Эстетическое, художественное и спортивное

Эстетическое, художественное и спортивное *

Гюнтер Витт (Германия)

Изучение и характеристика общего, различий и взаимосвязей между эстетическим, художественным и спортивным имеет не только теоретический интерес, но и большое значение для спортивной практики. Речь идет прежде всего о том, является ли спорт искусством или являются ли хотя бы некоторые виды спорта или спортивные действия художественными.

Мнения, положительно отвечающие на этот вопрос, встречаются не только в повседневных разговорах, но и у спортивных репортеров в эйфории их описаний спортивных достижений. Этим мнениям содействует использование таких выражений, как "художественные виды спорта", "художественная гимнастика", "художественная оценка" и т.д.

Речь идет не о том, чтобы создать непроходимую стену между "искусством и неискусством" [Kagan, 1974, S. 266], а о выявлении ясной позиции для определения эстетического в спорте... И уж ни в коем случае речь не идет о противопоставлении искусства спорту "как высшего низшему, поэтичного прозаическому, возвышенного обыденному" [Френкин, 1963, с. 93]. Напротив, ставится задача, учитывая все различия спорта и искусства, выяснить важные для спортивной практики их общие моменты и взаимосвязи.

М. Каган обоснованно утверждает, что качественная разница между художественным творчеством и другими формами человеческой деятельности не исключает их тесной и многообразной связи, напротив, предполагает ее. Непосредственным выражением этой взаимосвязи являются прикладные, биофункциональные, утилитарно-художественные виды и жанры искусства, которые находятся в пограничной области художественного творчества и в равной степени принадлежат как ему, так и материальному производству, спорту или педагогике. "В этих пограничных областях происходит постоянный диалектический переход искусства в неискусство и неискусства в искусство" [Kagan, 1974, S.351].

Для эстетики спорта важно уточнить различие между искусством и спортом, между художественным и спортивным. Среди эстетиков, особенно тех, кто занимается эстетикой спорта, мнения по этому вопросу существенно расходятся. F. Takacz [Takacz, 1973, S. 19-29; 1974, S. 9-26] и М. Я. Сараф [Сараф, 1978, с. 47-51] обосновывают положение о том, что спорт не является искусством. J. Pinkava [Pinkava, S. 667-671] усматривает близость искусства и спорта, например, в танцах и художественной гимнастике. М. Каган относит художественную гимнастику "одновременно к миру и спорта и искусства" [Kagan, 1974, S. 266]. David Best придерживается мнения, что даже "эстетические" виды спорта не являются искусством [Best, pp. 41-47]... Диапазон взглядов авторов материалов, помещенных в "Хрестоматии по эстетике спорта", которую издали H. T. Whiting и D. W. Masterson [1974], на взаимоотношение искусства и спорта весьма широк - от фиксирования их существенного различия до признания сходства и тождества... B. Lowe [1977] в своей книге "Красота спорта" признает возможность интерпретации спорта в эстетических категориях, исходя из предпосылки, что спорт является формой искусства, а спортсмен - художником... А. Френкин весьма противоречиво высказывается по данной проблеме: "... всякое художественное, конечно, в то же время эстетическое, но далеко не все, что эстетично, то художественно... Лишь отдельные виды спорта в силу своей особой природы поднимаются порой до уровня искусства, и то в своих высших проявлениях, что касается творчества наиболее выдающихся мастеров художественной гимнастики, фигурного катания на коньках и др." [Френкин, 1963, с. 106-107] ...

Следовательно, существуют три варианта ответов на вопрос о взаимоотношении спорта и искусства.

Вариант 1. Спорт (определенный вид спорта) считается искусством. Между художественным и спортивным (по крайней мере в отдельных видах спорта) вообще нет никакого различия.

Вариант 2. Спорт не считается искусством. Спортивное и художественное рассматриваются как принципиально различные понятия.

Вариант 3. Отношение спорта и искусства многопланово. В отдельных случаях спортивное и художественное объединяются, "сплавляются", в спорте используются художественные средства.

При анализе сходства, различия и связей между "художественным и спортивным" обычно ссылаются на следующие явления:

- творческие аспекты действий спортсмена и его мастерство;

- высокую зрелищность спорта, способность спортивных соревнований выполнять функцию спектакля;

- образность спортивных выступлений и применение художественных средств в отдельных видах спорта.

