, хотя и небольшую (6%), особенно интересуют драки, споры спортсменов друг с другом или с судьей. Лишь немного больше половины (56%) респондентов глубоко возмущает "выяснение отношений" спортсменов друг с другом во время спортивных поединков. Мало их интересует также олимпийское движение, его цели и задачи, идеалы и ценности олимпизма, связь спорта с искусством, отображение спорта в живописи и фотографиях и т.п. Показательна и оценка, которую опрошенные преподаватели физического воспитания и тренеры дали поведению спортсменов в тех или иных ситуациях. При ответе на вопрос, какова будет их реакция на действия воспитанника, который во время соревнования добивается успеха, нарушая правила спортивной этики, 16% преподавателей ответили, что они не собираются каким-либо образом реагировать на это, а 24% затруднились дать ответ. Более одной трети тренеров заявили, что основной акцент они сделают на успех спортсмена, а не на нарушение им правил спортивной этики. С точки зрения 16% преподавателей и 25% тренеров, на грубую и нечестную игру соперников команда должна отвечать тем же. 5% преподавателей и 50% тренеров полагает, что спортсмен может притворяться, симулировать травму, нарушать правила, если это способствует победе. При ответе на вопрос о том, какие черты известных спортсменов (олимпийцев) наиболее привлекательны для них, 70% преподавателей и 83% тренеров указали на способность показывать высокие спортивные результаты, профессиональное мастерство. Лишь 36% преподавателей и 66% тренеров отметили высокую нравственность и культуру поведения спортсмена, а 44% преподавателей и 30% тренеров - разностороннее и гармоничное развитие его личности.

Эти данные коррелируется с результатами других исследователей. Многие из них [см. Визитей, 1982; Вишневский, 1987; Момот, 1987; Решетень, Барвинова, 198; Филиппова, Файбишевич, 1991] отмечают низкий общекультурный уровень специалистов в области спорта, а также их слабую подготовленность к проведению работы по формированию эстетической, нравственной, экологической, коммуникативной культуры у своих воспитанников. Проведенный Винник [1989] опрос участников командного чемпионата СССР по настольному теннису (70 спортсменов) и 25 тренеров, в том числе всех тренеров сборных команд СССР, показал, что интересы не только спортсменов, но и тренеров, как правило, замыкаются на индивидуальном пассивном потреблении культуры, внимание в основном привлекают спортивные события и развлекательные передачи, в том время как интерес к проблемам науки и техники, литературы и искусства довольно низок [с. 86-87].

Косяк и Сластенин на основе опроса будущих и работающих учителей физкультуры, а также преподавателей физического воспитания ряда вузов, пришли к выводу о крайне слабой их эстетической подготовленности и низком общекультурном уровне. По данным, которые получил Косяк [1990], лишь 5% респондентов имеют сравнительно высокий уровень эстетической эрудиции в области общих вопросов искусства и эстетики, эстетики спорта, литературы, музыки, изобразительного искусства, кино и театра, 23% - средний уровень, а 63% - начальный (поверхностный) [с. 76]. Особенно тревожным является слабая подготовленность (будущих) специалистов в области физической культуры и спорта в вопросах эстетики спорта. Даже на вопрос о сходстве спорта с искусством не смогли ответить 30% респондентов, а 20% дали неправильные ответы. На вопрос о том, чем существенно отличаются друг от друга спорт и искусство, не смогли ответить 38% и дали неправильный ответ 30% [с. 82]. По данным Сластенина [1976], 63,3% опрошенных им выпускников педагогических вузов - будущих учителей физкультуры - поверхностно знают русское классическое, западноевропейское и современное изобразительное искусство. В опросе, который провел Косяк, [1990] таковых оказалось 78% [с. 100]. Исследование Головина и Никитиной [1989] показало, что тренеры детско-юношеских спортивных школ, школ олимпийского резерва, высшего спортивного мастерства, спортивных обществ практически не оказывают содействие спортсменам в самовоспитании и не обладают теми знаниями и умениями., которые необходимы для проведения такой работы. Они не могут дать спортсменам информацию о том, с какой литературой по самовоспитанию им следует ознакомиться, рассказать о процессе и организации самовоспитания, его средствах, методах и формах (индекс умения информировать спортсменов по вопросам самовоспитания равен 0,019). Тренеры затрудняются составить программу самовоспитания спортсмена в постановке целей и их конкретизации, в определении возможных сроков достижения поставленных целей (индекс умения оказать помощь спортсмену в составлении программы равен 0,050), и т.д. [с. 95-96].

Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что по крайней мере значительная часть специалистов в области физической культуры и спорта, а также будущих специалистов этой сферы, и по своим знаниям и по своей ориентации слабо подготовлена к тому, чтобы в полной мере и максимально эффективно использовать социально-культурный гуманистический потенциал спорта.

Этому препятствуют и те педагогические принципы, на которых построена сложившаяся система работы с населением в области спорта: вся активность обычно исходит лишь от педагога (преподавателя, тренера, организатора), а ученики выступают как пассивный объект их педагогического воздействия; не учитываются в полной мере индивидуальные личностные особенности тех, на кого направлено данное воздействие и т.д. Эти принципы не позволяют в полной мере осуществить гуманистическое воздействие на личность и являются весьма существенными социальными барьерами на пути полной и эффективной реализации гуманистического потенциала спорта.

Немаловажное значение имеет и тот факт, что формы работы, сложившиеся в рамках современной социально-педагогической системы, предполагают активное включение человека либо в занятия спортом, либо в какие-то виды духовной деятельности - искусство (занятия музыкой, живописью и т.п.), науку, техническое творчество и т.д. Вследствие этого спортивная деятельность, искусство и другие виды духовно-творческой деятельности, способные органично дополнить друг друга в системе социально-педагогического воздействия на человека, оказываются оторванными, изолированными друг от друга [подр. см. Столяров, 1993; Столяров, Самусенкова, 1996 а и др.].

Огромную роль в той или иной ориентации субъектов спортивной деятельности имеют средства массовой информации. Это подробно обосновано, в частности, в "Декларации по фундаментальным принципам относительно вклада средств массовой информации в укрепление мира и международного взаимопонимания, в защиту прав человека, осуждение расизма, апартеида и подстрекательство к новой войне" [Declaration, 1978], которая была принята 22 ноября 1978 г. на 20-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО в Париже, и в специальном бюллетене "Спорт - это коммуникация" 11-го Олимпийского конгресса в Баден-Бадене [Bulletin, 1981]. Вот почему роль средств массовой информации в развитии спорта и олимпийского движения специально обсуждалась и на юбилейном Олимпийском конгрессе в Париже [см. Centennial Olympic Congress..., 1994, pp. 337-402.

Средства массовой информации осуществляют массовую коммуникацию - один из важнейших видов социального общения, под воздействием которого у человека формируются определенные знания и стереотипы поведения, ему прививается система ценностей, задаются нормативы поступков. Эти средства обладают широким диапазоном педагогического и психологического воздействия на людей: от простого ознакомления и обучения до убеждения. От направления, содержания, объема и качества продукции средств массовой информации во многом зависят структура и содержание общественного мнения о спорте, характер и степень ценностного отношения к нему. Общий подход средств массовой информации к освещению соревнований, акценты на те или иные моменты, соответствующие комментарии и разъяснения и т.д. формируют ценностные ориентации, стереотипы поведения спортсменов, тренеров, организаторов международных спортивных соревнований. Важно учитывать, что огромная масса людей приобщается к спорту в качестве зрителей только через посредство средств массовой информации - радио, телевидение, газеты, журналы. И последние оказываются теми "очками", которые определяют не только то, что эти люди видят в спорте, но и то, что они хотят увидеть.

К сожалению, как отмечают Виноградов [1990], Пац-Помарнацкий и Седов [1982], Седов [1985], Kaniuk [1973], Kirsh и Preising [1984], Mcgregor [1989], McIntosh, 1984 b; Smith [1976], а также другие исследователи и общественные деятели, в настоящее время средства массовой информации содействуют не столько гуманистической, сколько антигуманной ориентации субъектов спортивного действия. Основное внимание в средствах массовой информации уделяется лишь спорту высших достижений, а в рамках последнего - результатам спортивных соревнований, и нередко дается такое освещение спортивных событий, что это не содействует формированию и развитию гуманистической ориентации у читателей и зрителей.

Вот что по данному вопросу писал, например, Жак Маршан, спортивный журналист из Франции: "На журналистах лежит часть ответственности за рост насилия в спорте. Следует, однако, проводить различие между прессой и журналистами. Будем реалистами: пресса - это не филантропическая организация. Средства массовой коммуникации, как письменной, так и аудио-визуальной, занимаются, в конечном счете, коммерческой деятельностью, сбытом товара. Поэтому они подчинены всем правилам рыночной конкуренции. Даже если радио и телевидение подчинены государственным органам, они все же не свободны от законов рынка, потому что вынуждены конкурировать в борьбе за аудиторию. А когда речь идет о сбыте товара, мы обязаны удовлетворять клиента, оберегать его, обязаны потакать читателям, слушателям, зрителям. Именно поэтому пресса стимулирует местный, региональный и, конечно, национальный шовинизм, тем самым автоматически способствуя насилию.

Пресса потакает публике, укрывая факты, маскируя техническую слабость проигравшей команды, возлагая вину за поражение на судью или на грубость противника. Она изображает тех, кого мы любим, героями, когда они побеждают, и жертвами, когда они проигрывают. Такой подход, на котором строятся ежедневные газетные и телевизионные мелодрамы, слишком соответствует человеческой природе. А отсюда автоматически следует, что"мы" никогда не виновны в поражении: виноват всегда противник или судья. Журналист оказывается в ловушке: он считает себя обязанным защищать ту команду, от которой зависит тираж его газеты, число зрителей и слушателей. Никто, конечно, не обязывает журналиста так поступать; но когда он поступает иначе, у него начинаются неприятности. Во-первых, неприятности со спортсменами, которые не желают иметь с ним дела, со спортивными деятелями, которые осыпают его упреками, а то и захлопывают перед ним дверь, отрезая его от источников информации. Во-вторых, неприятности с болельщиками, которые протестуют, а иногда и оскорбляют журналиста, который думает и видит ситуацию не так, как они" [цит. по: Певцевич, 1983, с. 23].

McIntosh [1986 b], а также Kirsh и Preising [1984] свои доклады на международном конгрессе в Хельсинки в 1982 г. "Спорт и международное взаимопонимание" специально посвятили вопросу о влиянии средств массовой информации, освещающих спортивные события, на международное взаимопонимание. В них убедительно показано, что "информация о спорте нередко передается таким образом, что средства массовой информации скорее препятствуют международному взаимопониманию, чем ему способствуют" [Kirsh, Preising, 1984, p. 285]. Smith [1976] на основе проведенного им анализа функционирования средств массовой информации, освещающих спорт, в Канаде делает вывод о том, что спортивные журналисты не столько выполняют свои социально-служебные роли, сколько стремятся удовлетворить потребности "спортивных покровителей", организаторов спортивных соревнований, спортивных руководителей.

Во многом именно под влиянием средств массовой информации складываются и отмеченные выше стереотипы общественного сознания - представление о том, что вся ценность занятий спортом сводится лишь к их воздействию на здоровье и физическое развитие человека, мнение о негативном влиянии спорта на духовную культуру людей, укоренившийся в общественном сознании образ "пана-спортсмена" (физически крепкого, здорового человека с накачанными в результате занятий физическими упражнениями мышцами, но с ограниченным интеллектом, узким культурным кругозором и т.д.), представление о неизбежности разрыва между физическим и духовным развитием человека, о невозможности достижения высоких результатов в различных видах деятельности и др.

Акцент чаще всего они делают лишь на оздоровительном эффекте занятий спортом, на их роли в физическом совершенствовании. Упускается из виду их огромный духовный потенциал. Редко пропагандируется возможность позитивного влияния спорта на личность человека, на его культуру, либо это делается абстрактно и неубедительно. Часто внимание концентрируется на нарушениях нравственных норм спортсменами. Средства массовой информации практически не знакомят читателей, слушателей, зрителей с такими спортсменами, которые демонстрируют высокий уровень не только спортивного мастерства и физического совершенства, но и духовной культуры, добиваются высоких результатов как в спорте, так и в искусстве, в других видах творческой деятельности.

Существенное влияние на систему ценностных ориентаций организаторов спортивных соревнований, тренеров и спортсменов оказывает позиция государственных деятелей, определяющих общее направление, стратегию социальной политики, характер ее реализации в различных сферах общественной жизни, в том числе в области спорта. Это связано не только с авторитетом этих государственных деятелей, с огромными возможностями, которыми они располагают для пропаганды своих идей, взглядов, но и с тем, что, как правило, от них зависит сама возможность и уровень тех или иных социальных контактов (в том числе спортивных), особенно международных, степень их финансового обеспечения и т.д. Многие отмеченные выше факты негативного влияние спорта на межгосударственные отношения связаны именно с желанием государственных деятелей использовать международные спортивные контакты (или их недопущение) в своих узкокорыстных политических или экономических целях.

И вообще в настоящее время наблюдается все более активное стремление различных социальных групп (в том числе реакционных - милитаристских, националистических, шовинистических и т.д.), а также отдельных лиц - политиков, предпринимателей и т.д. - использовать спорт, все больший интерес, проявляемый к нему со стороны миллионов людей, в своих корыстных экономических, политических, идеологических целях.

В этой ситуации полнота и эффективность реализации гуманистических культурных ценностей в спорте и посредством спорта во многом зависит от олимпийского движения. Общепризнанно, что это движение возникло в первую очередь для того, чтобы объединить тех людей, которые учитывают огромный гуманистический, социально-культурный потенциал спорта, направляют свои усилия на развитие спорта как важного элемента человеческой культуры, на максимально полную реализацию в спорте и посредством спорта общечеловеческих гуманистических идеалов и ценностей и предотвращение возможности его использования в антигуманных целях.

При оценке деятельности современного олимпийского движения с этой точки зрения выясняется весьма противоречивая картина.

С одной стороны, в рамках этого движения предпринимались и предпринимаются определенные шаги, направленные на повышение роли спорта в укреплении мира и международного взаимопонимания, в реализации других гуманистических культурных ценностей. Немалую роль в этом отношении играл и играет Международный олимпийский комитет. Например, в последнее время по его инициативе активизировалась работа по олимпийскому образованию детей и молодежи, усилена борьба с допингом, с применением медикаментозных средств, наносящих вред здоровью спортсменов. Активизировалась деятельность в этих направлениях национальных олимпийских комитетов, а также их всемирной организации (АНОК) и континентальных объединений НОКов [см. Khotochkin, 1985].

Произошли некоторые организационные изменения и в самом МОК. Значительно обновился и увеличился его состав. Впервые в МОК появились женщины. Увеличилось число постоянных комиссий МОК, причем появились такие, как комиссия атлетов, комиссия по "спорту для всех", комиссия "Апартеид и олимпизм" и др. [см. Ратнер, 1990]. В последние десятилетия МОК сделал важные шаги, направленные на запрещение политической и расовой дискриминации. В частности, он вынес решение о поручении организации Олимпийских игр только тем странам, где гарантируется свободное участие всех олимпийских комитетов. Предпринимаются значительные усилия (прежде всего в рамках программы "Олимпийская солидарность"), направленные на преодоление разрыва между богатыми, развитыми, и развивающимися странами [см. Anthony, 1983; Landry, 1985, pp. 151-153 и др.], на укрепление связи спорта с искусством [см. Столяров В.И., Самусенкова, 1996; Daume, 1981; Samaranch, 1990]. Значительный вклад в усиление гуманистической направленности олимпийского движения вносят НОКи, Международная олимпийская академия и Олимпийские академии, созданные в различных странах, международная организация Специальных Олимпийских игр (для лиц с нарушением интеллекта), Международный Олимпийский центр за мир и культуру (Греция), Олимпийский музей в Лозанне и т.д.

Эти и некоторые другие факты, как отмечает, Родиченко [1996], дают основание для вывода о том, что в рамках олимпийского движения, начиная с 90-х гг. прослеживается тенденция "уменьшения количества противоречий и проблем" и "акцент в оценках ситуации внутри движения все более переходит с негативной на позитивную" [с. 3. 7].

Однако, с нашей точки зрения, это лишь одна сторона, характеризующая отношение олимпийского движения к гуманистическим ценностям, отраженным в идеалах олимпизма. Другая, не менее важная сторона: непоследовательность и некоторая противоречивость политики олимпийского движения в практической реализации (по крайней мере в полном объеме) гуманистического культурного потенциала спорта. На эту сторону дела обращают внимание в своих публикациях Визитей [1988, 1990], Исаев [1996], Кахигал [1983], Петушкова [1988], Сараф [1990], Столяров [1984 в, 1988 д, ж, 1990 б и др], Фромм [1986], Caillat и Brohm [1984], Heinila [1973, 1974, 1982, 1985, 1986, 1988], Landry [1988], Leiper [1980], Lenk, [1972 a-d, 1976 a, b, 1979-1982, 1984, 1985, 1989], Seppanen [1972, 1981, 1984 a-b], другие ученые и общественные деятели, многих из которых были упомянуты выше.

В рамках олимпийского движения получает все более широкое распространение и становится преобладающим подход, согласно которому главная ценность этого движения - сам спорт (особенно спорт высших достижений) и спортивные рекорды, независимо от того, для чего они используются, каким целям служат. Поэтому основное внимание все более направляется не на реализацию гуманистического потенциала спорта, а просто на всемерное развитие спортивных соревнований, поощрение высоких спортивных достижений, рекордов и победителей. Leiper [1980] считает, что "олимпийский идеал, возродивший Игры, во многом предан забвению", проведение Олимпийских игр "во многом лишено философской основы, несмотря на присутствие олимпийской символики: флага, огня, клятвы олимпийцев", поскольку "зрелищная сторона Олимпийских игр совершенно затеняет их философское содержание" и "олимпийское движение рассматривается не как орудие распространения олимпизма, использующее Игры лишь в качестве "фирменного блюда", а как сила, способствующая проведению Олимпийских игр" [pр. 27-28]. По мнению Петушковой [1988], "олимпийское движение переживает глубокий кризис. Захлестнувшая его волна коммерциализации, все более глубокое проникновение профессионализма разрушают составляющие его основу идеалы, в которых именно и заключена его непреходящая общечеловеческая ценность, которые и позволяют ему быть важным фактором сохранения мира" [с. 171].

Основанием для такого рода утверждений являются многие факты. Может быть упомянута, в частности, позиция отстаивания официально принятого девиза олимпийского движения "Citius. Altius. Fortius" ("Быстрее, выше, сильнее"), который ориентирует спортсменов лишь на высокие достижения, и отказ от всех предложений заменить его на девиз с более ярко выраженной гуманистической ориентацией. Именно поэтому, повидимому, в новой редакции Олимпийской хартии [1991] отсутствует положение, находившееся в предыдущем варианте Хартии [1979]: "Олимпийские игры были возрождены бароном де Кубертеном не только для того, чтобы участники могли бороться за медали, побивать рекорды и развлекать публику, и не для того, чтобы обеспечивать участникам трамплин в профессиональной спортивной карьере или продемонстрировать преимущество одной политической системы над другой" [цит. по: Leiper, 1980, р. 28].

Длительное время МОК, руководящие деятели международного олимпийского движения, опираясь на теорию "аполитичности спорта", изолировались от активной деятельности в защиту мира. Так например, МОК не поддержал Московский договор о запрещении испытаний ядерного оружия. Сами рамки олимпийского движения в течение длительного времени препятствовали участию спортсменов-олимпийцев в активных выступлениях за мир, поскольку условия проведения Олимпийских игр в соответствии с их правилами запрещали любого рода политические акации. В 1967 г. МОК впервые за всю историю принял Обращение к спортсменам всех стран с призывом выступить в защиту и во имя укрепления мира как единственного условия существования международного и национального спорта. Олимпийский конгресс, состоявшийся в Варне в 1973 г., проводился под девизом "Спорт на службе мира". Однако не было одобрено предложение о принятии Обращения к спортсменам мира, в котором, в частности, говорилось: "Мы призываем спортсменов всего мира, которым дороги идеалы олимпийского движения, при участии в соревнованиях соблюдать все моральные принципы честной игры, состязаться во славу спорта, действуя таким образом во имя олимпийских идеалов, в том числе идеалов мира и дружбы" [см. Филева, 1980, с. 126]. А XI Олимпийский конгресс, проходивший в 1981 г. в западногерманском городе Баден-Бадене, проходил под девизом "Объединенные спортом во имя спорта", в котором в явном виде уже не фигурируют гуманистические ценности.

Известно, далее, что по предложению Кубертена в программу Олимпийских игр были введены художественные конкурсы, которые, по его мнению, должны были содействовать реализации идеи гармонии физического и духовного развития личности как цели олимпийского движения. Однако с 1952 г. по решению МОК эти конкурсы были заменены культурной программой (художественными представлениями, концертами, выставками и другими подобными акциями) на Олимпийских играх. В течение ряда лет в рамках олимпийского движения существовал Токийский кубок. Он присуждался спортсмену, "чье поведение во время Олимпийских игр признавалось в качестве образца спортивного духа, независимо от исхода спортивных соревнований". Этот кубок успели получить только три спортсмена, после чего еще в 1974 г. он был отменен сессией МОК. С тех пор ничего подобного этому Кубку, подаренному МОК городом-хозяином Игр 1964 г., не вручается.

До сих пор в рамках олимпийского движения отсутствуют какие-либо награды и поощрения для тех лиц, связанных с олимпийским движением, которые своей деятельностью внесли существенный вклад в укрепление мира и международного взаимопонимание, хотя такие предложения неоднократно вносились. Отсутствуют какие-либо поощрения и для тех спортсменов-олимпийцев, которые в соответствии с олимпийским идеалом Кубертена демонстрируют высокую эстетическую культуру, а также гармоничное развитие личности, хотя такие предложения также высказывались в литературе, в том числе автором данной работы. Ослабление внимание к духовно-нравственной и эстетической стороне поведения спортсменов-олимпийцев сопровождается всемерным поощрением - не только моральным, но и материальным, притом в очень существенных размерах - высоких спортивных результатов и побед. Тенденция коммерциализации всего спортивного движения, включая олимпийское, в последние годы привела к тому, что стремление к извлечению как можно большей прибыли от спортивных соревнований и спортивной деятельности оттесняет на задний план все остальные цели и задачи, в том числе и те гуманистические идеалы олимпизма, которые сформулированы в Олимпийской хартии. Особенно наглядно это проявилось, как отмечается в литературе, на последних Олимпийских играх. И не случайно в статье "Самый сильный человек в спорте", помещенной в американском журнале "Спортс иллюстрейтед" и посвященной нынешнему президенту МОК, без обиняков заявляется, что Самаранч руководит МОК как бизнесом [см. Ратнер, 1990, с. 53-54].

Какие бы аргументы в пользу этого нового курса МОК и олимпийского движения ни приводились [см. Гуськов, 1996; , Ратнер, 1990; Родиченко, 1996], эти аргументы не отменяют того очевидного разрыва, который существует между этим курсом и теми гуманистическими идеалами олимпизма, которые сформулированы в Олимпийской хартии. Как справедливо отмечает Визитей [1990], "коммерциализация и профессионализация, широко охватившие современный олимпизм, ставшие в определенном отношении одним из краеугольных камней практической политики современного МОК, - это по сути дела шаг к тому, чтобы в роли базовой модели олимпийского спортивного соревнования выступало соревнование, участники которого ориентированы узкопрагматически; во всяком случае, утверждения жизненной философии, в рамках которой "достоинства тела, воли и разума" объединяются в одно "сбалансированное целое", здесь явно нет" [с. 67-68]. Woloszyn обращает внимание на то, что "высококвалифицированный, профессиональный спорт, облагороженный идеями олимпизма, вначале следовал за олимпийским спортом. Однако в настоящее время можно констатировать тот факт, что роли изменились. Олимпийский спорт следует за профессиональным, вбирая в себя его наиболее негативные особенности" [Woloszyn, 1994, р. 64].

Речь не идет вообще об осуждении профессионализма в рамках олимпийского движения. Вопрос в том, на что направлена эта профессия, чему она служит. Важно, "чтобы суть соответствующей профессии состояла именно в служении идеалам олимпизма", чтобы спортсмен-олимпиец прежде всего сознательно и активно утверждал определенные нравственные принципы человеческого общежития, а не просто демонстрировал высокие спортивные достижения [см. Визитей, 1990, с. 68].

Помимо отмеченных выше существуют и другие факты, дающие основание для критической оценки гуманистической миссии олимпийского движения. Некоторые из них указывает, например, Исаев [1996]: "Рассказывая красивые сказки о "современном олимпийском движении", МОК и его доблестные резидентуры (национальные олимпийские комитеты) лукавят. Пропитанный допингами, коммерцией и политиканством олимпизм, при всей его парадной привлекательности, тяжело болен. МОКу не нужно здоровье россиян, американцев, немцев, китайцев, МОКу нужны мускульные ресурсы амбициозных в спорте стран. На каком, скажите, основании оторвавшиеся от реалий спорта и увязшие в собственных ритуалах члены МОК отняли у миллионов спортсменов-любителей олимпийский факел? А разве не абсурден строжайший запрет МОК на использование олимпийских колец даже при проведении соревнований детей и подростков, которым лицемерно внушают мысль о всемирной гуманистической миссии так называемого современного олимпизма!?" [с. 1].

Отмеченные выше факты и тенденции свидетельствуют о том, что это движение, как мы уже отмечали ранее [см. напр., Столяров, 1990 б, с. 39-41], все более сближается со "спортивно-рекордистским" движением (под этим движением мы понимаем движение, главной и единственной целью которого является поощрение максимально высоких результатов в спорте), а также со "спортивно-экономическим" движением (движением за получение от спорта максимальной прибыли), и в связи с этим в некоторой степени утрачивает характер "спортивно-гуманистического" движения. Косвенно этот вывод подтверждает и достаточно обоснованное мнение, высказываемое в последнее время многими исследователями, о том, что "прагматический подход (подч. мною - В.С.) завоевывает все более прочные позиции в руководстве олимпийского движения" [Родиченко, 1996, с. 8; см. также Ратнер, 1990].

Эта трансформация олимпийского движения, ослабление его гуманистической направленности, безусловно, содействует не только недостаточно полной и эффективной реализации гуманистического потенциала спорта, но и усилению дисфункциональных проявлений в спортивной сфере. Вместе с тем эта ситуация привела к тому, что работа, направленная на всемерную реализацию гуманистического культурного потенциала спорта стала проводиться вне рамок олимпийского движения.

Так, во многих странах были созданы различные организации и объединения спортсменов, которые активно участвовали в борьбе за мир. Большую работу по реализации гуманистических культурных ценностей в рамках массового спорта проводит Международная ассоциация "Спорт для всех". Широкую пропаганду нравственных ценностей спорта, принципов "Фэйр плэй" ведет Международный Комитет честной игры (основан в 1964 г. Международной ассоциацией спортивной прессы и Международным Советом физического воспитания и спорта - СИЕПС - при поддержке ЮНЕСКО). Акции против распространения насилия в спорте организуют Международная ассоциация борьбы за спорт без насилия (создана в 1972 г.) и созданный в 1977 г. Международный фонд борьбы с насилием в спорте. Совместно с Международным Комитетом честной игры эти организации создали совместный консультативный орган под названием "Международное содружество борьбы с насилием в спорте и пропаганды честной игры". Активную благотворительную деятельность ведут международная организация "бегуны мира за мир без голода", объединяющая более 10 тыс. человек из 15 стран мира, а также английская организация "Помощь через спорт". Определенную гуманистическую деятельность, связанную со спортом, проводят такие правительственные и неправительственные организации, как ЮНЕСКО, СИЕПС, Европейская спортивная конференция и другие международные и национальные организации и объединения. В ряде стран созданы организации, которые в противовес соревновательному спорту, ориентированному на жесткую конкуренцию и соперничество, развивают "новые игры", "спорт в духе сотрудничества". Развертываются и связанные со спортом новые социальные движения, имеющие ярко выраженную гуманистическую направленность. В качестве примера можно указать созданное во Франции движение "Друзей Дней Радуги", которое приобрело международный характер и начиная с 1979 г. регулярно проводит культурно-спортивные фестивали детей из различных стран мира.

Как показывает анализ, существует довольно сильная разобщенность указанных выше организаций и движений, направляющих свои усилия на реализацию в спорте и с его помощью гуманистических идеалов и ценностей. Они не охватывают многих возможных направлений гуманистической деятельности в области спорта. В частности, несмотря на многочисленные призывы и заявления спорт недостаточно эффективно используется для гармоничного развития личности, для формирования и развития нравственной, эстетической, экологической и эвристической культуры человека. Для некоторых из упомянутых выше организаций (например, для национальных и международных спортивных федераций) гуманистическая деятельность, связанная со спортом, не является главной, не стоит на первом плане. Основное внимание они уделяют развитию тех или иных видов спорта, коммерческой стороне спортивной деятельности и т.д. Вот почему в гуманистической деятельности в области спорта наблюдаются сбои, и она не всегда дает нужный эффект.

Выше были проанализированы те факторы, которые влияют на реализацию гуманистического потенциала современного спорта, а также те социальные барьеры, которые препятствуют полной и эффективной реализации данного потенциала.

С учетом этих факторов и разработана спартианская программа повышения духовно-нравственной гуманистической ценности спорта.

II. Спартианская программа

Прежде всего разъясним цели, задачи, основной замысел (стратегию) программы.

2.1. Цели, задачи, стратегия

Данная программа базируется на идеях указанного выше проекта "СпАрт", на охарактеризованном понимании самой гуманизации современного спорта и на той методологии решения этой необычайно важной и сложной проблемы, которая связана с учетом отмеченных факторов, определяющих гуманистическую ценность спорта.

Главная цель спартианской программы гуманизации современного спорта - сделать его более гуманным, гуманистичным, "человечным", ориентированным на человека, его свободу, достоинство, разностороннее и гармоничное развитие как высшую ценность, а не на использование человека в тех или иных целях.

При этом ставятся следующие основные задачи:

- вернуть спорту утрачиваемый им (даже в "спорте для всех") характер игры, которая дает возможность активно и творчески отдохнуть, получить положительные эмоции, эстетическое удовольствие, побыть на природе, пообщаться с интересными людьми и т.д., и тем самым сделать занятия спортом и спортивные соревнования более интересными, привлекательными, доступными для всех людей (независимо от их физического состояния, инвалидности и т.д.);

- содействовать преодолению разрыва между духовным и физическим развитием спортсменов, формированию и повышению их ориентации на духовно-нравственные и эстетические ценности, разностороннее и гармоничное развитие, самосовершенствование, формированию и совершенствованию их многосторонних способностей, а также повышению уровня их олимпийской образованности, воспрепятствовать проявлениям грубости, насилия, агрессивности, национализма и т.п;

- на основе этого изменить общественное мнение о низком духовно-нравственном облике всех спортсменов высокого класса, в том числе олимпийцев, о несовместимости активных и регулярных занятий спортом с гармоничным и разносторонним развитием личности, с высокими результатами в других видах деятельности.

- дать возможность личности реализовать право на свободный выбор той деятельности (в качестве средства отдыха, развлечения или профессии), которая в наибольшей степени отвечает ее склонностям; и в которой она с наибольшей отдачей может проявить свои способности;

- создать условия, при которых лица с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалиды) чувствуют себя в этом спорте не "больными", "ущербными" людьми, отграниченными от тех, кто не имеет таких ограничений, а равными среди других;

- содействовать развитию национальных видов спорта, народных игр и развлечений.

Для достижения этих целей и решения указанных задач спартианская программа предусматривает стратегию, в которой важно отметить два момента.

Во-первых, она исходит из того, что вряд ли возможна сколько-нибудь эффективная гуманизация современного спорта с помощью одной лишь просветительской, разъяснительной работы. Нужен целый комплекс дополняющих ее форм, средств и методов культурно-спортивной работы, который как минимум включает в себя:

1) использование новых гуманистически ориентированных моделей организации и проведения соревнований, которые основаны на более гуманной модели спорта и его интеграции с искусством, предусматривают существенное изменение характера (программы) соревнований, системы выявления и поощрения победителей и т.д. с целью повышения ориентации спортсменов на благородное, рыцарское поведение, самосовершенствование, разностороннее и гармоничное развитие, а не на победу любой ценой над противником и одностороннее развитие;

2) сочетание соревнований с проведением не-соревновательных игр;

3) всемерное поощрение (в том числе на основе специальной системы наград) тех спортсменов и других участников олимпийского движения, которые демонстрируют поведение в духе принципов "Фэйр плэй", а также успехи в своем духовном и физическом совершенствовании, разностороннем и гармоничном развитии;

4) организация работы клубов, которые создают условия для постоянного общения, сотрудничества тех спортсменов, кто стремится в своем поведении, образе и стиле жизни следовать гуманистическим идеалам и ценностям, в том числе кубертеновскому идеалу спортсмена-олимпийца, оказания им помощи в получении нужных знаний, умений и навыков, организации систематической воспитательной работы с ними;

5) ясное и понятное для всех спортсменов и других участников олимпийского движения, в том числе самых юных, изложение гуманистических идеалов и ценностей, связанных со спортом, в том числе кубертеновского идеала олимпийского атлета, формулирование на основе этого конкретного духовно-нравственного кодекса поведения, который мог бы служить им четким ориентиром, и пропаганда среди них этого кодекса, а также указанных идеалов и ценностей;

6) развертывание этих новых форм работы в рамках не только олимпийского движения, но и нового культурно-спортивного гуманистического движения "СпАрт" - спартианского движения;

6) подготовка специалистов, готовых к эффективному проведению всех этих форм работы.

Второй важный момент стратегической концепции спартианской программы: она не ставит своей целью исключить из спорта соревновательность, стремление к высоким достижениям и победе. Речь идет лишь о том, чтобы: 1) программа соревнований требовала от участников разностороннего, гармоничного развития; 2) соревновательность участников сочеталась с красотой их действий и поступков и 3) проводить не только соревнования, но и несоревновательные игры.

