Спорт и искусство: сходство, различие, пути интеграции

Спорт и искусство: сходство, различие, пути интеграции

В.И.Столяров (Россия)

Предисловие

Проблеме взаимоотношении спорта и искусства посвящена огромная литература [см. например: Лоу, 1984; Милtев, 1931; Праздников, 1981; Сараф, 1978, 1981; Сараф, Столяров, 1984; Столяров, Сараф, 1982; Френкин, 1963; Aaken, 1955; Arguel, 1994; Arnold, 1978; Bell, 1976; Best, 1974, 1980; Frayssinet, 1968; Keenan, 1975; Kovich, 1971; Liponsky, 1974; Pouret, 1964, 1968, 1970; Reid, 1970; Stolyarov, 1984, 1985; Takacz, 1973, 1974; Wertz, 1984; Witt, 1982; Zuchora, 1976, 1980, 1981 и другую литературу, указанную в конце данной работы].

Проблема взаимоотношения спорта и искусства была избрана центральной темой дискуссии на 26-й сессии МОА [см. International Olympic Academy, twenty-sixth session, 1986]. Она обсуждалась также на специальной секции "Спорт и эстетика" на Олимпийском научном конгрессе в США в 1984 г. [см. Aggression/Violence- Aesthetics..., 1984], на международной конференции "Искусство и спорт" в Лейпциге в 1983 г. [Kunst und Sport, 1983], на других конгрессах, конференциях, симпозиумах.

Наряду с традиционными аспектами данной проблемы (сходство, различие спорта и искусства) в последнее время начинают затрагиваться и новые вопросы. К их числу относится вопрос об интеграции, синтезе спорта и искусства как двух элементов культуры.

Анализ дискуссий и опубликованных работ по проблеме "спорт и искусство" выявляет весьма обширный диапазон различных и даже противоположных точек зрения. До сих пор не достигнуто какого-либо ее общепринятого решения.

С учетом этой ситуации и написана данная работа. В ней ставится задача уточнить содержание проблемы, различные ее аспекты, предлагаемые решения и на основе этого сформулировать авторскую концепцию, связанную с обсуждаемой проблемой.

Особо важное значение в работе придается анализу вопросу об интеграции спорта и искусства1. Обосновывается необходимость и показывается реальная возможность интеграции спорта и искусства как двух элементов современной культуры, обобщается и систематизируется практический опыт, накопленный в этом плане в нашей стране и за рубежом.

Представлена и конкретная программа интеграции спорта и искусства, которая ориентируется как на реалии сегодняшнего дня, так и на ближайшее будущее, связанное с наступлением XXI века.

I.

Спорт и искусство: сходство, различие, тождество?

Анализ литературы по обсуждаемой проблеме выявляет существенные различия и противоречия в оценке взаимоотношения спорта и искусства.

1. Различия и противоречия в оценке взаимоотношения спорта и искусства

В последние годы все чаще высказывается мнение о том, что спорт не только может быть разновидностью искусства, но что он уже является искусством, одной из форм искусства. Вот лишь несколько иллюстраций такого рода взглядов.

Известный балетмейстер К. Я. Голейзовский [1966] на страницах журнала "Театр" прямо утверждал, что спорт, без всякого сомнения, является искусством.

Французский ученый H. Pouret в докладе на 4-й сессии Международной Олимпийской академии обосновывал положение о том, что "искусство - спорт, а спорт - искусство; между ними нет никаких границ или отличий. Оба они являются выражением универсального языка" [Pouret, 1964]. Положение о том, что спорт является искусством он обосновывал и в докладе на 10-й сессии МОА [Pouret, 1970].

По мнению Maureen Kovich, "определение искусства должно быть расширено за счет включения в него высококлассных спортивных выступлений" [Kovich, 1971].

В предисловии к книге "Человек, спорт и бытие" [Slusher, 1967] E. Fridenberg высказывает мысль о том, что "спорт - это род прикладного искусства". По его мнению, из специфических искусств спорт ближе всего к балету, где средством художественной выразительности также служит человеческое тело. В то же время он считает спорт самым "сухим" из исполнительских искусств, поскольку он якобы более всего регламентирован. Paul Frayssinet считает спорт таким же искусством, как музыка, поэзия или танец [Frayssinet, 1968].

Американский ученый Б. Лоу в своей книге "Красота спорта" подробно обсуждает вопрос о том, можно ли рассматривать спорт как искусство, а спортсмена считать артистом: "является ли бейсболист, спринтер, футболист или боксер артистом так же, как скрипач, балетный танцовщик, дирижер?" [Лоу, 1984]. Он дает положительный ответ на этот вопрос и, в частности, пишет: "...как живописцу краски и холст, так спортсмену для демонстрации искусства служит его собственное тело. И его искусство может существовать как ради самого процесса исключительно (процесс самовыражения), так и результата ради (включая общественное признание и материальное вознаграждение). А это значит, что оно ничем не отличается от художественной деятельности любого другого артиста. Разумеется, конечные результаты (произведения искусства) разнятся - живопись и скульптура остаются потомкам, а танец живет только пока исполняется, - и в этом спектре "различий" есть место и для спорта, Точнее, он должен располагаться в этом спектре ближе к танцу" [Лоу, 1984, c. 92-93]2.

Член МОК, президент Международной Олимпийской Академии Nicolaos Nissiotis посвятил свой доклад на 26-й сессии МОА подробному обоснованию положения о том, что "спорт является искусством", а "атлет - артистом" [Nissiotis, 1986].

Известный ученый из Канады Fernand Landry, подводя итоги дискуссии на 26-й сессии МОА о взаимоотношении спорта и искусства, в заключительном слове отметил, что "в ходе дискуссии все группы пришли к согласию о том, что хотя "искусство" - не "спорт", но "спорт" (спорт высших достижений) может рассматриваться как определенная форма художественной деятельности или как "искусство" [Landry, 1986 b, p. 295].

Аналогичные взгляды высказывают и многие другие исследователи [см. например: Jeu, 1972; Koenig, 1979; Kuntz, 1974; Miller, Russell, 1971 и др.].

Иногда спорт связывают с определенными видами искусства. Особенно часто его отождествляют с такими разновидностями искусства, как скульптура, танец, театр [см. например, Латынина, 1967; Keenan, 1975; Pouret, 1964, 1968, 1970]. Так, Eldon E. Snyder и Elmer A. Spreitzer рассматривают спорт как театр, ссылаясь при этом на развитую Аристотелем теорию катарсиса, вызываемого театром [Snyder и Spreitzer, 1983, pp. 20-22]. Б. Лоу неоднократно проводит сравнение спорта с театром, а спортсмена с актером, рассуждает о "сценариях" для метания копья, бега на одну милю, удара по мячу или поднятия штанги и т.д. [Лоу, 1984, гл. 4]. В ходе дискуссии на тему "Спорт как искусство", которая во второй половине 60-х годов проходила на страницах журнала "Театр" [см. Голейзовский, 1966; Латынина, 1967; Прядеин, 1967 и др.; ж."Театр", 1978, N6, 9], также неоднократно высказывалось мнение о том, что спортпредставляет собой определенный театр.

Вместе с тем и с искусством отождествляются нередко не все, а лишь определенные виды спорта. Чаще всего имеют в виду так называемые "художественные" виды спорта: художественную гимнастику, фигурное катание, синхронное плавание и др. Такую позицию занимает, например, А. А. Френкин в своей книге "Эстетика физической культуры". Он возражает против отнесения к искусству, например, спортивной гимнастики и легкой атлетики, а вместе с тем относит к нему такие виды спорта, как художественную гимнастику и фигурное катание [Френкин, 1963, с. 91-95].

Довольно часто как искусство рассматривают шахматы [см. Ботвинник, 1968]. Как искусство оценивается и футбол. Например, президент ФИФА Жоао Авеланж заявил в одном из своих интервью [International Sport, 1982, N2], что, по его мнению, "футбол - это искусство". Сходные мысли высказывал тренер сборной Италии, чемпиона мира по футболу 1982 г., Энцо Беарзот: "Футбол - это самый волнующий театр из всех существующих в мире. Любой, даже самый захватывающий детектив не сравнится с ним, если все актеры на поле решили играть свои роли с полной отдачей... Это - театр, и его спектакли должны волновать и радовать людей" [Цит. по: Полетаева, 1978, с. 73-74].

Таков один подход к пониманию взаимоотношения спорта с искусством, при котором спорт (какой-то вид спорта) рассматривается как искусство (как определенная разновидность последнего).

Как отмечает Gunter Witt, такой оценке спорта в немалой степени способствуют спортивные репортеры, превозносящие художественные достоинства выступлений тех или иных спортсменов, а также широкое использование таких выражений, как "художественная гимнастика", "художественные виды спорта" и т.п. [Witt, 1982, S. 39].

Вместе с тем высказывается и другое мнение по данному вопросу: признается определенное сходство, наличие общих моментов у спорта и искусства, но они рассматриваются все же как существенно отличающиеся друг от друга феномены культуры [см. например: Сараф, 1978, 1981, 1994; Best, 1974, 1980; Parry, 1986; Takacz, 1973, 1981; Witt, 1982]. Такова позиция в этом вопросе и автора данной работы [см. Сараф, Столяров, 1984; Столяров, 1982; Столяров, Басин, 1989; Столяров, Лазарев, Самусенкова, 1996; Столяров, Самусенкова, 1996; Столяров, Сараф, 1982, 1984; Stolyarov, 1984, 1985].

Некоторые исследователи, анализирующие обсуждаемую проблему, отмечают трудности в ее решении, наличие оснований для различных ответов на вопрос о взаимоотношении спорта и искусства и считают, что данный вопрос пока остается открытым. [см. например: Arnold, 1978; Best, 1974; Ward, 1977 и др.].

Наличие столь различных и противоречивых взглядов на обсуждаемую проблему побуждает поставить вопрос о методологии ее решения.

1.2. Методология решения проблемы

Обратимся к сторонникам оценки спорта как искусства и выясним, на каком основании они рассматривают спорт как искусство.

Fernand Landry в упомянутом докладе, подводящем итоги дискуссии участников 26-й сессии Международной Олимпийской академии на тему "Спорт, искусство и олимпизм", при обосновании положения о том, что спорт - искусство, также отмечает многие присущие им общие элементы. К числу таковых он отнес, в частности, следующие: обе формы человеческой активности предоставляют огромные возможности для обучения, совершенствования и самовыражения; обе они имеют древние традиции, исторические корни; и артист и спортсмен ориентируются на творчество и индивидуальный стиль; для спортсменов и артистов характерно возвышенное состояние сознания и духа [Landry, 1986 b, p. 295-296].

Henry Pouret, по мнению которого, как отмечалось выше, спорт без всякого сомнения является искусством, при обосновании этого вывода также ссылается на многие сходные, общие черты спорта и искусства. Свой доклад на 8-й сессии МОА он специально посвятил анализу сходства и различия между атлетом и артистом. В качестве общих для них черт он указывает высокий статус, специальную тренировку, регламентированную жизнь и др. [Pouret, 1968].

Georfrey Green в своей книге "Футбол - игра всей планеты" писал: "Чтобы научиться ценить возможность эстетического наслаждения спортом, например простыми и красивыми движениями футболистов, необходимо обратить внимание на заметную близость спорта к искусству. Они схожи в трех важных аспектах. Их объединяет, во-первых, большой эмоциональный подъем; во-вторых, наличие законов и правил, которые так же серьезны и обязательны, как в философии или физике; наконец, в-третьих, созидательный и творческий характер спорта и искусства" [Green, p. 214].

