Спорт и художественная культура

Спорт и художественная культура

М. Я. Сараф (Россия)

Вопрос о соотношении и взаимосвязи спорта и искусства, спорта и художественного творчества имеет давнюю историю, представляет предмет постоянных и заинтересованных дискуссий, а в настоящее время в связи с быстрыми процессами профессионализации спорта приобретает и новое содержание и новую остроту, ибо место и роль спорта в художественной культуре, а еще в более широком плане - в культуре эстетической, весьма заметны и значительны.

Художественная культура представляет в настоящее время сложное и очень неоднородное явление и по разнообразию своих форм, и по характеру удовлетворения художественных потребностей, и по способам художественной деятельности. Она определяется и расширением знаний в области искусства, и расширением участия в художественной деятельности, и возрастанием потребностей в художественном достоинстве предметного окружения в сфере труда, быта и рекреации. Другими словами, художественная культура выходит далеко за рамки собственно искусства.

Расширение ее границ приводит к тому, что сюда включаются области, которые ранее к ней никогда не относились, и это обстоятельство требует и иной классификации элементов художественной культуры, и иного подхода к их оценке. Возникают новые виды художественной практики, в частности, это касается и сферы спорта, в котором эстетические и художественные задачи определяют непосредственно многие направления его развития - например, видов спорта, главным содержанием которых является выразительное движение: фигурное катание, синхронное плавание, художественная гимнастика, фристайл, прыжки в воду и др.

Зрелищность, которая чрезвычайно важная для соревновательного спорта, а для профессионального составляет собственную сущность - это прежде всего задача эстетического и художественного плана. Точно также очевиден приоритет эстетической значимости и художественной ценности при проведении спортивных праздников и фестивалей. Таким образом, спорт бесспорно входит в художественную культуру нашего времени и вопрос лишь в том, как он соотносится с другими ее частями и каков его художественный потенциал.

Существует весьма распространенное и устойчивое мнение о спорте как искусстве, или, по крайней мере, как о явлении, развивающемся в искусстве. Тем самым эстетическое и художественное в спорте вольно или невольно пытаются втиснуть в рамки традиционного понимания художественной культуры, что создает существенные трудности методологического плана в изучении эстетического содержания спорта и неверно ориентирует его практику.

Я уже имел возможность изложить свою точку зрения по вопросу о соотношении спорта и искусства* . Суть ее заключается в том, чтобы с возможной определенностью развести эти сферы деятельности по их содержанию и по социальным функциям, ибо попытки их отождествления, несмотря на кажущуюся привлекательность и надежды на этой основе объяснить эстетическое содержание спорта, в действительности, как правило, не поднимаются выше более или менее удачных аналогий и, что, может быть, самое неверное представляют собою некую форму патерналистского отношения к спорту, попытку облагородить спорт его близостью с искусством, одухотворить его этой близостью, поднять спорт до интеллектуальной и творческой ценности искусства.

Вряд ли современный спорт нуждается в таком подтягивании. Органичное включение спорта в систему культуры современного общества делает его качественно новым и своеобразным эстетическим и художественным феноменом, который в силу этого обстоятельства не может не быть тесно связанным с искусством, не обнаруживать своего с ним единства. Принципы этого единства следует отыскивать, чтобы понять как собственное развитие спорта, так и особенности развития современного искусства.

Но это единство нельзя понять, не установив предварительно различия. Отмечу основные из этих различий.

Первое существенное различие состоит в том, что спорт в отличие от искусства не является отражением действительности, тем более отражением образным.

Второе различие состоит в коренном несовпадении выразительности спортивного и сценического действия. Тезис этот может, на первый взгляд, показаться сомнительным, поскольку выразительность движения в некоторых видах спорта оказывается едва ли не того же порядка, что и художественная выразительность артиста. Тем не менее выразительность в спорте - это не более как выразительность точного и эффективного исполнения технической двигательной задачи. А в тех случаях, где она близка к художественности, происходит это из-за необходимости воздействовать на эмоции судей-экспертов и зрителей, определяющих победителя на основе во многом субъективной оценки движения. Следовательно, выразительность спортивного движения имеет своей основой формально-композиционный принцип организации двигательного комплекса, тогда как художественная выразительность необходимо включает в себя образное, содержательное отражение действительности и идейно-эмоциональное отношение художника к отображаемому материалу.

Третье различие вытекает из характера зрелищности спортивного и сценического действий. В спорте, при всей несомненной важности его зрелищной стороны, условия соревнования ориентированы все же на их субъект, на спортсмена, тогда как в зрелищности сценической, театральной условия действия ориентированы прежде всего на зрителя. Таким образом, доминанты действия в этих сходных явлениях оказываются прямо противоположными. Спорт, безусловно, зрелищен, но всякая попытка проводить соревнования по законам шоу, по законам театральной драматургии означает конец спорта как такового.