2.2. Спартианские формы и методы культурно-спортивной работы

Программа предусматривает целый комплекс "спартианских" (основанных на новых, предлагаемых проектом "СпАрт" формах и методах интеграции "одухотворенного" спорта с искусством) форм и методов культурно-спортивной работы, призванных содействовать гуманизации современного спорта. Центральное место среди них занимает организация и проведение Игр под названием "Спартианские игры" (другие возможные их названия: Игры "СпАрт", "Турнир Рыцарей СпАрта", Игры "Спартианская семья" и др.).

Спартианские игры.

Что представляют собой эти Игры? Чем они отличаются от других Игр, соревнований, турниров, фестивалей? Каковы их достоинства и сфера применения? Ответим на эти и другие, связанные с ними, вопросы, опираясь на многолетний опыт проведения Спартианских игр.

Название этих Игр - "Спартианские" (другие возможные их названия: Игры "СпАрт", Игры "Спартианская семья", "Турнир Рыцарей СпАрта", и др.) связано не именем древнегреческого города Спарта, как нередко полагают, а с указанным выше словом "СпАрт". Игры называются так потому, что здесь спорт (в его гуманизированной, "одухотворенной" форме) гармонично сочетается с искусством и всемерно поощряется поведение участников в соответствии с критериями духовности, нравственности и красоты.

Основная цель и главный замысел при разработке концепции Спартианских игр состояли в том, чтобы найти такую гуманистически ориентированную модель, которая:

- выступает как привлекательная для детей, подростков, молодежи и взрослых форма игры, развлечения, позволяющая им активно и творчески отдохнуть, получить положительные эмоции, эстетическое удовольствие, побыть на природе, пообщаться с интересными людьми;

- является соревновательной, предусматривает соревнование участников, но вместе с тем ориентирует их на сотрудничество, единение, формирует стремление к высоконравственному, рыцарскому поведению, красоте действий и поступков, препятствует желанию победить любой ценой, проявлениям грубости, насилия, агрессивности, национализма и т.п.;

- ориентирует участников на самосовершенствование, гармоничное духовное и физическое развитие, формирование многосторонних способностей и их проявление в различных видах творческой деятельности - спорте, искусстве, техническом творчестве и др.;

- создает такие условия, чтобы среди участников не было "обиженных", чтобы каждый из них мог продемонстрировать определенные достижения и почувствовать себя "победителем".

- облегчает социальную реабилитацию и интеграцию лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалидов);

- содействует сохранению и развитию самобытной национальной и народной культуры.

С учетом этих целей и задач (основанных на идеалах и ценностях гуманизма) и разработана новая, уникальная модель Игр. Эти Игры существенно отличаются от других фестивалей, турниров, соревнований, в том числе спортивных и олимпийских. Главные особенности Спартианских игр:

  • уникальная соревновательная программа Игр, основным элементом которой являются "спартианские агоны", объединяющие спорт с искусством, с другими видами духовно-творческой деятельности и требующие от участников разностороннего развития, гармонии духовного и физического;
  • новая, гуманистически ориентированная, "мягкая" система оценки и поощрения участников соревнований, ориентирующая их на бескорыстное и одухотворенное соревнование;
  • сочетание соревнований с не-соревновательными играми;
  • равноправное участие инвалидов вместе с другими лицами.

Спартианские агоны. Одна из важнейших особенностей Спартианских игр состоит в том, что их соревновательная программа включает в себя разнообразные соревнования и конкурсы, которые связаны не только со спортом, но также с искусством и другими видами духовно-творческой деятельности.

Определенный комплекс этих соревнований и конкурсов, подобранных таким образом, чтобы на их основе можно было сравнить и оценить параметры как физического, так и духовного развития участников Игр: их физическую подготовленность, спортивное и художественное мастерство, творческие способности, юмор, знания и т.д., составляет спартианский агон (агон по-гречески - борьба, состязание, турнир). Программа Игр может включать в себя один или несколько спартианских агонов.

Приведем для иллюстрации некоторые "спартианские агоны", которые неоднократно использовались при организации и проведении Спартианских игр.

Исходным агоном на Играх, как правило, является "Спартианская визитка". В этом агоне каждый участник (команда или отдельное лицо) представляет свою "визитку" ("визитную карточку"), но не обычную, а "спартианскую". Это представление включает в себя художественно-театрализованное выступление и художественно оформленный стенд, которые заранее (до Игр) готовятся участниками и выполняют для них функцию "визитной карточки" - с их помощью они должны представить себя другим участникам, жюри, зрителям, познакомить со своими интересами, идеалами, достижениями в спорте, искусстве, науке, техническом творчестве, продемонстрировать свое понимание принципов спартианского (соответствующего критериям духовности, нравственности и красоты) поведения в соревнованиях, "спартианской" идеи объединения спорта и искусства и т.д.

Художественно-театрализованное выступление участника включает в себя: а) приветствие других участников, судей, зрителей и демонстрацию своей атрибутики: названия или имени, эмблемы, талисмана, девиза, вымпела (флага), песни (гимна) и т.д.; б) показ оригинальной "спартианской одежды" и "спартианских украшений" участника, которые символизируют идею единства спорта с искусством и предусматривают творческое использование в одежде и украшениях спортивного и художественного инвентаря (например, футбольного или теннисного мяча, музыкальных инструментов и т.д.); в) спортивную художественную композицию (сценку), в которой участник средствами хореографии или пантомимы (клоунады) выражает свое отношение к спорту, а также к тому или иному поведению в спорте; г) демонстрацию физической подготовленности и спортивного мастерства участника.

Продолжительность выступления уточняется организаторами с учетом общего числа участников и продолжительности Игр. По согласованию с организаторами выступление может быть целостным или расчлененным на несколько этапов.

Наряду с выступлением каждый участник выставляет художественно оформленный стенд, на котором он может представить любые материалы (рисунки, фотографии, карикатуры, модели, коллекции, рассказы и т.д.), которые содержат в себе какую-то интересную и важную информацию об участнике, о его жизни, интересах, идеалах, способностях и достижениях в спорте, искусстве, науке, техническом творчестве и т.д. Обычно организаторы указывают и специальную тему, которой должны быть посвящены результаты художественного творчества участников Игр.

Один из простейших (с точки зрения организации, подготовки и т.д.) спартианских агонов, который часто включается в программу Игр - спартианское многоборье. Оно включает в себя традиционные спортивные соревнования, конкурсы в области искусства, конкурсы знатоков и другие творческие конкурсы. Характер этих соревнований и конкурсов зависит от места и продолжительности проведения спартианского многоборья, возможностей организаторов, состава участников, их возраста, подготовленности, особенностей физического состояния, умственного развития и т.д. В принципе в программу спартианского многоборья могут быть включены любые спортивные соревнования и художественные (творческие) конкурсы, например, соревнования по легкой атлетике, плаванию, конкурсы певцов, танцоров, музыкантов и т.п.

Однако оптимальный вариант организации спартианского многоборья предусматривает включение в его программу таких спортивных соревнований и художественных (творческих) конкурсов, которые в наибольшей степени соответствуют целям и задачам (всей "идеологии") Спартианских игр.

Из спортивных соревнований к их числу относятся следующие.

1. "Спартианские" спортивные соревнования. Таким соревнованием является, например, "спартатлон" (спартианская демонстрация атлетизма). В программе этого спортивного соревнования:

А) демонстрация силы, гибкости, меткости и/или других физических качества: а) тем способом, который указан организаторами; б) тем способом, который придуман участниками, но с использованием предметов (приспособлений), предложенных организаторами; в) тем способом и с использованием тех предметов (приспособлений), которые придуманы самими участниками;

Б) выполнение необычных физических упражнений (это могут быть: прыжки; броски; удары; жонглирование; удержание на голове, носу и т.д. различных спортивных предметов - мяча, ракетки и т.д.; езда на велосипеде, самокате и т.д.): а) предложенных организаторами; б) придуманных участниками, но с использованием предметов и приспособлений, предложенных организаторами; в) полностью придуманных участниками;

В) творческая демонстрация как можно большего числа различных физических качеств (силы, меткости и др.) и физических упражнений с использованием тех предметов (приспособлений), которые предложены организаторами.

К числу спартианских спортивных соревнований относится и "спартианская эстафета", участники которой должны не только как можно быстрее преодолеть отдельные этапы, но и придумать оригинальный способ их прохождения.

2. Соревнования, в ходе которых перед отдельным участником, командой или всеми участниками Игр ставится задача "превзойти (победить) самих себя" (показать результат лучше того, который они показывали раньше - до Игр, в период проведения данных Игр или на предыдущих Играх).

3. Спортивные соревнования в традиционных видах спорта (по легкой атлетике, в спортивных играх - футбол, волейбол, баскетбол и др.), но:

а) с измененными правилами для того, чтобы сделать эти соревнования более демократичными, гуманными, доступными для любого человека независимо от уровня его физической или спортивной подготовленности, инвалидности и т.д. (например, в волейболе вводится правило, что игроки должны сидеть - "сидячий волейбол", каждой команде разрешается бить по мячу более трех раз, игроки могут принимать мяч не только руками, но также телом, головой и т.д.);

б) с такой измененной системой определения победителей соревнования, при которой учитываются не только результаты участников, но также нравственные и эстетические аспекты их поведения, поведения тренеров и т.п.

4. Наиболее "эстетичные" спортивные соревнования:

- те, которые проходят под музыку, требуют от участников красоты телосложения и движений (например, соревнования в таких видах спорта, как художественная гимнастика, фигурное катание, фристайл, спортивная аэробика, спортивные танцы, джазовая гимнастика, Джун-до балет и др.);

- соревнования в эстетической демонстрации спортивного мастерства (например, соревнования среди баскетболистов по умению красиво забивать мяч в корзину или среди футболистов - на самый красивый гол и т.п.). К числу таких соревнований относится и такой новый вид спорта, как артбол - эстетическая разновидность баскетбола (автор этой игры - В.А. Сироткин).

5. Соревнования, требующие высокой экологической культуры:

- соревнования по туризму и в ориентировании (особенно в ориентировании по тропам, которое позволяет участвовать в этом виде соревнования лицам с ограниченными физическими возможностями [см. Бреггинс].

- соревнование по "экоспорту", который предполагает перемещение спортсмена в трех средах - по земле, по воде и по воздуху с применением технических средств, не загрязняющих окружающую среду: с помощью велосипеда, роликовых коньков, скейтбордной доски, гребной или парусной лодки и устройства для передвижения по воздуху - параплана, дельтаплана и т.п. [см. Калинкин, 1996].

6. Народные игры и забавы, национальные виды спорта, способствующие сохранению и развитию самобытной национальной и народной культуры.

7. Эстафеты типа "веселые старты".

Из художественных (творческих) конкурсов предпочтительны для включения в программу спартианского многоборья:

- те из них, которые связаны с национальными и народными культурными традициями, обычаями;

- художественные и творческие конкурсы (в области живописи, хореографии, пантомимы, пения, фотографии, кино, технического творчества и т.д.) спортивной тематики;

- конкурс знатоков и ораторов на темы, связанные с искусством, культурой, спортом, олимпизмом (возможные формы проведения: ответы на вопросы об искусстве, спорте, олимпизме; рассказ - с использованием картин, фотографий, коллекций и т.д. - об интересных событиях, фактах, связанных со спортом или искусством; рассказ о наиболее интересных событиях Спартианских Игр; реклама или критика определенного вида спорта; комментарий по поводу демонстрируемого спортивного соревнования и т.д.);

- спартианский конкурс изобретателей. Участники конкурса предлагают на суд жюри свое "изобретение": соревнование (игру) или техническое приспособление для соревнования (игры), требующие от участников физической подготовленности, спортивного мастерства. Это могут быть совершенно новые, уникальные соревнования (игры, приспособления) или модификации известных соревнований (игр, приспособлений). Модификация соревнования или игры может затрагивать их правила, используемый инвентарь и т.д. Предложенная модификация соревнований (игр, приспособлений) должна делать их более интересными, эстетичными, гуманными и демократичными (доступными для всех, включая инвалидов). Особо поощряется изобретение "спартианских" соревнований и игр, в программе которых спорт объединяется с искусством. Обычно конкурс проходит в 2 этапа. На первом этапе участники представляют свои "изобретения", сделанные дома, а на втором - изобретают соревнование, игру или приспособление, выполняя задание организаторов (указываются предметы, которые должны быть использованы, число участников, место проведения соревнования или игры и т.д.).

С учетом указанных выше видов соревнований и конкурсов спартианское многоборье может выступать как двоеборье: Спорт + Арт" (спортивные соревнования + художественные конкурсы), троеборье: Спорт + Арт + Знания" (спортивные соревнования + художественные конкурсы + конкурсы знатоков), четырехборье: Спорт + Туризм + Арт + Знания и т.д.

Во всех этих случаях возможно несколько вариантов проведения агона.

1-й вариант. Каждый участник обязан выступить во всех соревнованиях и конкурсах, включенных в его программу. 2-й вариант. В рамках каждой группы соревнований и конкурсов (спортивных, художественных и т.д.) участник может выбирать те или иные соревнования и конкурсы (например, в спортивных соревнованиях он выбирает соревнования по бегу или плаванию, в художественных конкурсах - конкурс музыкантов или танцоров и т.д.). 3-й вариант. К соревнованиям в спорте (искусстве и т.д.) допускается лишь определенная (по договоренности) группа участников, показавших наилучшие результаты в искусстве (спорте). Например, спартианское многоборье среди юных спортсменов может проводиться в два этапа. В программе первого этапа - спортивные соревнования, а второго - художественные (творческие) конкурсы (в хореографии, музыкальном искусстве, живописи и т.д.). К этим конкурсам допускается лишь определенная часть (например, одна треть) участников, показавших лучшие результаты в спортивных соревнованиях. Аналогичным образом и спартианское многоборье среди лиц, увлекающихся искусством, может быть проведено в два этапа: на первом этапе - художественные конкурсы, на втором - спортивные соревнования. Причем, ко второму этапу допускается лишь определенная часть (например, одна треть) участников, показавших лучшие результаты в художественных конкурсах.

Спартианское многоборье может проводиться как "Спартианская тропа испытаний". Участники должны пройти "спартианскую тропу": преодолеть специально созданную полосу препятствий, выполнить ряд заданий, связанных со спортом, искусством и т.д. В спартианскую тропу может быть включена и так называемая "экологическая тропа" [см. Организация работы, 1990].

Другой формой организации спартианского многоборья являются "спартианские" эстафеты, программа которых требует от участников не только физической подготовленности и спортивного мастерства, но и выполнения заданий, связанных с искусством или другими видами творческой деятельности (например: соревнования по бегу, при проведении которого перед спортсменами ставится задача как можно быстрее перенести перемешанные буквы из одного места в другое и расставить их так, чтобы получился правильный ответ на поставленную организаторами задачу, загадку и т.п.; эстафета, на различных этапах которой участники должны демонстрировать физическую подготовленность, спортивное или художественное мастерство, интеллект, знания в различных областях искусства, спорта, олимпизма и т.д.).

Еще одна разновидность организации спартианского многоборья - создание "спартианских станций" ("контрольных пунктов"), на которых участники могут выполнить какое-то упражнение (напр., подтягивание, бросок мячом в баскетбольное кольцо, сбивание мячом кеглей, поднимание гантелей и т.д.) или задание, связанное с искусством (например, исполнить песню, рассказать стихотворение и т.п.), продемонстрировать знания в области искусства, спорта, олимпизма и т.д. За успешное выполнение упражнения (задания) участник получает жетон. При этом опять-таки возможны два варианта: либо участник в обязательном порядке проходит все эти станции, либо он выбирает те, которые ему нравятся, и стремится набрать как можно больше жетонов. Может быть установлено контрольное время для прохождения "станций". Соревнование может проводиться как личное или как командное.

Возможна и такая организация спартианского многоборья, которая строится на основе увлекательного сюжета (примерно такого, как в телеиграх "Форт Баярд", "Украденные жены" и т.п.).

Как бы ни строилась программа спартианского многоборья организаторы стремятся, чтобы в ней (как и в программе Спартианских игр в целом) были сбалансированы (в равной мере представлены) соревнования и конкурсы, требующие физической и спортивной подготовки, художественного мастерства и определенных знаний. Это делается для того, чтобы исключить возможность достижения победы в спартианском многоборье (на Спартианских играх в целом) за счет одностороннего развития лишь физических качеств, спортивного или художественного мастерства, знаний.

Большой популярностью среди участников Спартианских игр пользуется агон "Орхестрика" (Искусство движения)7 . В данном агоне участники соревнуются в искусстве движений, показателями которого являются: 1) гибкость, ловкость, координация движений, сила, меткость и другие физические качества и двигательные способности; 2) умение творческой и эстетической демонстрации этих качеств и способностей; 3) чувство ритма и музыки в движениях, красота и пластика "одухотворенного" движения (способность в движениях выражать чувства, переживания, вызываемые музыкой, картинами природы и т.д.); 4) искусство создания в движениях художественных образов.

Участники по заданию организаторов, а также по произвольной (выбираемой ими самими) программе выполняют акробатические и другие упражнения, танцуют под музыку, разыгрывают пантомимы или балетные сценки (прежде всего на спортивную тему) и т.д.

Соревнование обычно проводится в несколько этапов.

1-й этап. Участники демонстрируют уровень развития своей гибкости и/или других физических качеств и двигательных способностей (координации движений, силы, меткости и т.д.): а) выполняя предложенные организаторами физические упражнения; б) произвольным способом.

2-й этап. Участники показывают придуманные ими оригинальные физические упражнения (это могут быть: прыжки; броски; попадание в цель; удары; жонглирование; удержание на голове, носу и т.д. различных спортивных предметов - мяча, ракетки и т.д.; езда на велосипеде, самокате и т.д.) и/или новые, оригинальные и соответствующие эстетическим критериям способы демонстрации силы, меткости, других физических качеств: а) используя предложенные организаторами предметы (приспособления), б) используя любые другие предметы и приспособления.

Примечание. Данный этап проводится на "спартодроме". Так называется зал или площадка, приспособленные для спартианской демонстрации физических качеств и двигательных способностей (здесь размещаются различные предметы и приспособления, которые участники используют для демонстрации физических качеств, выполнения физических упражнений).

3-й этап. Участники демонстрируют чувство музыки и ритма в движениях, красоту и пластику "одухотворенного движения" (способность выражать в движениях чувства и переживания, вызванные музыкой): а) под фонограмму организаторов и выполняя их задания; б) под собственную фонограмму.

4-й этап. Участники демонстрируют способность создавать в движениях художественный образ: а) выполняя задания организаторов; б) разыгрывая заранее подготовленную пантомиму, клоунаду или балетную сценку на спортивную тему).

Данный агон может проводиться и не поэтапно, а в виде разового целостного выступления каждого участника.

Иногда к оценке двигательной культуры участников Игр добавляется оценка их здоровья, телосложения и физической подготовленности. В своей совокупности эти показатели характеризуют физическое совершенство человека. Поэтому и само соревнование (спартианский агон) в этом случае носит название "Физическое совершенство".

Еще более широкой является программа агона под названием "Гармония" ("Культура личности"). Программа соревнований этого спартианского агона включает в себя специализированные упражнения, тесты, задания, которые позволяют оценить у каждого участника: его физическую подготовленность и двигательную культуру; психические способности - память, внимание, интеллект, точность и скорость психомоторики, эмоциональную устойчивость и др.; эстетическую и художественную культуру; творческие способности; экологическую культуру; культуру общения и т.д. В своей совокупности эти качества, способности, элементы культуры характеризуют общую культуру, разносторонность и гармоничность развития личности. Спартианский агон "Гармония" призван определить тех участников, которые имеют наибольшие достижения по этим параметрам своего духовного и физического развития.

В последнее время в программу Спартианских игр стал включаться и еще один агон - "Спартианская дуэль". Этот агон организуется следующим образом. Каждый участник (в командных соревнованиях в этом агоне чаще всего участвуют капитаны команд или определенное число представителей от команды) вызывает других участников на "дуэль". В этой дуэли он использует свое, заранее подготовленное спартианское "оружие": 1) задает вопросы, касающиеся спорта, олимпизма, искусства, культуры, народных обычаев, традиций (количество вопросов уточняется организаторами); 2) демонстрирует какой-то уникальный трюк, связанный с искусством или спортом (это может быть, например: игра на необычных музыкальных инструментах или необычным способом; необычный способ рисования, письма; уникальная способность к счету, запоминанию; оригинальный фокус, прыжок, бросок и т.д.) и 3) предлагает придуманное им оригинальное соревнование (лимит времени на проведение данного соревнования уточняется организаторами). Другие участники должны попытаться ответить на заданные им вопросы, повторить демонстрируемый трюк и выиграть предложенное соревнование (в нем может выступить любой участник; при наличии нескольких желающих соперник участника, предложившего соревнование, определяется по жребию). К участию в агоне могут допускаться и зрители.

Возможен и другой вариант организации этого агона. Каждый участник поочередно вызывает других участников на "дуэль" и определяет вид "оружия" дуэли. Оно должно включать в себя два соревнования, одно из которых связано со спортом, а другое - с искусством. Оговаривается лимит времени на проведение каждого соревнования. Если разные участники предлагают одно и то же соревнование, оно проводится один раз (когда его предлагают впервые).

Таковы основные спартианские соревнования (агоны), которые включались и включаются в программу Спартианских игр. В будущем, безусловно, будут придуманы и новые спартианские агоны.

Спартианская система определения и поощрения лауреатов Игр. В ходе многолетней практики организации и проведения Спартианских игр использовались самые различные системы оценки и поощрения участников соревнований. Велись поиски такой системы, которая в наибольшей степени соответствует целям, задачам, "идеологии" Спартианских игр и всей спартианской программы.

Первоначально на Спартианских играх, как и на обычных спортивных соревнованиях, определялись и поощрялись победители отдельных соревнований (конкурсов) и Игр в целом. Победители отдельных соревнований и конкурсов определялись традиционным способом: учитывались результаты участников, выраженные в сантиметрах, секундах, баллах и т.п. Для определения победителей Игр в целом использовалась система, основанная на подсчете суммы мест, занятых каждым участником (командой) в различных соревнованиях и конкурсах, или тех баллов, которые начисляются за эти места. Такая система применялась, в частности, на Спартианских играх 1991 г. под названием "Олимпийский Турнир Рыцарей СпАрта", при проведении в 1993 г. в Новосибирске Спартианских игр под названием "Сибириада" и т.д.

Однако такая "жесткая" система может приводить к необъективной оценке, поскольку не учитывает разницы между победой в соревновании с небольшим числом участников и победой в соревновании, где много участников, а также между победой с очень высоким результатом и победой с посредственным (или даже низким) результатом. Чтобы избежать необъективности использовались два варианта: 1) предусматривалось выступление всех участников во всех проводимых на Играх соревнованиях и конкурсах; 2) в каждом соревновании (конкурсе) вводились нормы, при достижении и превышении которых участникам начисляются определенные баллы.

Однако иногда это трудно сделать, особенно для Игр с участием инвалидов. А кроме того даже при такой коррекции указанной выше системы оценок сохраняется ее весьма существенный недостаток - она слишком разъединяет участников, противопоставляет победителей и проигравших, формирует желание победить любой ценой. Это не соответствует "идеологии" Спартианских игр, которые призваны изменить традиционную ориентацию участников соревнований (демонстрация превосходства над противником, победа над ним и получение связанных с этой победой ценных призов, наград, других материальных благ) на более гуманную - преодоление самого себя, разностороннее проявление способностей, творчество, рыцарское поведение, красота действий и поступков и т.д. К этому призывает и девиз Спартианских игр: "Красота действий и поступков дороже успеха!" На этих Играх ставится также задача создать такие условия, чтобы среди участников не было "обиженных", чтобы каждый из них мог проявить свои способности и почувствовать себя "победителем".

Поэтому организаторы Спартианских игр по нашей рекомендации стали использовать указанную систему для подведения лишь предварительных итогов. При окончательном подведении итогов, выявлении отдельных участников и команд, заслуживающих поощрения, учитывались лишь существенные (значительные) различия в их результатах (баллах, очках, секундах, сантиметрах и т.д.), используя для оценки результатов участников небольшое число (3-4) качественных оценок. При этом рекомендовалось избегать ярко выраженных негативных оценок (например, 0, 1, 2 балла в 5-ти или 10-ти балльной системе) и использовать такие оценки, в каждой из которых отмечаются определенные достижения - например, "высшая", "высокая" и "не очень высокая" (оценка "высокая" уступает "высшей", но фиксирует существенные достижения; "не очень высокая" в отличие от "неудовлетворительная" также отмечает определенные успехи). Использование небольшого числа оценок при окончательном подведении итогов позволяло сократить и различие в местах, занимаемых участниками (при указанной системе оценок они могут быть только на 1-м, 2-м или 3-м месте).

В итоге нами разработана такая система оценки и поощрения участников соревнований Спартианских игр, которая базируется на следующих основных положениях (принципах).

1. Спартианские игры - не гладиаторская битва насмерть до победного конца, а прежде всего игра и, если воспользоваться словами, которые были сказаны на II Ватиканском соборе, "fraterna aemulatio", "братское соревнование"'. На этих Играх результат участника соревнований имеет важное значение. Но еще более важным является его поведение. Об этом свидетельствует девиз Игр: "Красота действий и поступков дороже успеха!".

2. На Играх должны поощряться достижения (успехи) участников, но не должно быть обиженных, униженных, оскорбленных. В связи с этим необходимо:

а) выявлять и поощрять самые разнообразные (но соответствующие критериям духовности, нравственности и красоты) достижения участников соревнований Игр, связанные с их поведением, физической подготовленностью, спортивным и художественным мастерством, творчеством, юмором, знаниями, красотой телосложения и т.д., с их успехами в том или ином виде творческой деятельности, в каком-то отдельном соревновании, конкурсе и т.д., чтобы как можно больше участников могли почувствовать себя "победителями";

б) учитывать лишь существенные различия в результатах, использовать небольшое число качественных оценок и тем самым сокращать число промежуточных звеньев между первым и последующими местами участников соревнования;

в) добиваться порицания, осуждения и наказания участников за любые действия, наносящие вред их здоровью, чести и достоинству, за любые проявления грубости, насилия, агрессивности, национализма, за стремление победить любой ценой и т.д.

3. Основная цель Спартианских игр - содействовать формированию и развитию таких гуманистических качеств человеческой личности, как духовность, нравственность, красота, разностороннее и гармоничное развитие. Поэтому наиболее престижные награды на Играх должны получать те участники, кто демонстрирует красоту действий и поступков, добивается успеха в различных видах творческой деятельности, которые требуют проявления разнообразных духовных и физических способностей, знаний, культуры во всех ее проявлениях - нравственной, эстетической, художественной, физической, коммуникативной, экологической и т.д.

С учетом этих принципов выявление участников Игр, заслуживающих определенного поощрения и наград, осуществляется в несколько этапов.

Первый этап. Сначала оцениваются выступления участников в отдельных соревнованиях и конкурсах, включенных в программу агонов. Для этой цели используется небольшое число качественных оценок, например, "наивысшая", "очень высокая", "высокая" и "низкая". Вместо словесных оценок могут быть использованы заменяющие их цветные карточки или карточки с какими-то символами, рисунками (например, с изображением букета, ягодки, цветочка или колючки).

Иногда оценкам придается некоторый юмористический оттенок (например, оценка "наивысшая" заменяется на "Высший класс!", "очень высокая" - на "Высокий класс!", "высокая" - на "Класс!" и "низкая" - на "Фу!") и т.д.

Критерии для выставления оценок. Прежде всего учитывается поведение участников. Учет духовно-нравственных и эстетических аспектов поведения участников (команд или отдельных лиц) при оценке их выступления в соревнованиях и определении победителей - одна из наиболее важных особенностей Спартианских игр.

Поведение участника может быть оценено как позитивное (спартианское) или как негативное (не-спартианское).

Та или другая оценка дается с учетом указанных ниже принципов "Спарт плэй" ("играть и соревноваться по-спартиански"), в основе которых лежат идеалы и ценности гуманизма.

Принципы "Спарт плэй" ("Играть и соревноваться по-спартиански"):

- Играть с хорошим настроением, весело, во всех своих поступках придерживаться спартианского девиза: "Быть Добру!" и не терять чувство юмора.

- Полностью выкладываться в соревновании, проявлять мужество, волю, настойчивость, стремясь показать максимально высокий для себя результат.

- Добиваться его не для того, чтобы завоевать приз, награду, другие почести, одержать победу над противником, а прежде всего для того, чтобы преодолеть самого себя.

- Ориентируясь на девиз Спартианских игр: "Красота действий и поступков дороже успеха!", действовать по законам красоты и благородства, даже если это не позволяет одержать победу.

- Уважительно относиться к соперникам (независимо от того, являются они победителями или побежденными), к судьям и другим официальным лицам, к зрителям.

- Оставаться скромным после победы, не подчеркивать своего превосходства над соперниками, достойно переносить поражение.

В соответствии с этими принципами основаниями для позитивной оценки поведения являются:

  • воля, мужество, упорство, полная отдача сил в соревновании;
  • благородные поступки;
  • доброжелательное и уважительное отношение: к соперникам (приветствие; поздравление с хорошим выступлением, высоким результатом, победой и т.п.; отказ от грубой игры; принятие победы или поражения без насмешек над противником и т.д.); к судьям и другим официальным лицам; к зрителям;
  • точное соблюдение правил игры даже в сложных ситуациях;
  • беспрекословное выполнение неприятных для участника судейских решений;
  • скромность после победы (не подчеркивание своего превосходства, критическое отношение к своему выступлению, признание ошибок) и сохранение достоинства после поражения;
  • красота, элегантность, эстетика в действиях, одежде и т.д.;
  • яркое проявление творчества и юмора, удовлетворяющее требованиям эстетики;
  • бережное отношение к окружающей среде, природе, инвентарю;
  • не только личная демонстрация высокой нравственности, эстетической и экологической культуры, но и активное побуждение к этому других.

Основания для негативной оценки поведения:

  • безнравственные поступки;
  • пассивность, безволие;
  • шум, разговоры, выкрики и т.п., мешающие выступлению соперников, и тем более грубость, насмешки, оскорбительные выражения и т.п. по отношению к ним, а также к судьям и другим официальным лицам, к зрителям;
  • чрезмерное выражение радости по поводу победы над соперниками, оскорбительное для них, или утрата достоинства после поражения;
  • отсутствие красоты, элегантности, эстетики, творчества в действиях, поступках, неряшливость в одежде и т.п.;
  • грубый, пошлый, безнравственный юмор;
  • нанесение вреда окружающей среде, природе, инвентарю;
  • чрезмерная демонстрация интереса к призам и наградам;
  • провоцирование других участников или зрителей на поступки, противоречащие принципам спартианского поведения.

Примечание. При незначительном нарушении спартианских принципов игры и соревнования поведению участника может быть дана позитивная оценка. Но ему делается замечание. Наличие нескольких таких замечаний может служить основанием для негативной оценки.

Участнику, поведение которого оценивается негативно, выставляется оценка "низкая" - независимо от показанного им результата. Каким образом выставляется оценка другим участникам, поведение которых оценено позитивно?

Прежде всего результат, показанный каждым таким участником, сравнивается, сопоставляется с общепризнанными нормами, образцами результатов в том виде деятельности (беге, плавании, рисовании, пении, пантомиме и т.п.), который лежит в основе проводимого соревнования, с результатами других участников соревнования, а также (если есть возможность) с тем наивысшим результатом, который сам участник показывал ранее, и с задачей, поставленной организаторами соревнования. Учитывается степень превышения ("очень большое, значительное", "большое, значительное", "не очень большое") участником в данном соревновании (конкурсе) нормы, результатов других лиц или того наивысшего результата, который он сам показывал ранее, а также успешность выполнения им указанной задачи. При выставлении участникам той или иной оценки обязательно принимается во внимание их возраст, пол, наличие и характер инвалидности, а также уровень их подготовленности.

Например, на Играх, участники которых слабо подготовлены к соревнованиям и конкурсам программы, при выставлении оценок основное внимание обращается на сопоставление, сравнение результатов разных участников, и сами оценки носят не абсолютный, а относительный характер (например, оценка "наивысшая", выставленная какому-либо участнику, не означает, что показанный им результат является максимально высоким. Такая оценка выставлена потому, что его выступление относится к числу самых лучших по сравнению с другими участниками).

При проведении спортивных соревнований организаторы до начала соревнований уточняют, какие результаты, показанные участниками в этих соревнованиях и выраженные в сантиметрах, секундах и т.д., будут оцениваться указанными выше оценками. В художественных (творческих) конкурсах при выставлении указанных оценок помимо мастерства учитывается изобретательность, творчество, фантазия, юмор, эстетика, зрелищность выступлений участников и т.п. К проявлению этих качеств их призывает и лозунг Игр: "Больше творчества, юмора и красоты, соревнуясь в спорте и искусстве!"

В зависимости от особенностей соревнований и конкурсов, включаемых в программу агона, параметры и критерии оценки конкретизируются.

Так например, в агоне "Спартианская визитка" у каждого участника оцениваются: 1) художественная сторона его "спартианской визитной карточки" - идейное содержание (соответствие гуманистическим идеалам и ценностям) и художественное оформление приветствия, атрибутики, костюмов, композиции, стенда, а также творчество, фантазия, изобретательность, юмор, проявленные в ходе выступления и в оформлении стенда; 2) спортивная сторона "спартианской визитки" участника - уровень его физической подготовленности и спортивного мастерства, проявленные в ходе выступления.

В "Спартианском многоборье" отдельно оцениваются все соревнования и конкурсы, связанные со спортом, туризмом, искусством, наукой, техническим творчеством и т.д., включенные в программу агона. При оценке выступления участников в спортивных соревнованиях учитываются показанные ими результаты, выраженные в сантиметрах, секундах и т.д. В художественных (творческих) конкурсах помимо мастерства учитывается изобретательность, творчество, фантазия, юмор, эстетика, зрелищность выступлений участников и т.п. Поощряется спортивная тематика выступления, связь с народной (национальной) культурой.