Как считает польский философ Збигнев Кравчик, спорт объединяет с искусством то, что он является сферой творчества, цель которого - экспрессия и сильное переживание как "актера", так и зрителей [Кrawczyk, 1990].

В. С. Родиченко, выступая против противопоставления спорта и искусства, также прежде всего обращает внимание на то, что спортивное соревнование представляет собой творческий процесс, о чем свидетельствует эвристический характер принятия решений в присущих спортивному соревнованию тактических ситуациях. В спортивном соревновании как творческом процессе, по его мнению, существуют два главных аспекта, аналогичные двум аспектам в искусстве: "создание спортсменом новых спортивных ценностей для самого себя; создание творческих ценностей для получателя спортивной информации - любителя спорта" [Родиченко, 1983, с. 190-191].

Обосновывая общность спорта и искусства в аспекте их творческого характера, В. С. Родиченко обращает внимание на то, что продукт спортивного творчества заключается в спортивно-техническом результате и что важнейшим критерием творчества является то, насколько спортивное соревнование обогащает новым содержанием совокупность созданных ранее творческих ценностей. Для иллюстрации он предлагает сравнить прыжок в высоту на 2 метра в 1912 году и в настоящее время. В обоих случаях прыжок на 2 метра является творческим актом. Однако в 1912 году этот прыжок как произведение творчества имел большее социальное значение, чем тот же прыжок в настоящее время, поскольку в 1912 г. он вошел в таблицу мировых рекордов, а нынешний прыжок входит лишь в список пятисот (предположительно) прыжков лучших спортсменов года. Информация о нем доступна весьма ограниченному числу лиц, в то время как о прыжке 1912 г. знал практически каждый, кто интересовался легкой атлетикой. В первом случае этот прыжок характеризовал собой вершину возможностей человека в освоении такого упражнения, как прыжок в высоту, и в какой-то степени - в постижении возможностей человека в целом. В нынешнее же время этот результат является свидетельством того, что для большой массы спортсменов стала доступной современная методика развития скоростно-силовых качеств и обучения эффективным способам прыжка, а также о том, что в орбиту массового спорта вовлечено значительное количество людей. "Аналогично этому, - пишет В. С. Родиченко, - Сикстинская мадонна и Венера Милосская представляют собой ценности вечные, они воспринимаются такими в силу определенного приоритета этих произведений искусства перед всеми последующими. И несмотря на то, что копия Сикстинской мадонны, написанная современным художником, будет таким же воплощением женственности и материнства, что и оригинал, она не будет той вершиной искусства, какой является оригинальное произведение Рафаэля" [Родиченко, 1983, с. 192].

Характеризуя общность спорта и искусства, В. С. Родиченко указывает также на то, что в спорте существует аналогичная искусству возможность подделки, например, такая форма подделки спортивных ценностей, как применение допинга для завоевания победы или достижения результата. Правда, в отличие от искусства, в котором подделка является уголовно наказуемым преступлением, в спорте, отмечает он, применение допинга квалифицируется лишь как дисциплинарный проступок и влечет за собой наказание, ограниченное рамками спортивных правил.

При оценке спорта как искусства ссылаются и на то, что в спорте в самых различных формах выступает прекрасное, другие эстетические ценности, что спорт имеет активно-творческий характер, что здесь осуществляется, выступая в разнообразных формах, эстетическая деятельность - деятельность "по законам красоты", создается прекрасное, что в некоторых видах спорта, например, в гимнастике, при оценке результатов выступления спортсменов используются эстетические критерии и т.д.

Так например, Ernst Jokl в "Хрестоматии по эстетике спорта" Уайтинга и Мастерсона ставит следующий вопрос: "Существует ли резкое отличие красоты фигурного катания и танцев на льду, гимнастики и прыжков в воду, футбола, хоккея и верховой езды от прекрасного, например, в музыке или сценическом искусстве?" По мнению Йокля, на этот вопрос следует ответить отрицательно: "Эстетическое значение действий, созидающих красоту в спорте, в основе своей аналогично значению действий, которые порождают прекрасное в музыке или театре. Все они принадлежат настоящему... Подобно спортсмену в процессе соревнования, выступающий музыкант или актер на сцене полностью отдается своему искусству" [Whiting, Masterson, 1974, p. 32].

Аналогичные мысли высказывает философ из Германии H. Lenk. "Спорт и искусство, - отмечает он, - могут рассматриваться как аналогичные явления вследствие схожих реакций, которые они вызывают в людях, занимающихся ими; вследствие отсутствия цели, связанной с практической выгодой, которое характеризует обе эти сферы; вследствие влияния спортивного выступления на других людей, вследствие "культурной ценности" высоких спортивных достижений, которые создаются в "творческом действии" [Lenk, 1972, p. 20; 1979, р. 20].

Особенно часто отмечается сходство спорта с театром. Ю. Власов писал, например, по этому поводу: "Соревнование - это спортивное зрелище. На стадионах и в спортивных залах независимо от желания выступающих автоматически вступают в действие вековые законы театра: умение вести себя на публике, умение установить с ней контакт и подчинить своему таланту" [Власов, 1955].

Сходство спорта с театром отмечает и английский ученый Francis Keenan: "Театр - это форма искусства, которая развилась с расчетом на зрителя. Возможно, поэтому именно в сравнении с драмой спорт достигает наиболее близкого родства с искусством как процессом. На спортивных состязаниях публика ведет себя так же, как и на театральных спектаклях: она аплодирует тем из участников, кто обладает высоким мастерством, и не скрывает неодобрения по поводу плохого выступления. И в спорте, и в театре мы говорим об "игре". Сходство нашего отношения к происходящему на сцене и на спортивной арене заключается в том, что мы получаем удовольствие и радость от волнующих выступлений, в которых перед нами предстает организованная последовательность мастерски выполненных действий" [Keenan, 1975, pр. 41-42].

Eldon E. Snydor и Elmer A. Spreitzer рассматривают спорт как театр на том основании, что спортивные поединки, как и театральный спектакль способны вызвать у аудитории сходные эстетические эмоции, ввергнуть ее в состояние катарсиса [Snydor, Spreitzer, 1983, pp. 20-22].

Таким образом, основным аргументом при обосновании вывода о том, что спорт - искусство, служит ссылка на сходство, близость, наличие общих моментов у спорта с искусством.

Но такая методология решения обсуждаемой проблемы несостоятельна.

Спорт и искусство, действительно имеют много общего, сходного. Наличие существенных общих черт у спорта с искусством (в том числе с театром) и у спортсмена с артистом (актером) помимо указанных выше исследователей обсуждаемой проблемы отмечают и многие другие, в том числе автор данной работы [см. например: Сараф, 1978, 1981, 1994; Сараф, Столяров, 1984; Столяров, 1982; Столяров, Басин, 1989; Столяров, Лазарев, Самусенкова, 1996; Столяров, Самусенкова, 1996; Столяров, Сараф, 1982; Столяров, Сараф, 1984; van Aaken, 1955; Arguel, 1994; Arnold, 1978; Cerny, 1968; Diem, 1942; Frayssinet, 1968; Hyland, 1984; Kovich, 1971; Miller, Russell, 1971; Parry, 1986; Stolyarov, 1984, 1985 и др.].

Однако из наличия у спорта и искусства сходства, общих черт вовсе не следует вывод об их тождестве, о том, что одно из этих явлений является разновидностью другого.

Как справедливо заметил по этому поводу Jim Parry, из общности спорта и искусства "вовсе не следует, что спорт является искусством; из этого вытекает лишь, что спорт в определенных аспектах "сходен" с искусством. Торт с изюмом и печенье с изюмом содержат изюм, но это не превращает торт в разновидность печенья. Птицы и рыба (а также одно животное) откладывают яйца, но это не превращает птицу в рыбу" [Parry, 1986, p. 157].

Но может быть есть какие-то другие основания для утверждения о тождестве спорта и искусства? И может быть в каком-то аспекте действительно спорт можно рассматривать (хотя бы в перспективе) как разновидность искусства?

Ответ на этот вопрос во многом зависит от истолкования самих понятий "спорт" и "искусство", т.е. от того, что понимается под спортом и искусством. Заметим, что на эту сторону дела, очень важную в методологическом плане, в ходе дискуссии о соотношении спорта и искусства обычно не обращают внимания, вследствие чего сама дискуссия становится беспредметной и неразрешимой.

Понятие спорта подробно охарактеризовано нами в ряде публикаций, в том числе в работе "Спорт и культура" [Столяров, 1997 a]. В основу определения данного понятия в этих работах положено понятие "спортивное соревнование", которое вводится для отличения соревнования в игровой деятельности от соревнований в других видах деятельности (от соревнований в процессе труда, конкурсов в области искусства, военных сражений и т.д.).

Сохраняя в целом такую трактовку спортивного соревнования, несколько уточним ее. А именно, под спортивным соревнованием будем понимать соревнование лишь в такой игровой деятельности, в ходе которой не создаются художественные образы. А для характеристики соревнований в игровой деятельности, которая связана с созданием художественных образов (например, соревнования на лучшего актера театра или кино), будем использовать понятие "художественный конкурс".

Такое уточнение и связанные с ним абстракции необходимы по двум причинам. С содержательной (главной) точки зрения, они нужны для разграничения двух указанных выше типов игровой деятельности и соответствующих видов соревнований. С терминологической точки зрения они необходимы для отличения и выделения специфического значения у двух терминов - "спортивное соревнование" и "художественный конкурс", которые в равной степени широко употребляются и в практике повседневного общения, и в научном исследовании.

Теперь уточним понятие "искусства". О природе искусства, как известно, до сих пор спорят и, видимо, долго еще будут спорить ученые, поскольку это необычайно сложное и многогранное социально-культурное явление.

В обиходном словоупотреблении понятие "искусство" имеет как минимум три разных значения: 1) искусство как всякое мастерство (например, мастерство хирурга, портного или футболиста); 2) искусство как творчество по законам красоты (например, творчество ювелира, садовника, художника-конструктора); 3) искусство как художественное творчество, которое включает и мастерство и творчество по законам красоты, но которое "характеризуется прежде всего тем, что относится к духовной культуре и является формой общественного сознания" [Лукин, Скатерщиков, 1982, с. 56].

Различные подходы к пониманию искусства отражаются и в словарях. Так, в толковом словаре Даля искусство определяется как "...знание, умение, развитая навыком или учением способность; ... ветвь или часть людского образования, просвещения; наука, знание, прилагаемое к делу, рукоделие, ремесло, мастерство, требующее большого умения и вкуса. Изящные искусства, все художества. Искусство также противополагается природе и тогда означает всякое дело рук человеческих" [Даль, 1955, с. 52].

"Словарь русского языка" [1981], выпущенный АН СССР и Институтом русского языка, дает следующее определение искусства: "1. Творческое воспроизведение действительности в художественных образах, творческая художественная деятельность. 2. Отрасль творческой художественной деятельности. 3. Какая-либо отрасль практической деятельности с присущей ей системой приемов и методов // Умение, мастерство, тонкое знание дела" [c. 680].

Как отмечает М. С. Каган, многозначность термина "искусство" связана с исторической эволюцией эстетического сознания человечества. Первоначально формы художественного творчества, ремесла и всяческого умения обозначались одним словом. У древних греков это было слово "техне" (от него произошло современное понятие "техника". В романских языках слова, обозначающие "искусство" и "ремесло", "художник" и "ремесленник", восходят к общему латинскому корню "ar" и т.д. Однако постепенно стало осознаваться существенное отличие художественного творчества как художественно-образного отражения действительности от других сфер практической деятельности [Каган, 1983, с. 222].