Сравним творчество и мастерство спортсмена и художника. Ни в искусстве, ни в спорте успехи невозможны без творческого усилия. Причем, это диктуется не какими-то утилитарными потребностями и целями, а добровольным решением индивида, что соответствует также общественным потребностям и ожиданиям. В добровольной, сознательной, полезной и творческой деятельности развиваются социальные качества индивида, составляющие его личность. Это справедливо для всех сфер общественной деятельности, в том числе для художественной и спортивной. Следовательно, различие между ними не состоит в том, что одна из них имеет более творческий характер, нежели другая.

Главным при определении различия между художественным и спортивным, безусловно, является противопоставление художественного содержания и специфического "художественного языка" содержанию и форме спортивных упражнений, а также положения художника и спортсмена в творческом процессе ...

В этом пункте мы можем сформулировать важнейшее отличие спорта от искусства: спортивная деятельность - это непосредственная деятельность, самостоятельное явление, а не отношение к другому явлению. Художественная деятельность, напротив, всегда является отношением к чему-то другому, образом, отображением чего-то другого.

Художественное творчество является отношением "субъект - объект". Художник как творческий субъект С(т) изображает избранный художественный предмет, реальный объект - О (р). Готовое художественное произведение как результат этого творческого процесса само становится объектом (искусственным) - О (и) другого субъекта - С (в), который воспринимает его и вступает в связь с этим произведением искусства:

Художник создает образную модель, чтобы сообщить другим людям, как он понимает и оценивает реальность. Спортсмен - сама реальность. Он не передает информацию другим людям или делает это весьма условно не через знаки, символы или образные модели, а лишь через самого себя, через свою активность, свои достижения в их единственности и неповторимости в эстетическом смысле.

Художник С (т) может отделить себя от объекта О (и). Его присутствие при восприятии данного объекта другим субъектом С (в) не требуется. Напротив, спортсмен в своей спортивной деятельности одновременно является и субъектом С (т) и объектом О (р), и его действия не имеют художественного характера.

По мнению А. Френкина, фигурное катание на коньках и художественная гимнастика относятся "к искусству в точном значении этого слова". Он считает, что "в этом же смысле можно говорить об элементах искусства в произвольной программе вольных упражнений спортивной гимнастики, особенно женской", но подчеркивает, что это имеет место лишь "в тех случаях и в той мере, когда крупнейшим мастерам удается создать в этих видах спорта высокохудожественную произвольную программу и передать посредством художественных образов определенное настроение, чувства". С его точки зрения, "об остальных видах спорта можно говорить как об искусстве лишь в переносном значении, как о совершенном мастерстве" В самом широком значении искусство выступает "как всякое совершенное мастерство, как искусное исполнение" [Френкин, 1963, с. 91-92, 105.].

Положение о том, что понятие мастерства является "пробным камнем" при решении вопроса о сходстве и различии между художественным и спортивным, подтверждает и обоснованное в другом месте положение о мастерстве как объективном ядре прекрасного в спорте. Однако нельзя соглашаться с обоснованием наличия художественного, опираясь лишь на критерий мастерства. В повседневной жизни довольно часто употребляют понятие "художник", когда усматривают мастерство, и это распространяют и на "художника мяча" в футболе, и на "художника жизни". Вопрос состоит в том, можно ли мастерство, даже очень высокое, в какой-либо области (слесарь на заводе, физик в лаборатории, селекционер в сельском хозяйстве) рассматривать как искусство, а самого специалиста как художника. Для такого способа научного анализа, который исходит из специфики художественного процесса познания и творчества, а также места художника в нем и специфики восприятия искусства, такая возможность, по-видимому, исключается...

Вместе с тем каждый человек может достичь такой степени мастерства, которая позволяет ему перейти к художественному творчеству как основному виду занятий. Как раз в спорте часто можно наблюдать, когда, например, гимнаст или акробат переходят в цирковые артисты. Хотя уровень мастерства этих спортсменов заставляет в данном случае рассматривать границу между спортом и цирком как весьма относительную и подвижную, однако, не устраняет ее. Если даже движения спортсмена (например, акробата) и циркового артиста по форме сходны, они различаются по своим целям и смыслу...