В агоне "Гармония" ("Культура личности") у каждого участника оценивается: его физическая подготовленность и двигательная культура; психические способности - память, внимание, интеллект, точность и скорость психомоторики, эмоциональная устойчивость и др.; эстетическая и художественная культура; творческие способности; экологическая культура; культура общения и т.д.

В выступлениях участников агона "Орхестрика" оцениваются: 1) уровень развития гибкости, ловкости, координации движений и других физических качеств и двигательных способностей (при этом учитывается успешность выполнения задания организаторов и сложность выполняемых упражнений); 2) оригинальность демонстрируемых физических упражнений и способов демонстрации силы, меткости, других физических качеств; 3) чувство музыки и ритма в движениях, красота и пластика "одухотворенного движения" (способность в движениях выражать чувства, переживания, вызываемые музыкой); 4) способность создавать в движениях художественный образ. Поощряется: изобретательность, творчество, фантазия, юмор, эстетика, зрелищность выступлений участников и т.п.

В агоне "Спартианская дуэль" отдельно оцениваются: 1) задаваемые вопросы и ответы на них (при этом учитывается характер задаваемых вопросов - их оригинальность, юмор и т.п. - и правильность ответов на них); 2) демонстрация уникальных трюков (учитывается их уникальность, а также мастерство, творчество, фантазия, юмор, эстетика, зрелищность выступления исполнителя); 3) соревнование (учитывается творчество, фантазия, эстетика, юмор, проявленные при выборе соревнования, а также его результат).

Второй этап. С учетом оценок, полученных участниками за выступление в различных соревнованиях и конкурсах, выполнение различных тестов, включенных в программу того или иного агона, оценивается (с использованием указанных выше оценок) спортивная и художественная стороны их выступления, различные параметры их духовного и физического развития, а на основе этого - в целом их выступление в этом агоне. При этом определяются:

а) спартионики - участники, которые за все свои выступления в соревнованиях и конкурсах агона имеют высокие оценки и которые, следовательно, в честном и благородном соперничестве с друзьями продемонстрировали спартианское поведение, а также способности в области спорта и искусства, гармонию духовного и физического развития;

б) призеры агона: золотые - получившие за свое выступление в агоне оценку "наивысшая", серебряные - получившие оценку "очень высокая", и бронзовые - получившие оценку "высокая".

Примечание. Иногда используется более "мягкий" вариант: участники, у которых большинство оценок "наивысшая", а другие оценки - не ниже "очень высокая", объявляются золотыми призерами, имеющие оценки не ниже "очень высокая" - серебряными, остальные - бронзовыми.

Если программа Игр предусматривает выступление каждого участника лишь в одном агоне, призеры агонов становятся и призерами Игр в целом. Если же программа Игр предусматривает возможность выступления участника во многих агонах, при определении призеров Игр учитываются (на основе тех же принципов, что и при определении призеров агона) те итоговые оценки, которые выставлены участнику за выступление в каждом агоне.

Третий этап. Кроме определения спартиоников и призеров отдельных соревнований и конкурсов, а также спартианских агонов и Игр в целом, выявляются и поощряются достижения участников (с учетом их выступлений в различных соревнованиях, конкурсах, агонах) по таким показателям, как творчество, юмор, активность, физическая культура, спортивное мастерство, эстетическая культура, знания, внешний вид, симпатии зрителей и др.

Особенно важное значение на Спартианских играх придается поведению участников. Основной девиз Игр гласит: "Красота действий и поступков дороже успеха!" В связи с этим не только при оценке выступления участников учитывается их поведение, но проводится и специальный конкурс спартианского поведения. В ходе данного конкурса определяются те участники, их руководители и зрители, которые показывают образцы спартианского поведения на Играх. При этом используются указанные выше принципы "Спарт плэй" и показатели для позитивной (высокой) или негативной (низкой) оценки поведения участников, руководителей и зрителей.

Для проведения конкурса создается специальное жюри, которое на протяжении всех Игр оценивает только поведение (а не результаты) участников. Учитывается также мнение самих участников и зрителей. Для этого, в частности, используются "жетоны симпатии или антипатии", которые участники (зрители) передают в жюри после каждого соревнования, отмечая в них тех участников, поведение которых вызвало у них восхищение или, напротив, возмущение.

Участники, их руководители и зрители - победители данного конкурса награждаются Знаком Спартианской Доблести ("За благородство и возвышенность души, спартианское поведение в соревнованиях"). Команде-победительнице конкурса вручается Спартианский кубок (кубок спартианского поведения).

Указанная выше система определения и поощрения победителей на Спартианских играх не только стимулирует высоконравственное поведение участников Игр, но вместе с тем создает условия для того, чтобы практически каждый из них получил определенную награду, причем, не просто за участие в Играх, а за какие-то свои достижения.

Для повышения объективности в тех случаях, когда дается субъективная оценка выступления участников, их поведения и т.д., учитывается мнение не только жюри (в его состав включаются как взрослые, так и дети), но также зрителей и самих участников (для этого используются специальные жетоны, карточки и т.д.).

Среди участников Игр проводится также спартианский конкурс на самую точную и беспристрастную оценку. Конкурс организуется следующим образом. После каждого соревнования участники (команды или отдельные лица) оценивают выступления других участников, а также свое собственное выступление, используя одну из следующих оценок: "очень высокое достижение", "высокое достижение", "небольшое достижение", "нет достижения". В случае совпадения оценки участника с оценкой жюри он получает 2 балла, если его оценка расходится с оценкой жюри на один пункт - 1 балл, а если на два пункта - О. Баллы, полученные участником, суммируются и учитываются при определении победителей конкурса.

При организации и проведении Спартианских игр используются и другие акции, чтобы не разжигать у участников желание победить, получить призы любой ценой, зависть к победителям, да и вообще изменить их ориентацию с внешних ценностей (демонстрация превосходства над противником, победа над ним и получение связанных с этой победой ценных призов, наград, других материальных благ и т.п.) на внутренние, духовно-нравственные и эстетические - преодоление самого себя, разностороннее проявление способностей, демонстрация рыцарского поведения, воли и мужества, красоты действий и поступков, творчества, юмора и т.д.

Так например, в рамках спартианской увертюры (процедуры открытия Игр) участникам напоминают и разъясняют принципы "Спарт плэй" (спартианского поведения на Играх). Все участники произносят "спартианскую клятву": "Мы, участники Спартианских игр, торжественно обещаем, что на протяжении всех Игр независимо от успеха или неудачи будем строго соблюдать принципы "Спарт плэй", играть и соревноваться по-спартиански!" Для рассмотрения всех спорных вопросов на Играх из числа участников создается Спартианский суд чести. В системе поощрения участников Игр - как отдельных лиц, так и команд - важное (а иногда и главное) значение придается превышению ими своих прежних результатов, а не результатов других участников или каких-то норм. Организаторы Игр стремятся к тому, чтобы не было существенного различия в материальной ценности призов, вручаемых победителям и тем, кто занял последующие места в соревновании, и чтобы вообще награды имели здесь в большей степени символическое значение, а не материальную ценность. Один из вариантов решения этой проблемы - использование лотереи для распределения призов; место, занятое на Играх, определяет лишь количество билетов этой лотереи.

При проведении командных соревнований организуются соревнования команд, каждая из которых является "смешанной" (включает в себя представителей различных клубов, городов, регионов, учебных заведений, наций и т.д.), а также так называемые "кооперативные игры" - спортивные соревнования, при проведении которых учитываются достижения не отдельных участников или команд, соревнующихся друг с другом, а всех участников, объединенных в единую команду [см. Blumenthal, 1987; Deacove, 1981].

Иногда используется и такой вариант организации Игр, когда после каждого этапа соревнований (за исключением последнего) участнику предоставляется право перейти из своей команды в другую, которая занимает более низкое место, с целью оказать ей помощь. Причем, такие рыцарские поступки поощряются.

Организаторы Игр всемерно содействуют также активному участию зрителей в Играх - не только в качестве "экспертов", судей, но - при желании - и непосредственно в качестве участников.

Сочетание соревнований с не-соревновательными играми. Важная особенность Спартианских игр состоит и в том, что помимо обычных соревнований и конкурсов, основанных на таких принципах как выявление среди участников победителей и побежденных, соперничество, конкуренция, превосходство, максимальная результативность, измерение и сравнимость результатов и т.д., в их программу включаются и такие игры, в которых отсутствует разделение участников на победителей и побежденных, основной акцент смещается с результата на сам процесс игры, придумывание игр, юмор, творчество и т.д.

К числу таких не-соревновательных игр, "игр без побежденных" относятся, например, уже упоминавшиеся выше "новые игры", получившие в последние десятилетия широкое распространение в США, Канаде, Германии и других странах

Несоревновательные игры чаще всего проводятся в промежутках между различными соревнованиями и конкурсами, чтобы объединить, сблизить участников Игр, создать у них высокодуховное чувство общности. К участию в них привлекаются не только зрители, но также судьи и т.д. Игры проводятся под девизом: "Мы все - одна Спартианская семья!".

Равные шансы для всех в единой Спартианской семье. Организаторы Спартианских игр стремятся создать условия для совместного и равноправного участия в них людей разного возраста, пола, физического состояния и т.д. с тем, чтобы объединить их в единую "Спартианскую семью". Яркой иллюстрацией такого подхода к подбору участников Спартианских игр могут служить Игры команд, в состав каждой из которых входят родители со своими детьми-инвалидами, а также дети-сироты - воспитанники детских домов и школ-интернатов.

Особенно важное значение при организации Спартианских игр придается тому, чтобы на этих Играх лица с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями могли совместно с другими участвовать в соревнованиях и самое главное на равных соревноваться с ними. Создание таких условий - одна из важнейших особенностей Спартианских игр.

Большое внимание на Играх уделяется и тому, чтобы объединить лиц различных национальностей, регионов и т.д., не давать никакого повода для возникновения каких-либо "трений", вражды между ними. Именно поэтому, как уже отмечалось, организаторы Игр стремятся обязательно включить в их программу игры и соревнования "смешанных" команд, включающих в свой состав представителей различных наций, регионов и т.д.

Формы организации Спартианских игр. Форма организации и проведения Спартианских игр существенно зависит от состава участников, продолжительности и условий проведения Игр, их уровня (районные, городские, региональные, межрегиональные, международные), целей и задач, которые ставят перед собой организаторы Игр, и т.д. С учетом этих факторов Спартианские игры проводятся или по полной (с включением всех указанных выше спартианских агонов), или по сокращенной программе (например, как турнир по спартианскому многоборью, Спартианские игры "Орхестрика" и т.д.). В программе Игр могут быть личные и командные или только личные (командные) соревнования. Так например, на Спартианских играх, участниками которых являются школьники-инвалиды вместе со своими родителями, основное внимание уделяется организации командных, а не личных соревнований, хотя за те или иные достижения поощряются и отдельные участники. Иногда программа Спартианских игр формируется таким образом, что включаемые в нее соревнования и конкурсы связаны с национальными и народными культурными традициями, обычаями.

Яркой иллюстрацией такого подхода является программа Спартианской игры "Родом из России", разработанная Л.Н. Подколзиной. Эта Игра включает в себя: а) художественную викторину "Зри в корень", требующую знания: "великого и могучего" русского языка, устного народного творчества и творчества российских литераторов; летописей и летописцев земли Российской, исторических событий, судеб, деяний и заслуг выдающихся деятелей России; труда, быта, традиций, спорта и искусства народов России; б) конкурс искусных дел мастеров "Коробейники", участники которого представляют свои работы в области декоративно-прикладного народного творчества, блюда национальной кухни народов России и т.п.; в) народные гулянья и посиделки "Веселись, моя душа!"; г) конкурс юных литераторов "Глас Баяна"; д) спортивно-развлекательные "Молодецкие забавы", составленные на основе игр, забав и развлечений народов России. Аналогичная модель Спартианских игр под названием "Веселая ярмарка" (автор - Н.В. Киприянова) проводится в школе N 39 г. Смоленска.

Спартианские игры могут быть связаны с определенными праздничными датами, посвящаться определенным событиям. Они могут ставить своей целью пропаганду духовной и физической культуры не только определенной нации, народа, но и страны, региона и т.д. Так например, в Сибирском регионе РФ по программе Спартианских игр проводятся для школьников Игры "Сибириада".

Помимо участия спортсменов (участников олимпийского движения) во всех Спартианских играх программа предусматривает проведение специально для них Спартианских игр "Олимпия". Другое возможное их название - Олимпийские турниры "СпАрт". Эти турниры могут проводиться по обычной программе Спартианских игр. Вместе с тем в данную программу могут быть внесены и определенные изменения с учетом того, что участниками этих турниров являются лица, активно и регулярно занимающиеся спортом. Так например, может быть принято положение, согласно которому для участия в турнире необходимо выполнить определенные квалификационные нормативы по видам спорта, включенным в программу соревнований, и сдать "зачет" по олимпизму - продемонстрировать знание идей олимпизма, истории олимпийского движения и т.д. Разумеется, программа олимпийских турниров "СпАрт" может существенно меняться в зависимости от особенностей участников (уровня их спортивной подготовки, вида спорта, которым они занимаются и т.д.), уровня турнира (районный, городской, региональный, международный и т.д.), продолжительности и условий проведения и т.д. Во время турнира могут проводиться индивидуальные и командные или только индивидуальные (командные) соревнования.

Участниками таких Спартианских игр могут быть спортсмены, занимающиеся различными видами спорта. Вместе с тем могут проводиться и такие Спартианские игры, которые ориентированы на определенный вид спорта - легкую атлетику, борьбу и т.д. Примером такого подхода к организации и проведению этих Игр могут служить программы I-го Международного фестиваля спорта и искусства "СпАрт" для участников Ленинградского международного марафона милосердия и здоровья (26 мая - 1 июня 1991 г.) [см. Столяров, 1991 a, с. 42-48], фестиваля "СпАрт" для участников III открытого чемпионата г. Москвы по легкой атлетике (16 - 17 марта 1991 г.) [см. Столяров, 1991 a, с.60-62], а также проект программы 1-го Фестиваля борцовского искусства "СпАрт-97" [см. Столяров, 1997 г, с. 72-75].

Спартианские игры могут проводиться не только отдельно, но и в рамках других культурных или спортивных мероприятий, например, как элемент программы Олимпийского Дня, Спартианского Дня (фестиваля спорта и искусства) в школе или вузе и т.д. [см. Столяров, 1997 г, Приложение 16].

Одна из популярных форм Спартианских игр - "СпАрт-туриады" или "Туристские Спартиады". Они проводятся для туристов - участников туристских слетов, походов и т.д. [см. Новикова, 1993, 1994].

Спартианские игры для дошкольников чаще всего проводятся в форме сюжетно-ролевой игры, которая требует от участников проявления физических качеств, спортивного и художественного мастерства, знаний в области здорового образа жизни, физической культуры, спорта, искусства, а также высоконравственного поведения [см. Козырева, 1997; Столяров, Козырева, 1997].

Концепция Спартианских игр предусматривает возможность участия в них людей разного возраста, пола, разных интересов, занятий и т.д. Поэтому могут проводиться и проводятся Спартианские игры детей дошкольного возраста, школьников, студентов, родителей со своими детьми, спортсменов, а также тех, кто увлекается искусством или техническим творчеством, наукой и т.д. Однако в наибольшей степени целям и задачам Спартианских игр соответствует, как уже отмечалось выше, не раздельное, а совместное участие в Играх всех этих лиц, объединяющее их в единую "Спартианскую семью".

На Спартианских играх с участием инвалидов организаторы стремятся обеспечить не только социально-педагогическое, игровое, но также и медицинское воздействие на инвалидов. С этой целью Спартианские игры по возможности проводятся на базе санаториев, домов отдыха, постоянно действующих круглогодичных (или летних) Спартианских лагерей, центров и т.д., где участникам Игр оказывается систематическая и квалифицированная медицинская помощь [подр. см.: Губарева, 1997; Столяров, 1993; Столяров, Губарева,1996].

Успешное выступление участников на Спартианских играх требует от них большой и разносторонней подготовки. Они должны быть подготовлены к включаемым в программу Игр спортивным соревнованиям, соревнованиям в туристских умениях и навыках, конкурсам в различных областях искусства и в техническом творчестве, конкурсам знатоков искусства, спорта и олимпизма. Особенно значительной, длительной и специальной подготовки требует участие в таких Спартианских соревнованиях, как "Орхестрика" и "Спартианская дуэль". Кроме того, участники Игр должны быть знакомы с "новыми играми" и владеть навыками их придумывания. Поэтому, если позволяют сроки проведения Игр, для участников - до начала соревнований - организуется работа "Спартианской школы", где под руководством опытных педагогов, психологов, тренеров они повышают свои знания и умения в области спорта, искусства, технического творчества и т.д.

До начала основных соревнований и конкурсов, включенных в программу Игр, иногда организуются "спартианские испытания" (для этой цели используется, например, спартианское многоборье в таких указанных выше формах, как "спартианская тропа испытаний", "спартианские станции" и т.п.). К участию в Играх допускаются те, кто выдержал эти испытания.

Помимо соревнований программа Спартианских игр, как правило, включает в себя и другие акции, содействующие реализации их целей и задач: встречи участников с известными спортсменами, олимпийцами, деятелями науки и культуры, изобретателями, политиками и т.д.; концерты, экскурсии, демонстрации фильмов (в том числе о спорте и спортсменах); семинары для организаторов Спартианских игр; выставки художественной литературы, а также литературы о здоровом образе жизни, физической культуре, спорте; дискуссии по проблемам спорта и искусства и т.д.

Важное место в программе Игр занимает "Спартианская увертюра" - процедура их открытия. Она включает в себя: подъем флага Игр; различные игры, забавы, танцы, в ходе которых участники знакомятся друг с другом, а также с обычаями, традициями, искусством, спортом различных наций и народов; разминку участников перед соревнованиями и их настрой на спартианское (соответствующее критериям духовности, нравственности и красоты) поведение в этих соревнованиях в соответствии с девизом Игр: "Красота действий и поступков дороже успеха!" и т.д.

Завершает Игры "Спартианский финал" - церемония награждения победителей и закрытия Игр.

Таковы основные особенности Спартианских игр как новой модели Игр, имеющей ярко выраженную гуманистическую направленность. Второй блок спартианской программ - создание Спартианских клубов (они могут называться также Спартианскими школами, игротеками8 ).

Спартианские клубы

Что представляет собой Спартианский клуб? Для кого и зачем он создается? Каковы основные направления его деятельности?

Спартианский клуб - добровольное объединение группы участников спартианского движения. Он создается на базе общеобразовательной или специализированной школы (ДЮСШ, ДЮК ФП, музыкального училища, школы-интерната и др.), Дворца творчества детей и молодежи, по месту жительства и т.д. В Клубе могут быть лица разного возраста, разных увлечений, разной физической подготовки и физического состояния, в том числе инвалиды.

Помимо организации работы Клуба могут быть использованы некоторые традиционные формы клубной работы, связанные со спортом, туризмом, искусством, техническим творчеством и т.д. В частности, в Клубе может быть организована работа оздоровительных, спортивных и туристских секций, кружков технического творчества, музыкальных, танцевальных, литературных и других подобных кружков, творческих лабораторий. Под руководством опытных педагогов, психологов, тренеров учащиеся могут повышать свои знания и умения в области валеологии, физической культуры, спорта, искусства, технического творчества и т.д. Для повышения уровня их знаний об олимпийском движении целесообразно использовать такие методы олимпийского образования, как беседы и лекции на олимпийскую проблематику, "олимпийские" уроки" и т.п. Важное место в деятельности Клуба занимает также организация разнообразных игр, поскольку Спартианский клуб вообще создается в первую очередь как игровой клуб, клуб для организации разнообразных игр, соревнований, конкурсов и т.п.

Однако для эффективного решения разнообразных и сложных задач, которые Клуб имеет именно как Спартианский клуб, необходимо использование не только традиционных, но и новых методик, технологий, форм работы. Прежде всего речь идет об использовании в работе Клуба Спартианских игр и других игр, соревнований, конкурсов, объединяющих спорт с искусством и ориентированных на духовно-нравственные, эстетические ценности. Могут быть использованы сюжетные, творческие, интеллектуальные, развивающие, подвижные приключенческие игры, упомянутые выше "новые игры" ("игры без побежденных") и "кооперативные игры", ориентирующие участников на сотрудничество, творчество, юмор и т.д. [Заика, 1990; Присяжнюк, 1990; Шарманова, Федоров, 1997; Blumenthal, 1987; Deacove, 1981; Kraft, 1987; Metzenthin, 1983; Orlick, 1978; Patermann, 1991; Rose, 1992; Schmidt, 1992; The New Games Book, 1976].

При создании Клуба и начале его работы обычно используются уже известные, традиционные игры, соревнования (включая народные игры и забавы), разработанные ранее программы Спартианских игр и т.д. Однако в последующем члены Клуба ориентируются на придумывание своих, новых, более интересных игр и соревнований, программ Спартианских игр и т.д. Для этого в Клубе организуется спартианский конкурс изобретателей. Каждый член Клуба может предложить на суд жюри свое "изобретение": соревнование (игру) или техническое приспособление для соревнования (игры), требующие от участников физической подготовленности, спортивного мастерства. Это могут быть совершенно новые, уникальные соревнования (игры, приспособления) или модификации известных соревнований (игр, приспособлений). Модификация соревнования или игры может затрагивать их правила, используемый инвентарь и т.д. Предложенная модификация соревнований (игр, приспособлений) должна делать их более интересными, эстетичными, гуманными и демократичными (доступными для всех, включая инвалидов). Особо поощряется изобретение "спартианских" соревнований и игр, в программе которых спорт объединяется с искусством.

Организация такого конкурса позволяет Клубу общими усилиями его членов создать свою спартианскую игротеку, а также банк спартианских идей. Этот "банк идей" включает в себя идеи (предложения) членов Клуба относительно: новых соревнований, игр, физических упражнений развлекательного и игрового плана; новых способов демонстрации физических способностей; нового технического оборудования для спортивных и других игр, соревнований; новых элементов программы Спартианских игр, новых систем оценки и поощрения участников соревнований и т.п.

Наряду с традиционными методами физического воспитания, которые требуют от учеников запомнить информацию, сообщенную преподавателем, и повторить (скопировать) продемонстрированные им движения, важную роль в системе спартианского воспитания играет разработанная нами методика, ориентирующая учеников на творческое выполнение заданий преподавателя. Эта методика предполагает постановку преподавателем для учеников заданий, связанных с выполнением определенных физических упражнений (прыжков, бросков, передвижений и т.д.), а также демонстрацией физических качеств и двигательных способностей (силы, гибкости, координации движений, меткости и др.), используя различные предметы и без них. Однако при этом сам ученик должен найти различные пути выполнения этих упражнений, соответствующие его возможностям, придумать новые, оригинальные физические упражнения, способы демонстрации физических качеств и двигательных способностей.

Такая методика, ориентирующая учеников на творческое выполнение заданий преподавателя, позволяет развивать не только двигательные, но также интеллектуальные, творческие их способности. Кроме того она позволяет учитывать индивидуальные особенности, возможности и способности каждого человека.

Она может применяться в комплексе с методикой физического воспитания, которую на основе принципов развивающего обучения разработали Неверкович и Киршев [1997] для учащихся начальной школы, а также с построенными на тех же принципах методиками развития других личностных качеств, например, конструктивного творчества [см. Давидчук, 1976; Урадовских, 1987].

Работа Клуба предполагает использование и других инновационных методик, технологий, форм работы: методов раннего выявления и развития индивидуальных творческих способностей; методик групповой психотерапии (психодрамы, телесной и танцевальной терапии, терапии искусством, игровой терапии и др.); средств пластико-ритмической и антистрессовой пластической гимнастики; психотехнических, психокоррекционных и развивающих интеллектуальных игр; технологии целостного гуманистического воздействия на личность и др. [см. Богуславская, Смирнова, 1991; Бугрименко и др., 1992; Вельвовский, 1979; Горбунов, 1986; Емельянов, 1985; Емельянов, Кузьмин, 1983; Лебедев, Филиппова, 1992; Лисицкая, 1984, 1987, 1988; Лэндрет, 1994; Никитин, 1994; Пахомова, 1990; Попков, Литвинов, 1996; Цзен, Пахомов, 1985; Чистякова, 1990 и др.].

Значительное место в работе Спартианского клуба занимает обучение выразительным, художественным движениям, которые передают темп, ритм, содержание и динамику музыкального сопровождения, соответствуют определенному сюжету, зримым и слышимым картинам, предлагаемым педагогом, имитируют движения различных животных и т.д. При этом могут быть использованы различные методики, содействующие решению данной задачи: методика художественного движения Л.Н. Алексеевой, методика организации работы театра движений (спорта, пантомим) и др. [см. Кулагина, 1993; Bernd, 1988. Biermann, Wiskow, 1983; Bubner, Mienert, 1987; Funke, 1989; Haselbach, 1987; Pawelke, 1987, 1988; Rosenberg, 1990; Schmolke, 1976; Sladek, 1985; Stossberg, Datzer, 1985; Tiedt, 1985, 1988].

Отмеченные выше направления, формы и методы работы имеют важное значение для подготовки членов Клуба к Спартианским играм9 . Ведь для успешного выступления на этих Играх необходимо владеть комплексом тех знаний, умений и навыков, которые связаны со спортивной, туристской, художественной деятельностью, техническим творчеством, другими видами творческой деятельности, быть знакомым с культурными обычаями и традициями своего народа и народов других стран, национальными видами спорта и искусства, народными играми, а также с концепцией гуманизма. с идеями олимпизма и олимпийского движения, с принципами спартианского поведения, "Фэйр плэй" и другими родственными концепциями и т.д. Выступление во многих соревнованиях и конкурсах на Играх (прежде всего в "Орхестрике") требует от участников культуры движений, "искусства" движений.

Важным направлением деятельности Клуба является организация работы с членами Клуба на основе индивидуальных спартианских программ развития (самосовершенствования). Каждый член Клуба разрабатывает такую программу. Она называется "спартианской", так как предусматривает определенную программу деятельности в области физической культуры, спорта, искусства, других видов духовно-творческой деятельности и развитие на основе этого не только физических, но также психических, духовно-нравственных, эстетических и других способностей. Разработке таких программ членами Клуба предшествует тестирование состояния их здоровья, физических, психических, художественных, творческих и других способностей. Это тестирование, проводимое с помощью специалистов, призвано помочь членам Клуба выявить свои "плюсы" и "минусы", осознать свои возможности, а вместе с тем недостатки, и наметить конкретную программу своего "спартианского" совершенствования.

Каждый член Клуба имеет индивидуальную карту здоровья и культуры личности, в которую заносятся все данные относительно его здоровья и различных параметров культуры, получаемые в ходе тестирования. Такая карта помогает следить за динамикой изменения его физического и психического состояния. Ход выполнения намеченной программы (успехи, достижения, неудачи и т.д.), а также советы и рекомендации специалистов, помогающие в ее реализации, члены Клуба по своему желанию могут отражать в своем личном Дневнике.

Индивидуальные спартианские программы разрабатываются на добровольных началах. Каждый член Клуба сам выбирает для себя цели и те средства, с помощью которых он стремится их достигнуть. Разумеется, при этом он может опираться на помощь, советы и рекомендации специалистов, родителей и т.д. Реализуя спартианскую программу своего развития, член Клуба соревнуется лишь сам с собой, а не с другими. Хотя при этом он может ориентироваться на какие-то нормы, идеалы, других лиц, но основная его задача состоит в том, чтобы "победить" (преодолеть) самого себя, а не других.

Для повышения активности членов Клуба в выполнении индивидуальных спартианских программ развития присуждаются специальные награды тем из них, кто в течение определенного времени (например, в течение года) добился наибольших достижений в реализации намеченной программы, а значит, в сохранении и укреплении своего здоровья, в физическом совершенствовании, в спорте, в развитии художественных способностей в той или иной сфере искусства (пение, музыка, изобразительное или декоративно-прикладное искусство, литературное творчество и т.п.), в каких-то других областях духовно-творческой деятельности (наука, техника и т.п.). При этом в первую очередь учитывается не выполнение какой-то стандартной нормы, не превышение данным индивидом результатов других лиц и т.д., а характер намеченной им программы (ее сложность, комплексность и т.д.) и успешность ее выполнения, насколько ему удалось превзойти свои собственные показатели, которые он имел раньше. В зависимости от уровня достижений ("высокое достижение"; "значительное достижение"; "не очень значительное достижение") может быть вручена одна из следующих наград: "За высокие достижения в спартианском самосовершенствовании; "За успехи в спартианском самосовершенствовании"; "За стремление к спартианскому самосовершенствованию".

Другие направления, формы и методы деятельности Клуба:

  • составление книги (альбома) "спартианских звезд" - тех людей (желательно прежде всего из ближайшего окружения членов Клуба), которые в наибольшей степени соответствуют идеалам и ценностям спартианского движения и которые поэтому могут служить ориентиром (образцом, примером) для членов Клуба;
  • организация постоянного общения детей и взрослых, спортсменов и тех, кто увлекается искусством (наукой, техническим творчеством и т.п.), лиц с ограниченными возможностями здоровья (инвалидов) и тех, кто не имеет таких ограничений, в ходе их совместных занятий, игр, соревнований;
  • создание в Клубе Спартианского театра (театра двигательной культуры и различных видов театрального искусства, прежде всего пантомимы, ориентированной на спортивную);
  • организация выставок художественных (творческих) работ членов Клуба, собранных ими коллекций;
  • переписка со спартианскими клубами других регионов и стран, с участниками других общественных движений;
  • встречи с известными спортсменами, олимпийцами, художниками, писателями, артистами, деятелями науки, искусства, культуры, изобретателями, политиками и т.д.;
  • вечера отдыха, экскурсии и т.д.

В определенный период времени (прежде всего летом) деятельность Спартианского клуба может проходить на базе игрового Спартианского лагеря, который используется и для отдыха членов клуба, и для их спартианского воспитания.

Спартианский Клуб имеет Устав, а также название, эмблему, девиз и другую атрибутику (в частности, для членов Клуба может предусматриваться определенная форма одежды). Руководство деятельностью Клуба осуществляет Совет Клуба, избираемый демократическим путем. В Уставе (его разрабатывают сами члены Клуба) формулируются и определенные требования к членам Клуба.

Каждый член Клуба как минимум должен: 1) овладеть системой исходных знаний в области здорового образа жизни, физической культуры, спорта, олимпизма и искусства (включая знание культурных обычаев и традиций своего народа и народов других стран, национальных видов спорта и искусства, народных игр и т.д.) 10 ; 2) иметь определенные достижения в том, что касается его физической подготовленности, умений в определенном виде спорта и искусства (например, в живописи или танцах, пении, декоративно-прикладном творчестве и т.д.); 3) усвоить принципы спартианского поведения (рыцарский кодекс "Спарт плэй" - играть и соревноваться по-спартиански) и следовать им во всех играх и соревнованиях. Уставом может быть предусмотрено также, что каждый член Клуба должен:

- разработать свою индивидуальную спартианскую атрибутику (имя, эмблему, девиз, спартианский танец или песню, одежду и т.д.), соответствующую общему представлению о личности и поведении спартианца;

- подготовить свое выступление в агоне "Спартианская визитная карточка" и художественно оформленный стенд для демонстрации своей "спартианской визитки";

- приготовить и постоянно совершенствовать "фирменное" спартианское "оружие", которое будет использоваться в ходе выступления в агоне "Спартианская дуэль": вопросы относительно спорта, олимпизма, искусства, культуры, народных обычаев, традиций; уникальный трюк, связанный со спортом или искусством, а также оригинальное соревнование (игру).

Каждый член Клуба разрабатывает для себя индивидуальную спартианскую программу развития (см. выше), в которой эти общие требования конкретизируются. Для тех, кто желает стать членом Клуба, Устав может предусматривать также определенные испытательные сроки и "спартианские испытания". При организации этих "испытаний" может быть использовано, например, спартианское многоборье в таких указанных выше формах, как "спартианская тропа испытаний", "спартианские станции" и др. Спартианское испытание может предусматривать и участие в Спартианских играх. После успешного прохождения этих испытаний (сроков) кандидатам вручается Свидетельство о приеме в члены Клуба и Спартиан-ский паспорт.

В Спартианском паспорте, который вручается членам Клуба, указываются: Ф.И.О. владельца; дата его рождения; название Клуба, членом которого он является; дата вступления в Клуб. В паспорте имеется также фото владельца, подпись руководителя Клуба, выдавшего паспорт, и 3 раздела.

1-й раздел - "Достижения". В этом разделе отмечаются достижения владельца паспорта: 1) в овладении им системой исходных знаний в области здорового образа жизни, физической культуры, спорта, олимпизма и искусства (включая знание культурных обычаев и традиций своего народа и народов других стран, национальных видов спорта и искусства, народных игр и т.д.); 2) в его физической подготовленности; 3) в сфере искусства (в музыке, пении, изобразительном или декоративно-прикладном искусстве, литературном творчестве и т.д.); 4) в других сферах и областях (могут быть отмечены, например, наиболее значимые добрые дела - помощь старикам, больным, инвалидам, участие в экологических проектах, в восстановлении исторических памятников и т.п.).

II-й раздел - "Участие в Спартианских играх". В этом разделе содержатся сведения о тех Спартианских играх, в которых принимал участие владелец паспорта, где и когда проводились эти Игры, каких успехов он добился на них.

III-й раздел - "Спартианские награды". В этот раздел включаются сведения о спартианских наградах, полученных владельцем паспорта.

Кроме этого в паспорте указываются принципы "Спарт плэй" Спартианского Кодекса и дается характеристика спартианского символа, девиза, лозунга и другой спартианской атрибутики.