Разъясним понимание искусства как художественного творчества. В данном случае искусство понимается не только как особый вид духовно-практического освоения действительности, которое имеет своей целью формирование и развитие способности человека творчески преобразовывать окружающий мир и самого себя по законам красоты [Толстых, 1973, с. 411-412], но вместе с тем как особая форма общественного сознания и деятельности, отражающей действительность в художественно-образной форме [см. Зеленов, 1971; Зеленов, Куликов, 1982; Карпов, 1992; Киященко, Лейзеров, 1984; Кривцун, 1992; Матулявичюс, 1989; Социально-культурный контекст искусства, 1987 и др.].

К искусству, понимаемому таким образом, относят такие разновидности человеческой деятельности, как живопись, музыку, театр, художественную литературу и т.п., "объединяемые потому, что они являются специфическими художественно-образными формами воспроизведения действительности" [Каган, 1983, с. 222].

При таком понимании искусства, которое чаще всего используется в эстетической литературе, его специфика связывается прежде всего с тем, что оно отражает действительность в художественных образах. Не случайно часто говорят, что художественный образ является как бы "клеточкой" произведения искусства. Значит, отличительный признак художественного творчества усматривается не просто "в создании красоты ради возбуждения эстетического удовольствия, а в образном освоении действительности, т.е. в выработке специфического духовного содержания и в специфическом социальном функционировании" [Каган, 1983, с. 222].

Каковы основные особенности художественно-образного отражения действительности?

Во-первых, в художественных образах осуществляется определенное осмысление действительности (отличное от других его видов, например, от научно-теоретического) и, во-вторых, эти образы выступают для человека не как "сама реальность, а как ее идеальная реконструкция, как "модель", активно соотносимая с оригиналом" [Андреев, 1980, с. 19].

В процессе художественно-образного мышления "мысль неразрывно связана с чувством, эмоциями, идея нерасторжима с образом, выражается в эмоционально насыщенном образе, обращенном не только к нашему разуму, но и к нашим чувствам" [Лукин, Скатерщиков, 1982, с. 63]. Причем, речь идет о восприятии и познании окружающей действительности в таких формах человеческой чувственности, которые предполагают развитое творческое воображение. Именно силой творческого воображения художник преобразует реальный мир, реальные жизненные явления и ситуации в художественные образы, делая это свободно, по законам красоты.

Искусство формирует и организует сферу человеческой чувственности [Ильенков, 1960, с. 33]. При этом оно "оперирует не всякими чувствами, а именно высшими социальными чувствами", которые играют важную роль в развитии мотивационной, смысловой сферы жизнедеятельности личности [Толстых, 1973, с. 324-325]. В ходе исторического развития человеческой культуры искусство выступает как система конкретных видов искусства, в которых многообразие реального мира предстает во всем богатстве развитых форм человеческой чувственности.

Принципиальная особенность искусства как художественно-образного постижения действительности состоит и в том, что здесь все стороны и компоненты творческого процесса пронизаны личностным началом. Для искусства характерно заинтересованно-личностное отношение художника к окружающему миру, который он отображает согласно внутреннему смыслу отображаемого и в соответствии с определенным эстетическим идеалом. А. Н. Толстой писал по этому поводу: "Искусство - это опыт личной жизни, рассказанной в образах, в ощущениях, - личный опыт, претендующий стать обобщением" [Толстой А.Н., 1949, с. 408]. Cпецифические конкретно-чувственные и чувственно-воспринимаемые образы показывают типичное, общее через индивидуальное, т.е. через совокупность качеств, свойств, черт, которые характерны только для данного явления, данного человека.

Таким образом, при обсуждении проблемы взаимоотношения спорта с искусством последнее можно понимать по меньшей мере трояко:

1) как высокое мастерство в определенном виде деятельности;

2) как деятельность, в ходе которой предмет формируется "по законам красоты", создаются определенные эстетические ценности (эстетически совершенные явления), т.е. как эстетическую деятельность;

3) как художественное творчество, связанное с отражением действительности в художественных образах3.

Первые два понимания искусства тесно связаны между собой. Как справедливо замечает М. С. Каган, искусство, "понимаемое как высокий уровень мастерства в любой области деятельности, нехудожественной и художественной, т.е. совершенное исполнение данной работы, приобретает тем самым непосредственно эстетический смысл, т.к. искусная деятельность, где бы и как бы она ни проявлялась, становится красивой, эстетически значимой" [Каган, 1983, с. 222].

В связи с этими уточнениями сам вопрос о том, является ли спорт искусством, следует разделить как минимум на два вопроса, которые необходимо четко отличать друг от друга, не смешивать между собой:

1) относится ли спорт к миру эстетических явлений, эстетической культуры: каков эстетический потенциал спорта; какое место в системе различных явлений спорта занимают эстетические компоненты; является ли спорт, спортивная деятельность эстетической деятельностью, деятельностью, совершающейся "по законам красоты", создающей эстетические ценности (эстетически совершенные явления) и тем самым демонстрирующей высочайший уровень мастерства;

2) относится ли спорт к миру явлений художественной культуры, есть ли основания рассматривать спорт (хотя бы некоторые его виды) как художественную деятельность, как художественно-образное отражение действительности.

Основанная на этих уточнениях методология решения обсуждаемой проблемы требует последовательно рассмотреть два указанных вопроса.

1.3. Спорт и мир эстетических явлений

Известные деятели искусства - артист Борис Чирков и кинодраматург Д. Полонский заметили однажды, что современный спорт "взял на себя часть огромной ответственности за воспитание человека, "конструирование" личности, нравственности, доброты, честности, товарищества". "И здесь у спорта, - по их мнению, - может быть не меньше возможностей, чем у просвещения и искусства" [цит. по газете "Правда" 26 авг. 1976 г.].

Эта оценка спорта в полной мере относится и к возможности его влияния на эстетическую культуру.

Реальная практика включения населения в активные занятия спортом в различных странах, а также исследования, проведенные в последние годы философами, социологами, культурологами, педагогами и другими учеными, показали, что со спортом связан широкий мир эстетических явлений, и потому спортивная деятельность имеет огромный эстетический потенциал.

Спорт - сфера, в которой в различных формах выступают основные эстетические ценности.

К их числу прежде всего относится красота (прекрасное).

Относительно показателей этой эстетической ценности в спорте, как и в других сферах, высказываются различные точки зрения [их обсуждение см., например, в: Лоу, 1984, гл. 1; Сараф, 1981; Френкин, 1963; Bok, 1984; Serbus, Hohler, 1974; Takacz, 1973, 1974, 1981; Whiting, Masterson, 1974; Witt, 1982]. Со временем меняются взгляды на идеал красоты, особенно физической красоты [см. Уткин, 1984; Fetters, 1982].

Чаще всего красоту (прекрасное) связывают с гармонией [от греч. harmonia - связь, стройность, соразмерность], под которой понимается стройное сочетание, согласованность, слаженность, взаимное соответствие разных качеств, предметов, явлений. частей целого. Иногда для этой цели используют и другие аналогичные понятия: мера и соразмерность; целостность; идеальное соотношение частей в целом; симметрия, пропорциональность; "золотое сечение" и др., которые означают то же самое, что и понятие "гармония", или же имеют в виду конкретные случаи гармонии.

Так например, R. K. Elliot следующим образом характеризует красоту футбола: "Если мы хотим показать, что спорту присущи эстетические ценности, которые можно сравнить с эстетическими ценностями искусства, то следует выделить такие его особенности, как быстрота, грация, плавность, ритм и энергия, качества, которые в различных сочетаниях друг с другом составляют красоту. В футболе красота проявляется в быстрых и ритмичных движениях, связанных с передачей мяча, при условии, что эти движения оправданы необходимостью, и тогда, когда игрок принимает мяч в ноги и передает его как бы одним плавным движением, и мяч идет именно туда, куда нужно, и тогда, когда игрок в прыжке настигает мяч и головой посылает его в ворота, как будто не изменяя ни его направления, ни скорости. Во всех этих случаях налицо не только мастерство, но и плавность, и энергичность, и все то, что определяет эстетические достоинства геометрической формы или рисунка. В последнем случае, например, мы отмечаем траекторию полета мяча, направление движения футболиста и их результирующую - направление полета мяча в сетку ворот" [Elliot, 1974, р. 112].

По мнению автора данной работы, красота (прекрасное), в том числе и в области спорта, - это прежде всего совершенная форма, которая наилучшим способом выражает содержание, способствует эффективному выполнению определенных функций, имеющих позитивное личностное и социальное значение. Из этого следует, что невозможно судить о красоте по каким-то признакам формы в ее отвлечении от содержания, от того, для реализации каких функций она сформирована.

В этом плане, например, высокое техническое мастерство спортсмена является важным, но не единственным условием эстетической оценки его действий. Для того, чтобы можно было говорить о красоте этих действий, их обязательно необходимо сопоставить с теми задачами, для решения которых они предпринимались. Техническое мастерство в действиях спортсмена должно быть неразрывно связано с их целесообразностью. В противном случае нарушается важный эстетический принцип единства формы и содержания и получается не "красивая игра", а "игра на красоту" [ср. Сerny, 1968].

Прекрасное неразрывно связано с высокой нравственностью. На это обращал внимание еще Жан Жак Руссо: "Я всегда думал, что добро это прекрасное, воплощенное в действие, что они тесно связаны, и в совершенной человеческой природе питаются из одного и того же источника" [Руссо, 1961, с. 37]. Это крайне важно учитывать и при оценке проявлений прекрасного в спорте [см. Атанасов, 1977; Сараф, Столяров, 1984; Столяров, Сараф, 1982; Френкин, 1963; Jeu, 1972 и др.].

Выше были отмечены некоторые самые общие характеристики красоты как эстетической ценности, проявляющей себя и в спорте. Конкретное проявление прекрасного в спорте зависит от специфики вида спорта, целей и условий соревновательной борьбы. Еще Сократ говорил: "... на человека, прекрасного в беге, клянусь Зевсом, не похож другой, прекрасный в борьбе... часто, что прекрасно для бега, безобразно для борьбы, а то, что прекрасно для борьбы, безобразно для бега" [Античная литература, 1935, с. 117]. В подтверждение этих слов можно сослаться например, на то, что такая традиционно выделяемая в научной литературе форма проявления прекрасного, как тело спортсмена, его физическая красота, имеет не очень большое значение в игровых видах спорта. Безусловно, например, фигура футболиста сама по себе, в силу своей красоты может вызвать у зрителя определенные эстетические эмоции. Но она не имеет отношения к специфике футбола как вида спорта. В истории футбола можно найти немало примеров, когда люди, не отличавшиеся физической красотой и даже, напротив, имевшие значительные физические недостатки, благодаря своему мастерству доставляли зрителям эстетическое наслаждение. Вспомним выдающегося бразильского футболиста Гарринчу. Несмотря на существенный физический недостаток (одна нога у него была короче другой) он демонстрировал игру, которая своей красотой привлекала на стадион сотни тысяч болельшиков.

В научной литературе широко распространена точка зрения. согласно которой важнейшим проявлением красоты в спорте являются движения спортсмена. Еще Ф. Бэкон писал: "В деле красоты отдают предпочтение красивым формам перед красивым цветом и красоте движений лица и всего тела - даже перед красотой форм". Этот взгляд, безусловно, справедлив прежде всего по отношению к таким видам спорта, как легкая атлетика, плавание и т.п. Применительно к игровым видам спорта он нуждается в определенной коррекции.