Есть еще одно различие между спортом и искусством. Оно касается индивидуальности спортсмена и художника, артиста. Спортсмен во многом характеризуется уравновешенностью внутреннего мира. Для художника характерно скорее противоположное состояние - некоторая смятенность чувств, внутренние противоречия, определенная душевная и духовная дисгармоничность как основа и фон художественного творчества. Это замечание нам кажется существенным, поскольку художественная культура может быть рассмотрена не только как процесс или явление общественной жизни, но и как характеристика личности. В этом плане ее содержание определяется социально-психологическими закономерностями и механизмами формирования эстетических идеалов, эстетических и художественных вкусов, чувств, идей и убеждений.

Итак, по своему содержанию, по характеристикам субъекта деятельности, по функциям спорт и искусство оказываются совершенно различными.

Теперь обсудим вопрос, почему и в каком плане можно говорить о единстве спорта и искусства, о художественном потенциале спорта?

Прежде всего и спорт и искусство привлекают своей высокой эстетической значимостью, причем именно она определяет и их содержание, и делает это содержание предметом общественного интереса. Вряд ли найдутся какие-либо другие виды общественной деятельности и практики, которые сформировались бы именно через свое эстетическое содержание, кроме искусства и спорта. И художник, и спортсмен действуют по законам красоты, хотя бы они и не задумывались над этими законами и не ставили их выражение своей целью. Спорт, как и искусство, есть в подлинном смысле игра физических, эмоциональных и интеллектуальных сил человека.

Второе, что роднит спорт и искусство - то, что их субъект должен обладать определенной и весьма высокой одаренностью. Конечно, это справедливо для любой сферы творчества, но именно в искусстве и спорте особенно наглядно проявляется невозместимость индивидуальной одаренности какой-бы то ни было школой или коллективистской деятельностью. В свое время и теоретики и практики футбола много говорили о коллективной игре, о взаимодействии и взаимопомощи на игровом поле и все же, при всей справедливости этих позиций, оказывается, что, если в команде нет ярких одаренных индивидуальностей, "звезд", то не получается и коллективной игры.

В известном смысле можно говорить о некотором единстве индивидуальностей спортсмена и художника. Это единство, на мой взгляд, проявляется в том, что для спортсмена, также, как и для артиста, важнейшее значение имеет индивидуальная манера и стиль, которыми определяются не только его творческий почерк, но и непосредственно результат. Для анализа закономерностей спорта было бы интересно построить типологию стилей в различных его видах, проследить логику и динамику их изменений. Близки и методы деятельности в решении творческих задач, - идет ли речь о замысле, скажем, комплекса движений, или о стратегии и тактике спортивной борьбы, идет ли речь о проработке этого замысла в различных вариантах и в опытной проверке этих вариантов.

И спортсмену, и артисту необходима сосредоточенность, самоуглубленность и известная отрешенность от внешнего мира в процессе реализации замысла, или своей задачи. Для спортсмена столь же важно войти в движение, уловить его ритм, раствориться в нем, как для артиста войти в образ, слиться с ним и выразить его. Особенно следует подчеркнуть, что только в художественном и спортивном творчестве у его субъектов преобладают эмоциональные реакции. Спортивное действие, спортивное достижение также неповторимо и уникально, как действие артиста, как создаваемое им произведение искусства. Оно теснейшим образом связано с индивидуальностью и в нем проявляется личность субъекта творчества.

Но что сближает спорт и искусство в наибольшей мере, - это их гуманистика. И спорт, и искусство, пусть по разному и разными средствами выражают гуманистический идеал своего времени в непосредственно чувственно-наглядных образах. В силу этого именно спорт и искусство являются теми сферами, через которую люди в первую очередь соприкасаются с прекрасным и совершенным, через которые они их познают и учатся ценить.

Таким образом, единство спорта и искусства состоит в том, что они возникают и развиваются именно как эстетическая деятельность; эстетическим содержанием определяются как их собственные формы, так и отношение к ним со стороны общества. Я уже старался показать, что выхолащивание гуманистического и эстетического содержания разрушает спорт, его формы и виды не в меньшей мере, чем искусство. Правда, в искусстве эстетическое составляет и его главную цель, тогда как в спорте оно проявляет себя как необходимое следствие организации движения, совершенствование пластики, соревновательной борьбы. Но и в спорте эстетическое может играть самостоятельную и доминирующую роль, быть собственной целью, если речь идет о выразительности, о зрелищности, об эталонах физического совершенства.

Спорт оказывается органично вплетенным в систему эстетической и художественной культуры общества. Так или иначе спортсмен в своих действиях всегда находится под влиянием этой культуры, зависит от нее, но и сам способен активно на нее воздействовать. Отсюда и вытекает наша мысль о художественном потенциале спорта.