Наличие Спартианского паспорта - одно из условий участия в региональных, российских и международных Спартианских играх.

Выше были охарактеризованы основные направления, формы и методы деятельности Спартианского клуба.

Спартианский клуб может иметь специфические задачи, направления деятельности, связанные с особыми интересами его членов.

Так например, Спартианские клубы олимпийцев (олимпийские клубы "СпАрт") создаются для тех спортсменов, участников олимпийского движения, кто разделяет основанную на идеях Кубертена спартианскую оценку спорта, поведения и личности спортсмена-олимпийца, а также ориентируется на спартианские принципы поведения, образа и стиля жизни.

Спартианская оценка спорта, поведения и личности спортсмена кратко может быть выражена в следующих основных положениях:

- основная ценность спорта для человека заключается не в том, что здесь можно наблюдать и проявить жестокость, агрессивность, грубую физическую силу, заработать деньги, а в том, что спорт - игровая деятельность, предоставляющая огромные возможности для духовного и физического совершенствования человека, гармоничного развития личности, проявлений высокой нравственности, эстетики, творчества, чисто человеческого (неформального) общения, гуманного отношения людей друг к другу и к природе;

- победа в соревновании важна, доставляет удовольствие, но из нее не следует делать культа;

- высокие спортивные результаты, победа над противником в соревнованиях имеют ценность лишь в том случае, если они сочетаются с высоконравственным поведением спортсменов, тренеров, зрителей, с красотой спортивного зрелища, если соревнования не наносят ущерба природе;

- приоритет в спорте имеют не сам по себе высокий результат или победа над противником в спортивном поединке, а указанные духовно-нравственные ценности;

- идеалом спортсмена-олимпийца является не просто чемпион, рекордсмен (человек, показывающий высокие спортивные результаты), а такой атлет, который соответствует девизу Кубертена: "Возвышенный дух в развитом теле!" /"Mens fervida in corpore lacertoso!"/ и спартианскому девизу: "Будь Рыцарем в спорте и искусстве и стремись объединить их в своей жизни!".

С такой спартианской оценкой спорта, поведения и личности спортсмена-олимпийца связаны и принципы Спартианского кодекса его поведения, образа и стиля жизни.

Основные из этих принципов следующие:

° постоянно работай над собой, стремись к самосовершенствованию, ориентируясь на призыв древних: "Победи самого себя!" (Te ipsum vincere!) и слова Платона: "Нет большей победы, чем победа над собой!";

° в спортивных поединках всегда действуй по законам рыцарского поведения, благородства ("Фэйр плэй") и красоты, даже если это не позволяет добиваться победы;

° стремись сочетать в своей жизни активные занятия спортом с творчеством в сфере искусства, науки, техники или других сферах.

Девиз членов Клуба - слова Кубертена: "Возвышенный дух в развитом теле!" /"Mens fervida in corpore lacertoso!"/.

Основные направления, цели и задачи Клуба (и его отделений):

- организация олимпийского образования, разъяснение и пропаганда гуманистических идеалов и ценностей олимпизма (кубертеновского идеала гармонично развитого спортсмена-олимпийца, принципов "Фэйр плэй" и др.), а также идей олимпийского проекта "СпАрт";

- организация общения (встреч, дискуссий, переписки и т.п.) членов Клуба друг с другом и с другими лицами, представляющими для них интерес, в том числе с деятелями искусства (художниками, писателями, актерами и т.д.), которые избрали спорт предметом своего творчества;

- организация и проведение олимпийских турниров "СпАрт", выставок произведений искусства, авторами которых являются члены Клуба, собранных ими коллекций и других подобных акций;

- оказание помощи членам Клуба в повышении спортивного и художественного мастерства, в составлении и выполнении индивидуальных планов духовного и физического совершенствования, в издании литературных произведений, реализации изобретений, в подготовке к олимпийским турнирам "СпАрт" и другим Спартианским играм и т.д.;

- создание информационного банка данных, необходимых для деятельности Клуба: о спортсменах, которые интересуются и занимаются искусством и другими видами духовно-творческой деятельности; о деятелях искусства, коллекционерах, изобретателях, ученых, которые делают спорт предметом своего творчества; о наиболее интересных проектах и программах укрепления связи спорта с искусством, гуманизации спорта, олимпийского образования, и т.д. ;

- определение и награждение членов Клуба, добившихся наибольших успехов в своем духовном и физическом совершенствовании, в повышении спортивного и художественного мастерства.

Особо важное значение в рамках спартианской программы гуманизации спорта высших достижений придается созданию Международного Кубертеновского клуба "СпАрт". Главная цель этого Клуба - объединение и координация усилий людей, стремящихся к возрождению и дальнейшему развитию духовно-нравственных начал спорта, его интеграции (укреплению союза) с искусством, практической реализации в современных условиях Кубертеновского идеала олимпийского атлета.

С этой главной целью связаны следующие основные задачи:

- разъяснение и пропаганда идей Кубертена о личности и поведении олимпийского атлета, о необходимости интеграции спорта с искусством;

- формирование и повышение ориентации спортсменов на духовно-нравственные и эстетические ценности, гармоничное развитие, самосовершенствование, т.е. на Кубертеновский идеал олимпийского атлета, а также пробуждение у них интереса к различным видам художественной, интеллектуальной деятельности (искусству, науке и др.) и включение их в эти виды деятельности;

- повышение активности деятелей искусства (известных актеров, художников, писателей, поэтов, звезд кино и эстрады и т.д. ) в пропаганде здорового образа жизни, физической культуры и "одухотворенного" спорта;

- развитие художественной деятельности (живописи, музыки, скульптуры, кино, фотографии и т.д.), направленной на гуманистическое осмысление спорта, а также других видов духовно-творческой деятельности (науки, изобретательства, коллекционирования и т.д.), связанных со спортом;

- изменение общественного мнения о низком духовно-нравственном облике спортсменов высокого класса, в том числе олимпийцев, о несовместимости активных и регулярных занятий спортом с гармоничным и разносторонним развитием личности, с высокими результатами в других видах деятельности, а также о негативном отношении творческой интеллигенции к ценностям спорта и физического развития человека;

- расширение сферы общения людей, связанных со спортом и искусством, творческих контактов между ними, укрепление культурно-спортивных связей и сотрудничества различных наций, народов, стран, регионов и т.д.

Членами Клуба могут быть:

- действующие и бывшие спортсмены высокого класса, занимающиеся живописью, скульптурой, поэзией, наукой, изобретательством, коллекционированием или другими видами духовно-творческой деятельности;

- деятели искусства и культуры (художники, писатели, музыканты и т.д. ), коллекционеры, изобретатели, представители других творческих профессий, которые интересуются спортом, занимаются им, избрали его предметом своего творчества, пропагандируют здоровый образ жизни, физическую культуру, "одухотворенный" спорт;

- активные организаторы работы по возрождению и дальнейшему развитию духовно-нравственных начал спорта, его интеграции (укреплению союза) с искусством, практической реализации в современных условиях Кубертеновского идеала олимпийского атлета.

Членами Клуба могут быть граждане любой страны независимо от их расовой или национальной принадлежности, социально-политических взглядов и т.д.

Основные направления деятельности Клуба:

  • ежегодное проведение Международного Спартианского Форума, в рамках которого организуются выставки художественных работ членов Клуба, их творческие дискуссии, семинары и т.д.;
  • ежегодная организация Международного молодежного спарти-анского лагеря, для участников которого организуются Спартиан-ские игры, встречи с членами Клуба и т.д.;
  • проведение Спартианских игр и фестивалей для спортсменов высокого класса;
  • издание книг, тематических сборников, информационных и научно-методических материалов, кино- и видео-продукции, связанной с деятельностью Клуба, а также международного журнала "СпАрт";
  • создание информационного банка данных, необходимых для деятельности Клуба: о спортсменах, которые интересуются и занимаются искусством и другими видами духовно-творческой деятельности; о деятелях искусства, коллекционерах, изобретателях, ученых, которые делают спорт предметом своего творчества; о наиболее интересных проектах и программах укрепления союза спорта с искусством, гуманизации спорта, олимпийского образования, и т.д. ;
  • вручение спартианских наград: "За победу над собой" - вручается тем лицам, которые смогли преодолеть себя, свою болезнь, инвалидность, другие неблагоприятные обстоятельства и, продемонстрировав волю, мужество, добиться выдающихся результатов в спорте или каких-то других видах творческой деятельности (искусстве, науке, политике и т.д.); "Рыцарю спорта и искусства" - вручается тем лицам, которые, проявив рыцарские качества, достигли высоких результатов как в спорте, так и в искусстве;
  • создание Спартианской Академии, действительными членами которой избираются ученые, деятели искусства и другие лица за творческие достижения, содействующие повышению духовно-нравственной ценности спорта, укреплению его союза с искусством.

Члены Клуба имеют право: пользоваться услугами информационного банка Клуба, получать информацию о всех проводимых им мероприятиях (соревнованиях, выставках и т.д.) и участвовать в них; получать от Клуба финансовую, материальную, иную помощь в своей спортивной деятельности, издании литературных произведений, проведении выставок своих творческих работ, реализации изобретений, в решении других вопросов деятельности, связанной со спортом и искусством, а также касающихся социальной защищенности; получить значок и другую атрибутику члена Клуба. Клуб может иметь свои отделения в различных регионах и странах.

В рамках спартианской программы работы с инвалидами особо важное значение придается созданию и организации работы семейных спартианских клубов. Семейный спартианский клуб создается (как самостоятельное объединение или при определенной организации) на добровольных началах с целью объединения усилий, координации деятельности семей, имеющих в своем составе лиц с ограниченными возможностями здоровья (инвалидов), по организации психолого-педагогических консультаций, лечебно-оздоровительных и профилактических мероприятий для родителей и их детей, а также их отдыха, общения, творчества, подготовки к Спартианским играм [подр. см. Губарева, 1997; Столяров, 1993; Столяров, Губарева, 1996].

Спартианское движение и спартианское воспитание

Спартианские игры и клубы создают базу для развертывания спартианского движения и организации спартианского воспитания, которые занимают важное место в спартианской программе гуманизации современного спорта.

Спартианское движение - широкое социальное движение, которое не связано с какими-либо политическими, экономическими, националистическими и т.п. целями и задачами. Это новое социальное движение, основанное на идеях проекта "СпАрт", является социально-культурным, гуманистическим.

Одна из основных задач этого движения, которую важно подчеркнуть в связи с обсуждаемой в данной работе проблемой, - гуманизация современного спорта. Оно объединяет тех людей (независимо от их национальности, вероисповедания, политических взглядов, пола, возраста и т.д.), которые стремятся сделать спорт более гуманным, "человечным", "одухотворенным".

Спартианское движение предусматривает использование разнообразных способов, путей гуманизации спорта, т.е. комплексный подход к решению этой задачи. Однако особое значение при этом придается, во-первых, интеграции, укреплению союза спорта и искусства как двух важных элементов культуры, и, во-вторых, поиску новых, нетрадиционных форм такой интеграции, основанных на играх и соревнованиях, все элементы которых (программа, система определения победителей, состав участников и т.д.) направлены на повышение духовно-нравственной и эстетической ценности спорта в его интеграции с искусством. Среди многообразных игр и соревнований, которые используются в рамках спартианского движения, главная роль отводится Спартианским играм.

Гуманизация спорта и его интеграция с искусством, организация Спартианских игр и работы Спартианских клубов рассматриваются в рамках спартианского движения не как самоцель, а как метод решения важных социально-педагогических и культурных задач и прежде всего как одно из средств преодоления все увеличивающегося разрыва между духовным и физическим развитием человека.

Главная цель спартианского движения - приобщение людей к такому образу (стилю) жизни, характерной чертой которого является ориентация человека на:

  • духовное и физическое самосовершенствование, красоту действий и поступков, здоровье,
  • приоритет духовно-нравственных, эстетических ценностей в отношении к другим людям и к природе.
  • формирование многосторонних способностей и их проявление в спорте, искусстве и других видах творческой деятельности.

О такой направленности спартианского движения свидетельствует и спартианский символ:

Знак состоит из сочетания буквы "А" и символического изображения ленты Мебиуса - символа бесконечного движения, совершенствования. Эта лента одновременно является буквой "S". Тем самым достигается сочетание "S" и "А" - начальных букв английских слов: "Spirituality" - духовность, "Sport" - спорт и "Art" - искусство. Концы буквы "S" представляют собой также изображение беговых дорожек стадиона. В центре знака помещен круг, разбитый вертикальными линиями, что является условным изображением сцены.

Следовательно, знак символически изображает стремление участников спартианского движения к самосовершенствованию, гармоничному развитию духовных и физических качеств, сближению спорта и искусства и приоритет для них духовности, духовных ценностей.

Эта ориентация спартианского движения находит отражения в целом ряде спартианских девизов и лозунгов: "Поверь в себя и сделай максимум для того, чтобы стать таким, каким ты хотел бы быть!"; "От спорта и искусства к их объединению во имя гармонии и духовности!"; "Будь Рыцарем в спорте и искусстве и стремись объединить их в своей жизни!"; "Красота действий и поступков дороже успеха!"; "Быть добру!" и др.

Спартианское движение направлено на использование "одухотворенного" спорта в его интеграции с искусством для решения и других важных социально-культурных задач, ориентированных на определенные группы населения:

- для организации активного, творческого отдыха и общения различных групп населения: детей, подростков, молодежи, взрослых, спортсменов и тех, кто занимается искусством, наукой, техническим творчеством, лиц с ограниченными возможностями здоровья (инвалидов) и тех, кто не имеет таких ограничений, и т.д.;

- для социальной реабилитации и интеграции, преодоления социального отчуждения лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалидов), детей-сирот и других лиц, нуждающихся в социальной помощи и защите;

- для повышения ориентации спортсменов на принципы "Фэйр плэй" ("Честной игры") и другие гуманистические идеалы олимпизма, а также пробуждения у них интереса к различным видам художественной, интеллектуальной деятельности (искусству, науке и др.) и включения их в эти виды деятельности;

- для изменения общественного мнения о низком духовно-нравственном облике спортсменов высокого класса, о несовместимости активных и регулярных занятий спортом с гармоничным и разносторонним развитием личности, с высокими результатами в других видах деятельности;

- для приобщения к здоровому образу жизни и физической культуре, повышения физкультурно-спортивной активности тех, кто увлекается искусством, наукой, другими видами духовной, творческой деятельности, и т.д.;

- для укрепления дружбы, культурно-спортивных связей, сотрудничества, взаимоуважения различных наций, народов, стран, регионов и т.д.

Обязанностью и делом чести каждого участника спартианского движения считается участие в Спартианских играх, тщательная подготовка к ним и поведение на Играх, соответствующее критериям нравственности и красоты. Все это отражено в Спартианском кодексе, который включает в себя основные принципы поведения участников спартианского движения [см. Столяров, 1997 в, Приложение 17].

Идеалом (ориентиром в поведении) для участников спартианского движения является "спартианец".

Кто такой спартианец? Какими качествами он обладает? Во-первых, спартианец постоянно работает над собой, стремится к духовному и физическому самосовершенствованию. Его девиз:

"Поверь в себя и сделай максимум для того, чтобы стать таким, каким ты хотел бы быть!" связан с известными изречениями:

"Познай самого себя" (лат.: "Nosce te ipsum"), которое было высечено на колонне при входе в храм Аполлона в Дельфах в качестве призыва к каждому входящему со стороны бога Аполлона, и "Победи самого себя!" / "Te ipsum vincere!"/

Во-вторых, спартианец - рыцарь спорта и искусства, человек, искренно увлеченный именно этими видами деятельности и стремящийся сочетать их в своей жизни. В этом плане его девиз: "Будь Рыцарем в спорте и искусстве и стремись объединить их в своей жизни!"

В-третьих, спартианца отличает высоконравственное, благородное, подлинно рыцарское поведение и в спорте и в искусстве. Как настоящий рыцарь в любом спортивном соревновании или художественном (творческом) конкурсе он стремится проявить мужество, волю, настойчивость, показать максимально высокий для себя результат. Однако он добивается его не для того, чтобы завоевать приз, награду, другие почести, одержать победу над противником, а прежде всего для того, чтобы доказать способность преодолеть самого себя.

Спартианец стремится действовать по законам красоты и благородства, даже если это не позволяет одержать победу. Девиз спартианца - "Красота действий и поступков дороже успеха!". Он уважительно относится к соперникам (независимо от того, являются они победителями или побежденными), к судьям и другим официальным лицам, к зрителям, остается скромным после победы, не подчеркивает своего превосходства над соперниками, достойно переносит поражение. Во всех своих поступках - и не только во время игр, соревнований, но и в повседневной жизни - спартианец стремится придерживаться спартианского лозунга: "Быть добру!"

Значит, для спартианца характерны включенность в процесс постоянного самосовершенствования, разностороннего развития и проявления своих способностей на основе активных занятий физическими упражнениями, участия в спортивных соревнованиях, творчества в сфере искусства, науки и т.д. и самое главное - приоритет духовно-нравственных ценностей по сравнению с другими.

Этот образ спартианца воплощает определенную модель гармоничного развития личности. Эта спартианская модель включает в себя:

  • постоянную ориентацию личности на самосовершенствование, самопреодоление, саморазвитие;
  • единство физического (телесного), психического и духовного, гармоничное развитие телесности, психических способностей (воли, интеллекта и др.) и духовно-нравственных качеств человека;
  • разностороннее развитие и проявление своих способностей в различных сферах творческой деятельности, в том числе в спорте и искусстве;
  • достижение гармонии личности в отношениях с другими людьми, с природой и с самим собой, приоритет человечности, духовно-нравственных ценностей в этих отношениях [см. Столяров, ].

Насколько реален такой идеал гармонично развитой личности? Достижим ли он в современных условиях?

Обоснование реалистичности сформулированного выше подхода к пониманию гармоничного развития личности читатель может найти в ряде работ [см. например: Готсдинер, 1991; Зеленов, 1966; Столяров, 1997к и др.]. Сошлемся и на некоторые факты. Если обратиться к истории, то можно вспомнить, что древнегреческий философ, математик, религиозный и политический деятель Пифагор, по свидетельству Диогена Лаэртия (Diogenos Laertius, VIII, 47), был победителем на Олимпийских играх и тренером. Другой выдающийся древнегреческий философ Платон успешно выступал в соревнованиях борцов на Истмийских играх (Diogenos Laertius, III, 4), а Милон - наиболее известный атлет древности написал философский трактат о природе, который, к сожалению, не дошел до нашего времени [см. Lenk, 1979, p. 11].

Можно привести и более современные факты, показывающие возможность совмещения активных и успешных занятий спортом с творчеством в сфере науки, искусства и т.д. Упомянем, например, тот факт, что Winaus (США) в 1900 и 1908 гг. был олимпийским чемпионом по стрельбе, а в 1912 г. выиграл золотую медаль в одном из художественных конкурсов, а Hajos (Венгрия) в 1896 г. был олимпийским чемпионом по плаванию, а в 1924 г. получил серебряную медаль за архитектурный проект стадиона. На художественной тематической выставке, посвященной спорту, в Париже в 1957 г. из 100 известных художников и скульпторов, представивших свои работы на эту выставку, 25 активно занимались спортом, а большинство других участвовали в спортивных соревнованиях [см. Sala, 1986, рр. 183-184].

Среди современных спортсменов (в том числе самого высокого класса) немало таких, кто добился больших успехов в различных видах духовно-творческой деятельности. Яркой иллюстрацией в этом плане может служить, например, Ю. Власов - всемирно известный штангист, писатель, политический деятель, а также Н. Озеров, известный своими успехами в спорте, искусстве и других видах творческой деятельности. Известный современный немецкий философ Г. Ленк, которому принадлежит огромное множество книг в области философии, был олимпийским чемпионом в гребле. С другой стороны, среди музыкантов, певцов, художников, писателей и других людей мира искусства есть такие, кто активно и успешно занимался спортом (примером могут служит известные певцы Иглесиас и Соткилава), ведет и активно пропагандирует здоровый образ жизни (образец в этом плане Джейн Фонда).

Конкретным воплощением спартианского идеала гармонично развитой личности являются и такие известные гении, как Леонардо да Винчи, Микеланджело Буанаротти, Рафаэль Санти, И. Ньютон, В. А. Гете, М. В. Ломоносов. К их числу относятся также: Ибн Сина (Авиценна) - философ, врач, естествоиспытатель, поэт, автор трактата по теории музыки; Г. Галилей, Р. Декарт, А. Дюрер, Ж. Л. Д’Аламбер, Г. В. Лейбниц, А. С. Грибоедов (дипломат, драматург, поэт, композитор). Из современников можно назвать: Н. К. Рериха, великого русского художника, ученого, писателя, археолога, деятеля мировой культуры, инициатора движения в защиту памятников культуры; Альберта Швейцера - философа-гуманиста, теолога, миссионера, врача, музыковеда и органиста, лауреата Нобелевской премии мира; выдающегося советского физика Я. И. Френкеля, профессионально владевшего скрипкой; американского физика Ф. Хойла, автора литературных произведений; канадского нейрофизиолога и писателя У. Пенфилда; гениального физика и любителя-музыканта А. Эйнштейна и многих других.

Реалистичность спартианской модели гармоничного развития личности, по крайней мере применительно к детям, доказывает и практика развития спартианского движения в России, начиная с 1991 г. (см. ниже).

Для достижения указанных выше социально-педагогических целей в рамках спартианского движения организуется сознательная целенаправленная деятельность - спартианское воспитание.

Главная цель спартианского воспитания - целостное гуманистическое воздействие на личность, соответствующее идеалам и ценностям спартианского движения: формирование физически здоровой, творчески активной личности, которая ориентирована на процесс постоянного самосовершенствования, гармоничное духовное и физическое развитие, развитие многосторонних способностей и их проявление в спорте, искусстве и других видах творческой деятельности, а в своем отношении к другим людям и к природе отдает приоритет духовно-нравственным, эстетическим ценностям. Для этой личности характерны, следовательно, спартианское поведение, спартианский образ (стиль) жизни, особенности которых были охарактеризованы выше.

Достижение указанной цели предусматривает формирование у личности соответствующих знаний, интересов, потребностей, ценностных ориентаций умений, навыков и т.д. В соответствии с этим и строится программа спартианского воспитания. Она предусматривает:

  • получение человеком достоверной и полной информации о состоянии своего здоровья, об уровне физической подготовленности и особенностях психики, о своих возможностях, способностях, недостатках;
  • формирование внутренней мотивации на здоровый образ жизни, высоконравственное поведение, духовное и физическое самосовершенствование, разностороннее развитие и проявление способностей в различных видах творческой деятельности;
  • обучение приемам физического и психического оздоровления, развития своих способностей, самовоспитания, и в первую очередь - тем методам регуляции и коррекции физического и психического состояния (на основе физических упражнений, массажа, системы питания, медитации и т.п.), которые позволяют добиться оптимального уровня здоровья, физического и интеллектуального развития;
  • формирование и развитие культуры движений (двигательной культуры) как элемента физической культуры [см. Косяк, 1990; Столяров, 1997 б; Уткин, 1984], овладение "искусством движений", показателями которого являются: гибкость, ловкость, сила, меткость, координация движений и другие физические качества и двигательные способности; умение их творческой и эстетической демонстрации; чувство ритма и музыки в движениях; красота и пластика "одухотворенного" движения (способность в движениях выражать чувства, переживания, вызываемые музыкой, картинами природы и т.д.); искусство создания в движениях художественных образов;
  • приобщение к спорту, туризму, искусству и другим видам духовно-творческой деятельности, формирование и развитие знаний, умений и навыков, позволяющих активно и успешно участвовать в этих видах деятельности, в том числе знакомство с культурными обычаями, традициями, ремеслами своего народа и народов других стран, с национальными видами спорта и искусства, с народными играми и т.д. ;
  • воспитание в духе мира, формирование и развитие культуры общения (в том числе межнационального) с другими людьми и с природой (экологической культуры), культуры речи (ораторского искусства);
  • овладение искусством самообороны и выживания в экстремальных условиях;
  • получение знаний об основных идеях гуманизма, его идеалах и ценностях, касающихся человеческой личности, отношений между людьми, между человеком и природой, а также о тех социальных движениях, которые направляют свои усилия на практическое воплощение в жизнь этих идеалов и ценностей, и прежде всего об олимпийском и спартианском движениях;
  • формирование желания участвовать в спартианском движении, пропагандировать его идеи.

Спартианская система воспитания предусматривает решение целого ряда важных социально-педагогических, культурных задач, которые ориентированы на определенные группы населения:

- создание возможности для детей и подростков, которые только начинают свой путь в жизни и должны сделать выбор, определить сферу своей будущей деятельности, попробовать свои силы и способности в различных видах творческой деятельности - в спорте, искусстве, техническом творчестве и т.д., с тем, чтобы определить свои "плюсы" и "минусы", выбрать ту сферу деятельности, которая им больше всего нравится и в которой они с наибольшей отдачей могут проявить свои способности, наметить программу самосовершенствования и т.д.;

- выявление творчески одаренных детей и подростков, обладающих уникальными физическими, двигательными или художественными, творческими способностями, содействие полному раскрытию и применению этих способностей в спорте, искусстве и других видах деятельности;

- социальная реабилитация и интеграция, преодоление социального отчуждения лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалидов), детей-сирот, детей и подростков с отклоняющимся поведением и других лиц, нуждающихся в социальной помощи и защите;

- приобщение к здоровому образу жизни и физической культуре, повышение физкультурно-спортивной активности тех, кто увлекается искусством, наукой, другими видами духовной, творческой деятельности, и т.д.; повышение активности деятелей искусства (известных актеров, художников, писателей, поэтов, звезд кино и эстрады и т.д. ) в пропаганде здорового образа жизни, физической культуры и "одухотворенного" спорта;

- повышение ориентации спортсменов на принципы "Фэйр плэй" ("Честной игры") и другие гуманистические идеалы олимпизма, а также пробуждение у них интереса к различным видам художественной, интеллектуальной деятельности (искусству, науке и др.) и включение их в эти виды деятельности.

Спартианское воспитание, важнейшую роль в котором играют Спартианские игры, может быть одним из направлений учебно-воспитательного процесса обычных школ, школ дополнительного образования, колледжей, гимназий, вузов, и других учебных заведений. Однако для наиболее эффективной организации этой педагогической деятельности создаются Спартианские клубы, школы и т.д., которые используют при этом охарактеризованные выше формы и методы.

Такова краткая характеристика спартианского воспитания как педагогической деятельности в рамках спартианского движения.

Спартианское движение имеет свой символ, флаг, девиз, гимн, эмблему и другую атрибутику.

Для поощрения лиц и организаций, вносящих существенный вклад в развитие спартианского движения, в наибольшей степени соответствующих идеалам этого движения, предусмотрены специальные спартианские призы и награды:

- "За победу над собой" - вручается тем лицам, которые смогли преодолеть себя, свою болезнь, инвалидность, другие неблагоприятные обстоятельства и, продемонстрировав волю, мужество, добиться выдающихся результатов в спорте или каких-то других видах творческой деятельности (искусстве, науке, политике и т.д.).

- "Рыцарю спорта и искусства" - вручается тем лицам, которые, проявив рыцарские качества, достигли высоких результатов как в спорте, так и в искусстве.

- "За заслуги в развитии спартианского движения" - вручается тем лицам (организаторам Спартианских клубов, учителям, педагогам, тренерам, ученым, журналистам, писателям, художникам, фоторепортерам, теле- и кинорежиссерам, другим деятелям культуры, работникам средств массовой информации и т.д.) и организациям, которые внесли существенный вклад в пропаганду и реализацию спартианских идей.

Цели и задачи спартианского движения свидетельствуют о том, что оно имеет ярко выраженный гуманистический характер. Концепция (философия) этого движения, разработанная автором проекта "СпАрт", тесно связана с ранее выдвигавшейся им концепцией спортивно-гуманистического движения [см. Столяров, 1989 а, 1990 в, 1991 б и др.] и опирается на широкий круг гуманистических идей прошлого:

  • идею, высказанную великими гуманистами прошлого, о необходимости разностороннего развития личности, гармонии духовных и физических способностей человека, его внешних и внутренних качеств (древнегреческий идеал калокагатии, древнекитайский принцип "сан мэй", кубертеновская концепция "эйритмии" и т.п.);
  • идею философии олимпизма о важной социально-культурной ценности спорта, спортивных соревнований и целенаправленной подготовки к ним для человека и человечества;
  • идею основателя современного олимпийского движения Пьера де Кубертена о необходимости честного, благородного, рыцарского поведения в спортивных поединках, а также укрепления союза спорта и искусства;
  • идею Платона, Ницше и других мыслителей о необходимости для каждого человека постоянного самопреодоления, самосовершенствования;
  • идеи Николая и Святослава Рериха о том, что смысл человеческой жизни - в достижении красоты, гармонии, в самовыражении, в стремлении к возвышенному, к совершенству, к "взращиванию добра в себе" и т.д.

Совпадая по своей направленности с другими гуманистическими движениями прошлого и современности, спартианское движение вместе с тем имеет целый ряд важных особенностей.

В связи с обсуждаемой в данной работе проблемой прежде всего важно подчеркнуть ту особенность спартианского движения, что оно представляет собой движение, специально организуемое с целью содействовать гуманизации современного спорта, используя для этого Спартианские игры, клубы и другие формы культурно-спортивной работы, основанные на интеграции спорта с искусством. Причем, сама эта гуманизация спорта рассматривается не как самоцель, а как средство решения указанных выше важных социально-педагогических и культурных задач.

Во-вторых, спартианское движение, связывая свои цели и задачи с достижением гармоничного развития личности, единства духовных и физических способностей человека, ориентируется при этом на оригинальную, разработанную автором проекта "СпАрт", теоретическую концепцию такого развития и единства. Эта концепция предусматривает, в частности, достижение личностью успеха в различных сферах человеческой деятельности (в том числе в области спорта и искусства), а также приоритет духовно-нравственных качеств в рамках указанного единства [см. Столяров, 1997 и].

В-третьих, выбирая средства для достижения своих целей, спартианское движение не делает акцент на спорт (как например, олимпийское движение) или на искусство (как, например, артийское движение и некоторые другие социально-гуманистические движения), а ориентируется на равноценное использование как спорта, так и искусства, а также других видов духовно-творческой деятельности в их единстве, интеграции. При этом предусматриваются: а) определенная гуманистическая модификация самого спорта, б) не только традиционные, но и новые форме его интеграции с искусством.

В-четвертых, спартианское движение ориентировано не на одну, а практически на все группы населения. Участниками движения могут быть: дети, молодежь, взрослые; спортсмены и те, кто занимается творчеством в области искусства, техники и т.д.; лица с ограниченными возможностями здоровья (инвалиды) и те, кто не имеет таких ограничений, и т.д.

В-пятых, это движение относится к числу "игровых", т.е. таких, которые в качестве основного средства достижения своих целей избирают игровую деятельность, связанные с ней игры, соревнования, конкурсы, фестивали и т.п. , а также подготовку к ним. В отличие от другие движений такого рода11 в рамках спартианского движения особое значение придается поиску таких новых форм игр и соревнований, все элементы которых (программа, система определения победителей, состав участников и т.д.) направлены на повышение духовно-нравственной и эстетической ценности спорта, его органичное объединение с искусством. В первую очередь речь идет о Спартианских играх. Спартианское движение ставит своей целью включение как можно большего числа людей в эти Игры и подготовку к ним, чтобы содействовать решению важных социально-педагогических, культурных задач.

2.4. План реализации программы

План практической реализации спартианской программы гуманизации современного спорта предусматривает несколько основных направлений деятельности, связанных с использованием указанных выше Спартианских форм и методов культурно-спортивной работы.

Первое из них не предполагает каких-либо существенных изменений в используемой модели спорта, а делает акцент на четком формулировании и пропаганде среди спортсменов гуманистических идеалов и ценностей, связанных со спортом, в том числе куберте-новского и спартианского идеалов атлета, на всемерном поощрении (в том числе на основе специальной системы наград) и поддержке тех спортсменов и других участников олимпийского движения, которые демонстрируют поведение в духе принципов "Фэйр плэй", успехи в своем разностороннем и гармоничном развитии, а также на создании условий для их общения (на основе создания Спартианских клубов).

Второе направление предусматривает внесение определенных изменений в систему определения и поощрения победителей спортивных соревнований. Это могут быть, например, спортивные соревнования в традиционных видах спорта (по легкой атлетике, в спортивных играх - футбол, волейбол, баскетбол и др.), но при определения победителей этих соревнований учитываются не только результаты участников, но также нравственные и эстетические аспекты их поведения, поведения тренеров и т.п.

Третье направление связано с переходом в спортивной практике на использование таких новых гуманистически ориентированных моделей организации и проведения спортивных соревнований, которые предусматривают изменение программы (характера) соревнований (с одновременным изменением системы определения победителей или без такого изменения). Такое изменение программы соревнований может быть двояким. Оно может состоять в переходе от спортивных соревнований, требующих узкой спортивной специализации и физической подготовленности, к таким соревнованиям, для успешного выступления в которых необходима многосторонняя физическая и спортивная подготовка. Это могут быть, например, соревнования в спартианском агоне "Спартатлон" (спартианская демонстрация атлетизма) или агоне "Физическое совершенство", в котором оценивается двигательная культура участников, их физическая подготовленность, а также здоровье и красота телосложения. Весьма близка к этому подходу та концепция организации спортивных соревнований, требующих от спортсмена многосторонней подготовки, которую предложил Lipiec [1994] в своей статье "Олимпийское движение в поисках идеала многосторонности".

Второй вариант изменения программы соревнований предусматривает переход от чисто "спортивных" соревнований к таким, которые интегрируют спорт с искусством (а также с другими видами духовно-творческой деятельности) и требуют от спортсменов не только физической и спортивной подготовленности, но также художественного мастерства, знаний и т.д. (см. например, агоны "спартианская визитная карточка", "спартианское многоборье", "орхестрика", "спартианская дуэль" и др.).