Главным содержанием игровых видов спорта является борьба двух команд, имеющих в своем составе по несколько спортсменов. Характерной чертой этой борьбы для большинства игровых видов спорта является непосредственное физическое противоборство соперников. В связи с этим здесь можно рассматривать красоту действий отдельных спортсменов, той или другой команды, а также красоту игры в целом. Эти объекты рассмотрения, в свою очередь, могут быть разделены на составляющие элементы. Так, в действиях спортсмена может быть выделена физическая и интеллектуальная активность, которые находят свое проявление в техническом и тактическом мастерстве. Весьма односторонне было бы связывать красоту спорта только с действиями спортсменов и потому, что она проявляется во всей совокупности спортивных отношений: в деятельности тренера, спортивных организаций, когда содержание их деятельности направлено на действительное обеспечение оптимальных условий для раскрытия в спорте творческих потенций человека.

При анализе красоты в спорте важно учитывать неразрывную связь эстетического и этического. В условиях жесткого физического противоборства, большого эмоционального напряжения и т.д. в спорте нередки проявления грубости, невыдержанности, т.е. эстетически неоправданного поведения или, иными словами, антипода прекрасного - безобразного.

С понятием прекрасного тесно связано понятие возвышенного. Нередко эту эстетическую категорию связывают с такими явлениями, событиями, процессами, которые обладают большой общественной значимостью, оказывают влияние на жизнь людей, на судьбы человечества. По мнению автора данной работы, более правильным представляется подход, связывающий возвышенное не столько с огромными по своим масштабам явлениями, сколько с нравственно-эстетическим отношением человека к ним, а также к себе в исключительно сложных ситуациях.

Такого рода явления широко представлены в сфере спорта. Причем, здесь особенно ярко проявляется глубокое взаимопроникновение прекрасного и возвышенного. Это не раз отмечали многие известные спортсмены, описывая те чувства, которые они испытывали, стоя на верхней ступени пьедестала почета. Вместе с тем надо учитывать, что прекрасное не всегда сочетается с возвышенным. Например, давая высокую эстетическую оценку игре футболиста с точки зрения проявленного им технического мастерства, необязательно это связывать с какими-то проявлениями возвышенного.

Отличительная особенность возвышенных явлений состоит в том, что они связаны с определенными общественными идеалами, отражают силу характера человека, его нравственное величие, могущество духа. Такие проявления возвышенного весьма характерны для спорта высших достижений, в котором человеку необходим громадный запас духовных сил, помогающий ему преодолевать физические страдания, боль, и который, как отмечает М. Я. Сараф, являет собой пример "сверхчеловеческого" в человеке.

С прекрасным и возвышенным в спорте самым тесным образом связаны и проявления героического [см. Duret, Wolff, 1994; Swierczewski, 1978]. Героический поступок требует от человека мобилизации всех сил, напряжения воли, ума, проявления мужества и храбрости. Героическое в спортивном поединке может принять форму кратковременной вспышки всех физических и духовных способностей человека, а может потребовать и длительного напряжения, великого усилия воли, ума и сердца. В первом случае хрестоматийным примером героического является поступок Николая Тищенко, который в ответственном футбольном матче на Олимпийских играх в Мельбурне (1956 г.) получив тяжелейшую травму (перелом ключицы), тем не менее доиграл матч до конца и даже стал участником комбинации, в результате которой сборная СССР забила победный гол. Ярким примером длительного героизма может служить жизнь в спорте Л. Яшина, В. Третьяка и многих других выдающихся спортсменов.

Одной из форм проявления эстетического является трагическое [Jeu, 1972]. Эта эстетическая категория характеризует определенный социальный конфликт, развертывающийся в процессе свободного действия человека и сопровождающийся человеческим страданием и крушением важных для человека ценностей.

Применение данной категории в таком ее понимании в спорте во многом условно. Ведь, спорт, как обосновано в наших предыдущих работах [Столяров, 1997; Столяров, Самусенкова, 1996], возникает, формируется и развивается как гуманная, игровая модель соревновательных ситуаций реальной жизни. В реальной жизни соревнование, борьба нередко заканчивается трагически, по крайней мере для одной из соперничающих сторон. "Спортивная" модель соревнования призвана по возможности обезопасить участников соревнования от негативных последствий. Это достигается в спорте путем преобразования реальных соревновательных ситуаций в более гуманные, условные, игровые, основанные на определенных правилах, в том числе правилах-запретах. Спорт - это "как бы" борьба (нельзя ранить, уничтожить своего соперника), борьба-игра. Именно этим, например, фехтование как вид спорта отличается от боевого сражения на шпагах, саблях и т.д., а бокс - от уличной драки.

В этом смысле в спорте нет объективных оснований для трагических ситуаций. И не случайно, например, в игровых видах спорта, для которых характерно богатое конфликтами противоборство, высокодраматическая борьба, в конце состязания предусматриваются, как правило, гуманные жесты примирения с соперником, уважения к нему, Они устраняют (как минимум смягчают) трагический аспект спортивной борьбы. Другое дело, что при определенных условиях судьба какого-либо спортсмена может сложиться трагически.

Если трагическая ситуация в целом нетипична для спорта, то для проявления другого эстетического явления - комического здесь имеются широкие возможности. Чаще всего оно проявляется в таких формах, как юмор и ирония [см. Сerny, 1968; Ciupak, 1980 a, b; Snyder, 1991; Sprusinski, 1974]. Различного рода финты, обманные движения, остроумный обыгрыш нередко ставят соперника в смешное положение. Иногда высококлассные игроки специально используют эти приемы, чтобы в иронической форме подчеркнуть свое превосходство над противником и вывести его из психологического равновесия. Тем самым комическое может содействовать достижению победы. Зрители обычно подмечают и ценят такие комические ситуации, бурно реагируют на них, что, в свою очередь, является дополнительным стимулом для игроков в создании таких ситуаций. В наибольшей степени эта черта характерна, например, для южноамериканских футболистов или американских баскетболистов, которые стремятся позабавить публику различными трюками. Для спортсмена важно, однако, обладать чувством юмора, но не превращать комическое в самоцель.

Комическая ситуация в спорте может возникнуть и в результате несоответствия между целью действия и его выполнением. Типичным примером может служить ситуация, когда футболист неловко, неуклюже выполняет какой-нибудь технический прием или из выгодной позиции не попадает в ворота.

В отдельных случаях комическая сторона приобретает форму сатиры. Это бывает, когда спорт превращается в фарс, когда действительная спортивная борьба в корыстных целях подменяется разыгрыванием заранее обусловленного результата (примером такого фарса может служить скандально известный футбольный матч чемпионата мира 1982 г. в Испании между сборной ФРГ и Австрии). Комическое здесь нередко смыкается с безобразным и вызывает сарказм и сатирическое, отрицательное отношение. Грозным оружием против такого рода явлений в спорте является искусство в различных жанрах (карикатуры, шаржи, фельетоны и т.д.).

Таким образом, спорт действительно предоставляет огромные возможности самим спортсменам и зрителям для созерцания разнообразных эстетических ценностей, для наслаждения ими. В этом отношении спорт не только не уступает другим сферам жизнедеятельности, но порой и превосходит их. Особенно яркими и выразительными в этом плане являются спортивные праздники и парады.

При характеристике мира эстетических явлений спорта важно учитывать и то обстоятельство, что в спорте в разнообразных формах выступает эстетическая деятельность: по формированию прекрасного человека (с точки зрения физического совершенства, морально-волевых и других духовных качеств), как деятельность, направленная на эстетическое преобразование предметной среды ы спорта и т.д. Поэтому в спорте человек отнюдь не ограничивается созерцанием эстетических ценностей, но и приобщается к самой эстетической деятельности, в ходе которой они создаются.

Для понимания эстетического потенциала спорта важное значение имеет обоснованное в последние годы положение о том, что красота доступна восприятию не только в аудиовизуальной форме. К примеру, в процессе пения не только музыка является причиной возникновения чувства радости, но и то возбужденное состояние, которое формируется в процессе повышения интенсивности деятельности гортани.

Нечто аналогичное имеет место и в спорте. В спорте высших достижений, как известно, достигается совершенство в выполнении спортивных движений. С образованием совершенного навыка, как отмечают специалисты, у спортсменов возникает своеобразное комплексное ощущение, которое является результатом тончайших дифференцировок и синтеза показаний всех анализаторов. В плавании это ощущение называется "чувством воды", при беге на коньках - "чувством льда" и т.д. Комплексные ощущения такого рода отмечаются и в специальной литературе по игровым видам спорта. "Одной из сторон технического мастерства футболиста, - пишет, например, Г. М. Гагаева, - является совершенное владение мячом, т.е. наличие у него очень тонкого сложного специализированного восприятия особенностей мяча и его полета, расстояний до него, своих движений с мячом. Это специализированное комплексное восприятие принято условно называть "чувством мяча" [Гагаева, 1969, с. 43].

Некоторые ученые [Визитей, 1982; Takacz, 1973, 1974, 1981; Witt, 1982 и др.] относят эти специализированные, интегральные ощущения спортсменов к разряду эстетических. При этом подчеркивается, что необходимым условием формирования такого чувства является не только факт мышечной активности, но еще ряд условий: двигательное действие должно быть высоко автоматизированным; человек, осуществляющий это действие, должен стремиться достичь в нем максимального эффекта и потому не "загружать" сознание чем-то внешним, посторонним, а быть сосредоточенным на самом действии [см. Визитей, 1982, с. 130].

Однако вряд ли правомерно рассматривать как эстетические чувство мышечного удовольствия или совокупность различного рода гедонистических чувств и переживаний, возникающих в процессе спортивной деятельности. Другое дело, что на их основе у спортсмена действительно могут быть сформированы эстетические чувства и переживания [см. Сараф, 1978, 1981; Сараф, Столяров, 1984; Столяров, Сараф, 1984].

Эстетические эмоции и переживания в спорте во многом определяются его игровым характером. Игра всегда предельно насыщена в эмоциональном отношении. Она, как правило, связана не только с установившимися правилами, но и с выдумкой, изобретательностью, с творческим началом, непосредственно выражающим индивидуальные способности игроков. Все это определяет широкий диапазон эстетических переживаний, связанных с игровой деятельностью, а значит, и спортом.

Как подчеркивают исследователи творчества, наиболее ярко оно проявляется там, "где перейдена грань стандарта, механичности, где разорваны путы обычного, где возникает неудержимость людского стремления к совершенству и целесообразности" [Кудин, 1973, с. 38]. В спортивной деятельности заложены огромные возможности для творческого проявления сил и способностей человека, для выхода за привычные рамки, скажем, в определении тактики или стратегии спортивного поединка, в организации и проведении учебно-тренировочных занятий и т.д. [см. Brown, Gayner, 1967; Kopp, 1975]. Как отмечает Г. Л. Праздников, "не нуждается в пространном обосновании доказательство эвристически-творческого характера решений, принимаемых в сверхсложных состязательных ситуациях (особенно в спортивных играх). Импровизационная точность, мгновенное угадывание единственно верного решения, когда сознательный выбор вариантов просто невозможен, несомненно сближает особенности видения, мышления, двигательных реакций у спортсменов с аналогичными психическими процессами и физическими действиями в художественном творчестве" [Праздников, 1981, c. 12]. Pruvulovich, обосновывая эвристическую ценность спортивных соревнований, пишет: "Соревнование может выявлять и выявляет новые таланты, часто неожиданно и в разнообразных формах содействует развитию различных способностей, талантов и умений. Кроме того оно поощряет новые начинания и возбуждает стремление к приобретению новых знаний и более глубокому самовыражению" [Pruvulovich, 1982, p. 82-83].