Часто указывают на сходство между технико-композиционными видами спорта и изобразительным искусством. Такое сходство - и даже общность - действительно имеется. Оно состоит в том, что эстетическое отношение к этому виду художественного действия и спортивному действию существует лишь на время самого этого действия... Но вместе с этим сходством имеется и весьма существенное отличие. Спортсменка (в фигурном катании, художественной гимнастике, гимнастике) должна выразить в своем выступлении наивысшую степень идентичности со своей личностью, а артистка (в балете, пении) - с той личностью, которую она изображает.

При сравнении спортивных форм движения (фигурное катание, художественная гимнастика, произвольные гимнастические упражнения) и артистических форм движения (танец, балет) нетрудно заметить много общего. Но имеются и существенные различия... Спортсменка представляет только себя и никого больше, не изображает ни Жизель и ни Джульетту. Танцовщица, напротив, изображает кого-то (например, Гаяне или Одетту), но только не саму себя.

Бале, как правило, имеет сюжет и различные характеры, воссозданию которых служат не только все хореографические и танцевальные элементы, эскизы декораций, музыка и т.д., но также мимика и искусство жестикуляции танцора. Могут ли эти средства - мимика и жесты - найти свое применение в художественной гимнастике, в фигурном катании или произвольных упражнениях в гимнастике, если здесь вообще нет сюжета, а те, кто выполняет эти упражнения, не ставят своей целью выразить определенный характер, его развитие? Мимика и жестикуляция как художественные средства выражения определенного образа или идеи (например, любви, дружбы, готовности к борьбе, траура, тоски или чего-то иного) не входят в спортивное действие.

Смысл и цель спектакля (оперы, мюзикла, оперетты, балета) состоит в том, чтобы приобщиться к публике, развлечь ее, вызвать у нее определенные эмоции. Присутствие публики является необходимым условием для художественного воздействия в этом виде искусства.

В спортивном соревновании также существует связь между его участниками и зрителями. Об этом свидетельствует, в частности, имеющиеся во всем мире стадионы, спортивные залы с местами для зрителей. Наличие зрителей на спортивных соревнованиях является распространенной традицией, которой нельзя пренебречь. Она удовлетворяет потребности миллионов людей. Присутствие зрителей поощряется и рекламой. Но в отличие от представления на театральной сцене спортивное соревнование не требует с необходимостью зрителей. Иногда (частично, например, во время марафона, кросса, соревнований на лыжах на длинную дистанцию и т.д.) оно действительно происходит без зрителей. Цель спортивного соревнования, попытки установить рекорд или демонстрации спортивного мастерства не требует присутствия зрителей. Все это может происходить и без зрителей.

Представление на сцене театра происходит по законам драматургии, которые определяют и результат и средства, применяемые для его художественного выражения. Хотя спортивное "представление" и может быть драматичным, но оно происходит не по законам драматургии. Исключения из этого правила чаще всего встречаются в профессиональном спорте, когда в результате махинаций заранее определяется победитель. Но настоящему спорту это явление не свойственно.

Исключением в этом плане являются и показательные выступления в фигурном катании на коньках, во время которых спортсмены довольно часто используют средства сценическо-танцевального представления, костюмы, образы. Но эти выступления происходят вне соревнований. Это - дружеский подарок спортсменов публике, выявляющий подвижный характер границ между спортивным действием такого рода и соответствующими формами изобразительного искусства ...

Можно ли согласиться с мнением о том, что "в художественной гимнастике, в спортивной гимнастике (вольные упражнения произвольной программы), в фигурном катании на коньках возможно создание художественных образов" и "тогда эти виды спорта становятся искусством" [Френкин, 1963, с. 105]? Художественный образ действительно является важнейшим признаком искусства. Но можно ли говорить о таком образе в строгом смысле этого слова применительно к произвольным упражнениям? Конечно, в этом случае спортивные действия строятся сознательно и творчески таким образом, чтобы они производили эстетическое впечатление, за которое ставится особая оценка - за артистичность исполнения. Но в данном случае речь идет лишь о том, чтобы добиться согласования выполняемого упражнения с музыкой, эстетической организации и композиции упражнения, чтобы преподнести его содержание с наибольшей выразительностью и эстетическим воздействием...