Четвертое направление предусматривает сочетание соревнований с проведением несоревновательных игр.

Пятое направление деятельности в рамках спартианской программы - подготовка специалистов, способных эффективно реализовать указанные выше формы и методы культурно-спортивной работы. Для организации спартианского воспитания, включая проведение Спартианских игр и организацию работы Спартианских клубов, необходимы специалисты, которые владеют соответствующими знаниями и умениями. В связи с этим требуется существенное изменение характера и уровня подготовленности специалистов в области спорта. В первую очередь речь идет о существенном повышении уровня их общекультурной, гуманитарной подготовки, а также их профессиональной готовности к таким формам работы, как олимпийское образование и воспитание детей и молодежи, формирование у спортсменов поведения в духе принципов "Фэйр плэй", использование занятий по физическому воспитанию, спортивных тренировок не только для физического совершенствования занимающихся, но также для формирования и совершенствования их нравственной, эстетической, экологической культуры, творческих способностей и т.д., т.е. для их разностороннего и гармоничного развития. Специалисты должны знать и уметь применять в практике спортивной работы принципы гуманистической педагогики и психологии, методику организации Спартианских игр и работы Спартианских клубов, интеграции спорта и искусства в процессе образования. воспитания и организации досуга детей и молодежи, организации олимпийского образования, формирования поведения в духе "Фэйр плэй" ("Честной игры") и т.д.

Итак, выше была дана целостная характеристика спартианской программы. Дополняя эту характеристику, обратим внимание читателей на наиболее важные особенности этой программы по сравнению с другими.

2.3. Особенности спартианской программы

Отметим наиболее важные, существенные, принципиальные особенности спартианской программы.

Прежде всего эта программа, как уже отмечалось выше, имеет строгое научное обоснование. Она базируется на многолетних научных исследованиях, в которых дан теоретический анализ природы спорта, его гуманистического, культурного потенциала, факторов, влияющих на практическую реализацию этого потенциала, идеалов и ценностей олимпизма, сущности олимпийского движения, его роли в реализации гуманистического потенциала спорта, проблемы взаимоотношения спорта и искусства, путей их интеграции и т.д.; на основе целого ряда социологических исследований, в том числе международных, была получена важная информация об отношении различных групп населения к спорту и олимпизму, олимпийскому движению, к их гуманистической ценности и т.д. Эти исследования позволили при определении путей гуманизации современного спорта опираться не просто на интуитивные соображения или "здравый смысл", как это нередко делается, а на строго научную, теоретическую базу.

В ходе указанных научных исследований были подвергнуты анализу выдвигаемые различными учеными, специалистами, государственными и общественными деятелями предложения, проекты, программы, имеющие целью повышение духовно-нравственного потенциала современного спорта и преодоление имеющихся здесь антигуманных проявлений.

На основе этого была поставлена задача разработать такую комплексную программу гуманизации современного спорта, которая учитывала бы уже имеющиеся теоретические разработки и накопленный практический опыт в этом плане, чтобы максимально использовать их позитивное содержание и "не изобретать велосипед".

Была сделана попытка скоординировать и объединить различные частные, разрозненные программы гуманизации спорта, ориентированные на какие-то отдельные, узкие аспекты этой деятельности, в широкую, единую, целостную программу (естественно, при этом осознавалось, что в рамках одной программы практически невозможно охватить все многообразие программ такого рода).

В связи с этим по отношению к другим программам спартианская программа выступает как интегративная программа. Она учитывает положительное содержание других проектов и программ гуманизации современного спорта, а также практический опыт их реализации. Она включает, в себя, в частности, разъяснение и пропаганду принципов "Фэйр плэй", введение специальной системы наград и призов для поощрения высоконравственного поведения спортсменов, проведение "новых" и "кооперативных" игр и т.д.

Вместе с тем спартианская программа - не просто объединение, "сумма" других, уже известных программ и связанных с ними традиционных направлений, форм и методов гуманизации спорта. Как было показано выше, по отношению к другим программам она является уникальной - и не только из-за своей интегративности, но и благодаря предлагаемым принципиально новым направлениям, формам, методам гуманизации спорта.

Очень важная особенность спартианской программы - ее ярко выраженный комплексный характер. Эта комплексность проявляется прежде всего в том, что центральное место в программе занимает охарактеризованная выше система форм и методов культурно-спортивной работы, основанных на интеграции, объединении "одухотворенного" спорта с искусством и другими видами творческой деятельности.

Комплексность программы проявляется также в разнообразии решаемых задач, и в разнообразии используемых средств. Программа предусматривает разработку и использование на практике новых моделей организации и проведения соревнований, специальной образовательной программы, духовно-нравственного кодекса поведения, специальной системы призов и наград, активизацию просветительской, разъяснительной, пропагандистской работы, развертывание нового социально-культурного гуманистического движения, целый ряд новых акций в рамках олимпийского движения, изменение характера и уровня подготовленности специалистов и т.д.

Программа затрагивает не только сами спортивные игры и соревнования, но и подготовку в ним, организацию тренировок, занятий (в рамках спартианского образования и подготовки к Играм). Она предусматривает постановку и решение на этих тренировках и занятиях задач, связанных не только с повышением уровня физической подготовленности и спортивного мастерства занимающихся, но также с формированием и развитием у них интеллектуальных, художественных, творческих способностей, нравственной, эстетической и экологической культуры, культуры речи и общения и т.д. Важный элемент спартианской программы - переориентация всей работы в области спорта на отмеченные выше принципы гуманистической педагогики и психологии. Она предполагает также существенное изменение характера и уровня подготовленности специалистов в области спорта, повышение уровня их общекультурной, гуманитарной подготовки, а также их профессиональной готовности к работе по олимпийскому обра-зованию и воспитанию детей и молодежи, формированию у спортсменов поведения в духе принципов "Фэйр плэй", интеграции спорта с искусством и другим формам работы, содействующим полной и эффективной реализации гуманистического потенциала спорта.

Важная особенность спартианской программы заключается и в том, что она, предполагая активизацию просветительской (информацион-ной, разъяснительной) работы в целях практической реализации идей гуманизации спорта, основной акцент делает на иных направлениях деятельности. Учитывается, что основная причина слабой ориентации спортсменов, в том числе самых юных, на принципы "честной игры", идеал гармонично развитого атлета, коренится не в слабой просветительской работе, а прежде всего в отсутствии существенных реальных стимулов, которые формировали бы у них эту ориентацию.

В связи с этим основное внимание программа уделяет созданию реальных условий и стимулов, которые побуждают участников соревнований к благородному, рыцарскому поведению в спорте, разностороннему и гармоничному развитию. Для этих целей проект предусматривает разработку и использование целой системы специальных спартианских призов и наград, а также разработку и применение новой, гуманистически ориентированной модели организации и проведения соревнований, в том числе олимпийских. Эта модель предусматривает проведение новых видов соревнований и конкурсов, новую систему определения победителей, нетрадиционные формы объединения спорта с искусством, необычный состав участников (в частности, совместное участие инвалидов и не-инвалидов), сочетание соревнований со "школой" и т.д.

В рамках спартианской программы в отличие от некоторых других, указанных выше программ, не отрицается ценность соревнования, в том числе для детей, но вместе с тем учитывается возможность его негативного влияния на личность человека, и в связи с этим ставится задача найти и использовать на практике средства, предотвращающие такую возможность. Для программы характерна направленность на всемерное стимулирование у участников соревнований не только рыцарского поведения, но также высокой эстетической культуры, гармоничного развития, проявления своих сил и способностей в разных видах творческой деятельности - спорте, искусстве, науке и т.д.

Принципиальная особенность спартианской программы состоит и в том, что она рассматривает работу, основанную на использовании спорта, спортивных игр, соревнований, и социально-педагогическую деятельность, связанную с искусством, как два важных, дополняющих друг друга компонента единой системы социально-педагогического воздействия на человека для решения широкого круга социально-культурных задач. При этом особо важное значение придается укреплению связи спорта с искусством, использованию не только традиционных, но и нетрадиционных, принципиально новых форм этой связи.

Спартианская программа - и в этом также ее особенность - рассчитана практически на все социальные группы населения, а не на какую-то одну из них. Она предназначена и для детей и для взрослых, для лиц с ограниченными возможностями здоровья (инвалидов) и для тех, кто не имеет таких ограничений, для спортсменов и для тех, кто увлекается творчеством в сфере искусства, науки, техники и т.д.

Важная особенность программы состоит и в том, что она предусматривает не только новые формы работы в рамках олимпийского движения, но и развертывание нового культурно-спортивного движения "СпАрт" - спартианского движения.

Характеризуя особенности спартианской программы еще раз подчеркнем, что она, как видно из вышеизложенного, не ставит своей целью исключить из спорта соревновательность, стремление к высоким достижениям и победе. Этот момент важно подчеркнуть, ибо после наших публикаций и устных выступлений с изложением спартианской программы некоторые специалисты стали упрекать нас в том, что мы якобы призываем "уйти от спорта конкурентного к какому-то, как бы сказали в 60-е годы, бесконфликтному спорту сотрудничества", не учитывая то обстоятельство, что "внесоревновательного, а следовательно, и внеконкурентного спорта нет, так как соревновательность есть системообразующий признак спорта" [Фомин, 1996, с. 66].

Такое представление о спартианской программе ошибочно.

Во-первых, спартианская программа не предусматривает (по крайней мере на данном этапе ее реализации) отказ в спорте (особенно в спорте высших достижений, олимпийском спорте) от проведения обычных (традиционных) спортивных и олимпийских соревнований. Она предполагает параллельное проведение наряду с ними соревнований, игр, турниров с видоизмененной программой и системой выявления победителей, в том числе Спартианских игр, причем, лишь для тех спортсменов, которые желают принимать в них участие.

Вообще, с нашей точки зрения, стратегия работы по гуманизации спорта в настоящее время состоит в том, чтобы использовать на практике самые различные (в том числе и традиционные соревновательные) модели спорта, способные удовлетворить разнообразные потребности различных групп населения, уделяя при этом особое внимание формированию и развитию моделей с ярко выраженной гуманистической ориентацией.

Во-вторых, и это, пожалуй, еще более важный момент, спартианская программа не отказывается от соревновательности и на Спартианских играх. Речь идет лишь о том, чтобы: 1) программа соревнований требовала от участников разностороннего, гармоничного развития (а, например, не только физического совершенства); 2) соревновательность участников сочеталась с красотой их действий и поступков и 3) проводить не только соревнования, но и несоревновательные игры.

Важно отметить также, что на данном этапе реализации программы не ставится задача превратить всех спортсменов в людей, полностью соответствующих кубертеновскому идеалу олимпийского атлета и тем более - спартианскому идеалу разностороннее и гармонично развитой личности. Речь идет лишь о том, чтобы найти среди них и помочь формированию хотя бы некоторых спортсменов, близких по своему облику и поведению этим идеалам, поддержать их и сделать известными всем другим. Такие спортсмены могут и должны служить ориентиром для всех других спортсменов, особенно юных, играть важную роль в их гуманистическом воспитании и способствовать изменению широко распространенного общественного мнения о низком духовно-нравственном облике всех спортсменов высокого класса, в том числе олимпийцев, о несовместимости активных и регулярных занятий спортом (особенно на олимпийском уровне) с гармоничным и разносторонним развитием личности, с высокими результатами в других видах деятельности.

2.6. Российский опыт практической реализации программы

Практическая реализация спартианской программы, как уже было отмечено, началась в нашей стране в 1991 г. Что же за этот период удалось сделать? Какие акции, предусмотренные программой, удалось реализовать? С какими проблемами и трудностями приходится сталкиваться? Ответим на эти вопросы.

Первые шаги

Важнейший элемент программы, как отмечалось выше, - организация и проведение Спартианских игр с участием школьников, студентов, родителей со своими детьми, лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями, спортсменов и тех, кто интересуется искусством, и т.д. В этом плане за прошедший период сделано немало.

Для организации практической работы по реализации программы и проекта "СпАрт" в целом в 1991 г. была создана общественная организация - Центр "СпАрт" (г. Москва), который при содействии ряда других организаций и под патронажем Олимпийского комитета СССР провел в г. Анапа Спартианские игры под названием "Олимпийский Турнир Рыцарей СпАрта". В турнире приняли участие около 400 школьников из 17 городов страны. Затем аналогичные турниры для школьников были проведены в "Артеке" и в г. Набережные Челны.

Особенность этих турниров состояла прежде всего в том, что их программа предусматривала выступление каждого участника в спортивных соревнованиях, а также в художественных и интеллектуальных конкурсах и учет результатов этих выступлений при определении победителей и лауреатов. Впервые были проведены соревнования в новом виде спорта под названием "СпАрт" - соревновании в творческой, артистической, эстетической демонстрации физических качеств и двигательных способностей - и спартианский конкурс "искусство владения телом". Важная особенность турниров состояла и в том, что в них принимали участие дети-инвалиды, которые на равных соревновались с другими детьми и даже становились победителями. С учетом этого позитивного опыта стала разрабатываться и реализовываться спартианская программа для инвалидов (координатором этой программы является Т.И. Губарева).

Следующий шаг в реализации программы и проекта сделан в 1992 г. В августе на базе РДЦ "Орленок" были проведены (совместно с Министерством образования России и под патронажем Олимпийского комитета) олимпийские соревнования школьников под названием - Российские игры "СпАрт". В них приняли участие 1,5 тыс. школьников из разных регионов России, а также Украины и Узбекистана. Особенность этих Спартианских игр состояла не только в увеличении числа участников, а также спортивных соревнований и художественных конкурсов, включенных в программу. Определенные изменения были внесены и в саму модель организации Игр. Сначала для его участников была организована "школа", в которой они могли повысить свои знания, умения и навыки в области искусства, спорта, олимпизма, и лишь потом были проведены соревнования и конкурсы.

В 1992 г. в Москве были проведены также Игры "СпАрт" в рамках первого Международного фестиваля молодых инвалидов, в котором участвовали представители более 30 стран. В г. Набережные Челны были проведены два Турнира Рыцарей СпАрта, в которых приняли участие представители большинства учебных заведений города - школ, гимназий, ПТУ, вузов и др. Впервые в программу турниров был введен этап, связанный с туризмом, туристскими умениями и навыками, экологическими знаниями. В дальнейшем этот раздел программы Спартианских игр стала разрабатывать и использовать на практике аспирантка автора данной работы С.С. Новикова [см. Новикова, 1993, 1994 ] .

Важные шаги в реализации проекта сделаны в 1993 г. На Российском семинаре работников физической культуры и спорта (май, г. Хвалынск, Саратовская область), проведенном ФСО "Юность России" с участием Центра "СпАрт", были продемонстрированы и обсуждены две разные модели спартианских соревнований школьников. В них участвовали члены спартианского клуба "Возрождение" г. Хвалынск. В этом же городе в августе 1993 г. был проведен Российский турнир по спартианскому многоборью (около 200 участников - детей и взрослых - из 14 городов России). В обсуждении различных спартианских соревнований, включенных в программу турнира, приняли участие 60 специалистов в области физического воспитания и спорта, искусства, организации досуга детей и молодежи из различных регионов России. Данному российскому турниру предшествовал ряд городских и региональных турниров. Например, в г. Смоленск был проведен спартианский турнир учащихся ДЮСШ.

В июне 1993 г. в г. Набережные Челны были проведены Игры под названием "Спартианская семья". Участниками этой новой модели Спартианских игр стали дети-инвалиды вместе со своими родителями, а также дети-сироты из 8 городов Российской Федерации. Для участников Игр была организована Спартианская школа. Под руководством опытных специалистов дети и взрослые занимались в различных кружках и секциях, связанных со спортом и искусством, проходили различные тесты и испытания. Затем был проведен командный турнир, включавший в себя спортивные соревнования, соревнования по туризму, художественные и интеллектуальные конкурсы. Впервые в программу были включены "новые игры". Дети и взрослые смогли познакомиться с этими необычными играми и соревнованиями, в которых нет победителей и проигравших, акцент делается на сотрудничество, юмор.

Аналогичная модель Игр была использована при организации Российских игр "Спартианская семья", которые были проведены в 1993 году в г. Дубна во время Всероссийской декады инвалидов в соответствии с Распоряжением Президента России. В них приняли участие 150 детей-инвалидов вместе со своими родителями. В программу Игр впервые был включен новый элемент - Спартианское шоу "Хип-Хоп" (комплекс подвижных игр, соревнований и конкурсов, проходящих под музыку "Хип-Хоп"). Впервые на Играх был использован опрос зрителей, а также участников Игр, для выявления тех из них, кто демонстрирует рыцарское поведение, волю, мужество, красоту действий и поступков.

В июле 1993 г. в г. Новосибирске были проведены самые масштабные по числу участников спартианские соревнования - Международная детская Сибириада. В этих соревнованиях приняли участие около 2 тыс. школьников из различных городов и регионов России и других бывших республик СССР. Сибириада проводилась и в последующие годы - в 1995 и 1997 гг.

В 1994-1997 гг. проведены городские, региональные, межрегиональные и Российские Спартианские игры в различных городах (Анапа, Дубна, Зверево-2 Ростовской области, Зеленоград, Москва, Новокузнецк, Пушкин, Смоленск, Хвалынск и др.) и регионах Российской Федерации.

В некоторых Спартианских играх принимали участие и студенты. В ряде вузов - например, в Московском химико-технологическом институте, в Новосибирском колледже физической культуры регулярно проводятся Спартианские игры для студентов [см. Организация и проведение..., 1994]. А первые такие Игры прошли в Москве в 1991 г. с участием студентов Московского автодорожного института, Московского текстильного института и Харьковского политехнического института. В марте 1995 г. в Москве были проведены I Российские Спартианские игры студентов, а в апреле 1996 г. на базе Российской государственной академии физической культуры - I Открытый спартианский турнир для студентов.

С учетом позитивного опыта проведения Спартианских игр для детей и подростков школьного возраста в 1994 г. началась работа по экспериментальной проверке возможности организации этих Игр для дошкольников (координатор всей этой работы - О.В. Козырева). Проведены Спартианские игры для воспитанников физкультурно-оздоровительного дошкольного учреждения N1767 Южного административного округа г. Москвы, детского комбината N 1 р.п. Возрождение Хвалынского района Саратовской области и детского комбинате N22 г. Красноярск-26. Опыт проведения этих Игр и результаты их обсуждения специалистами показал принципиальную возможность использования "спартианских" средств в работе с дошкольниками и их большое воспитательное значение [см. Козырева, 1997].

Таким образом, начиная с 1991 г. накоплен значительный опыт организации и проведения Спартианских игр - различного уровня, с разным составом участников, с различными вариантами программы, системы оценки и поощрения участников соревнований и т.д.12

Проведенные Спартианские игры позволили выявить и апробировать на практике различные варианты объединения в программе Игр спортивных соревнований и соревнований по туризму с художественными и интеллектуальными конкурсами, организации индивидуальных и командных соревнований на основе такого объединения (с учетом состава участников, их возраста, продолжительности соревнований и т.д.), определения победителей этих соревнований, активного участия в них детей-инвалидов и т.д. Опробованы и различные варианты игр, в которых отсутствует разделение участников на победителей и проигравших. Так постепенно сформировалась общая концепция и программа Спартианских игр.

Вместе с тем к настоящему времени накоплен значительный опыт организации работы Спартианских школ, клубов, игротек и т.д., которые играют важную роль в реализации программы.

Так, в селе Юсьва Коми-Пермяцкого национального округа Пермской области создан Центр дополнительного образования "СпАрт" для школьников II-VII классов (руководитель - Н.Д. Власова), ориентированный на гармоничное объединение спорта и искусства в целях обеспечения единства физического и духовного развития ребенка. В соответствии с этой программой ребята обучаются игре в баскетбол, футбол и хоккей, учатся танцевать и играть в народные подвижные игры, изучают коми-пермяцкую культуру, сценическое искусство, правила этикета, энциклопедию здоровья, основы экологической культуры [см. Викторов, 1994, с. 8]. В г. Зверево-2 Ростовской области на базе УДО "Олимпик" работает Спартианская школа "Олимпик" (руководитель - Н.К. Галкина), программа обучения в которой помимо занятий художественной гимнастикой и настольным теннисом предусматривает овладение музыкальной грамотой, основами культуры речи и общения, знакомство с народными играми, традициями и обычаями донских казаков и т.д.

В г. Похвистнево Самарской области на базе ДК "Нефтяник" создан Спартианский клуб "Пируэт" (руководитель клуба Г.Н. Павлова). Воспитанники клуба (для приема в него необходимо только желание детей) занимаются акробатикой, хореографией, ритмикой, карате, вокальным творчеством, театральным и цирковым искусством [ см. Викторов, 1994, с. 6].

В Байкаловской средней школе организована спартианская игротека. Основная цель игротеки - ознакомить школьников с подвижными играми, которые по своему художественному содержанию и эстетической направленности наиболее близки искусству, не предполагают разделение участников на победителей и побежденных, выдвигают на передний план не соперничество, а сотрудничество, общение, развлечение участников, юмор и т.д. [см. Ковалева, Шишкин, Бизина, 1995, с. 54]. В Курской средней школе N53 работает спартианский клуб "Виктория" (руководитель - Л.В. Горбулина). При клубе создана Спартианская школа, программа которой рассчитана на 3 года обучения и включает в себя ознакомление членов клуба с идеями олимпийского и спартианского движений, с основами физической культуры и здорового образа жизни, различными видами художественной деятельности, овладение методикой самопознания и развития уверенности в себе. Каждый член Клуба ведет спартианский дневник, в который включает советы специалистов по духовному и физическому развитию, достижения в области самосовершенствования и т.д. Клуб регулярно проводит Спартианские игры.

В Москве и Московской области в настоящее время работает ряд Спартианских клубов: Спартианский клуб "Царицыно" (руководитель клуба - Т.И. Губарева) при Реабилитационном центре для подростков и взрослых с ДЦП; Клуб "Рыцари СпАрта" Северо-западного округа г. Москвы (руководитель клуба - В.П. Батманов); семейный Спартианский клуб "Подснежник" (руководитель клуба - А.Г. Басмина) при Обществе родителей, имеющих детей-инвалидов; Спартианский клуб "Росинка" (рук. клуба - Е.А. Лубышев) при детском реабилитационном социально-лечебном профилактическом центре г. Балашиха Московской области; семейный Спартианский клуб "Надежда" при городском Доме культуры для инвалидов "Надежда" (руководитель Клуба - И.В. Мосеева) и др. Семейный Спартианский клуб создан и при ассоциации родителей детей-инвалидов в Зеленограде Московской области (руководитель клуба - Е.Э.Егоркина). Опираясь на идеи проекта "СпАрт", Клуб разработал и реализует программу "Спартианская семья", цель которой организация полноценного отдыха и творчества семей с детьми-инвалидами в форме семейного спартианского лагеря. Программа такого лагеря помимо Спартианских игр предусматривает работу творческих мастерских, спортивно-туристических секций, групп психотренинга (в этих группах специалисты помогают детям-инвалидам и их родителям избавляться от стрессовых и неврозоподобных состояний, раскрывать свои творческие способности и т.д.).

В настоящее время на основе общих идей программы и проекта "СпАрт" в целом разработан и практически реализуется целый комплекс специализированных спартианских программ организации культурно-спортивной работы с различными группами населения - например, программа "Стань Спартианцем!" - для лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалидов), программа "Шаги спартианского восхождения" - для школьников, программа "Друзья Спартиашки" - для дошкольников и др. Для организации работы по каждой программе созданы рабочие группы, каждую из которых возглавляет координатор соответствующей программы.

Одна из важнейших задач, которая была поставлена и решалась в ходе практической реализации программы и проекта "СпАрт" в целом, - использование Спартианских игр, клубов и других спартианских социально-педагогических акций в системе олимпийского образования детей и молодежи, т.е. разработка спартианской программы олимпийского образования. В качестве экспериментальной площадки для решения этой задачи была избрана школа-комплекс N 39 физкультурно-эстетического направления г. Смоленска (она создана в феврале 1994 г. ), поскольку предполагалось, что именно эта новая модель школы создает оптимальные условия для организации спартианской системы олимпийского образования школьников. Директор школы Г.Ф. Петлеваный стал координатором работы по формированию спартианской программы олимпийского образования школьников. За время работы с 1994 г. коллективу школы удалось разработать и практически реализовать эффективную спартианскую систему олимпийского образования школьников [ см. Егоров, 1994, 1995; Егоров, Петлеваный, Шапоренкова, 1997; Лазарев, 1994; Лазарев, Егоров, 1996; Петлеваный, 1994, 1995, 1996; Савельев, 1994; Столяров, Петлеваный, 1997; Шапоренкова, 1994 ]. На проведенном Олимпийским комитетом России в 1996 г. Всероссийском конкурсе, посвященном 100-летию современных Олимпийских игр, на лучшую общеобразовательную школу и среднее профессионально-техническое учебное заведение в области олимпийского образования, школа N 39, практически реализующая спартианскую программу олимпийского образования, заняла 1-е место.

Наибольшие проблемы и трудности в реализации спартианской программы гуманизации современного спорта возникли и существуют в ее применении к спортсменам высокого класса, к спорту высших достижений.

К сожалению, не удалось провести многие важные акции, планировавшиеся в рамках этой спартианской программы, например, I-й Международный фестиваль спорта и искусства "СпАрт" для участников Ленинградского международного марафона милосердия и здоровья (26 мая - 1 июня 1991 г.), фестиваль "СпАрт" для участников III открытого чемпионата г. Москвы по легкой атлетике (16 - 17 марта 1991 г.), Международный Олимпийский турнир "СпАрт" (22-29 сентября 1993 г., г. Набережные Челны) и др. Основная причина - недостаток финансовых средств. По этой же причине не реализована и планировавшаяся серия Спартианских игр для спортсменов в определенных видах спорта - легкой атлетике, футболе, гимнастике, восточных единоборствах и др. До сих пор не создан также ни Кубертеновский клуб "СпАрт", ни его отделения. Из целого комплекса спартианских наград, предусмотренных программой, лишь одна из них - "Рыцарю спорта и искусства" - в 1991 г. была вручена Н. Озерову за высокие достижения в спорте и в искусстве.

Все более важное значение в настоящее время приобретает задача формирования такой целостной спартианской системы культурно-спортивной работы с различными группами населения, которая как минимум предусматривает:

- регулярное проведение Спартианских игр различного уровня (от Игр в школах, вузах, городских, региональных, межрегиональных и т.д. до международных Спартианских игр) и с различным составом участников;

- создание системы Спартианских клубов, школ, игротек, лагерей и других организационных структур спартианского движения, ориентированных на различные группы населения;

- широкое использование спартианских форм и методов организации культурно-спортивной работы (Спартианских игр, клубов и т.д.): в системе школьного и вузовского образования и воспитания; в системе воспитания дошкольников; в системе олимпийского образования детей и молодежи, прежде всего спортсменов; в системе организации досуга различных групп населения; в системе разнообразных средств социальной реабилитации и интеграции инвалидов, детей-сирот и т.д.;

- подготовку соответствующих специалистов.

В последнее время сделаны определенные шаги в направлении решения этой сложной задачи. Благодаря поддержке Государственного комитета по физической культуре и туризму, который ежегодно включает Спартианские игры в Единый календарный план Всероссийских массовых физкультурно-спортивных мероприятий и частично финансирует эти Игры, начала складываться система их организации и проведения на региональном, межрегиональном и Российском уровнях.

Регулярное проведение Спартианских игр, работа целого ряда Спартианских клубов и школ создали основу для развертывания спартианского движения. В 1993 г. в Дубне был проведен Учредительный съезд этого движения, на котором для оказания содействия в развитии этого движения создана общественная организация "Спартианское движение". Она имеет свои отделения в 17 регионах РФ: в Москве, в Санкт-Петербурге, Архангельской, Кемеровской, Московской, Ростовской, Самарской, Саратовской, Смоленской и других областях, Краснодарском крае и т.д. Представители этих отделений входят в Координационный комитет спартианского движения.

Важно, что отделения уже не ограничиваются направлением команд на региональные, межрегиональные или Российские Спартианские игры, а занимаются организацией спартианского движения и Спартианских игр в школах, вузах и других учебных заведениях, в спортивных и художественных коллективах и т.д.

В качестве примера можно сослаться на работу Смоленского отделения, которое совместно с областными комитетами физической культуры, образования и культуры разработало региональную программу развития спартианского движения в области, обсудило ее на совещании председателей соответствующих районных комитетов, работников учебных заведений, органов образования и культуры и приступило к ее практической реализации. Данная программа предусматривает три этапа проведения Спартианских игр в Смоленской области: сначала в школах и других учебных заведениях, потом районных и областных, а затем - межрегиональных Игр. Аналогичным образом Спартианские игры организует Саратовское и Краснодарское отделения.

В настоящее время начата работа и по совершенствованию подготовки специалистов. Организуются лекции и методические семинары для разъяснения основных идей спартианской системы культурно-спортивной работы с различными группами населения. В 1994 г. в Российской государственной академии физической культуры создан Гуманитарный Центр "СпАрт". Центр имеет целью повышение профессиональной гуманитарной подготовки специалистов в области физической культуры и спорта на основе ознакомления их с отечественным и зарубежным опытом организации олимпийского образования детей и молодежи, формирования их поведения в духе "Фэйр плэй" ("Честной игры"), укрепления связи спорта и искусством и т.д.

Вся эта работа по использованию Спартианских форм и методов в системе физкультурно-спортивной работы и организации досуга различных групп населения получила, одобрение и поддержку со стороны Государственного Комитета РФ по физической культуре и туризму, Олимпийского комитета России, Российского Совета ФСО "Юность России", Министерства социальной защиты населения РФ, Министерства образования РФ, Координационного комитета по делам инвалидов при Президенте России, других государственных и общественных организаций. Государственный комитет по делам молодежи в 1997 г. присудил спартианской программе 1-е место в конкурсе инновационных программ работы с молодежью и включил спартианское движение в Федеральный реестр молодежных и детских объединений, пользующихся государственной поддержкой. Спартианская программа нашла положительный отклик и в средствах массовой информации - на телевидении, в газетах "Советский спорт", "Спорт в школе", "Русский инвалид", "Учительская газета", "Медицинская газета", в журналах "Олимпийская панорама", "Физкультура в школе" и др. [см. например, Виноградов, 1994; Виноградов, Зайцева, 1993 и др.].

Социальный эффект программы

Каковы первые результаты реализации спартианской программы? Действительно ли она содействует гуманизации спорта, решению указанных выше целей и задач, связанных с этой гуманизацией? Каков ее конкретный социальный эффект в этом плане?

Ответ на эти вопросы связан с определенными сложностями. Они вызваны не только известными трудностями "измерения" параметров человеческой личности, касающихся ее духовного мира (нравственных, эстетических, творческих и других характеристик), но также масштабностью и комплексностью самой программы, необходимостью длительного периода времени для того, чтобы достаточно четко обнаружились последствия ее реализации и т.д. Тем не менее попытаемся сформулировать некоторые предварительные выводы.

Многолетний опыт организации и проведения Спартианских игр, а также первый опыт деятельности Спартианских клубов и школ показывает следующее.

1. Спартианская программа вносит в мир спорта такую модель соревнований, которая придает ему характер игры и тем самым делает занятия спортом и спортивные соревнования более интересными, привлекательными, доступными для всех людей (независимо от их физического состояния, инвалидности и т.д.). Спартианские игры являются "играми" в полном смысле этого слова, выступая как привлекательная форма развлечения, дающая возможность активно и творчески отдохнуть, получить положительные эмоции, эстетическое удовольствие, побыть на природе, пообщаться с интересными людьми и т.д.

В ходе указанного выше опроса при ответе на вопрос: "Какие чувства чаще всего ты испытываешь во время Игр?" все участники отмечали такие чувства, как хорошее настроение, эмоциональный подъем, эстетическое удовольствие, удовлетворение от общения с другими людьми. Участники Игр в г. Новокузнецке и Дубне отмечали также "удовлетворение от общения с природой", поскольку большинство конкурсов и соревнований проводилось на природе (Игры в Москве проводились в зале).

На основе этого Спартианские игры и клубы позволяют вовлечь в прекрасный мир спорта тех, кто раньше был равнодушен к ней, увлекался другими видами деятельности (например, художественным творчеством), считал для себя невозможным участвовать в спорте (как например, люди, слабо развитые в физическом отношении, инвалиды) и т.д. Всему этому содействуют следующие основные факторы: праздничная, эмоциональная и доброжелательная атмосфера Спартианских игр, ориентирующая участников не только на конкуренцию, соперничество, но и (причем, в первую очередь) на единение; разнообразие соревнований и конкурсов в программе Игр, их связь с миром не только спорта, но также искусства и других сфер деятельности человека, нетрадиционный, необычный и творческий характер этих соревнований и конкурсов; спартианская система определения и награждения победителей, которая значительно расширяет круг этих лиц по сравнению с традиционной (поскольку позволяет выделить достижения практически каждого участника Игр) и создает ориентацию участников не только на результат их деятельности, но и на сам ее процесс; включение в программу Спартианских игр не только соревновательных, но и несоревновательных игр.

2. Программа Игр, подготовка к ним в спартианских клубах и школах позволяет оказать целостное гуманистическое воздействие на личность спортсмена: содействует преодолению разрыва между его духовным и физическим развитием.

А) Спартианские формы и методы воспитания позволяют снизить интерес участников соревнования к внешним ценностям (демонстрация превосходства над противником, победа над ним и получение связанных с этой победой ценных призов, наград, других материальных благ), повысить ориентацию на внутренние, духовно-нравственные и эстетические ценности (преодоление самого себя, творчество, рыцарское поведение, красота действий и поступков и т.п.), снять (по крайней мере уменьшить) желание победить любой ценой, а также зависть к победителям, воспрепятствовать проявлениям грубости, насилия, агрессивности, национализма и т.п.