Наличие условий для проявления творческих способностей -один из главных источников возникновения эстетического наслаждения от процесса спортивной деятельности.

Возможность поиска и применения новых, нестандартных, оригинальных приемов и решений имеется во всех видах спорта, особенно игровых. Например, в футболе большое пространство игрового поля, большое количество игроков, отсутствие временных ограничений на владение мячом, возможность выполнения технических приемов любой частью тела, кроме рук и т.д. предоставляют спортсменам широкие возможности для выбора и применения самых разнообразных технико-тактических действий. Успех сопутствует тому, кто способен на действительно творческие действия.

В спорте (особенно спорте высших достижений) спортсмен действует в присутствии других людей, которые наблюдают за ним. В этом плане деятельность спортсмена схожа с игрой актера, поскольку он стремится "найти контакт" с публикой, получить ее поддержку, почувствовать ее взволнованность. Первый в истории отечественной тяжелой атлетики чемпион мира в тяжелом весе А. С. Медведев писал по этому поводу: "Нам, спортсменам, так же как и артистам, необходим душевный контакт с публикой, необходима ее искренняя поддержка, ее взволнованность, которая, как по проводам, передается на сцену и зажигает исполнителей" [Медведев, 1981, с. 63]. Этот "контакт с публикой" является одним из главных источников эстетических переживаний спортсмена.

Важный источник эстетических переживаний в спорте - и сам накал спортивной борьбы за достижение победы. Эта борьба вызывает у спортсменов различные эмоции и переживания, которые достаточно подробно проанализированы и описаны психологами спорта. О. А. Черникова выделяет, например, такие эмоции спортивной борьбы: эмоции предстартовых состояний, спортивное увлечение, спортивный азарт, боевое воодушевление, "спортивная злость" и др. [Черникова, 1975, с. 192]. Некоторые из этих эмоций, такие, например, как "боевое воодушевление", "спортивное увлечение", вызывающие у человека радость, состояние вдохновения, весьма близки к эстетическим переживаниям, хотя и не тождественны полностью с ними [Визитей, 1982]. В состоянии "спортивного увлечения" спортсмен перестает замечать окружающие явления, не имеющие непосредственного отношения к ведению спортивной борьбы. Увлеченный игрой, он не слышит реакции публики, шум на трибунах, окликов товарищей. В этот момент вся его деятельность мобилизуется на выполнение требуемой в данной ситуации игровой деятельности. Эта деятельность доставляет спортсмену большое удовлетворение, и чувства, которые он испытывает в этот момент, во многом сходны с эстетическим.

Чувство прекрасного, возвышенного может вызвать не только процесс спортивной борьбы, но и ее результат, победа, особенно если спортсмен осознает их не только личную, но и социальную значимость. Вообще наличие истинной коллективности в значительной степени содействует эстетизации переживаний, возникающих у людей в процессе их совместной деятельности и как реакция на ее успешный результат [Визитей, 1982, с. 149]. Это в полной мере относится и к спорту, особенно к игровым видам спорта, где деятельность, как правило, носит коллективный характер.

Одной из характерных черт восприятия любого вида зрелищного искусства является эффект соучастия, сопереживания и сотворчества зрителя [Ратнер, 1980, с. 136]. Этот эффект, как правило, характерен для спортивного зрелища и во многом объясняет эстетические переживания зрителей, и, в частности, их способность воспринимать движения спортсменов как полные смысла и красоты [Kovich, 1971].

В основе чувства сопереживания и сопричастности в спорте лежит аналогичное действие психофизиологических механизмов участников соревнований и зрителей, а также психологическое отождествление зрителя со спортсменом. Зритель как бы ставит себя на место спортсмена и сопереживает с ним все перипетии спортивного состязания. Это чувство "сопереживания" способно духовно возвысить человека, заставить его почувствовать себя свободнее. У зрителя может возникнуть состояние, близкое к катарсису, когда человек преодолевает, обыденные, узкоутилитарные интересы и живет интересами социальной общности, поднимаясь к прекрасному и возвышенному (в связи с этим уместно вспомнить известное замечание Маркса о том, что "видя бесстрашного акробата ... мы забываем о себе, чувствуем, что мы как бы возвышаемся над собой ... и дышим свободнее" [Маркс, Энгельс, 1956, с. 169].

Важное место в мире эстетических явлений спорта занимают его "декоративные аспекты" - эстетическое оформление спортивных площадок, снарядов, спортивной атрибутики, костюмов спортсменов и т.д. [подробнее см. Сараф, 1978; Сараф, Столяров, 1984; Столяров, Сараф, 1982; Coubertin, 1922; Daume, 1981; Samaranch, 1990 и др.].

Отмеченные выше и другие, связанные с ними, эстетические проявления спорта - отнюдь не второстепенные, а весьма существенные его компоненты.

Прежде всего важно учитывать, что современный спорт выполняет важную зрелищную функцию. Под зрелищным обычно понимают такое действие, в котором достигается разрешение достаточно понятного зрителям конфликта с помощью активных, построенных по законам игровой стратегии действий, которые могут быть восприняты зрителем непосредственно в их развитии и сопровождаются глубокими эмоциональными переживаниями участников и зрителей.

Этим требованиям зрелищности удовлетворяет спорт. Он является деятельностью, которая совершается по строго оговоренным условным игровым правилам. Эти правила заранее известны и хорошо понятны зрителю. Ему известны цели действий спортсмена в соревновательной борьбе и способы, которыми можно воспользоваться для их достижения. В связи с этим соревнование выступает для зрителя как определенная смысловая целостность. Любое частное событие зритель может соотнести с общей идеей спортивной борьбы, что позволяет ему легко оценивать влияние этого события на результат действий противоборствующих сторон в целом.

Зрелищность спорта, особенно его игровых видов, определяет и острота спортивной борьбы. "Отнимите у футбола, хоккея или бокса остроту борьбы, - замечает по этому поводу Ю. Власов, - и эти виды утратят свое эстетическое воздействие на зрителей" [Власов, 1966, с. 16]. Острота борьбы дополняется драматизмом, неожиданной сменой ситуаций, а вследствие этого и непредсказуемостью результатов борьбы, что также определяет зрелищную привлекательность спорта.

Вместе с тем важно отметить, что эстетическая организация спортивных соревнований, эстетическое совершенство в выполнении движений способны существенно повысить зрелищность спорта. Американский философ P. Weiss отмечал по этому поводу, что одна из основных причин существования зрелищных видов спорта связана с желанием человека воспринимать совершенство, с удовольствием, которое он получает от такого восприятия [Weiss, 1969].

Особо важное значение в этом плане имеет техническое мастерство спортсменов. Чем выше техническая подготовка спортсменов, тем больше и масштаб задач, которые они способны решать, тем разнообразнее приемы, которыми они пользуются. Фантазия, импровизация, творческие решения различных игровых задач - вся эта "интеллектуальная красота" спорта, как это иногда называют, - существенно повышает зрелищную привлекательность спорта. И напротив, отсутствие мысли, шаблон, однообразие, схематизм в действиях спортсмена или команды резко снижают их эстетическую оценку, а значит, и зрелищность.

При обсуждении вопроса о значимости эстетического в спорте важно учитывать, что эстетический характер тех или иных феноменов в этой области тесно связан с их функциональным назначением. Для понимания этой связи следует напомнить тот уже отмеченный выше факт, что эстетически значимой, как правило, является совершенная форма, которая наилучшим способом выражает содержание, способствует эффективному выполнению определенных функций предмета, т.е. "функционально оправданная форма" [см. Сараф, Столяров, 1984]. Нельзя не вспомнить в связи с этим высказывание Ле Корбюзье о том, что "вещь продуманная в целом, должна быть эстетической, иначе что-то не в порядке". Это положение имеет прямое отношение и к спорту.

На эту сторону дела применительно к движениям специально обращал внимание видный деятель физкультурного движения нашей страны В. В. Гориневский. "Красивое в движениях, - писал он, - оказывается в большинстве случаев также и целесообразным в смысле функций. Некрасивые движения, неприятно действующие на наше сознание, оказываются во многих случаях излишними и нецелесообразными. Инстинкт красоты, очевидно, руководит нами в выборе наиболее правильных и полезных движений тела. Задачи эстетики и динамики движений как будто бы вполне совпадают" [Гориневский, 1951, с. 92].

Данное обстоятельство отмечали и другие теоретики спорта и сами спортсмены. Так, Ю. Власов неоднократно подчеркивал влияние артистичности выступления штангиста на его результат. Грубый жест над штангой, пренебрежение эстетическими законами организации окружающей обстановки, указывал он, приводит к ухудшению технических результатов. На эту сторону дела применительно к боксу обращал внимание и олимпийский чемпион по боксу Борис Кузнецов: "В чем истинная красота? По-моему, прежде всего в отточенности движений. То, что красиво, всегда совершенно и законченно. А значит, и целесообразно. На тренировках каждый прием, каждый удар нужно доводить до совершенства. Нужно создавать курс "хореографии бокса". Пластичность нужна нам не меньше, чем фигуристам или гимнастам" [Цит. по: Решетников, 1976, с. 70].

При характеристике роли эстетических феноменов в спорте, связи этих феноменов с их функциональным содержанием следует иметь в виду и еще один важный момент. Современный спорт - это не только соревнования, но и напряженная подготовка к ним. Тренировка спортсмена как многократное повторение упражнений - процесс в известной мере однообразный, монотонный, утомительный. А в современном спорта - на уровне высших достижений - она занимает у спортсменов шесть, а то и более часов в день. Вместе с тем известно, что одной из важных особенностей эстетического отношения к какой-либо деятельности является получение эстетического наслаждения от этой деятельности. Еще Гегель, характеризуя сущность эстетического отношения, отмечал, что только там, где деятельность представляется "не тяжелым трудом, а легкой, доставляющей удовлетворение работой, на пути которой нет никаких помех и неудач" [Гегель, 1968, с. 271], где она сопровождается первой радостью новых открытий, свежестью обладания, завоеванием наслаждения, силой мышц, ловкостью рук, изощренностью ума, смелостью и храбростью человека, возникает эстетическое отношение к действительности.

В этом плане эстетическое содержание тренировочного процесса и связанные с ним чувства эстетического удовольствия, наслаждения помогают нейтрализовать, преодолевать эту монотонность. Здесь важен и еще один момент: процесс деятельности, который доставляет субъекту эстетическое наслаждение, приобретает глубоко личностный характер, становится органическим компонентом мотивационной сферы личности, определяет способ его социального бытия.

Учет этого момента, на наш взгляд, имеет большое значение для организации всей педагогической деятельности тренера, так как формирование и развитие эстетического отношения к спорту является важным резервом повышения эффективности спортивной деятельности. Когда спортсмен испытывает эстетическое удовлетворение в процессе деятельности, от него требуется меньше усилий. И наоборот, напряжение воли и всех сил необходимо тем более, чем меньше деятельность, которой он занимается, увлекает человека своим содержанием и способом исполнения, следовательно, чем меньше в рассматриваемом случае спортсмен наслаждается своей деятельностью "как игрой физических и интеллектуальных сил", если воспользоваться словами Маркса. "Соревнование, - отмечал по этому поводу Л. Гиссен, - это праздник, а не самоистязание. Когда идешь на праздник, а не на эшафот, тогда все нипочем. И тогда-то у человека всегда открывается резерв в необходимые тысячные доли секунды, которые склоняют чашу весов в пользу сильнейшего" [Гиссен, 1977, с. 166].