Поскольку атлет в своих действиях опирается в значительной мере на чувственный образ, он, собственно, и создает чувственный образ движения, по некоторому, хотя и слабому подобию того, как дизайнер создает образ предмета, вещи. Образ движения, создаваемый спортсменом, в сжатом виде выражает и конкретно-историческое содержание гуманистического идеала данного времени, господствующее мироощущение человека этого времени.

Поэтому можно сказать, что одним из основных элементов художественного потенциала спорта является эмоциональное богатство личности спортсмена, развитость его чувств, их социальное

содержание, или, в общем, - степень развитости культуры чувств. Существует весьма устойчивая тенденция принимать чувства мышечного удовольствия или совокупность различного рода гедонистических чувств и переживаний, возникающих в процессе спортивной деятельности за эстетические. Это глубоко неверно. Более того, проблема и состоит в том, чтобы найти способы преобразования этого "первичного" эмоционального материала в эстетические чувства и переживания, которыми только и определяется собственно художественный потенциал спорта, как впрочем и всякой деятельности.

Достигается это комплексной системой воспитания и образования, в которой преимущественное значение приобретают эстетическое и художественное направления, чем и определяется второй из элементов, составляющих художественный потенциал спорта -сохранение и творческое развитие в спорте художественных традиций. В этом плане можно указать, к примеру, факты совершенствования спортивной техники на основе анализа поз и движений атлетов, запечатленных в античной живописи и скульптуре; можно указать также на примеры совершенствования и даже создания новых видов спортивной борьбы на основе изучения фольклорных, этнических и национальных традиций. Так создавалась система самбо, так в наши дни создан комплекс славянского боевого искусства "Собор". Глубокие традиции лежат в основе школ кэндо, айкидо, и др. Да и такие спортивные игры, как бейсбол, городки вобрали в себя традиции народных игр и забав. В национальных видах спорта эта связь особенно наглядна и во многом она проявляет себя единством характера спортивного и выразительного (артистического, сценического) движения. Разумеется, связь эта существует не более как тенденция и проявляется в различных видах спорта неодинаково, но тем не менее ее необходимо принимать во внимание, говоря о месте спорта в художественной культуре.

Третьим элементом художественного потенциала спорта, непосредственно связанным с предыдущим, я бы назвал определенную способность спорта к усвоению и своеобразному развитию художественных идей и течений своего времени. Так, стремительное развитие многих видов спорта, в которых главным является выразительность движения, во многом объясняется освоение спортсменами того богатого арсенала средств выражения, что создан искусством.

Это прежде всего относится к влиянию хореографической и балетной школ на развитие фигурного катания, синхронного плавания, художественной гимнастики, к влиянию цирка и его школы на фристайл и прыжки и т. д.

Спорт, создающий, формирующий и исследующий образ движения, оказывается способным не только расширить его выразительность, но и найти ее новые формы, которые могут входить, и входят в художественный язык современного искусства. Эта сторона дела проявляет себя очень многообразно, - и в органичном включении спортивного действия в ткань произведения искусства, и в относительной легкости перехода спортсмена от соревновательной деятельности к сценической (в театре, кино, ревю, цирке, на эстраде), и в использовании ритмов спортивного действия в изобразительном искусстве, и во влиянии спортивного движения и атлетизма на моду, на силуэт одежды, на манеру и стиль поведения, общения на речевые нормы.

Наконец, спорт формирует новый художественный и эстетический феномен современности: массовые спортивные зрелища, спорт-шоу, массовые спортивные праздники, которые может быть следует считать новым видом зрелищного искусства. Здесь собственные средства и формы спортивного действия приобретают новое качество - качество художественности.

Итак, художественный потенциал спорта оказывается весьма высоким. Он прямо или косвенно влияет на художественную культуру современности, становясь одной из ее заметных и важных составляющих. Однако, если художественные направления и стили являются предметом многих интересов и научных исследований, то художественные тенденции, развивающиеся в сфере спорта, остаются пока еще совершенно за пределами внимания науки.

Этот потенциал в разных направлениях современного спорта обнаруживает себя по разному, - наиболее четко в профессиональном и олимпийском спорте, менее выражение, но может быть с большей внутренней силой в массовом спорте, где он зачастую играет роль побудительного мотива личностной деятельности, формирует общение, пульсирует в духовности спорта.


* См. например: Сараф М.Я. Эстетика спорта. - М., Знание, 1978; Сараф М.Я., Столяров В.И. Введение в эстетику спорта. - М.: ФиС, 1984.


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Сараф, М.Я. Спорт и художественная культура // Спорт, духовные ценности, культура. - М., 1997. - Вып. 5. - С. 35-41.