Одно из подтверждений этого - результаты опроса 300 участников указанных выше Спартианских игр (следует учитывать, что опрос проводился в конце Игр). Большинство (97%) участников - как школьников, так и студентов положительно ответили на вопрос: "Надо ли проводить на Играх соревнование, определять и награждать победителей?" Примерно такой же процент (колебания в диапазоне 3-7%) респондентов заняли нравственную позицию, согласившись с рекомендациями типа: "спортсмен должен беспрекословно подчиняться решению судьи", "даже если судья не заметил, что игрок нарушил правила, тот должен прекратить игру", "самое главное для спортсмена - показать красивую игру, даже если это не позволит добиться победы" и т.п. и вместе с тем отвергнув такого рода рекомендации: "спортсмен может притворяться, симулировать травму, нарушать правила, если это способствует победе", "быстрый и опасный игрок команды-соперника должен быть нейтрализован любым способом", "на грубую и нечестную игру соперников команда должна отвечать таким же поведением" и т.п. Все опрошенные участники Игр (за исключением одного) указали на то, что они на Играх не имели какие-то негативные переживания, связанные с грубостью или другими антигуманными поступками других участников.

Такой ориентации содействует целый ряд факторов. Комплексная программа Спартианских игр, огромная палитра разнообразных соревнований и конкурсов, показателей, по которым выявляются определенные достижения участников и они награждаются, позволяет каждому из них в чем-то проявить себя, почувствовать "победителем". На Играх не вручаются призы, имеющие большую материальную ценность. При определении мест, занятых участниками, и выявлении победителей, как отмечалось выше, учитываются лишь существенные различия в результатах. На Играх всемерно поощряется и учитывается при определении победителей (лауреатов) Игр высоконравственное поведение, красота действий и поступков, преодоление участником тех результатов, которые он показывал раньше. На Играх соревнования сочетаются с "играми без побежденных", проводятся соревнования "смешанных" команд и т.д. К этому следует добавить ту работу, которая проводится в Спартианских клубах и школах по пропаганде Спартианского кодекса, принципов "Фэйр плэй", других идеалов и ценностей олимпизма.

Б) Создаются реальные стимулы, побуждающие личность к разностороннему и гармоничному развитию, формированию и совершенствованию многосторонних способностей. Участие в Играх, а тем более успешное выступление в них, требует физической подготовленности, спортивных умений, художественного мастерства, творческих способностей, эстетической культуры, знаний в области искусства и спорта и т.д. Поэтому не нужно призывать участников Игр к разностороннему и гармоничному развитию. Сама программа Игр побуждает их к этому. Спартианские школы и клубы оказывают им действенную помощь в таком развитии, в соответствующей коррекции физических, психических, творческих и иных качеств и способностей, знаний, а также закрепляют ориентацию на разностороннее развитие. Этому содействует и система спартианских наград в рамках спартианского движения.

О позитивном влиянии Спартианских форм и методов воспитания на активность людей, прежде всего детей и молодежи, в области спорта и искусства, а также на развитие личности, свидетельствуют и результаты исследования, проведенного нашей аспиранткой - В. И. Самусенковой среди школьников (возраст 12-16 лет), участников межрегиональных Спартианских игр в г. Новокузнецк (1-15 августа 1994 г.,), в г. Москва (30 июля - 3 августа 1995 г.) и в г. Дубна (9-12 ноября 1995 г.). Из числа участников этих Игр было отобрано 115 школьников, не имеющих инвалидность. Они подразделяются на две группы: 1-я группа (69 человек) - те, кто не менее двух раз участвовал в Играх и готовился к ним в Спартианских школах или клубах;

2-я группа (46 человек) - те, кто впервые участвовал в Играх и не готовился к ним специально в Спартианских школах или клубах. В результате их опроса было установлено, в частности, что из тех 69 человек, которых были включены в первую группу, почти все заботятся о своем физическом развитии, стремятся улучшить физическую подготовленность, телосложение, занимаются во внеучебное время в какой-то спортивной секции и каким-то видом художественного творчества (только 3 девушки указали на то, что они не занимаются в спортивной секции, а 1 школьник - художественным творчеством). Из второй группы в количестве 46 человек 37 не занимаются в спортивных секциях, и 42 - художественной деятельностью [см. Самусенкова, 1996].

Вовлечение спортсменов в Спартианские игры, создание Спартианских клубов позволяет выявить спортсменов, которые не только показывают высокие результаты в спорте, но проявляют свои способности и в других видах творческой деятельности (например, в искусстве).

Все это содействует изменению и общественного мнения о низком духовно-нравственном облике всех спортсменов, особенно высокого класса, в том числе олимпийцев, о несовместимости активных и регулярных занятий спортом с гармоничным и разносторонним развитием личности, с высокими результатами в других видах деятельности.

3. Спартианские игры дают возможность участникам попробовать свои силы и способности в различных видах творческой деятельности - в спорте, искусстве, техническом творчестве и т.д., с тем, чтобы определить свои "плюсы" и "минусы", выбрать ту сферу деятельности, которая им больше всего нравится и в которой они с наибольшей отдачей могут проявить свои способности.

Такая возможность особенно важна для детей и подростков, которые только начинают свой путь в жизни и должны сделать выбор, определить сферу своей будущей деятельности. Спартианские клубы помогают им не только глубже познать самих себя, но и содействуют их саморазвитию, самопреодолению, самосовершенствованию, оказывая им разнообразную помощь в этом.

4. Многолетний опыт работы школы N 39 г. Смоленск и некоторых других школ показывает возможность эффективного использования спартианских форм и методов в целях олимпийского образования детей и молодежи, приобщения их к идеалам и ценностям олимпизма [см. Егоров, Петлеваный, Шапоренкова, 1997; Лазарев, 1994 а, б; Лазарев, Егоров, 1996; Петлеваный, 1997; Столяров, Петлеваный, 1997; Шапоренкова, 1994, 1996 а, б].

Почему возникает необходимость использования в олимпийском образовании спартианских форм и методов и прежде всего Спартианских игр? Что нового по сравнению с другими формами и методами олимпийского образования они могут дать? Для ответа на эти вопросы прежде всего еще раз обратим внимание на то важное обстоятельство, что приобщение подрастающего поколения к идеалам и ценностям олимпизма - крайне сложная социально-педагогическая проблема. Задача состоит не только в том, чтобы дети, подростки, молодые люди имели глубокие знания об истории олимпийского движения и Олимпийских игр, знали и правильно понимали идеалы и ценности олимпизма. Самое важное, чтобы они в своем реальном поведении и образе жизни действительно ориентировались на принципы "честной игры", гармоничное развитие личности и другие духовно-нравственные, эстетические ценности олимпизма, направляли свои усилия на их воплощение в жизнь.

С решением этой задачи и связаны главные проблемы олимпийского образования (в широком смысле слова). Одна из основных причин этого - та "жесткая" модель соревнований, которая используется при организации олимпийских соревнований. Это побуждает ученых и специалистов к поиску и практическому применению таких новых моделей организации и проведения соревнований, которые в наибольшей степени соответствуют целям и задачам олимпийского образования, обладают высоким гуманистическим, культурным, духовно-нравственным потенциалом: ориентируют их участников на духовно-нравственные и эстетические ценности; не развивают стремление победить любой ценой; не дают повод для насилия, грубости, агрессивности, национализма; формируют стремление к самосовершенствованию, гармоничному развитию и высоконравственному поведению; побуждают не только к соперничеству, но и к сотрудничеству, единению участников соревнований, активизируют их общение друг с другом, а также с природой и т.д. Спартианские игры представляют собой именно такую модель, что и определяет в первую очередь целесообразность их использования в работе, направленной на приобщение детей и молодежи к идеалам и ценностям олимпизма.

Включение тех, с кем ведется эта работа, в Спартианские игры и подготовку к ним, в Спартианские клубы содействует решению одной из центральных проблем олимпийского воспитания - формированию и развитию реальной ориентации участников соревнования на духовно-нравственные и эстетические ценности олимпизма, в том числе на Кубертеновский идеал гармонично развитого спортсмена-олимпийца. Тем самым Спартианские игры и клубы дополняют те формы и методы олимпийского образования, которые имеют своей целью формирование у детей и молодежи глубоких и прочных знаний об олимпийском движении и Олимпийских играх, об идеалах и ценностях олимпизма.

Вместе с тем Спартианские игры и клубы вносят существенный вклад и в задачи олимпийского образования. Программа всех Спартианских игр наряду с другими соревнованиями и конкурсами включает в себя конкурсы знатоков искусства, спорта и олимпизма, а программа некоторых Спартианских игр строится таким образом, что для участия в них необходимо сдать "зачет" по олимпизму, продемонстрировать знание истории олимпийского движения и Олимпийских игр, идеалов и ценностей олимпизма. Тем самым стимулируется интерес участников Спартианских игр к приобретению таких знаний. Если позволяют сроки проведения этих Игр, для участников - до начала соревнований - организуется работа "Спартианской школы", важным разделом программы которой является изучение олимпизма и олимпийского движения. Формирование знаний об олимпизме и олимпийском движении входит и в программу работы Спартианских клубов и школ. Для разъяснения и пропаганды идей олимпизма здесь используются разнообразные формы и методы - беседы, лекции, встречи с известными спортсменами-олимпийцами, кинофильмы, театрализованные постановки на олимпийскую тематику и др.

Важно отметить, что работа Спартианских клубов, создаваемых на добровольных началах и действующих на основе самоуправления, позволяет значительно повысить творческую активность самих детей, молодежи в пропаганде и реализации идеалов и ценностей олимпизма в олимпийском движении.

5. Уникальная программа Спартианских Игр, применяемая на них система выявления и награждения победителей создают условия для совместного и равноправного участия в Играх людей разного возраста, пола, физического состояния, различных интересов и т.д., в том числе родителей совместно с детьми и, что особенно важно, - лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалидов) и т.д.

На Спартианских играх эти лица получают возможность не только самостоятельной физической, интеллектуальной, творческой активности, общения с другими лицами, но и (что самое главное) равноправного участия вместе с ними в соревнованиях, не чувствуя себя при этом "ущербными", "больными", "инвалидами". Разнообразие спортивных соревнований, адаптация их правил, оборудования и т.д. к физическому и психическому состоянию инвалидов позволяет им активно участвовать и побеждать в этих соревнованиях. Столь же успешно они могут выступать и в определенных художественных конкурсах, конкурсах знатоков и т.д. Кроме того в число победителей на Играх включаются не только те, кто показал лучший результат, но и те, кто продемонстрировал мужество, волю и т.д. Вся система организации работы Спартианских клубов и школ также построена на принципе равноправного участия в них лиц с ограниченными возможностями здоровья и тех, кто не имеет таких ограничений.

Все это содействуют социальной реабилитации и интеграции инвалидов, повышает уровень их социальной адаптации. Такой эффект зафиксирован на основе опросов, педагогических наблюдений, психологических тестов, проведенных специалистами-психологами, и других методов [см. например, Ганзина, 1997; Жбиковский, 1994]. Специальные исследования показали, что Спартианские игры и подготовка к ним могут служить эффективным средством для закрепления тех положительных результатов в социальной реабилитации и интеграции инвалидов, которые достигаются с помощью других средств и методов, например, на основе занятий иппотерапией [ см. Ганзина, 1997; Дремова, 1996]. Спартианские игры и клубы способны оказывать позитивное влияние и на других лиц, нуждающихся в социальной помощи и защите: детей-сирот, детей и подростков с отклоняющимся поведением.

6. Спартианские игры и клубы, поддерживая и развивая интерес к национальным видам спорта, народным играм и развлечениям, национальным и народным культурным традициям, обычаям, видам искусства, содействуют сохранению и развитию самобытной национальной и народной культуры.

7. Таким образом, Спартианские игры и клубы позволяют, начав с самого простого - с организации активного, творческого отдыха, развлечения, включения человека в игру, соревнование, общение с другими людьми и с природой, оказать целостное гуманистическое воздействие на его личность и постепенно сформировать у него определенный образ и стиль жизни. Для этого - спартианского - образа и стиля жизни, как отмечалось выше, характерна ориентация на духовное и физическое самосовершенствование, красоту действий и поступков, здоровье, приоритет духовно-нравственных, эстетических ценностей в отношении к другим людям и к природе, формирование многосторонних способностей и их проявление в спорте, искусстве и других видах творческой деятельности.

Особенно важное значение спартианские формы культурно-спортивной работы имеют: для пробуждения интереса к миру спорта и искусства тех, кто равнодушен и к тому и к другому; для духовного (или, напротив, физического) оздоровления тех, кто односторонне увлекается спортом и физическими упражнениями (искусством, наукой или какими-то другими видами духовно-творческой деятельности); для социальной реабилитации и интеграции лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалидов).

8. Отмеченные выше возможности использования Спартианских игр показывают, что эта новая модель Игр в первую очередь предназначена для сферы "спорта для всех", поскольку основная цель ее применения - отдых, развлечение, общение людей, решение таких социально-педагогических задач, как разностороннее развитие личности, преодоление разрыва между духовным и физическим развитием, социальная реабилитация инвалидов и т.д. Однако как вспомогательная спартианская модель может применяться и в "большом", олимпийском спорте - для повышения уровня олимпийских знаний спортсменов, их ориентации на духовно-нравственные и эстетические ценности, как средство отдыха, развлечения спортсменов на спортивных базах, во время длительных сборов и т.д.

9. Подчеркивая важное значение спартианских средств гуманизации спорта, их значительный социально-педагогический и культурный потенциал, вместе с тем необходимо подчеркнуть, что, конечно, они могут быть использованы и должны использоваться в сочетании с другими формами, средствами и методами решения данной проблемы.

Выше уже были указаны некоторые из таких средств и методов, в том числе инновационные гуманистически ориентированные формы, методы, технологии физического воспитания, которые разработали Неверкович и Киршев [1997], Лебедев и Филиппова [1992], Бальсевич [1996, 1997]. В процессе олимпийского образования детей и молодежи спартианские средства должны дополняться такими традиционными средствами, как олимпийские уроки, беседы и др. [cм. Агеевец, Поликарпова,1996; Возвращение к олимпийским идеалам, 1992; Евсеев, Поликарпова, Прохорова, 1995; Образцов, 1993; Олимпийское образование в школе, 1997; Паршиков, Пузырь,1994; Печерский, Сучилин,1994; Приглашение в страну "Фэйр Плэй", 1993; Усаков, 1995; Чернецкий,1993 и др.].

Спартианские игры, как отмечалось выше, предназначены для людей с ориентацией на духовно-нравственные ценности и призваны формировать, развивать у них эту ориентацию. В настоящее время спартианская модель Игр и соревнований, разумеется, не может и не должна заменять другие модели (в том числе и традиционную модель), которые представляют интерес для людей с иными интересами, потребностями, ориентациями и т.д.

Расширение или сужение сферы применения спартианской модели зависит от многих факторов и прежде всего от того, в каком направлении будет развиваться дальше общество, система его идеалов и ценностей. Если учитывать все более ярко проявляющуюся тенденцию к гуманистическому, духовно-нравственному обновлению современного общества, есть все основания полагать, что спартианская модель будет использоваться во все более широком масштабе.

Об этом свидетельствует и тот факт, что в последние годы все чаще предпринимаются попытки использовать не только общую концепцию, но и программу Спартианских игр, отдельные элементы этой программы (обычно используется простейшая форма "спартианского многоборья", предусматривающая сочетание традиционных спортивных соревнований с художественными и интеллектуальными конкурсами), при проведении различных соревнований, турниров, фестивалей и т.д.

К сожалению, не только в названиях этих акций (например, "олимпийский турнир", "культурно-спортивный фестиваль", соревнования "Спортивная семья", "Сибириада" и др.), никак не отражается их связь со спартианской программой и Спартианскими играми, но, как правило, вообще отсутствуют какие-либо ссылки на те публикации, в которых используемые идеи и программа подробно изложены. В связи с этим I Конгресс спартианского движения (Москва, 31 июля - 2 августа 1995 г.) вынужден был принять специальное решение [см. Столяров, 1997 в, Приложение 20].

Перспективы

Проблема гуманизации современного спорта - необычайно важная, а вместе с тем сложная и дискуссионная. Автор данной работы, не претендуя на полное и окончательное решение данной проблемы, сделал попытку выявить, систематизировать и оценить различные предлагаемые подходы к ее решению, ознакомить читателей с основными идеями спартианской программы гуманизации современного спорта, а также с первыми шагами ее воплощения в жизнь.

В реализации спартианской программы сделаны лишь первые, хотя и очень важные, шаги. Многое еще только предстоит сделать. Необходимо дальнейшее совершенствование предусматриваемых этой программой форм и методов культурно-спортивной работы. Речь идет прежде всего о продолжении работы по совершенствованию программы Спартианских игр, системы выявления их победителей, форм объединения соревновательных и не-соревновательных игр, программы деятельности Спартианских клубов, школ, игровых лагерей и т.д. с учетом особенностей тех групп населения, в работе с которыми они используются. Вместе с тем реалистическая оценка перспектив спартианской программы предполагает следующее.

Во-первых, надо осознавать ограниченность, повидимому, любой конкретной программы и той работы, которая ведется на ее основе, для полной и эффективной реализации культурного, гуманистического потенциала спорта, повышения его гуманистической ценности. И хотя спартианская программа имеет своей целью объединить, интегрировать разнообразные частные программы гуманизации современного спорта, но ясно, что в рамках одной программы практически невозможно охватить все многообразие программ такого рода.

В связи с этим возникает задача координации и объединения усилий тех многочисленных организаций, в том числе международных, которые занимаются их реализацией. Первым шагом на пути решения этой задачи могло бы быть создание Координационного (или Консультативного) Комитета из представителей этих организаций для укрепления связей между ними, проведения совместных акций, оказания помощи в реализации тех или иных программ и т.д.

Во-вторых, для эффективного решения упомянутых выше и других, связанных с ними, задач по созданию спартианской системы культурно-спортивной работы требуется активная государственная поддержка. Без такой поддержки вряд ли можно решить весьма сложные проблемы финансового и материально-технического обеспечения этой системы. В связи с этим I Конгресс спартианского движения (Москва, 1-2 августа 1995 г.) принял "Обращение к органам государственной власти РФ" [см. Столяров, 1997 в, Приложение 21].

Необходима активная поддержка также со стороны Олимпийского комитета и других общественных организаций, связанных со спортивным и олимпийским движением России. Важную роль в реализации программы могут сыграть, например, региональные Олимпийские Академии нашей страны. В настоящее время лишь две из них - Смоленская олимпийская Академия и Олимпийская Академия Юга России - активно участвуют в реализации спартианской программы. В более широком плане перспективы спартианской программы, как и других программ гуманизации современного спорта, связаны с отношением к ним со стороны руководящих органов международного спортивного и олимпийского движения, которые определяют политику в сфере спорта, прежде всего спорта высших достижений.

Нельзя забывать, однако, о том, что всякая сознательная деятельность людей, в том числе в области спорта, во многом определяется конкретными социальными условиями, в которых находятся люди, теми законами, установками и целями общества, в рамках которого они живут и трудятся. Практическая реализация спартианской программы также во многом зависит не только от позиции отдельных людей или даже организаций (государственных и общественных), но и от общей ситуации социально-экономического и политического развития общества, системы принятых здесь ценностей, норм и образцов поведения.

Современный спорт - органичный элемент современной культуры (именно этим обязано его столь широкое, интенсивное развитие в XX столетии). Он отражает (представляет, олицетворяет, символизирует) многие позитивные ценности этой культуры: соревновательность; отношение равноправия (равных возможностей); ориентацию на долг, дисциплину, постоянные усилия для достижения цели; стремление к рационализации активности; процесс перехода от роли человека как средства истории к его роли субъекта и творца [см. Столяров, 1997 б; Krawczyk, 1980].

Вместе с тем "жесткая" модель этого спорта, в ее наиболее развитом виде также сформировавшаяся в XX в., отражает сохраняющееся господство в системе ценностей современной культуры образцов технократического поведения и мышления: выдвижение на первый план внешних для человека целей, рассмотрение самого человека как средства их достижения, стремление к успеху любой ценой и т.д.

"Если XXI век станет веком создания таких общественных систем, в рамках которых будет возможно реализовать заложенные в человеке потенции, то и спорт получит возможности адекватного развития... Ибо спорт являет собой феномен, в котором самовыражение, самовыявление, самореализация могут быть особенно ощутимыми для человека". "Но о таком обществе, - добавляет он, - остается только мечтать" [Суник, 1996, с. 144].

Оптимизм в этом плане внушают результаты массовых опросов, проведенных в развитых капиталистических странах (в частности, в Америке) в конце 70-х - начале 90-х годов. Они показывают, как отмечает Быховская, что "все более очевидной в высокоразвитых обществах (и прежде всего в определенных социальных слоях...) становится тенденция постепенного разрушения традиционной ориентации - на достижение "материального благосостояния" и "потребительского успеха"... значительная часть опрошенных... полагает, что богатство - это важное условие и средство для достижения иных (в отличие от количества денег), более значимых целей с точки зрения ценностей ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО существования: например, получения хорошего образования, доступа к богатствам культуры (в том числе, культуры физической и т.п.). В центре внимания все более оказывается проблема самореализации личности - от внешнего, физического имиджа до возможности занятий интеллектуальными, духовными видами деятельности по своему вкусу и выбору" [Быховская, 1993, с. 144-145].

Если данная тенденция общественного развития, изменения системы ценностей сохранится, можно надеяться на действительно полное и эффективное решение проблемы гуманизации современного спорта, в том числе и спорта высших достижений.

Вместе с тем вряд ли можно согласиться с теми учеными, которые полагают, будто социально-политическая и экономическая "перестройка" социальной системы на принципах гуманизма автоматически приведет к гуманизации, "очеловечиванию" и сферы спорта как одного из элементов этой системы [см. например, Foldesi, 1990]. Выше были приведены достаточные аргументы, показывающие, что без специальных социально-педагогических программ преобразования спорта вряд ли можно рассчитывать на сколько-нибудь существенную его гуманизацию.

В заключение отметим. что проблема гуманизации современного спорта имеет еще один аспект, который совершенно не был рассмотрен выше. Речь идет о том, могут ли и каким образом спортсмены, тренеры, руководители спортивных организаций и другие субъекты сферы спорта участвовать в разработке и реализации различных гуманистических программ и проектов, выходящих за пределы спорта и содействующих формированию нового, более гуманного общества [см. Allisson, 1988].

В нашей работе мы не затрагивали этот важный аспект проблемы гуманизации современного спорта, поскольку он требует специального анализа.

Литература

1. Агеевец В.У., Поликарпова Г.М., 1996. Олимпийские игры. Из прошлого - в будущее. - Спб ГАФК им. П.Ф.Лесгафта.

2. Арвисто М.А., Семенов А.А., 1990. Необходимость новой воспитательной среды и организационой структуры для гуманизации спорта // Социально-экономические проблемы воспитания спортсменов в условиях перестройки сов. общества: Тез. докл. Всес. конф. 1-4 июня 1990 г., г. Минск. - М., с. 66-67.

3. Бальсевич В.К., 1988. Физическая культура для всех и для каждого. - М.: ФиС, 1988.

4. Бальсевич В.К., 1993. Конверсия высоких технологий спортивной подготовки как актуальное направление совершенствования физического воспитания и спорта для всех // Теория и практика физической культуры, № 4, с. 21-22.

5. Бальсевич В.К., 1996. Концепция альтернативных форм организации физического воспитания детей и молодежи // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка, № 1, с. 23-25.

6. Бальсевич В.К., Лубышева Л.И., 1995. Физическая культура: молодежь и современность // Теория и практика физической культуры, № 4, с. 2-8.

7. Бальсевич В.К., Шестаков М.П. и др., 1997. Сургутский проект (сообщение первое) // Физическая культура, № 4, с. 48-55.

8. Баринова И.В., 1994. Состояние и пути совершенствования олимпийского образования и воспитания учащейся молодежи: Дисс... канд пед. наук. - М.

9. Бензенрти К., 1988. Выступление на II Межд. конф. министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание и спорт, "Гуманистическая миссия физического воспитания и спорта" // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 10. - М.: ЦООНТИ-ФиС, с. 34-35.

10. Боген М.М., 1989. Спорт - благословение или проклятие? // Конфликт. - М.: ФиС, с. 4-26.

11. Богуславская З.М., Смирнова Е.О., 1991. Развивающие игры для детей младшего дошкольного возраста. - М.

12. Бойко А.Ф., Виноградов П.А., 1994. Какими будут наши внуки. - М.

13. Бреггинс А. Ориентирование по тропам. Пер. с англ. - Екатеринбург: Детский инвалидный спортивно-оздоровительный Центр.

14. Бугрименко Е.А. и др., 1992. Готовность детей к школе. Диагностика психического развития и коррекция его неблагоприятных вариантов. - М.

15. Бугров Н.Н., 1990. Новое мышление, олимпизм и гуманистические ценности // Новое мышление и олимпийское движение: Сб. ст. - М.: Знание, с. 3-22.

16. Быховская И.М., 1989. Гуманизм или технократизм: два стиля мышления в спорте // Нравственный потенциал современного спорта: Матер. IV Всес. методол. семинара, г. Суздаль, 10-12 марта 1988 г. - М.: Сов. спорт, с. 25- 29.

17. Быховская И.М., 1993. Человеческая телесность в социокультурном измерении: традиции и современность, - М.

18. Вавилов Ю.Н., 1994. Состязания Президентов // Физическая культура в школе, № 2, с. 63-65.

19. Вавилов Ю.Н., Вавилов К.Ю., 1995. Научно-практические предпосылки спортивно-оздоровительной программы для детей и молодежи // Теория и практика физич. культуры, №4, с. 54-60.

20. Вельвовский И.З., 1979. Руководство по психотерапии. - Ташкент.

21. Визитей Н.Н., 1979. Социальная природа современного спорта. - Кишенев: Штиинца.

22. Визитей Н.Н., 1982. Спорт и эстетическая деятельность. - Кишенев: Штиинца.

23. Визитей Н.Н., 1986. Физическая культура и спорт как социальное явление: Философские очерки. - Кишенев: Штиинца.

24. Визитей Н.Н., 1988. Социально-культурная специфика спорта и его возможности выступить в качестве средства укрепления мира и дружбы между народами // Спорт и перестройка: Сб. научн. трудов по матер. Всес. научно-практич. конф. "Государство, спорт и мир", Москва, 20-22 апр. 1988 г. - М., с. 186-199.

25. Визитей Н.Н., 1990. Проблема методологии построения концепции олимпизма как социально-культурного явления // Новое мышление и олимпийское движение: Матер. Всес. научн. симп. "Межд. олимпийское движение: проблемы и тенденции развития на современном этапе" (Рига, 11-13 мая 1989 г.). - М.: Знание, с. 58-69.

26. Виленский М.Я., Литвинов Е.Н., 1990. Физическое воспитание школьников: вопросы перестройки // Физическая культура в школе, № 12, с. 29-35.

27. Винник В.А., 1989. Спорт и нравственность: ценностные ориентации высококвали-фицированных спортсменов // Нравственный потенциал спорта. Матер. IV Всес. методол. семинара (г. Суздаль, 10-12 марта 1988 г.). - М.: Сов. спорт, с. 86-88.

28. Винник В.А., 1991. Эффективность различных форм физкультурно-спортивной активности в формировании ценностных ориентаций личности: Автореф. дисс... канд. пед. наук. - М.: ВНИИФК.

29. Виноградов Д., 1994. Спартианской тропой // Медиц. газета, 5 янв.

30. Виноградов П.А., 1990. Физическая культура и здоровый образ жизни (проблемы и перспективы использования срелств массовой информации в их пропаганде). - М.: Мысль.

31. Виноградов Д., Зайцева В., 1993. Рыцари Спартианского Ордена // Медицинская газета, 6 октября, с. 5.

32. Вишневский В.И., 1987. Социально-воспитательные аспекты массовых спортивных соревнований школьников в СССР: Дисс... канд. пед. наук. - М.

33. Власов В.В., 1994. Игре все возрасты покорны // Физическая культура в школе, № 6, с. 63-66.

34. Возвращение к олимпийским идеалам. Олимпийское и спортивно-гуманистическое воспитание молодежи: Методические рекомендации для преподавателей. - Харьков, 1992.

35. Выготский Л.С., 1966. Игра и ее роль в психическом развитии ребенка // Вопросы психологии, N 6.

36. Выступление генерального директора ЮНЕСКО Федерико Майора на открытии конференции // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 10. - М.: ЦООНТИ-ФиС, 1988, с. 4-8.

37. Выступление президента МОК Х.А.Самаранча // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 10. - М.: ЦООНТИ-ФиС, 1988, с. 9-12.

38. Ганзина Н.В., 1997. Система рекреативно-восстановительных мероприятий в социальной адаптации инвалидов с последствиями детского церебрального паралича: Дисс... канд. пед. наук. - М.

39. Ганюшкин А.Д., Приставкина М.В., 1991. Проблемы "антиспорта" с позиций психологии // Формирование гуманистического мировоззрения студентов: Сб. - Смоленск, с. 74-88.

40. Головин И.Л., Никитина Е.Д., 1989. Руководство самовоспитанием спортсменов // Нравственный потенциал спорта. Матер. IV Всесоюзного методолог. семинара (г. Суздаль, 10-12 марта 1988 г.). - М.: Сов. спорт, с. 95-98.

41. Горбунов Г.Д., 1986. Психопедагогика спорта. - М.: ФиС.

42. Готсдинер А. Л., 1991. К проблеме многосторонних способностей. Вопросы психологии", № 4.

43. Губарева Т.И., 1997. Комплексная "спартианская" программа культурно-спортивной работы с инвалидами // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Вып. пятый, ч. II): Сб. - М.: РАО, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская олимпийская академия, с. 106-195.

44. Гуськов С.И., 1983. Обзор социологических исследований в США // Теория и практика физической культуры, N1, с. 45-47.

45. Гуськов С.И., 1988. Нуждается ли в перестройке международный спорт? // Спорт и перестройка: Сб. научн. трудов по матер. Всес. научно-практич. конф. "Государство, спорт и мир", Москва, 20-22 апреля 1988 г.). - М., с. 155-169.

46. Гуськов С.И., 1996. О некоторых тенденциях развития международного спортивного движения и российского спорта в XXI веке // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть I. - Краснодар, с. 37-42.

47. Гутин А.Т., 1984. Идеалы и ценности олимпизма в воспитании юных спортсменов: Дисс. ... канд. пед. наук. - М.

48. Давидчук А.Н., 1976. Развитие у дошкольников конструктивного творчества. - М.

49. Давыдов В.В., 1996. Теория развивающего обучения. - М.: ИНТОР.

50. Демин В.А., 1975. Методологические вопросы исследования спорта в аспекте теории деятельности: Канд дисс... - М.

51. Дети в спорте высоких достижений: Заявление Немецкого Спортивного Союза ФРГ // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 18. - М.: ЦООНТИ-ФиС, 1983, с. 12-18.

52. Дмитриев С.В., 1997. Магия духовного мира в двигательных действиях человека" // Теория и практика физич. культуры, № 12, с. 44-50.

53. Дремова Г.В., 1996. Социальная интеграция и реабилитация лиц с нарушениями опорно-двигательного аппарата на основе иппотерапии: Автореф. ... дисс. канд. пед. наук. - М.

54. Евсеев С.П., Поликарпова Г.М., Прохорова М.В., 1995. Проведение олимпийских уроков в школе: Уч. пос./Под общей ред. В.У.Агеевца // Спб ГАФК им. П.Ф.Лесгафта.

55. Егоров А.Г., 1991. Гуманизация, гуманитаризация и реалии спортивной субкультуры // Формирование гуманистического мировоззрения студентов/Сб. научных трудов. - Смоленск, с. 3-8.

56. Егоров А.Г., Петлеваный Г.Ф., Шапоренкова О.В. 1997. Система олимпийского образования школы-комплекса N39 физкультурно-эстетического направления // Олимпийское образование в школе: Учебн. пособие. - Смоленск, с. 139-172.

57. Емельянов Ю.Н., 1985. Активное социально-психологическое обучение. - Л.

58. Емельянов Ю.Н., Кузьмин Е.С., 1983. Теоретические и методические основы социально-психологического тренинга. - Л.

59. Ермак Н.Р., Пилоян Р.А., 1997. Культурно-исторические истоки спорта в контексте объяснения многообразия и противоречивости его развития // Теория и практика физической культуры, № 7, с. 13-17.

60. Жбиковский Я., 1994. Физкультура и спорт как средство социальной интеграции и адаптации инвалидов: Автореферат дисс... канд. педаг. наук. - М.

61. Заика Е.В., 1990. Комплекс интеллектуальных игр для развития мышления учащихся // Вопросы психологии, N6, с. 86-92.

62. Зеленов Л., Кеда Е., 1966. Все знать, все уметь. О всестороннем развитии человека. - Горький.

63. Зухора К., 1982. Перспективы возрождения интеграции спорта и искусства // Сб. итоговых научн. матер. Всемирного научн. конгр. "Спорт в современном обществе". Тбилиси, 10-15 июля 1980 г. - М.: ФиС, с. 23-27.

64. Ильенков Э. В., 1968. Об идолах и идеалах. - М.: Политиздат.

65. Ипатов Д.И., 1995. Основные направления гуманизации спортивных игр и соревнований в работе со школьниками: Дисс. ... канд. пед. наук. - М.

66. Исаев Анатолий, 1996. Нужен новый олимпизм // Международный журнал спортивной информации "Спорт для всех", N 1-2, с. 1.

67. Калинкин Л.А., 1996. Экоспорт на Олимпийских играх третьего тысячелетия // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть I. - Краснодар, с. 154-156.

68. Каменцер М.Г., 1989. Самая высокая оценка - победа над собой // Физ. культура в школе, N2, c. 38.

69. Кахигал Х.М., 1983 а. Олимпизм как зеркало и модель общества // Межд. спортивное движение: Экспресс-информация. - М., № 5, с. 15-27.