Влияние эстетического содержания спорта на его функциональную сторону проявляется и в том, что организация того или иного вида спорта "по законам красоты" способна в корне изменить его. Так, например, танец на льду долгое время строился как механическое сочетание движений между собой и с аналогично соединенными музыкальными фрагментами. Голый техницизм и безликость спортивного танца тормозили его развитие, и прогресс этого вида фигурного катания был связан с осмыслением его как целостного, эстетически оформленного явления.

Или, например, бокс, который, казалось бы, весьма далек от эстетики: пока он понимался и реализовывался на практике как поток ударов, он был груб, жесток, "физиологичен". Выступление боксеров, исповедующих иной стиль ведения боксерского поединка: легкие, обманные движения, отточенные до совершенства движения рук и ног боксера, позволяющие ему уклоняться от ударов соперника и самому наносить их и т.д., привели к существенным изменениям и в самом боксе. Он стал истолковываться прежде всего как система искусной защиты.

При характеристике воздействия эстетических феноменов спорта на его функциональную сторону следует учитывать и роль упомянутых выше специализированных, интегральных ощущений спортсмена, на базе которых формируются и определенные эстетические переживания. Эти ощущения помогают спортсмену почувствовать господство над своим собственным телом, над деятельностью мышц, способствуют восприятию красоты спортивного действия, а вместе с тем оказывают влияние на повышение эффективности спортивного действия [см. Takacz, 1973, 1974, 1981].

Для примера можно сослаться на игровые виды спорта с мячом. Развитие "чувства мяча", как уже отмечалось, связано с умением спортсмена отключиться от окружающего и сосредоточиться на внутренних ощущениях и на самом действии. Это позволяет спортсмену в условиях крайнего напряжения успешно решать игровые задачи, сохраняя хладнокровие и выдержку, а значит, способствует повышению эффективности действий спортсмена, позволяет ему играть более уверенно и надежно. "Очень тонкая и точная регулировка движений и согласованность их с движением мяча, - замечает по этому поводу Г. М. Гагаева, - создают особое впечатление полного подчинения мяча игроку. При ведении мяча игрок, "имеющий чувство мяча", может вести мяч в нужном направлении, почти не смотря на него... При наличии "чувства мяча" игрок получает возможность, не уменьшая скорость бега и не переставая контролировать движения мяча, ориентироваться в игровых ситуациях, в расположении и перемещении других игроков [Гагаева, 1969, с. 44]. Можно отметить также, что "чувство мяча" повышает желание спортсмена работать с мячом, совершенствовать свое техническое мастерство, создает приподнятое, хорошее настроение.

Отметим, наконец, и воспитательное значение красоты спорта, его эстетического содержания не только для спортсменов, но и для зрителей. На эту сторону дела обратил внимание, в частности, Ю. Рост в полемических заметках о футболе на страницах "Литературной газеты". Спортсмены издавна, а теперь в особенности, указывает он, стали носителями символов, качеств не какого-то конкретного лица, а всего клуба, города, страны, которые они представляют. Когда один спортсмен, одна команда выигрывает у другой, это уже не воспринимается как частный случай из жизни данных спортсменов. Это событие приобретает более обобщенный смысл. Некий социальный оттенок приобретает и качество игры. Погоня за очками, без стеснения в средствах, серые, монотонные игры рождают новый тип болельщика, не понимающего игры, ее красоты. Для них неважно, как играют, важно, кто выигрывает. Среди других факторов, породивших эту новую форму "боления", считает Ю. Рост, надо учитывать и снижение игрового искусства [Рост, 1983].

В связи с тем, что эстетические явления выполняют важную роль в спорте, они представлены (по крайней мере могут быть) во всех его видах. И в этом плане вряд ли можно согласиться с мнением тех, кто разделяет виды спорта на "эстетические" и "неэстетические", высказывает негативное отношение к эстетической значимости отдельных видов спорта4. А. П. Родионов еще в 1965 г. в своей кандидатской диссертации на примере бокса убедительно показал, что не существует "неэстетичных" видов спорта [Родионов, 1965; см. также, Маслаков, 1981].

Вместе с тем, необходимо учитывать, что в разных видах спорта эстетическое содержание проявляется и функционирует по-разному.

Существенное влияние на эстетический потенциал той или другой деятельности оказывают, как уже отмечалось, условия для проявления творчества в этой деятельности. В спорте это проявляется, например, в том, что в одних его видах творческое воображение играет более важную роль на тренировках, тогда как на соревнованиях эта роль уменьшается (в толкании ядра, например), а в других видах спорта, наоборот (бокс, футбол, фехтование).

Далее, необходимо учитывать, что эстетические явления в разных видах спорта имеют различный "удельный вес". Например, в фигурном катании, художественной гимнастике и других так называемых "художественных" видах спорта, где судейская оценка непосредственно связана с учетом характера движений спортсмена, эстетические ценности принадлежат к числу главных, ведущих компонентов. В этих видах спорта эстетическое начало - "не просто сопутствующее явление, но структурно выделенный, "подчеркнутый" элемент спорта, обращенный непосредственно к спортивному результату" [Столяров, Сараф, 1982, с. 53]. Спортивная техника, спортивное совершенство в значительной степени связаны здесь с реализацией эстетической программы. Эстетическая ценность движения является здесь первичным, конструктивным элементом, который составляет предмет особой заботы тренера и спортсмена. К примеру, в прыжках с трамплина спортсмены в такой же степени заботятся о красоте полета, сколько и о его дальности. Можно согласиться с польским ученым Анджеем Тышкой, что в таких видах спорта, где критерием выступает не мера, вес, количество, а балльная оценка точности движения, красота является целью, поскольку она органически связана со спортивным результатом, спортивной победой.

Вместе с тем эстетическое содержание может быть не выделено структурно или выделено не столь явно. Так обстоит дело, например, в футболе, баскетболе и других видах спорта, хотя, еще раз подчеркнем, и в них оно играет весьма существенную роль.

Таким образом, мир эстетических явлений спорта необычайно богат. Этот мир создает огромные возможности для эстетического развития личности. Наблюдение за спортивным зрелищем, обладающим эстетическими качествами, занятия спортом и связанное с этим не только созерцание его эстетических ценностей, но и активное, творческое участие в разнообразных формах деятельности по их созданию - все это создает богатые возможности для приобщения человека к миру прекрасного, для развития у него эстетических способностей во всем многообразии их проявлений: от способности чувствовать и переживать красоту, наслаждаться ею и правильно оценивать прекрасное до способности творить и действовать по законам красоты и высокой нравственности.

Известные деятели искусства - артист Борис Чирков и кинодраматург Д. Полонский заметили однажды, что современный спорт "взял на себя часть огромной ответственности за воспитание человека, "конструирование" личности, нравственности, доброты, честности, товарищества". "И здесь у спорта, - по их мнению, - может быть не меньше возможностей, чем у просвещения и искусства" [цит. по газете "Правда" 26 авг. 1976 г.]. Эта оценка спорта в полной мере относится и к возможности его влияния на эстетическую культуру.

Учитывая важную эстетическую значимость спорта неправомерно рассматривать его как элемент лишь физической (соматической) культуры и к этому сводить все его культурное содержание. Такой подход к оценке культурного значения спорта настолько широко распространен, что приобрел характер догмы. Проделанный выше анализ показывает несостоятельность этой догмы применительно к эстетической культуре. В той мере, в какой со спортом связаны эстетические ценности, он проявляет себя как феномен не только физической, но также эстетической культуры.

К сожалению, огромный эстетический потенциал спорта не всегда учитывается. До сих пор встречается (особенно среди интеллигенции) мнение о том, что интерес человека к спорту (в отличие, например, от увлеченности театром, музыкой, живописью, поэзией и т.д.) и активные занятия спортом свидетельствуют о грубом или неразвитом эстетическом вкусе, поскольку сам спорт якобы лишен эстетической ценности и может лишь отрицательно влиять на эстетическую культуру личности. Как отмечал А. А. Френкин, "есть еще немало родителей, которые внушают своим детям представление о хореографическом искусстве как о чем-то абсолютно прекрасном, самом красивом, воплощенном изяществе, в отличие от грубого и обыденного спорта, в том числе обыкновенной гимнастики на брусьях, на кольцах, на перекладине" [Френкин, 1963, с. 94]. К сожалению, вступая в противоречие с самим собой, А. А. Френкин в той же работе высказывает мнение о том, что "искусство - более высокая форма эстетического освоения действительности, чем спорт" [с. 87].

Из проделанного выше анализа, в ходе которого обосновано наличие в спорте огромного мира эстетических явлений, следует, что если искусство понимать в первом из указанных выше смыслов, связывая его с эстетическими ценностями, эстетической деятельностью, то спорт, без всяких сомнений, должен быть отнесен к сфере искусства, а спортсмен высокого класса рассмотрен как артист.

На основе этого можно объяснить и само появление концепции спорта как искусства, идеи отождествления этих двух феноменов культуры.

Как заметил однажды М. Я. Сараф, при объяснении попыток отнесения спорта к сфере искусства прежде всего важно учитывать, что поистине стремительное развитие спорта проявило и для узкого круга специалистов, и для многомиллионных масс зрителей и спортсменов его высокую эстетическую значимость, подчеркиваемую к тому же средствами массовой информации. Эстетические закономерности стали играть весьма существенную роль в функционировании и развитии спорта. Стремление познать их вызвало потребность в эстетической теории спорта, а ее не было. Поэтому стали обращаться к искусству и искусствоведению в надежде найти там объяснение эстетическим феноменам спорта. Старались привести в действие весь аппарат эстетики как науки об искусстве и весь аппарат искусствоведения для познания сущности спорта, раскрытия загадки его красоты и привлекательности.

Из указанных выше аргументов тех, кто рассматривает спорт как искусство, а спортсмена как артиста, видно, что, как правило, они понимают искусство как то, что "создает красоту", причисляют к сфере искусства любую эстетическую деятельность, любое проявление высшего мастерства, все, что имеет определенную эстетическую ценность.

Так например, R. Maheo пишет: "В действии и ритме, свидетельствующих о совершенном владении пространством и временем, спорт приближается к искусству, которое создает красоту [выделено нами - В. С.]". На этом основании он сближает спортсмена с артистом и считает, что его действия "нельзя отделить от самого изящного балета, самого блестящего отрывка прозаического или стихотворного произведения, самых восхитительных линий в архитектуре" [Maheo, 1970, р. 190].

Б. Лоу, рассматривая спорт как искусство, а спортсмена как артиста, также основывается на том, что искусство и артистизм - это высокое индивидуальное умение, "превосходная степень мастерства", деятельность, связанная с созданием прекрасного [Лоу, 1984, c. 95]. "Особый стиль бега, точность ударов по мячу бейсболиста и т.д. - вот те критерии, исходя из которых мы называем атлета артистом", - пишет он [Лоу, 1984, c. 96].

Но против такого истолкования спорта как искусства и спортсмена как артиста вряд ли кто будет возражать. Вряд ли серьезным аргументом против рассмотрения спорта как искусства является тот, на который обращает внимание Peter J.Arnold: "поскольку конечной целью спорта является победа, а не красота, его нельзя считать искусством" [Arnold, 1978, p. 45].