М. Каган считает, что в данном случае имеет место переплетение художественного творчества с практической деятельностью в форме спортивного действия [Kagan, 1974, S. 351]. Однако представление о том, что фигурное катание на коньках должно решать художественные задачи [Kagan, 1974, S. 350], является по крайней мере недостаточно точным и может нанести существенный практический ущерб спорту. Более правильно утверждать, что исполнитель использует для решения спортивных задач в фигурном катании и определенные художественные средства (хореографию, музыку, художественно оформленную одежду и т.д.) [см. Пахомова, 1980]. Создаваемые им при этом образы передают определенное эмоциональное настроение и духовную позицию спортсмена, определенные черты его личности и доставляют наслаждение зрителям. Но при этом целью является не этот образ, а само спортивное упражнение, его содержание.

Из определенного сочетания спортивных элементов возникает некий образ. Но спортсмен изображает не какую-то идею, не драматическое содержание, не литературного героя или кого-то еще, а самого себя, уровень своего спортивного мастерства и эстетического вкуса...

Появляющиеся в литературе время от времени высказывания о том, что высокая степень слияния спортивного с художественным, а также зрелищность, позволяют рассматривать художественную гимнастику и фигурное катание на коньках (произвольную программу) как виды искусства, весьма спорны, и их реализация на практике может привести к существенным концептуальным и методическим неточностям, будет препятствовать повышению спортивного мастерства и, фигурально выражаясь, "заводит в тупик"...

Смысл иногда употребляемого обозначения некоторых видов спорта (например, художественной гимнастики) как "художественных" состоит в том, что здесь используются художественные средства (музыка, одежда), выступления организуются в соответствии с эстетической точкой зрения. Но это не дает основания для отнесения этих видов спорта к искусству...

Итак, между художественным и спортивным существует определенная взаимосвязь и нечто общее. Но отождествление этих понятий не только мешает правильному пониманию и оценке специфических эстетических качеств спорта, но и ведет к неправильным установкам в спортивной практике.

В некоторых видах спорта эстетическое освоение действительности переходит в формы практического действия и достигает относительной высокой степени слияния с артистическими элементами при доминировании спортивных целей. Хотя здесь спортивному результату и придается эстетическое значение, но в этом случае эстетическое является лишь аспектом комплексного процесса, побочным "эффектом" спортивного действия. В видах искусства типа балета, напротив, доминирующей целью является художественное изображение.

Литература

1. Пахомова Л.А. Хореография и фигурное катание. - М.: ФиС, 1980.

2. Сараф М.Я. Эстетика спорта. - М.: Знание, 1978.

3. Френкин А.А. Эстетика физической культуры. - М.: ФиС, 1963.

4. Best D. The Aesthetics in Sport // Journal of Human Movement Studies, London, 1975.

5. Kagan M. Vorlesungen zur marxistisch-leninistischen Asthetik. - Berlin, 1974.

6. Lowe B. The beauty of sport. A cross-disciplinary inquiry. - New Jersey. 1977.

7. Pinkava J. Estetika a sport // Teorie a praxe teles. vych., Prag, Hf. 11, 1967, S. 667-671.

8. Takacz F. Die Aesthetik der Korperkultur. Die Erscheinung des Aesthetischen in der Korperkultur und in der menschlichen Bewegung // A testnevelesi foiskola tudomanyos kozlemenyei, III-IV. - Budapest, 1973.

9. Takacz F. Aestetische Kategorien und ihre spezifiscen Manifestationen in der Korperkultur // A testnevelesi foiskola tudomanyos kozlemenyei, II. - Budapest, 1974.

10. Whiting H.T., Masterson, D.W. (Eds.). Readings in the Aesthetics of Sport. - London: Lepus Books, 1974.


* Перевод раздела “Asthetisches, Kunstlerisches und Sportliches” из книги: Gunter Witt. Asthetik des Sports. - Berlin: Sportverlag, 1982, S. 39-50. Материалы публикуются с небольшими сокращениями.

Переводчик - В.И.Столяров.


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Витт, Г. Эстетическое, художественное и спортивное = [Asthetisches, Kunstlerisches und Sportliches] / Пер. Столярова В.И. // Спорт, духовные ценности, культура. - М., 1997. - Вып. 5. - С. 42-49.