70. Кахигал Х.М., 1983 б. Олимпизм как зеркало и модель общества // Межд. спортивное движение: Экспресс-информация. - М., № 6, с. 21-27.

71. Клемент М., Егоров А.Г., 1990. Синтетический характер проблемы гуманизации спорта // Формирование нравственной и эстетической культуры студентов: Сб. научн. трудов/Под ред. А.Г.Егорова. - Смоленск, с. 67-70.

72. Клусов Н.П., Цуркан А.А., 1984. Стадионы во дворе. - М.: ФиС.

73. Коджаспаров Ю.Г., 1994. Психолого-педагогические основы оптимизации физкультурно-спортивных занятий средствами функциональной музыки: Автореф... дисс. докт. пед. наук. - М.

74. Козырева О.В., 1997 а. Игровая программа "Друзья Спартиашки" (для детей дошкольного возраста) // Физическая культура, №3, с. 14-18.

75. Козырева О.В., 1997 б. "Спартианская" программа целостного гуманистического воздействия на личность дошкольника // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Вып. пятый, ч. II): Сб. - М.: РАО, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская олимпийская академия, с. 80-105.

76. Конфликт: Сб./Сост. Шабельникова В.Я., Моева Е.П.; Под общ ред. Винокурова В.И. - М.: ФиC, 1980.

77. Косяк В.А., 1990. Эстетическая подготовленность учителя физической культуры: Дисс. ... канд. пед. наук. - Малаховка.

78. Кудрявцева Н.В., 1996. Новые формы физкультурно-спортивной работы с детьми и молодежью: Дисс... канд. пед. наук. - М.

79. Лазарев П.В., 1994 а. Олимпийский проект "СпАрт": проблема синтеза спорта и искусства // Спорт. Олимпизм. Гуманизм. Межвузовский сб. научных трудов. Смоленск, с. 102-107.

80. Лазарев П.В., 1994 б. Синтез спорта и искусства в олимпийском образовании учащейся молодежи (социокультурные и педагогические аспекты) // Феномен олимпизма в современной культуре. - Смоленск, с. 55-57.

81. Лазарев П.В., Егоров А.Г., 1996. Олимпийский проект "СпАрт": проблемы синтеза спорта и искусства // Олимпийское движение и социальные процесс: Матер-лы V Всеросс. научно-практич. конф. - М., с. 112-115.

82. Лебедев Ю.А., Филиппова Л.В., 1992. Гуманизация физкультурно-спортивной деятельности. - Пермь: Изд-во Пермского университета.

83. Левада Ю.А., 1984. Игровые структуры в системах социального действия // Системные исследования. Методологические проблемы: Ежегодник. - М.: Наука, с. 273-278.

84. Ленк Г., 1979. Отчуждение и манипуляция личностью спортсмена // Спорт и образ жизни: Сб. ст./Сост. В.Столяров, З. Кравчик. - М., ФиС, с. 112-125.

85. Ленк Г., 1982. Об Олимпийском конгрессе в Баден-Бадене // Проблемы межд. спортивного движения. - М.: ВНИФК, апр., с. 29.

86. Лисицкая Т.С., 1984. Хореография в гимнастике. - М.: ФиС.

87. Лисицкая Т.С., 1987. Ритм + пластика. - М: ФиС.

88. Лисицкая Т.С., 1988. Гимнастика и танец. - М.: Сов. спорт.

89. Лотман Ю.М., 1967. Тезисы к проблеме "искусство в ряду моделирующих систем"// Ученые записки Тартус. гос. ун-та, вып. 198. - Тарту, с. 132-137.

90. Лубышева Л.И., 1992. Концепция формирования физической культуры человека. - М.: ГЦОЛИФК.

91. Лубышева Л.И., Грузных Г.М., 1991. Теоретико-методологическое обоснование физкультурного воспитания студентов // Теор. и практ. физ. культ. - № 6, с. 9-12.

92. Лэндрет Г.Л., 1994. Игровая терапия: искусство отношений. - М.

93. Мазур Л.А., 1990. Онтологические основания существования спорта и гуманистические ценности спорта // Социально-экономические проблемы воспитания спортсменов в условиях перестройки советского общества: Тез. докл. Всес. научно-практич. конф. 1-4 июня 1990 г., г. Минск. - М., с. 93-94.

94. Майер Хорст., 1984. Олимпийские игры как модель современного мира // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 19. - М.: ЦООНТИ-ФиС, с. 13-22.

95. Майо Рене, 1971. Послание Генерального директора ЮНЕСКО // Манифест о спорте. - М., с. 3-8.

96. Манифест о спорте (подготовленный СИЕПС в сотрудничестве с ЮНЕСКО после консультаций с правительствами). - М., 1971.

97. Манифест СИЕПС о честной игре // Информационный вестник ВНИИФК, N10, 1977, с. 3-12.

98. Матвеев Л.П., 1991. Теория и методика физической культуры: Учебник для институтов физической культуры. - М.

99. Мейксон Г.Б., Копылов Ю.А., 1994. Основы будущего закладывать сегодня // Физическая культура в школе, № 6, с. 3-8.

100. Меркулов С.В., 1994. Комплексный урок после уроков // Физич. культура в школе, № 4, с. 60-61.

101. Момот Н.И., 1987. Формирование нравственных убеждений у подростков в процессе учебно-тренировочных занятий и соревнований: Автореф. дисс...канд. пед. наук. - Л.

102. Неверкович С.Д., Киршев С.П., 1997. Построение программ по физической культуре для начальной школы // Физическая культура. Воспитание, образование, тренировка, № 2, с. 12-16.

103. Нидерман Э., 1986. Может ли спорт способствовать взаимопониманию между народами? // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 8. - М.: ЦООНТИ-ФиС, с. 24-30.

104. Никитин В., 1994. Иероглифы души и тела: Практические методы движения к совершенству через единство тела и духа. - М.

105. Новикова С.С., 1993. Об организации туристской работы с детьми на основе проекта "СпАрт" // Труды ученых ГЦОЛИФК: ежегодник. - М., с. 49-51.

106. Новикова С.С., 1994. Олимпизм и программа "СпАрт-туризм" // Олимпийский бюллетень N 1, с. 44-49.

107. Обращение президента МОК Хуана Самаранча к участникам конференции // Олимпийское движение и социальные процессы: Сб. мат. Международ. конф. - СПб, 1993.

108. О гуманизации спорта высших достижений: мнение австрийского спортивного деятеля // Инф. вестник, № 3-4. - М.: ВНИИФК, 1979, с. 37-39.

109. Озер Эрхард, 1984. Философско-этические аспекты предельных возможностей человека в спорте // Межд. спорт. движение: Экспресс-инф.. Вып. 23. - М.: ЦООНТИ, с. 14-17.

110. Окончательный доклад "Роль физического воспитания и спорта в подготовке молодежи". Первая Международная конференция министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание и спорт", Штаб-квартира ЮНЕСКО 5-10 апреля 1976 г. - Париж: ЮНЕСКО, 1976.

111. Олимпийская Хартия 1980. - М.: ФиС.

112. Олимпийская Хартия. МОК. - М., 1991.

113. Олимпийский огонь (Спорт в творчестве поэтов мира. Сб.). Сост. В.П.Бурич. - М., 1980.

114. Олимпийское образование в школе/Под общей ред. А.Г.Егорова и В.П.Губа: Уч. пособие. - Смоленск, 1997.

115. О программе тестов, характеризующих физическую подготовленность американских детей и подростков от 6 до 17 лет // Физич. воспитание и спорт в школах зарубежных стран, вып. 1. - М.: ЦООНТИ-ФиС, 1989, с. 25-30.

116. Организация и проведение спортивно-интеллектуальных состязаний (Методич. реком. по проведению спортивно-интеллектуальных состязаний для выпускников техникумов физической культуры и факультетов физической культуры)/Сост.: Брызгалов Ю.С., Большаков Н.И. - Новосибирск, 1994.

117. Организация работы школьников по созданию учебной экологической тропы. - М: Центральное рекламно-информационное бюро "Турист", 1990.

118. Паршиков А.Т., Пузырь Ю.П., 1994. Золотые страницы истории физической культуры (Рекомендации к проведению урока олимпийских знаний). - М.

119. Пахомова Г.В., 1990. Пластико-ритмическая гимнастика: Методические рекомендации. - М.: Российский Республ. Совет ВДФСО профсоюзов.

120. Пахомова Л.А., 1980. Хореография и фигурное катание. - М.: ФиС.

121. Пац-Помарнацкий А., Седов А.В., 1982. Формирование общественного мнения в спорте под воздействием средств массовой информации // Сб. итоговых научн. матер. Всемирного научн. конгр. "Спорт в соврем. обществае". Тбилиси, 10-15 июля 1980 г. - М.: ФиС, с. 33-37.

122. Педдик Р., 1992. Современное понимание любительства в олимпийской философии // Межд. спортивное и олимпийское движение. Вып. 3. - М., с. 37-45.

123. Петлеваный Г.Ф., 1997. Система олимпийского образования в многопрофильной школе-комплексе физкультурно-эстетического направления: Дисс. ... канд. пед. наук. - М.

124. Петушкова Е.В., 1988. Новое мышление и новые аспекты роли спорта в борьбе за мир // Спорт и перестройка: Сб. науч. тр. по матер. Всес. научно-практич. конф. "Государство, спорт и мир". - М., с. 169-178.

125. Печерский Н.В., Сучилин А.А., 1994. Олимпийское образование: учебное пос. для студентов ИФК. - Волгоград: Перемена.

126. Пилоян Р.А., 1996. Ошибки Пьера де Кубертена и его последователей // Теор. и практ. физич. культуры, N 2, с. 4-5.

127. Пилоян Р.А., 1997. О книге "Твой олимпийский учебник"// Физич. культура: воспитание, образование, тренировка, 1997, N 1, с. 58-61.

128. Пономарев Н.И., 1974. Социальные функции физической культуры и спорта. - М.: ФиС.

129. Пономарчук В.А., Аяшев О.А., 1991. Физическая культура и становление личности. - М.: ФиС.

130. Попков А.В., Литвинов Е.Н., 1996. Программа по физической культуре для учащихся I-XI классов. Антистрессовая пластическая гимнастика (АПГ) // Программы общеобразовательных учреждений. Физическое воспитание учащихся 1-11 классов. - М: Просвещение, с. 205-256.

131. Починкин В.М., 1985. Спорт и идеологическая борьба в современном мире. - М.: ФиС.

132. Починкин В.М., 1997. К вопросу об эволюции состязательной деятельности человека //Теория и практика физической культуры, № 5,с. 21-22.

133. Президент МОК Х.А.Самаранч о миротворческой миссии спорта // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 10. - М.: ЦООНТИ-ФиС, 1986, с. 19-20.

134. Приглашение в страну "Фэйр Плэй". - М.: Исследовательский центр "Фэйр Плэй", 1993.

135. Присяжнюк И.В., 1990. Уроки с сюжетными играми // Физич. культура в школе, № 1, с. 11-15; № 2, с. 7-10; № 3, с. 9-12; № 4, с. 24-27; № 5, с. 18-22.

136. Ратнер А.Б., 1990. Идеалы олимпизма и деятельность МОК на современном этапе // Новое мышление и олимпийское движение: Сб. ст. - М.: Знание, с. 49-57.

137. Решетень И.Н., Барвинова Н.С., 1980. К вопросу об эстетической подготовке студентов физкультурных вузов // Теор. и практ. физ. культ.,N9, с.45-47.

138. Ривкин Б.И., 1969. В долине Алфея. Олимпийские игры в искусстве Древней Греции. - М.: Искусство.

139. Родиченко В.С., 1978. Спортивные соревнования: информация, управление. - М.: ФиС.

140. Родиченко В.С., 1990. Сотрудничество трех составляющих олимпийского движения: противоречия и возможные пути их разрешения // Новое мышление и олимпийское движение: Сб. ст. - М.: Знание, с. 69-76.

141. Родиченко В.С., 1983. Социально-педагогические основы организации спортивных соревнований: Дисс. докт. пед. наук. - М.

142. Родиченко В.С., 1994. Олимпийское движение и современная Россия // Теория и практика физ. культуры, N 8, с. 1-3.

143. Родиченко В.С., 1996. Олимпийское движение в канун III тысячелетия: гармонизация интересов // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть I. - Краснодар, с. 3- 8.

144. Родиченко В.С., Асмолов А.Г., Кофман Л.Б., Столбов В.В., Столяров В.И. и др., 1996. Основы олимпийских знаний. VIII класс // Программы физического воспитания учащихся 1 - 11 классов. - М.: Просвещение, с. 64-106.

145. Родиченко В.С., Столяров В.И., 1996. Идеология и олимпийское образование // Теория и практика физической культуры, N 6, с. 2-7.

146. Роль, функции и актуальные проблемы олимпийского движения. - М.: ВНИИФК, 1984.

147. Самусенков О.И., 1989. Спортивно-гуманистическое воспитание учащихся спортшкол (на примере футбола): Дисс... канд. пед. наук. - Малаховка.

148. Самусенкова В.И., 1996. Интеграция спорта и искусства как социально-педагогическая проблема: Дисс. ... канд. пед. наук. - М.

149. Сараф М.Я., 1990. Переживает ли кризис отношение к олимпизму? // Новое мышление и олимпийское движение: Матер. Всес. научн. симп. "Межд. олимп. движение: проблемы и тенденции развития на соврем. этапе" (Рига, 11-13 мая 1989 г.). - М.: Знание, с. 29-36.

150. Сегал Ю.П., 1989. Идеалы и ценности олимпизма как средство повышения эффективности работы по коммунистическому воспитанию школьников старших классов: Дисс... канд. пед. наук. - М.

151. Седов А.В., 1985. Массовая коммуникация в советской физической культуре: Дисс.... докт. пед. наук в форме научного доклада - М.

152. Семотюк Дарвин М., 1985. Мотивы вовлечения национальных правительств в спортивную жизнь // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 9. - М.: ЦООНТИ-ФиС, с. 35-44.

153. Спорт в изобразительном искусстве. - М.: ФиС, 1981.

154. Спортивно-гуманистическое движение СССР. Основные документы. - М., 1990.

155. Спортивно-гуманистическое движение и воспитание детей и молодежи в условиях перестройки советского общества // Социально-экономические проблемы воспитания спортсменов в условиях перестройки советского общества: Тез. докл. Всес. научно-практич. конф., 1-4 июня 1990 г., г. Минск. - М, 1990, с. 64-140.

156. Столяров В.И., 1977. Гуманистическая ценность спорта как элемента образа жизни людей // Теор. и практ. физич. культ., N 6, с. 5-7.

157. Столяров В.И., 1981. Философские и социологические проблемы физической культуры и спорта // Вопросы философии, N 2, с. 168-173.

158. Столяров В.И., 1982. Спортът и начинът на живот (методологически аспекти на проблема) // Физическата култура и социалистическият начин на живот. - София, с. 3-17.

159. Столяров В.И., 1984 а. Методологические принципы определения понятий в процессе научного исследования физической культуры и спорта. - М.: ГЦОЛИФК, 1984.

160. Столяров В.И., 1984 б. Актуальные проблемы истории и философско-социологической теории физической культуры и спорта. - М.: ГЦОЛИФК.

161. Столяров В.И., 1984 в. К вопросу об идеалах и целях современного олимпийского движения // Роль, функции и актуальные проблемы олимпийского движения. - М., ВНИИФК, с. 22-33.

162. Столяров В.И., 1988 а. Спортивные рекорды - смысл и значение. - М.

163. Столяров В.И., 1988 б. Спорт, культура, гуманизм // Философско-социологические исследования физической культуры и спорта (ежегодник). Вып. первый. Спорт. Культура. Воспитание. - М., с. 11-27.

164. Столяров В.И., 1988 в. Спортивно-гуманистическое и олимпийское воспитание детей и молодежи в условиях социализма // Философско-социологические исследования физической культуры и спорта (ежегодник). Выпуск первый. Спорт. Культура. Воспитание. М., с. 151-169.

165. Столяров В.И., 1988 г. Гуманистическая ориентация перестройки в области спорта // Спорт и перестройка: Сб. научн. тр. по матер. Всес. научно-практич. конф., Москва, 20-22 апр. 1988 г. - М., с. 37-45.

166. Столяров В.И., 1988 д. Состояние и перспективы спортивно-гуманистического движения в современном мире // Тезисы докл. Всес. научно-практич. конф., Москва, 20-22 апр. 1988 г. - М., с. 45-46.

167. Столяров В.И., 1988 е. Физическая культура и спорт как элементы культуры // Культурная среда и ее освоение: Материалы сов. ученых к XVIII Всемирному филос. конгр. "Философское понимание человека". Великобритания, Брайтон, 21-27 авг. 1988 г. - М., с. 126-142.

168. Столяров В.И., 1988 ж. Актуальные теоретические и практические проблемы реализации в спорте и с помощью спорта общечеловеческих гуманистических ценностей (социальный и философский анализ) // Философия: история и современность. - М., с. 64-72.

169. Столяров В.И., 1989 а. За гуманизм в спорте и посредством спорта // Теория и практика физической культуры, N7, с. 13-18.

170. Столяров В.И., 1989 б. Гуманистический потенциал современного спорта в свете нового мышления и перестройки (социально-философский анализ) // Ежегодник Философского общества СССР: Философия и перестройка. - М.: Наука, с. 205-230.

171. Столяров В.И., 1989 в. Олимпийское движение и воспитание молодежи. - М.: ГЦОЛИФК.

172. Столяров В.И., 1990 а. Спортивно-гуманистическое и олимпийское воспитание студенческой молодежи: состояние и пути активизации (комплексный социологический анализ) // Раб. программа проведения социологического исследования "Спортивно-гуманистическое и олимпийское воспитание студенческой молодежи". - Харьков, с. 3-11.

173. Столяров В.И., 1990 б. Перспективы реализации гуманистических ценностей спорта в рамках олимпийского движения // Новое мышление и олимпийское движение: Материалы Всес. научного симпозиума "Международное олимпийское движение: проблемы и тенденции развития на современном этапе", Рига, 11-13 мая 1989. - М.: Знание, с. 36-45.

174. Столяров В.И., 1990 в. Спортивно-гуманистическое движение СССР (проект программного документа) // Социально-экономические проблемы воспитания спортсменов в условиях перестройки советского общества. Тез. докл. Всес. научно-практич. конф. 1-4 июня 1990 г., Минск. - М., с. 114-121.

175. Столяров В.И., 1990 г. Проект "СпАрт" // Спортивно-гуманистическое движение СССР. Основные документы. - М., с. 13-16.

176. Столяров В.И., 1991 а. Проект "СпАрт". - М.

177. Столяров В.И., 1991 б. Спорт, духовность, искусство (спортивно-гуманистическое движение СССР и программа "СпАрт" для школьников) // Физическая культура в школе, N 4, с. 43-45.

178. Столяров В.И., 1991 в. Международный проект "СпАрт" - программа повышения духовно-культурного потенциала современного спорта на основе укрепления его связи с искусством // Тез. Всес. научн. конф. по проблемам олимпийского спорта: Челябинск, 22-26 мая 1991 г. - М., с. 50-51.

179. Столяров В.И., 1991 г. Спорт, духовность, искусство (спортивно-гуманистическое движение СССР и программа "СпАрт" для школьников) // Физическая культура в школе, N4, с. 43-45.

180. Столяров В.И., 1992. Юные рыцари ХХ в.// Олимп. панорама, N1, с. 37.

181. Столяров В.И., 1993 а. Проект "СпАрт" и новая комплексная система физкультурно-спортивной работы с целью духовного и физического оздоровления населения России (основные идеи и первые итоги реализации) // Теория и практика физич. культуры, N4, с.10-14.

182. Столяров В.И., 1993 б. Олимпийский проект "СпАрт" (основные идеи и первые итоги реализации) // Ежегодник. Тр. ученых ГЦОЛИФК. - М., с. 36-49.

183. Столяров В.И., 1993 в. Спорт, духовность, искусство // Физическая культура в школе, N 2, с. 52-56.

184. Столяров В.И., 1993 г. Решение проблемы социальной реабилитации инвалидов на основе проекта "СпАрт" // Сб. материалов к лекциям по физической культуре и спорту инвалидов, т.1, Малаховка, с. 128-138.

185. Столяров В.И., 1994. Новое массовое культурно-спортивное движение "СпАрт" (Духовность. Спорт. Искусство): Методич. разработка для работников сферы физической культуры и спорта и организаторов досуга. - М.: Комитет по физической культуре РФ, Центр "СпАрт".

186. Столяров В.И., 1995. Первые итоги реализации олимпийского проекта "СпАрт" в России // Олимпийский бюллетень № 2. - М.: РГАФК, ЦОА, с. 6-14.

187. Столяров В.И., 1996 а. "Спартианская" программа реализации кубертеновского идеала олимпийского атлета // Теория и практика физической культуры, N10, с. 16-22.

188. Столяров В.И., 1996 б. Спартианские Игры - новая модель спорта для всех // Международный журнал спортивной информации "Спорт для всех", N1-2, с. 23-24.

189. Столяров В.И., 1996 в. Кубертеновский идеал олимпийца и его реализация в современных условиях // Олимпийское движение и социальные процесс: Материалы V Всеросс. научно-практич. конф. - М., с. 8-18.

190. Столяров В.И., 1996 г. Гуманистический потенциал спорта и его реализация в современных условиях // СпAрт (Духовность. Спорт. Искусство). Вып. первый. От идей Кубертена к модели спорта XXI века: Сб./Сост. и ред. В.И.Столяров, А.Г.Егоров, В.Н.Костюченков. - Москва-Смоленск: Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская Олимпийская Академия, с. 42-56.

191. Столяров В.И., 1996 д. Формирование гуманистически ориентированной модели спорта XXI века // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сент., 25-27, 1996. Часть I. - Краснодар, с. 9-20.

192. Столяров В.И., 1997 а. Инновационный вклад Академии в реализацию, сохранение и развитие духовных ценностей спорта на основе новой гуманистической программы: Актовая речь. - М.

193. Столяров В.И., 1997 б. Спорт и культура: методологический и теоретический аспекты проблемы // Спорт, духовные ценности, культура. Вып. первый. Исторические и теоретико-методологические основания: Сб./Сост. и ред. В.В.Кузин, В.И.Столяров, Н.Н.Чесноков. - М.: Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, с. 84-209.

194. Столяров В.И., 1997 в. Спартианская система воспитания, образования и организации досуга // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Вып. пятый, ч. I): Сб. - М.: РАО, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская олимпийская академия, с. 9-127.

195. Столяров В.И., 1997 г. "Спартианская" программа гуманизации спорта высших достижений // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Вып. пятый, ч. II): Сб. - М.: РАО, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская ОА, с. 9-79.

196. Столяров В.И., 1997 д. Спорт и современная культура: методологический аспект // Теория и практ. физич. культ., № 7, с. 2-5.

197. Столяров В.И., 1997 е. Спартианские Игры и Клубы в системе образования, воспитания и организации досуга школьников (программа) // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка, N1, с. 9-15.

198. Столяров В.И., 1997 ж. Спартианские игры школьников // Физическая культура в школе, № 6, с. 57-62.

199. Столяров В.И., 1997 з. Спартианские игры и клубы в системе воспитания, образования и организации досуга школьников // Спорт в школе, № 33, с. 1-16; № 34, с. 1-11.

200. Столяров В. И., 1997 и. Олимпийский атлет и спартианец - две модели гармонично развитой личности // Спорт, духовные ценности, культура. Вып. второй. Гуманистические идеалы, идеи олимпизма и мир современного спорта: Сб./Сост. и ред.: В.В.Кузин, В.И.Столяров, Н.Н.Чесноков. - М.: Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК.

201. Столяров В. И., 1997 к. Гуманистическая культурная ценность современного спорта и олимпийского движения // Спорт, духовные ценности, культура. Вып. второй. Гуманистические идеалы, идеи олимпизма и мир современного спорта: Сб./Сост. и ред.: В.В.Кузин, В.И.Столяров, Н.Н.Чесноков. - М.: Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК.

202. Столяров В.И., Баринова И.В., Курило С.И., 1994. Молодежь и олимпийская идея "Фэйр плэй" // Теор. и практ. физич. культ., N8, с. 3-7.

203. Столяров В.И., Губарева Т.И., 1996. Социально-педагогическое и оздоровительное воздействие Спартианских игр на инвалидов // Подходы к реабилитации детей с особенностями развития средствами образования / Сб. научн. тр. и проектных материалов. - М.: Институт педагогич. инноваций РАО, с. 351-360.

204. Столяров В.И., Иванов С.А., Родиченко В.С., 1996. Спорт, каким он нужен миру: глава пятая // Твой олимпийский учебник: Уч. пос. для учреждений образ. России. - М.: Сов. спорт, ФиС, с. 105-118.

205. Столяров В.И., Лебедев Ю.А., Филиппова Л.В., 1997. Технология целостного гуманистического воздействия физкультурно-спортивной деятельности на личность школьника и студента // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Вып. пятый, ч. I): Сб. - М.: РАО, Гуманит. Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская ОА, с. 128-163.

206. Столяров В.И., Ипатов Д.И., 1996. Проблема гуманизации современного спорта и пути ее решения // Ценности спорта и пути его гуманизации (Духовность. Спорт. Культура. Вып. второй): Сб./Сост. и редактор В.И.Столяров. - М.: РАО, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, с. 49-180.

207. Столяров В.И., Петлеваный Г.Ф., 1997. "Спартианская" программа олимпийского воспитания, образования и обучения // Олимпийское образование в школе: уч. пос. для студ. высших уч. зав. физич. культуры. - Смоленск, с. 57-138.

208. Столяров В.И., Самусенкова В.И., 1996. Современный спорт как феномен культуры и пути его интеграции с искусством (теория, методологические подходы, программы) // Спорт и искусство: альтернатива - единство - синтез? (Духовность. Спорт. Культура. Вып. третий): Сб./Сост. и ред. В.И.Столяров. - М.: РАО, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, с. 49-178.

209. Столяров В.И., Стопникова Е.В. и др., 1993. Проблема приобщения подрастающего поколения к идеалам и ценностям олимпизма // Труды ученых ГЦОЛИФКа. Ежегодник. - М., с. 10-23.

210. Стопникова Е.В., 1992. Социально-философский анализ ценностного отношения студентов к физкультурно-спортивной деятельности: Дисс... канд. филос. наук. - Н. Новгород.

211. Суворов А., 1996. Человечность как фактор самореализации личности: Дисс. ... докт. филос. наук. - М.

212. Суник А.Б., 1993. Международное олимпийское движение 80-х - нач. 90-х: тенденции, проблемы // Сб. мат. межд. конф. - СПб, с. 18-23.

213. Суник А.Б., 1996. Спорт XXI века // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть I. - Краснодар, с. 139-144.

214. Суходольский Б., 1987. Спорт и защита мира // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 10. - М.: ЦООНТИ-ФиС, с. 3-6.

215. Сухомлинский В.А., 1971. Павлышская средняя школа: Обобщение опыта учебно-воспитательной работы в сельской средней школе. - М.

216. Твой олимпийский учебник: Учебное пособие для учреждений образования России. - М.: Сов. спорт, ФиС, 1996.

217. Тезисы. I Научно-методическая конференция по проблемам организации и проведения спортивно-художественных представлений и подготовке специалистов этого направления в системе физкультурного образования, Москва, 30-31 окт. 1996 г. - М., 1996.

218. Тест по физической подготовленности различных групп населения (опыт проведения тестов в Японии) // Физическое воспитание и спорт в школах зарубежных стран. Вып. 3. - Москва: ЦООНТИ-ФиС, 1992, с. 24-33.

219. Торопов А.Л., 1995. Современные аспекты музыкально-песенного оформления Олимпийских игр // III научно-практич. конф. "Физическая культура и олимпийское движение Урала". Тезисы конф., Ижевск, с. 68-70.

220. Урадовских Г.В., 1987. Оптимизация процесса формирования творчества у дошкольников в конструкторской деятельности // Особенности обучения и воспитания детей дошкольного возраста. - М.

221. Усаков В.И., 1995. К олимпийским вершинам - с детства. Книга для родителей и воспитателей. - Красноярское книжное издательство.

222. Устиненко В.И., 1989. Игра как средство выявления творческих сил человека // Пути и средства эстетического воспитания. - М.: Наука, с. 147-163.

223. Уткин В.Л., 1984. Культура движений (основы оптимизации). - М.

224. Фельдеши Д., 1988. Место физической культуры и спорта в системе ценностей учащихся профессиональных училищ ВНР и ПНР // Философско-социологические исследования физической культуры и спорта. Вып. I. Спорт. Культура. Воспитание. - М., с. 122-131.

225. Филева Веселина, 1980. Вклад олимпийского движения в укрепление всеобщего мира // Актуальные проблемы международного олимпийского движения/ Сост. Ангел Солаков. - София Пресс, с. 111-131.

226. Филиппова Л.В., Файбишевич Т.Н., 1991. Коммуникативная культура педагога // Культура и формирование личности учащейся молодежи: Матер. всес. межвуз. научно-практ. конф. - Н. Новгород, с. 112-115.

227. Фомин Ю.А., 1993. Спорт высших достижений: состояние, акту-альные проблемы и перспективы развития (социологический анализ): Дисс... докт. социол. наук. - М.

228. Фомин Ю.А., 1996. Идеологическое наследие спорта XX века // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Ч. I. - Краснодар, с. 64-68.

229. Фромм Э., 1986. Иметь или быть? - М.: Прогресс.

230. Хоточкин В.А., 1988. Спорт - важный фактор гуманитарной безопасности // Спорт и перестройка: Сб. научных трудов по материалам Всесоюзной научно-практич. конф. "Государство, спорт и мир", Москва, 20-22 апреля 1988 г.). - М., с. 178-186.

231. Цзен Н.В., Пахомов Ю.В., 1985. Психотехнические игры в спорте. - М.

232. Ценности спорта и пути его гуманизации (Духовность. Спорт. Культура. Вып. второй): Сб../Сост. и ред. В.И.Столяров. - М.: РОА, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, 1996.

233. Чернецкий Ю.М., 1993. Ода спорту или 10 уроков олимпизма (Книга для учащихся). - Челябинск.

234. Чистякова М.И., 1990. Психогимнастика. - М.

235. Шанин Ю.В., 1980. Олимпийские игры и поэзия эллинов. - Киев.

236. Шапоренкова О.В., 1994. Спартианское движение в системе олимпийского образования школьников // Феномен олимпизма в современной культуре. - Смоленск, с. 52-55.

237. Шапоренкова О.В., 1996 а. Олимпийский проект "СпАрт" - концептуальная основа многостороннего развития школьника // Сб. научных тр. молодых ученых/Под общ. ред. В.В.Ермакова. - Смоленск: СГИФК, вып. 3, с. 13-17.

238. Шапоренкова О.В., 1996 б. Олимпизм и спартианское движение // Олимпийское движение и социальные процессы. Матер. VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Ч. II. - Краснодар, с. 238-240.

239. Шарманова С.Б., Федоров А.И., 1997. Применение сюжетных занятий на основе ритмической гимнастики в физическом воспитании дошкольников // Физическая культура, №3, с. 18-22.

240. Шаулин В.Н., 1994. Обучение двигательным действиям с позиций гуманизации // Физич. культура в школе, № 2, с. 20-22.

241. Шаулин В.Н., 1996. Научные основы развития самостоятельности у учащихся 6-17 лет при формировании физической культуры. - М.

242. Эведон Э.М., 1984. Игра, игры и технический прогресс // Импакт. Наука и общество: Юнеско, № 2.

243. Юнгк Роберт, 1981. "Мягкие Игры": размышления об "иной" модели // Bulletin 11th Olympic Congress, N 6. - Baden Baden, pp. 7-10.

244. Adam K., 1975. Leistungssport - Sinn und Unsinn. - Munchen.

245. Adam K., 1978. Leistungssport als Denkmodell. - Munchen (Fink).

246. Allison M.T., 1980. Competition and cooperation. A sociocultural perspective // Int. Review of Sport Sociology, v. 3-4 [15], pр. 93-105.

247. Allisson M.T., 1982. Basketball - wie ihn die AngloAmerikaner verstehen und die Navajos ihn spielen // Becker, P. (Ed.): Sport und Sozialisation. - Reinbek, pp. 115-132.

248. Allisson M.T., 1988. New Humanism and International Discourse: Sport and Science as Forms of Cultural Exchange// Sport and Humanism: Proceedings of the International Workshop of Sport Sociology in Japan. - Gotenba, pp. 21-39.

249. Andrecs H., 1984. Die olympishe Idee und ihre Verwirklichung in der Shule // Sport in unserer Zeit: Arbeitstexte zum verstandnis der olympischen Idee. Heft 1. - Wien, S. 12-23.

250. Anthony D.W.J., 1983. The north-south dialogue in international sport // Olympic Review, N 183, January, pp. 27-33.

251. Arguel Mireille, 1994. Sport, Olympism and Art // For a Humanism of a Sport. IOC Centennial Congress. - Paris, pp. 179-187.

252. Banciulescu Victor, 1986. Olympism and literature // International Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia, pp. 201-215.

253. Вannister R., 1984. Final Statement // Sport and Int.Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, July 7-10, 1982. - Berlin etc.: Springer-Verlag, pp. 368-369.

254. Bernd C., 1988. Bewegung und Theater. Lernen und Verkorpern. - Frankfurt und Griedel.

255. Biermann K.F., Wiskow M., 1983. Bewegungstheater fur Anfanger // Sportpedagogik, , Hf. 3, S. 25-30.

256. Bilinski Bronislaw, 1994. Ancient Greek Agones - Between Within the Supremacy of Body and the Fascination for Intellect // Almanack 1994, Polish Olympic Committee, Polisn Olympic Academy, pp. 15-38.