Проблема состоит вовсе не в том, "создает ли спорт красоту", как это полагают некоторые участники дискуссии [см. например, Best, 1974; Arnold, 1978]. Вопрос о взаимоотношении спорта и искусства становится действительно проблемой, действительно дискуссионным в том случае, если искусство понимать в ином смысле: как вид эстетической деятельности, связанный с созданием художественных образов, т.е. как художественное творчество.

И суть проблемы, дискуссии как раз и состоит в том, можно ли спорт (по аналогии с искусством) рассматривать как художественное творчество, как отражение действительности в художественных образах.

1.4. Спорт и художественное творчество

На первый взгляд, особенно при обращении к таким видам спорта, как художественная гимнастика, фигурное катание на льду и т.п., на поставленный выше вопрос можно ответить утвердительно. Создается впечатление, что в лучших своих программах спортсмены создают яркие и запоминающиеся художественные образы, аналогичные тем, которые составляют сущность произведений искусства, только используют для этого специфические средства.

Однако это впечатление обманчиво. В строгом смысле слова у спортсменов - даже в указанных видах спорта - речь идет не о художественных образах, а об эстетической выразительности и эстетическом совершенстве их действий.

Тенденция к усилению эстетической выразительности и стремление к совершенству движений - характерная особенность современного спорта. Тенденция эта тем сильнее, чем более значимой в спорте становится его эстетическая сторона. И спортсмены высокого класса действительно добиваются эстетического совершенства в своих действиях.

Однако не всякое эстетически совершенное движение (как и вообще не всякий эстетически совершенный предмет) является художественным образом и относится к сфере искусства5.

Как справедливо отмечает J. Stolnitz, "за пределами искусства существует обширный класс действий, правильно названных умелыми, которые могут претендовать на то, чтобы считаться эстетическими." [Stolnitz, 1973, p. 7].

Чтобы уточнить это положение, заметим, что существуют многообразные так называемые "конструктивные" виды эстетической практики (например, художественное проектирование предметов, оформление садов и парков, аранжировка цветов и т.п.), в процессе которой (в отличие от художественной деятельности в искусстве) создаются эстетически ценные предметы, не являющиеся художественными образами, произведениями искусства, и не оцениваемые как таковые [см. Безмодин, 1975; Коломиец, 1987; Новикова, 1976; Саркисова, 1974].

Разъясним данное положение. Если речь идет о произведениях искусства (допустим, о романе, картине художника и т.д.), они, как правило, сопоставляются с той реальной жизнью, которую призваны определенным образом осмыслить. Их ценность не только в том, что это эстетически совершенные объекты, но прежде всего в художественном отображении действительности. Так, живописное полотно не только и не столько красивый предмет, который может быть использован для украшения интерьера, но прежде всего создание, в художественной форме отображающее определенную реальность. Точно так же персонажи литературного произведения создаются и оцениваются в первую очередь как образы, концентрирующие в себе качества реальных прототипов, отмеченных печатью определенных исторических условий [ср. Андреев, 1980, с. 20-21].

Совсем иной подход к созданию и оценке продуктов "конструктивных" видов эстетической деятельности. Они (например, красивый букет цветов, спроектированный дизайнером автомобиль или созданный садовником живописный парк) создаются и оцениваются только как эстетически совершенные объекты и не соотносятся с какими-то другими предметами, отличными от данных, не рассматриваются как их художественные образы.

Аналогичная ситуация присутствует и в спорте. В современном спорте (особенно в спорте высших достижений) спортсмены, как уже отмечалось выше, стремятся придать своим действиям эстетическую выразительность и эстетическое совершенство. Это особенно характерно для тех видов спорта, где эстетическое впечатление от выполняемых спортсменом действий прямо и непосредственно влияет на спортивный результат (через судейскую оценку).

Для усиления эстетического впечатления некоторые спортсмены (например, фигуристы в фигурном катании на льду, гимнасты в художественной гимнастике) прибегают и к созданию определенных образов с помощью движений.

Нередко это дает повод для отнесения выступлений этих спортсменов и указанных видов спорта к искусству. Так например, А. А. Френкин при решении вопроса об отношении спорта и искусства исходит из того, что "первым и необходимым признаком искусства является создание художественных образов". В связи с этим он не относит к сфере искусства такие жанры циркового мастерства (жонглирование, дрессировку животных, цирковую акробатику и гимнастику, высшую школу верховой езды, силовые номера, эквилибристику, мастерство канатоходцев и т.п.), которые "не поднимаются до уровня художественных образов". К искусству он причисляет "те жанры циркового мастерства, которые органично связаны с литературой, музыкой, театром" (клоунаду, характерные и комические танцы, музыкальные номера), "потому что лучшие мастера цирка создают в этих жанрах острые и яркие художественные образы".

С этих позиций А. А. Френкин подходит и к решению вопроса об отношении спорта, тех или иных видов спорта к искусству. По его мнению, "к искусству в точном значении слова относятся такие виды спорта, как фигурное катание на коньках и художественная гимнастика, но в тех случаях и в той мере, когда крупнейшим мастерам удается создать в этих видах спорта высокохудожественную произвольную программу и передать посредством художественных образов определенное настроение, чувства". С этой точки зрения, считает А. А. Френкин, можно говорить и об элементах искусства в произвольной программе вольных упражнений спортивной гимнастики, особенно женской, в исполнении Л. Латыниной, П. Астаховой и других. "Об остальных же видах спорта, - полагает А. А. Френкин, - можно говорить как об искусстве лишь в переносном значении, как о совершенном мастерстве" [Френкин, 1963, с. 91-92].

Вряд ли можно согласиться с отнесением к искусству указанных видов спорта и выступлений в них даже лучших спортсменов.

Во-первых, если в спортивном выступлении и создается образ, то весьма специфический и отличающийся от тех художественных образов, которые характерны для искусства. Как правило, это всегда обобщенный, символический образ. При этом он может заключать в себе определенную смысловую интонацию - мягкую, лиричную или мужественную, вызывающую. Обманное движение иногда имеет характер иронии.

Во-вторых, и это, пожалуй, главное, такие образы - даже в указанных видах спорта (не говоря уж о других - таких, как бокс, легкая атлетика, спортивные игры и др.) не являются органическим и необходимым элементом спорта. Если спортсмен и стремится создать какой-то художественный образ, это никак не диктуется логикой спортивного состязания. В силу самой специфики спорта, особенностей спортивной деятельности перед спортсменом не стоит задача - по крайней мере как главная и основная - создать такой образ, отразить в своих движениях какие-то другие явления, дать их изображение.

Во многих видах спорта (например, в спортивной и художественной гимнастике, фигурном катании, акробатике, прыжках в воду, синхронном плавании, батуте) - часто их называют "технико-эстетическими видами спорта" - при оценке выступления спортсменов учитывается эстетические показатели их спортивно-технического мастерства. Основные из этих показателей, выявленные на основе контент-анализа [см. Смирнов, Шарабарова, Дудкина, 1979], проанализировал Ю. И. Смирнов [1991], опираясь на разъяснения и рекомендации специалистов [Вербова, 1967; Гавердовский, 1974; Коренберг, 1972; Лисицкая, 1984, 1987, 1988; Лобжанидзе, 1980; Максимова, 1980; Морель, 1971; Резников, 1974; Энтжес, 1965 и др.].

Приведем данную им интегративную характеристику наиболее важных эстетических показателей спортивно-технического мастерства, которые учитываются при судействе.

Красота - легкость, геометрическая точность, согласованность, ритмичность, последовательность, гармоничность сочетания движений и музыки и т.п. [с. 12-13]. Зрелищность, эффектность, яркость - оригинальность, широта движений, смена темпа, характер движений, эмоциональных нюансов, согласованность работы и высокое индивидуальное мастерство [с. 14-16].

Гармония (гармоничность) - наилучшее соотношение, установленное между составными элементами двигательного акта [с. 15]. Естественность - легкость, непринужденность, отсутствие натянутости, непосредственность, простота [с. 15-16]. Ритмичность - правильная организация движений во времени, закономерное чередование (длительность, паузы, акцентирование) отдельных элементов движения [с. 24-25]. Амплитудность - размах движений отдельных частей тела по отношению друг к другу и всего тела по отношению к снаряду [с. 25-26].

Техничность - система действий спортсмена, соответствующая современным представлениям об образцовой технике исполнения, обеспечивающая максимальную эффективность его движений, уровень владения совокупностью необходимых двигательных навыков [с. 17].

Музыкальность - соответствие движений характеру музыки, соблюдение темпа, заданного композитором и ритма произведения. Хореографичность - характеристика исполнительского мастерства, связанная с соответствием движений рук, ног, туловища и осанки принятым нормам хореографии [ с. 19].

Виртуозность. По мнению Ю. И. Смирнова, наиболее полное определение виртуозности (по крайней мере применительно к гимнастике) дал В. М. Смолевский с соавторами. В узком смысле слова под виртуозностью они понимают особенно техничное исполнение какого-либо элемента с проявлением некоторых характеристик движения в "превосходной степени", а в широком смысле слова - высшую ступень мастерства спортсмена, проявляющуюся при исполнении не отдельных элементов, а комбинаций в целом [с. 22].

Динамичность - сложная характеристика двигательного акта, которая является результатом соотношения внутренних и внешних сил, обусловливающих его выполнение, и конкретно выражается отдельными характеристиками движений - темпом, ритмом, амплитудой [с. 23-24]. Легкость - характеризует движения, которые совершаются с малым усилием, без физического напряжения [с. 24]. Точность - качество двигательного акта, реализованное соблюдением заранее установленной системы характеристик [с. 26]. Пластичность - закономерная последовательность сменяющихся положений человеческого тела, а также его отдельных частей, при условии их гармонической слаженности, непрерывности, слитности [с. 26-27]. Мягкость - умение двигаться эластично, гибко, ритмично, способность расслабляться [с. 27]. Элегантность - изящество, сдержанность, внимание к выразительности линии, мягкость, пластичность.

Художественность. Как отмечает Ю. И. Смирнов, в спорте под художественными движениями понимается "... система физических упражнений, преимущественно танцевального характера, отличающихся ритмичностью, пластичностью, выразительностью, особой утонченностью движений, органической связью с музыкой" [с. 16].

Выразительность. В "Энциклопедическом словаре по физической культуре и спорту", отмечает Ю. И. Смирнов, выразительность движения определяется как выполнение упражнения с эмоциональным отражением замысла и особенностей движений.

Основа эмоциональной выразительности в технико-эстетических видах спорта - субъективное переживание исполнителем музыкального сопровождения. Например, в художественной гимнастике выделяют следующие основные компоненты выразительности исполнения: соответствие движений характеру музыки, логическая правдивость поз, эмоциональная насыщенность упражнения. Эмоциональное переживание связано с двигательной интерпретацией музыки, нюансами движений (торжественно, энергично, плавно, жизнерадостно и т.п.), достигающимися соответствующей регуляцией движений и дозировкой усилий. "Выразительность исполнения достигается отражением в движениях эмоциональных особенностей и характера музыкального аккомпанемента" [с. 17-19].

Артистичность - совершенство, законченность, выразительность, изящество, самобытность выполнения движений и упражнения в целом [с. 20-21].