257. Binder Deanna, 1993. Teaching Fair Play in scools. A model for succesful pedagogy: A Paper Presented to the 1st Joint International Session for Responsibles of Higher Institues of Physical Education. Int. Olympic Academy, 24-31 July.

258. Blumenthal Ekkehard, 1987. Kooperative Bewegungspiele. - Schorndorf: Verlag Hofmann.

259. Boulongne Yves P., 1993. Coubertin’s multicultural olympism // International Olympic Academy. Report of the thirty-third session, 7th-22nd July 1993. Ancient Olympia. - Int. Olympic Committee, pp. 87-94.

260. Braisted P., 1975. Toward a New Humanism. - New Haven: The Hazen Foundation.

261. Bubner C., Mienert C., 1987. Bausteine des Darstellenden Spiels. - Frankfurt/M.

262. Bulletin "Sport is communication" (11-th Olympic Congress. Baden-Baden), 1981, N 3.

263. Caillat M., Brohm J.M., 1984. Les dessous de l’Olympisme. - Paris: Ed. La Decouverte.

264. China: Sport in art. - Published by the Press Commission of the Chinese Olympic Committee, 1990.

265. Coubertin P. , 1909. Une campagne de vingt et un ans: 1887-1908. - Paris: Libraire de l’Education Physique.

266. Coubertin Pierre, 1929. L’art et le sport // Pedagogie sportive. - Bureau International de Pedagogie Sportive. Lausanne, рр. 146-154.

267. Coubertin Pierre, 1966. The Olympic Idea: Discourses and Essays. rev. ed. eds. L.Diem and O. Andersen. translated from the French by J.G.Dixon. Lausanne: Carl-Diem-Institut, Editions Internationales, Olympia.

268. Czula Roman, 1978. Sport and Olympic Idealism // International Review of sport sociology, vol. 2 (13), pp. 67-79.

269. Daublebsky B., 1977. Spielen in der Schule. Vorsclage und Begrundungen fur ein Spielcurriculum, Stuttgart.

270. Daume Willi, 1981. Zeus & Apollo. On truths, errors and possibilities between sport and art // Bulletin N8 du 11 Congress olympique de Baden-Baden, 1981, pp. 65-67, 101-108.

271. Deacove Jim, 1981. Kooperative Sportspiele. Sport ohne Sieger. - DOKU-Verlag. Ettlingen.

272. Declaration on Fundamental Principles concerning the Contribution of the Mass Media to Strengthening Peace and International Understanding, to the Promotion of Human Rights and to Countering Racialism, Apartheid and Incitement to War. - Adopted by acclamation on 22 November 1978 at the Twentieth Session of the General Conference of UNESCO held in Paris.

273. Die Zukunft des Sports: Menschen im Sport 2000: Materialien zum Kongress "Menschen im Sport 2000". - Frankfurt: Verlag Karl Hofman, 1986.

274. Doupona Mojca, Petrovic Kresimir, 1997. Sport as quality of life (case: The Young) // Kinesiology. Int. Scientific Journ. of Kinesiokogy and Sport, N 1, pp. 22-26.

275. Durry Jean, 1981. Sport and the Arts // International Olympic Academy, 21st session, 5th-20th July 1981, Ancient Olympia. - Presses Centrales Lausanne S.A., Switzerland, рp.195-207.

276. Durry Jean, 1986. Sports, Olympism and the Fine Arts // International Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia. - Presses Centrales Lausanne S.A., Switzerland, рp. 142-149.

277. Edwards H., 1973. Sociology of sport. - Homewood: The Dossey Press.

278. Ethics and sport. Special Issue. International Review for the Sociologie of Sport, vol. 30, N 3/4, 1995.

279. Fair play for all. Declaration of the CIFP. Munchen, Paris, 1992.

280. Fair play. Sport. Edukacja. Redakcja i opracowanie Zofia Zukowska. - Warszawa, 1996.

281. Final document: Centennial Olympic Congress. Congress of Unity, Paris, September 3rd, 1994.

282. Fleming L., 1973. The Contribution of Sport to the Integration of Society // Sport in the Modern World - Chances and Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich, August 21 to 25, 1972. - Berlin, Heidelberg, N.Y.: Springer Verlag, pp. 82-86.

283. Foldesi T., Krawczyk Z., 1984. Values connected to the Olympic games in Budapest and in Warsaw: Paper prepared for presentation at the Olympic Scientific Congress Eugene, Oregon, July 19-26.

284. Foldesi T., 1990. From Mass Sport to the "Sport for All". Movement in the "Socialist" Countries in Eastern Europe: Paper presented at the World Congress on Fitness, Nutrition and Sport for All. Chicago, Illinois, May 13-18.

285. For a humanism of sport. After a century of olympism. - IOC Centennial Congress, Paris, 1994.

286. Frasca Rosella Isidori, 1985. The overcoming of the contradictions in the basic principles of olympism as the necessary aim for its proper use as a means of understanding between peoples and nations //International Olympic Academy. Report of the 25th session, 4th-19th July 1985. Ancient Olympia. - Lausanne, pр. 108-113.

287. Funke J., 1989. Bewegungskunst - Ein wiederentdecktes Thema menschlicher Bewegung // Dietrich K., Heinemann K. (Hrsg.). Der nicht-sportliche Sport. - Schorndorf, S. 72-83.

288. Furntratt Ernst, 1976. Soziale Motive und Sozialization // Bierhoff-Alfermann Dorothee (Hrsg.). Soziale Einflusse im Sport. - Darmstadt.

289. Galtung J., 1984. Sport and International Understanding: Sport as a Carrier of Deep Culture and Structure // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc.: Springer-Verlag, pp. 12-19.

290. Gitter W., 1984.Mass Media, Sport and International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc.: Springer-Verlag, pp. 292-296.

291. Glassford G., 1971. The organization of games and adaptive strategies of the Canadian Eskimo // Luschen G. (ed.). Cross-cultural analysis of sport and games. - Stipes. Champaign.

292. Grys Iwona, 1994. Music at the Olympic Games at the Greek Games // Almanack 1994, Polish Olympic Committee, Polisn Olympic Academy, pp. 155-166.

293. Guldenpfennig Sven, 1981. Internationale Sportbeziehungen zwischen Entspannung und Konfrontation: Der Testfall 1980. - Koln: Pahl-Rugenstein Verlag.

294. Haselbach B., 1987. Improvisation, Tanz, Bewegung. - Stuttgart.

295. Hebbelinck M., 1984. Organisations for Sport Sciences: Developments and Perspectives // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc.: Springer-Verlag, pp. 167-176.

296. Heinemann K., 1980. Einfuhrung in die Sociologie des Sports. - Schorndorf: Hofman-Verlag.

297. Heinila K., 1973. Citius - Altius - Fortius: The Olympic "Contribution" to the Professionalization of Sport? // Sport in the Modern World - Chances and Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich, August 21 to 25, 1972. - Berlin etc.: Springer Verlag, pp. 351-355.

298. Heinila K., 1974. Ethics of sport. University of Jyvaskyla. Department of Sociology and Planning for Physical Culture. Finland, N4.

299. Heinila K., 1984. The totalization process in international sport // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc. : Springer-Verlag, pp. 20-30.

300. Heinila K., 1985. Sport and International Understanding // Sociology of Sport Journal, vol.2, N3, pp. 240-247.

301. Heinila K., 1986. Sport and International Understanding as conceived by elite athletes. - University of Jyvaskyla, Departtment of Social Sciences of Sport, Research Reports N 37.

302. Heinila K., 1988. Sport and International Understanding // Sport and Humanism: Proceedings of the International Workshop of Sport Sociology in Japan. - Gotenba, pp. 256-264.

303. Humanistyczne wartosci sportu: Materialy z seminarium polsko-radzieckiego Warszawa 5-7 kwietnia 1976. - Warszawa: AWF, 1978.

304. Huxley A., 1937. Ends and means. - Chatto and Windus, London.

305. Jeu Bernard, 1986. Sports Poetry in Antiquity: Pindar’s First Olympian Ode // Int. Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia. - Presses Centrales Lausanne S.A., Switzerland, рp. 65-76.

306. Kageyama Ken, 1988. A sociological consideration on sports in Japan // Sport and Humanism: Proceedings of the International Workshop of Sport Sociology in Japan. - Gotenba, рp. 135-149.

307. Kaniuk R., 1973. Mass Media. Sport. International Understanding // International Review of Sport Sociology, vol. 2(9), pp. 111-121.

308. Karatassakis T., 1980. The teaching of olympism in the schools // Report of the Int. Sess. for educationists 1973- 1977 - 1979, Ancient Olympia. - HOC, Athens, pp. 216-222.

309. Kirsh A., Preising W., 1984. Sport in the Mass Media and International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc.: Springer-Verlag, pp. 285-296.

310. Kivisto K., 1984. Opening of the Congress by the Minister of Education // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc.: Springer-Verlag, pp. 2-4.

311. Kiwi sport. - New Zeland: Hillary Comission for recreation and sport, 1988.

312. Khotochkin Victor, 1985. The Role of the National Olympic Committees in Promoting International Understanding // Int. Olympic Academy. Report of the twenty-fifth session, 4th-19th July 1985. Ancient Olympia. - Lausanne, pр. 100-107.

313. Kraft R.E., 1987. Learning through games discovery // The Physical Educator, N 4, рp. 420-421.

314. Krawczyk Z., 1980. Sport and contemporary patterns of culture // Review, Int. Council of Sport and Physical Education, Heft 3, pp. 22-27.

315. Krawczyk Z., 1988. Two Faces of the Olympism: Ideology and Utopia // Sport and Humanism: Proceedings of the International Workshop of Sport Sociology in Japan. - Gotenba, pp. 238-255.

316. Krawczyk Z., 1990. Sport and humanism. Aspects of an analysis: Paper presented at the XII-th Word Congress of Sociology, 9-13 July 1990, Madrid, Spain.

317. Krebs Hans-Diter, 1996. Sport and musik: an uncommon partnership // Olympic message. The Olympic Games and music, N2, pp. 8-13.

318. Kuhnst Peter, 1992. Sport im Spiegel bildender Kust // Sportwissenschaft, N4, S. 401-417.

319. Kunicki Bogdan J., 1986. Kultura fizyczna - ewolucja ideologii. - Gorzow.

320. Lalaoui Belkacem, 1994. Olympism as a cultural phenomenon and a factor of social development and social policy: a link between society, sport and religion // Int. Olympic Academy. Report of the thirty-third session, 7th-22nd July 1993. - Ancient Olympia, pp. 102-108.

321. Lambis W. Nikolaou, 1986. Olympism and art // International Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia. - Presses Centrales Lausanne S.A., Switzerland, pp. 77-82.

322. Landry F., 1980. The Games of the XXIst Olympiad and the promotion of olympism in Quebec schools // Report of the Int. Sess. for educationists 1973- 1977 - 1979, Ancient Olympia. - HOC, Athens, pр. 287-298.

323. Landry F., 1985. Olympic Education and International Unerstanding: Educational Challenge or Cultural Hegemony? // International Olympic Academy. Report of the twenty-fifth session, 4th-19th july 1985. - Ancient Olympia, pp. 139-155.

324. Landry Fernand, 1986 а. Pierre de Coubertin, the Modern Olympic Games and the Arts // Int. Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia. - Presses Centrales Lausanne S.A., Switzerland, pp. 93-103.

325. Landry Fernand, 1986 b. Sport - Art (competition) and Olympism. Conclusions of the discussion groups: second subject // Int. Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia, pp. 295-298.

326. Landry F., 1988. Olympism at the beginning and the end of the 20th century: from the permanence of an idea to the growing paradox of its social function // Int. Olympic Academy. Report of the twenty-eighth session, 29th June-14th July 1988. - Ancient Olympia, pp. 50-66.

327. Leiper Jean M., 1980. The оlympic ideal - is it valid today as a philosophical basis of the olympic games? // Review, International Council of Sport and Physical Education, N 3, pp. 27-30.

328. Lekarska N., 1983. Education in the spirit of fair play // Bulletin Bolgarian Olympic Committee, NN 180-181, pp. 27-34.

329. Lenk H., 1972 a. Perspectives of the Philosophy of Sport // The Scientific View of Sport, ed. O.Grupe et al. Heidelberg. - New York, pp. 30-58.

330. Lenk H., 1972 b. Werte, Ziele, Wirklichkeit der modernen Olympischen Spiele. - Verlag Karl Hofman, Schrndorf. Stuttgart.

331. Lenk H., 1972 c. Leistungssport: Ideologie oder Mythos? - Stuttgart: Kohlhammer.

332. Lenk H., 1972 d. Sport in philosophischer Sicht // Sport im Blickpunkt der Wissenschaften. Perspektiven, Aspekte, Ergebnisse. - Berlin. Heidelberg. New York: Springer-Verlag, S. 13-40.

333. Lenk H., 1976 a. Sozialphilosophie des Leistungshandels. - Stuttgart.

334. Lenk H. 1976 b. Towards a social philosophy of the Olympics: Values, aims and reality of the modernOlympic movement // P.Graham and H.Ueberhorst (eds.). The Modern Olympics. - Cornwall, N.Y.: Leisure Press.

335. Lenk H., 1979. Social philosophy of Athletics. A Pluralistic and practice-oriented philosophical Analysis of top level and amateur sport. - Stipes Publishing Company, Champaign, Illinois.

336. Lenk H., 1980. Sport international in search for renovated Olympic Idea: Essay on the insufficiency of philosophy concepts and scientific approaches concerning the Olympic games // Int. Journal of Phys. Educ., v. XVII, pp. 26-31.

337. Lenk H., 1981. Eigenleistung: eine sozialphilosophishe Analyse und ein "adamitisches" Pladoyer fur eine positive Leistungskultur // Olympische Leistung. Ideal, Bedingungen, Grenzen. Begegnungen zwischen Sport und Wissenschaft. Eine Documentation. Koln: Bundesinstitut fur Sportwissenschaften, S. 279-307.

338. Lenk H., 1982. Presidential Address - 1981. Tasks of the Philosophy of Sport: Between Publicity and Anthropologiy // Journal of the Philosophy of sport, vol. IX, pp. 92-98.

339. Lenk H., 1984. The essence of Olympic man: Toward an Olympic philosophy and antropology // Int. journal of Phys. Education, vol. XXI, N 2, pр. 9-15.

340. Lenk H., 1985. Towads a philosophical anthropology of the Olympic athlete and/as the achieving being // International Olympic Academy. Twenty-second session, 11th-25th July 1982. - Lausanne, pр. 163-178.

341. Lenk Hans, Pilz Gunter A., 1989. Das Prinzip Fairness. - Edition Interfrom, Zurich.

342. Lipiec Jozef, 1994. The Olympic Movement in Search of the Ideal of Versality // Almanack 1994, Polish Olympic Committee, Polisn Olympic Academy, pp. 79-98.

343. Liponsky W., 1974. Sport, literatura, sztuka. - Warszawa.

344. Lohre Gunter, 1981. A plea for the "human being" (Защитное слово в пользу Человека) // Bulletin №4 du 11 Congress olympic de Baden-Baden, pp. 20-22.

345. Loy John W., McPherson Barry D., Kenyon Gerald, 1978. Sport and social systems. - Addison-Wesley Publishing Company, London.

346. Lumer Christoph, 1995. Rules and Moral Norms in Sports // Ethics and Sport. Special Issue. International Review for the Sociologie of Sport, vol. 30, N 3/4, pp. 263-281.

347. Maheo R., 1970. Sport and Culture // Introduction to Physical Education. Ed. by H.S.Slusher and A.S.Lockhart. - Springfeld, pp. 186-197.

348. Manifesto // Fair Play for All. Declaration of the CIFP. Munchen, Paris, 1992, pp. 10-17.

349. Marazov Ivan, 1982. Sports in the art of the ancient world // Bulletin, Comite Olympique Bulgare, N176-177, pр. 71-76.

350. Masterson D.W., 1986. The modern Olympic Games and the Arts // International Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia. - Presses Centrales Lausanne S.A., Switzerland, рp. 104-115.

351. McGregor E.M., 1989. Mass Media and Sport: Influence on the Public // The Physical educator, vol. 46, N1, pp. 52-55.

352. McIntosh P., 1974. Values and Competitive Sport // Development of Human Values Through Sports, ed. R.B.FROST & E.J.SIMS. - Washington, pp. 10-16.

353. MсIntosh P., 1979. Fair play. Ethics in sport and education. Heinemann, London.

354. MсIntosh P., 1984 а. Systems of value and international sport // Contribution of sociology to the study of sport. - Jyvaskyla, University of Jyvaskyla, pp. 69-83.

355. McIntosh P., 1984 b. International Communication, Sport and International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc., : Springer-Verlag, pp. 276-284.

356. Menschen im Sport 2000: Dokumentation des Kongresses "Menschen im Sport 2000", Berlin, 5-7.11.1987. - Frankfurt: Verlag Karl Hofman, 1988.

357. Metzenthin R., 1983. Schopferisch Spielen und Bewegen. - Ottersweier.

358. Mezo F., 1958. The arts in the Olympic Games // Natan A. (ed.). Sport and Society. - Bowes and Bowes, London.

359. Michels Harald etc., 1987. Sport- und Bewegungstheater. Materialien fur die Praxis. Landessportbund Nordrhein-Westfalen, Kultusministerium Nordrhein-Westfalen.

360. Muller Norbert, 1996. Olympic Education Programmes // Program and Abstract Book. The 1996 International Pre-Olympic Scientific Congress, 10-14 July 1996, Dallas, Texas, USA, p.76.

361. Multer S., 1984. Musik und Bewegungserziehung // Literatur der Sportwissenschaft, N 3, S. 197-198.

362. Mzali Mohamed, 1985. Olympism’s contribution to international understanding and peace // Int. Olympic Academy. Report of the twenty-fifth session, 4th-19th July 1985. - Lausanne, pр. 35-44.

363. Niedermann E., 1984. Schulsport und olympische Idee // Sport in unserer Zeit: Arbeitstexte zum Verstandnis der olympische Idee, Heft 2. - Wien, S. 7-11.

364. Nissiotis Nikolaos, 1981. The Cultural Value of Olympism and the Future of the Olympic Games // Int. Olympic Academy. Report of the 21st session, 5th-20th July 1981. - Lausanne, pp. 92-103.

365. Nissiotis Nikolaos, 1986. Olympism, Sport and Aesthetics with reference to the work of Pierre de Coubertin // International Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia. - Presses Centrales Lausanne S.A., Switzerland, pp. 83-90.

366. Oblicza sportu. Praca zbiorowa pod red. Z. Krawczyka. - Warszawa, 1990.

367. Olympische Leistung. Ideal, Bedingungen, Grenzen. Begegnungen zwischen Sport und Wissenschaft. Eine Documentation. Koln: Bundesinstitut fur Sportwissenschaften, 1981.

368. Orlick T., 1978. The Cooperative Sports and Games Book: Challenge without competyition. - New York: Pantheon Books.

369. Orlick T., McNally J., O’Hara T., 1978. Cooperative games: Systematic analysis and cooperative impact // F.Smoll & R.Smith (Eds.). Psychological perspectives in youth sports. - Washington, DC: Hemisphere, pp. 203-204.

370. Patermann R., 1991. "ich bin der Baum... und ich der Wind" // Sport Pedagogik, N 3, S. 45.

371. Pawelke R., 1987. Traumfabrik - politisches Sporttheater. - Munchen.

372. Pawelke R., 1988. Sporttheater-Projekte in der Shule und in der universitaren Ausbildung als Beitrag zur musisch-aesthetischen Erziehung im Sport // Artus H.G. (Hrsg.). Gestaltung in Tanz und Gymnastik. - Bremen, S. 330-345.

373. Pierre de Coubertin and the Arts. - Lausanne, The International Pierre de Coubertin Committee, 1994.

374. Pouret H., 1972. The artistic environment of the Olympic athlete. Report of the 12th Session of the I.O.A., Athens.

375. Puettmann M., Jumpertz R., 1984. Tchoukball. Ein neues Spiel fur die Schule // Sportdocumentation. Literatur der Sportwissenschaft, N 2, p. 208.

376. Rose S.W., 1992. Star wars on the floor // Strategies, v. 5, N7, рp. 13-15.

377. Rosenberg C., 1990. Bewegungstheater. - Aachen.

378. Rosch H.E., 1972. Ist das noch Sport? Kritische Anmerkungen zum Sport und zu den Olympischen Spielen. - Herder Freiburg, Basel.

379. Sala Georges, 1986. Sport and the fine arts, dialogues or monologues // Int. Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia. - Presses Centrales Lausanne S.A., Switzerland, pp. 175-185.

380. Samaranch Juan Antonio, 1990. Sport, Culture and the Arts // Olympic message, N.26 (April), рp. 7-14.

381. Seppanen P., 1972. Die Rolle des Leistungssports in den Gesellschaften der Welt // Sportwissenschaft, N2, pp. 133-155.

382. Seppanen P., 1981. Olympic success: A cross national perspective // Luschen G. and Sage G. (eds.). Handbook of Social Science of Sport. - Stipes, Champaign, Illinois, pp. 93-116.

383. Seppanen P., 1984 a. The Idealistic and Factual Role of Sport in International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin, pp. 57-63.

384. Seppanen P., 1984 b. The Olympics: A Sociological Perspective. - University of Helsinki, Department of Sociology, N33.

385. Schmolke A., 1976. Das Bewegungstheater. - Wolfenbuttel.

386. Shaddad Kamal Hamid, 1995. A call for the return of the term "amateur" and the rejection of the Olympic Motto": Paper presented at 38th int. session IOA for the young participants, Int. Olympic Academy, 5-8 July.

387. Schmidt G., 1992. Abenteuer Spielsituation // Sportpraxis, N5, рp. 257-263.

388. Schmolke A., 1976. Das Bewegungstheater. - Wolfenbuttel.

389. Singer Roland and Ungerer-Rohrich Ulrike, 1984. "Soziales Lernen" im Sportunterricht // Gesellschaftliche Funktionen des Sports. Beitrage einer Fachtagung. - Schriftenreihe der Bundeszentrale fur politische Bildung. Bonn, B. 206, S. 107-130.

390. Sladek V., 1985. Pantomimentheater. - Koln.

391. Smith Garry J., 1976. A Study of a Sports Journalist // International Review of Sport Sociology, vol. 3(11), pp. 5-25.

392. Social problems in athletics: Essays in the sociology of sport / Ed. by Landere D.M. - Urbana etc.: Univ. of Illinois press, 1976.

393. Sport and humanism: Proceedings of the International Workshop of Sport Sociology in Japan. - Gotenba, 1988.

394. Sport and international relations. Ed. by Benjamin Love, David B.Konin, Andrew Strenk. - Stipes Publishing Company, Champaign, Illinois, 1978.

395. Sport and international understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc. : Springer-Verlag, 1984.

396. Sport, Culture, Society. International, historical and sociological perspectives: Proceedings of the VIII Commonwealth and Int. Conf. on Sport, Physical Education, Dance, Recreation and Health, Conference ‘86 Glasgow, 18-23 July. - London: E. & F. N. Spon, 1986.

397. Sport for all: Proceedings of the World Congress on Sport for All, held in Tampere, Finland, on 3-7 June 1990. - Amsterdam. New York. Oxford: Elsevier Science Publishers, 1991.

398. Sport i kultura/red.Krawczyk Z. Warszawa, 1981.

399. Sport im Blickpunkt der Wissenschaften. Perspektiven, Aspekte, Ergebnisse. - Berlin. Heidelberg. New York: Springer-Verlag, 1972. - 275 S.

400. Sport in contemporary society: an anthology. - New York: St. Martin's Press, 1979.

401. Sport in the Modern World - Chances and Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich, August 21 to 25, 1972. - Berlin, Heidelberg, N.Y.: Springer Verlag, 1973.

402. Sport in the sociocultural process. - Wm.C.Brown Company Publishers, Dubuque, Iowa, 1981.

403. Stolyarov V.I., 1977. On a humanistic value of sport // International review of sport sociology, v. 3, pр. 75-85.

404. Stolyarov V.I., 1978 a. The humanistic value of sport // Philosophy, theology and history of sport and of physical activity. The International Congress of Physical Activity Sciences, book 8. Quebec, Symposia Specialists, pp. 87-97.

405. Stolyarov V.I., 1978 b. Sport, volny cas a rodina // Theorie a praxe telesne vychovy, r. 26, N 3, S. 138-142.

406. Stolyarov V.I., 1979. Methodologische Probleme der Erforschung der Korperkultur und des Sports als Elemente der Lebensweise // Theorie und Praxis der Korperkultur, Hf. 10, S. 818-825.

407. Stolyarov V.I., 1980 a. Die Erforschung des Sports als sozialen Phanomens // Gesellschafts-Wissenschaften, N2, S. 59-67.

408. Stolyarov V.I., 1980 b. The methodology of research into sport as a social phenomenon // Social sciences, v. XI, N 2, pp. 39-47.

409. Stolyarov V.I., 1983. The social essence of the Olympic spirit // Bulletin Bulgarian Olympic Committee, N 183, pp. 65-72.

410. Stolyarov V.I., 1984 a. The role of internationale sporting ties in strengthening peace and understanding between nations// Sport and International Understanding. Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc.: Springer-Verlag, рp. 38-47.

411. Stolyarov V.I., 1984 b. Social essence and value of the Olympic idea // Dialectics and Humanism, N1, pp. 33-43.

412. Stolyarov V.I., 1985. The social nature and values of olympism // Int. Olympic Academy 26nd session, 11th-25th July 1982. IOC, Lausanne, pp. 216-221.

413. Stolyarov V.I., 1988. Sport-humanistic movement in modern world // Abstracts. New Horizons of human movement. 1988 Seoul Olympic scientific congress, September 9-15. - Dankook University, B.II., p. 80.

414. Stolyarov V.I., 1989 a. Sport activity and sport-humanistic upbringing of the youth (philosophical and sociological aspects) // Abstracts. Jyvaskyla congress: Movement and sport - a challenge for life-long learning. June 17-22, 1989. Jyvaskyla, Finland.- Jyvaskyla: The Press of the University, p. 117.

415. Stolyarov V.I., 1989 b. Paradoxes, contradictions and values of the modern sport: Paper presented at the Jyvaskyla Congress: "Movement and sport - a challenge for life-long leaning", June 17-22, Jyvaskyla, Finland.

416. Stolyarov V.I., 1990 a. Sport for all as a reflection of humanism // World Congress on Sport for All, June 3-7,1990, Tampere, Finland: Book of Abstracts. Tampere, р. 72.

417. Stolyarov V.I., 1990 b. Sport-humanistic movement in the modern world: state and perspectives // Sociological Abstracts. XII-th World Congress of Sociology. 9-13 July 1990, Madrid. - Madrid, p. 127.

418. Stolyarov V.I., 1991 a. The humanistic value of modern sport and how to increase it // ICSS Seminar "Sport: Social chance and social process", Tallin, 28 to 29 June 1991. - Tallin, pp. 20-21.

419. Stolyarov V., 1991 b. The International Project "SpArt" - a program of increasing spiritual-and-cultural potential of modern sport on the basis of strengthening its connection with art// Second IOC World Congress on Sport Sciences. - Barcelona, pp. 341-342.

420. Stolyarov V., 1995. Project "SpArt" // Final report ESC working group "Integration into Society Trough Sports". XII European Sports Conference, Vienna - Budapest, September 25 - 29, 1995. - Oslo, p. 13.

421. Stossberg B., Datzer E., 1985. Die Arbeit mit offenen Bewegungsaufgaben ans Schussel zum selbstandigen Gestalten im kunstlerisch-paedagogischen Bereich des Sport // Artus H.G. (Hrsg.). Handeln im Sport. - Bremen/

422. Sykora F., 1984. The Significance of International Co-operation in the Field of Physical Culture Sciences for International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. - Berlin etc.: Springer-Verlag, pp. 316-318.

423. Takacz F., 1988. Some ethical problems of olympism // Review of the Hungarian University of Physical Education. - Budapest, pp. 48-62.

424. The New Games Book. - New York: a Headlands Press Book, 1976.

425. The Olympics: an educational opportunity: Instructional materials for senior high school. - USA Olympic Committee, Olympic House, Colorado Springs, 1984.

426. The Olympics: something for everyone. - Ottawa: COA, Fall, 1990.

427. The Vic Health Olympic Schools Project. - Melbourne, 1992.

428. Tiedt W., 1985. Darstellung und Bewegung // DSB-Bundesausschuss fur Breitensport. Lehrbriefe fur Ubungsleiter, Teil 2. - Melsungen.

429. Tiedt W., 1988. Von der "gymnastischen Ubung" zum Spiel und zur Darstellung mit aus der Bewegung // Artus H.G. Handeln im Gymnastik und Tanz - Symposium Uni Bremen. - Bremen.

430. Volkwein Karin A.E., 1995. Ethics and Top-Level Sport - a Paradox // Ethics and Sport. Special Issue. Int. Review for the Sociologie of Sport, vol. 30, N 3/4, pp. 311-321.

431. Watson G.G., Collis R., 1982. Adolescent Values in Sport: A lose of conflicting interests // Int. Review of Sport Sociology, vol. 3, N17, pp. 73-90.

432. Wischmann B., 1971. Leistungssport - ein Mittel zur Selbsterziehung. - Berlin, Munchen, Frankfurt a.M.

433. Wohl A., 1970. Competitive Sport and its Social Functions // International Review of Sport Sociology, vol. 5, pp. 117-130.

434. Wohl A., 1975. Der Leistungssport und seine sozialen Funktionen // Sportwissenschaft, N 1, S, 56-68.

435. Wohl A., 1981. Soziologie des Sports. Allgemeine theoretische Grundlagen. - Koln:Pahl-Rugenstein.

436. Woloszyn Stefan, 1994. Let’s Save Humanistic Sports Values. Sports and Education // Almanack 1994, Polish Olympic Committee, Polish Olympic Academy, pp. 63-68.

437. Yalouris Nikolaus, 1971. Art in the sanctuary of Olympia. Report of the 11th Session of the I.O.A., Athens.

438. Yamamoto Kiyohiro, 1988. Sport and Humanism - Top Athletes and Humanism in Youth Sport // Sport and Humanism: Proceedings of the Int. Workshop of Sport Sociology in Japan. - Gotenba, pp. 112-120.

439. Zuchora K., 1980. Closer ties between sport and art // Int. Review of Sport Sociology, vol. 1, N 15, pp. 49-64.

440. Zuchora Krzysztof, 1981. Sport w zwiercidle sztuki // Sport i kultura/red.Krawczyk Z. - Warszawa, рp. 109-128.

441. Zukowska Z., 1978. Zwiazki sztuki ze sportem - konsekwencje wychowawcze // Humanistyczne wartosci sportu: Materialy z seminarium polsko-radzieckiego Warszawa 5-7 kwietnia 1976. - Warszawa: AWF, pp. 49-58.


1 Более точно под спортивным соревнованием понимать соревнование лишь в такой игровой деятельности, в ходе которой не создаются художественные образы, отличая такое соревнование от художественного конкурса как соревнования в игровой деятельности, связанной с созданием художественных образов (например, от соревнования на лучшего актера театра или кино). Однако в данной работе это уточнение не играет особой роли.

2 В данном разделе работы используются некоторые материалы, которые подготовил наш аспирант Д.И.Ипатов [1995].

3 Так например, при утверждении в 1980 и 1985 г.г. тем диссертаций аспирантов Гутина [1984] и Сегал [1989], выполнявших под руководством автора данной статьи диссертационные исследования по олимпийскому воспитанию юных спортсменов и школьников, из формулировок тем было изъято слово "олимпийское воспитание" на том основании, что якобы есть только одно - коммунистическое воспитание. См. также выступления ряда ученых на Всесоюзной научной конференции "Государство, спорт и мир", Москва, 1988 г.

4 Иногда в число "новых игр" включают игры, построенные на основе традиционной соревновательной модели, но с несколько измененными правилами, которые делают эти игры более гуманными, доступными для всех людей независимо от их возраста, подготовки, состояния здоровья (инвалидности) и т.д., позволяют исключить (хотя бы смягчить) проявления агрессивности и насилия, сместить акцент на сотрудничество, победу над собой и т.д.

5 Подробную библиографию по данному вопросу см. например, в докладе, который спортивный журналист из Румынии Banciulescu сделал на 26-й сессии МОА [Banciulescu, 1986].

6 Это относится даже к Олимпийским играм несмотря на их название, в котором присутствует слово "игра", поскольку они также проводятся на основе традиционной модели.

7 Под "орхестрикой" в Древней Греции понималось искусство движений, проявляемое в акробатических упражнениях, обрядовых, театральных и боевых танцах.

8 Спартианская школа может быть организована непосредственно во время проведения Спартианских игр (если это позволяют сроки их проведения). Она может быть создана как специальное учебное заведение или быть структурным подразделением уже существующего учебного заведения, например, школы дополнительного образования. Возможен и такой вариант, что Спартианская школа (игротека) является структурным подразделением Спартианского клуба.

9 Эта подготовка может проходить в "Спартианской школе", создаваемой во время проведения Игр. Однако для более эффективной подготовки требуется постоянная и систематическая работа в этом направлении. Для этой цели могут использоваться как существующие, так и специально созданные учебные заведения (в том числе школы дополнительного образования).

10 В настоящее время каждый Спартианский клуб сам уточняет и конкретизирует эти требования к системе знаний, которой должен овладеть член Спартианского клуба. В дальнейшем предполагается разработка единых требований в этом плане для всех Спартианских клубов.

11 В настоящее время существует несколько социальных движений такого рода. Наиболее известным из них является олимпийское движение, основой которого является спорт, спортивные соревнования и Олимпийские игры, подготовка к ним.

12 С программами большинства этих Спартианских игр читатель может познакомиться в нашей работе "Спартианская система воспитания, образования и досуга [Столяров, 1997 в].


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Столяров, В.И. Проблема гуманизации современного спорта и комплексная спартианская программа ее решения: российский опыт // Спорт, духовные ценности, культура. - М., 1997. - Вып. 3. - С. 54-263.