Культура движений. Ю. И. Смирнов отмечает разногласия в истолковании данного показателя. Он указывает, в частности, на широкое и узкое его толкование. В широком смысле слова под культурой движения понимают технику и школу исполнения упражнений, манеру держаться, умение изменять в нужный момент направление, амплитуду, скорость, темп, ритм движений, динамичность, элегантность, пластичность и легкость движений. В более узком смысле ее связывают с правильной осанкой, точностью в положениях рук, головы, туловища, оттянутыми носками им выпрямленными коленями [с. 21].

Мы специально привели указанные выше характеристики основных эстетических показателей спортивно-технического мастерства, которые учитываются при судействе, для того, чтобы показать, что в ходе оценки выступлений спортсменов даже в технико-эстетических видах спорта речь идет об эстетических, а не художественных компонентах деятельности. Ни в одном виде спорта не измеряется и не оценивается умение спортсмена создать образ, соответствие этого образа какому-то оригиналу и т.д. Такой оценки нет даже в тех конкурсах и соревнованиях, которые недавно из мира искусства перешли в мир спорта (например, при судействе соревнований по спортивному, или "акробатическому", рок-н-роллу, соревнований по спортивным танцам, которые ранее проводились как конкурс бальных танцев и т.д.).

Если же сам спортсмен выдвигает на передний план задачу создания художественного образа в своих действиях, это мешает ему активно участвовать в спортивном состязании и, тем более, добиваться победы в строгом соответствии с законами самого спорта, правилами спортивных соревнований (ср. например, старания некоторых футболистов имитировать, "художественно" изображать якобы полученную ими травму).

Этим спорт - как соревнование в указанном виде игровой (и модифицированной игровой) деятельности [Столяров, 1997 а, б; Столяров, Самусенкова, 1996] - отличается от соревнований в художественном творчестве (от художественных конкурсов в театре, кино, балете и т.д.), где сравнивается, сопоставляется и оценивается именно умение создавать художественные образы.

Таким образом, органическим элементом спорта является не художественная, а эстетическая деятельность. Она связана с достижением эстетически выразительных, совершенных спортивных действий и движений, а не с созданием художественных образов.

Это не значит, что спорт вообще нельзя рассматривать как отражение действительности. Спортивное соревнование (центральный элемент спорта) возникает, формируется и развивается как гуманная, игровая модель соревновательных ситуаций реальной жизни. Спорт существенным образом зависит от особенностей того общества, той социальной структуры и культурной среды, в рамках которых он функционирует и развивается. В этом плане спорт является определенным отражением реальной жизни, общества.

Но это - не отражение в художественных образах. Оно существенно отличается от отражения действительности не только в искусстве, но и в науке. Ученый, как и художник, сознательно стремится к созданию образов, в которых содержатся определенные сведения о действительности, дается ее изображение и осмысление, Непосредственная задача спортсмена вовсе не состоит в этом, и он не должен стремиться к этому. Непосредственная функция спорта, спортивных действий в отличие от научных знаний, художественных образов в искусстве вовсе не состоит в том, чтобы "нести информацию, сведения о чем-то", "быть изображением чего-либо".

Поэтому ошибочно утверждать, будто спорт и спортивные действия отражают действительность в том смысле, в каком ее отражают знания, произведения изобразительного искусства, литературы, и что "спортивное соревнование можно рассматривать как знаковую систему, одну из форм образного отражения действительности" [Родиченко, 1974, 1978].

Применительно к спорту можно говорить лишь о так называемом "косвенном отражении" [характеристику этой формы отражения в отличие от образного отражения действительности см. в: Столяров, 1969, 1981]. Оно состоит в том, что определенным особенностям социальной структуры общества могут соответствовать определенные особенности самого спорта - его организации, социальных функций и т.д. В этом смысле спорт "отражает" общество, спортивное соревнование, как отмечалось выше, является гуманной игровой моделью соревновательных ситуаций реальной жизни, действия спортсмена могут более или менее адекватно воспроизводить какие-то другие действия (хотя сам спортсмен может и не стремиться к этому) и т.д.

Различие спорта и искусства особенно ярко видно, если сопоставить спорт с театром и спортсмена с актером. Несмотря на наличие некоторых общих моментов (см. выше) они принципиально отличаются друг от друга.

Непосредственная задача театрального актера - в своих действиях создать как можно более адекватный образ того или иного персонажа, героя. Перед спортсменом стоит иная цель: наиболее эффективно, эстетически совершенно, выразительно выполнить определенные действия для достижения победы в соревновании.

В отличие от образа, создаваемого актером, спортивную борьбу никак нельзя назвать условной (хотя условны правила игры и признаки победы). И эта борьба складывается не по законам драматургии. В частности, театральное действие абсурдно без зрителей, а для спортивного состязания это вовсе не обязательное условие [Сараф, 1978, c. 48].

При всей своей важности зрелищная сторона состязания и присутствие болельщиков не составляют цели спорта как такового, а возникают как сопутствующие ему явления. Другое дело, что эти явления становятся важным компонентом при выполнении спортом зрелищной функции, а значит, и определенной разновидности спорта - зрелищного спорта.

Но и эта разновидность спорта не является театральным зрелищем. Таковым могут быть некоторые явления, сопутствующие спорту - например, различного рода показательные выступления, спортивные праздники, парады, цирки и т.п. Но здесь спортивной борьбы в собственном смысле нет. Вместо нее чаще всего демонстрируется поставленное режиссером действие, имитирующее состязание или выражающее в определенной символике ценности спорта.

Если речь идет о показательных выступлениях спортсменов, о цирках и т.д., такая подмена спорта театральным зрелищем имеет определенное оправдание. Совсем другое дело, когда реальный спортивный поединок, имеющий, естественно, и определенную зрелищную сторону, сознательно подменяется тем его зрелищным "театральным" вариантом, в котором полностью отсутствует подлинная спортивная борьба.

Это происходит в том случае, когда еще до начала спортивной борьбы спортсменами уже решен (добровольно или под давлением) вопрос о ее исходе, и они старательно разыгрывают (как актеры) предназначенные им роли (спортивный "театр") во время самого поединка. В таком случае спорт лишается не только своего реального содержания, превращаясь в настоящий "театр", но и вызывает справедливое возмущение зрителей, как это было, например, во время скандального матча футбольных команд ФРГ и Австрии на чемпионате мира в Испании (1982 г.).

В этом смысле перед всяким профессиональным спортивным поединком (будь-то футбольный или хоккейный матч, боксерский поединок и т.д.), стоит весьма сложная проблема. Одна из наиболее важных его функций - зрелищная. Этот поединок должен создать такой увлекательный "спектакль", который привлечет на трибуны как можно больше зрителей.

Весь вопрос состоит в том, как будет решаться эта проблема зрелищности. Один путь ее решения - замена спорта искусством, когда вместо реальной спортивной борьбы демонстрируется отрежиссированное представление, театральный спектакль, в котором заранее определено, кто и каким образом победит. Другой путь - сохранение спортом своей специфики и создание яркого, увлекательного зрелища за счет демонстрации высокого технического мастерства, острой, бескомпромиссной (при соблюдении принципов "честной игры") и подлинной спортивной борьбы, в которой до последнего мгновения неясно, кто будет победителем.

Таким образом, признавая огромный эстетический потенциал спорта, все более важное место, которое в нем отводится эстетическому компоненту, возможность эффективного использования спорта для формирования эстетической культуры человека, неправомерно отождествлять его с искусством, рассматривать как определенную разновидность последнего, если само искусство понимать как художественное творчество, связанное с отражением действительности в художественных образах [обоснование этого вывода см. также в: Сараф, 1978, 1981, 1994; Сараф, Столяров, 1984; Столяров, 1982; Столяров, Басин, 1989; Столяров, Лазарев, Самусенкова, 1996; Столяров, Самусенкова, 1996; Столяров, Сараф, 1982; Столяров, Сараф, 1984; Best, 1974, Parry, 1986; Stolyarov, 1984, 1985; Takacz, 1973, 1981; Witt, 1982]. С точки зрения своего эстетического содержания спорт следует относить не к сфере искусства (в указанном его понимании), а к сфере отмеченных выше "конструктивных" видов эстетической деятельности.

Во избежание неправильного толкования этих выводов сделаем ряд пояснений к ним.

Во-первых, проведенное различение спорта и искусства имеет смысл лишь в рамках введенной выше системы понятий, которая в первую очередь включает в себя понятия "спорт" и "искусство", и той интерпретации, которая им была дана. Довольно часто, как отмечалось выше, встречаются другие интерпретации этих понятий, в том числе такие, при которых указанное различение утрачивает свой смысл.

Во-вторых, в обсуждаемой проблеме важно различать ее содержательный и терминологический аспекты. В содержательном плане, который является основным, главное состоит в том, чтобы в системе введенных понятий четко были различены, не смешивались друг с другом указанные выше явления: игровая деятельность и две указанных ее разновидности; творческая деятельность по отражению действительности в художественных образах; соревнования в игровой и модифицированной игровой деятельности; другие виды соревнований и т.д. Что касается терминологического аспекта, то, как известно, один из принципов методологии научного исследования гласит, что "о терминах не спорят". Поэтому вопрос о том, какими терминами будут обозначаться указанные явления - имеет второстепенное значение, и в этом плане возможны различные варианты (выше уже отмечалось, например, что конкурс бальных танцев в настоящее время стали называть "соревнованиями в спортивных танцах"). Другое дело, целесообразность того или другого использования вводимых терминов - желательно, чтобы они соответствовали реальной практике общения и т.д. [подробнее см. Столяров, 1997а].

В-третьих, важно учитывать, что речь идет о теоретическом анализе взаимоотношения спорта и искусства. Такой анализ всегда предполагает не только определенные абстракции, но также идеализации, упрощения. Мир реальных явлений (в том числе реального спорта и реального искусства), конечно, значительно более сложный.

В-четвертых, из несводимости спорта к искусству вовсе не следует вывод, будто они вообще не имеют ничего общего между собой и никак не связаны между собой. Как уже отмечалось выше, спорт и искусство имеют много общего между собой. Нередко они настолько близко подходят друг к другу (к примеру, в спортивных танцах, в фигурном катании, в художественной гимнастике, в некоторых художественных конкурсах - танцевальных, музыкальных и т.д.), что лишь очень небольшая грань отделяет их от полного слияния друг с другом. В этом смысле их можно трактовать как переходные, промежуточные явления между спортом и искусством. И уж тем более следует учитывать неразрывную связь, постоянное взаимодействие спорта и искусства. Одна из основных тенденций их современного развития, как будет показано ниже, состоит как раз в том, что они все ближе соединяются, взаимодействуют, переплетаются друг с другом.

К взаимоотношению спорта и искусства в системе явлений культуры в полной мере применимы слова Ю. Лотмана о специфике, несводимости друг к другу таких двух сфер культуры, как искусство и наука, и о том, что чем больше искусство остается искусством, а наука наукой, чем специфичнее их культурные функции, тем реальней и продуктивней диалог между ними [см. Лотман, 1978].

II.

Проблема интеграции спорта с искусством и пути ее решения

От интеграции спорта с искусством
к новой интеграционной модели спорта
Или:
От интеграции спорта с искусством к спАрту

Здесь отличие - СпАрт противопоставляется спорту, а не рассм-ся как его модель.

План:

I. Этапы интеграции спорта с иск-м:

а) внешняя

б) вкл. спорта в его трад. форме и иск-ва в соревн. программу без единого зачета (др. Олип. Игры)

в) включ. в единый зачет

II. От интеграции спорта с искусством к СпАрту:

- новые компл. формы сор-ия;

- новая система оценок;

......................................

При таком подходе я исключаю из СпАрта спарт. многоборье.

В последнее время ряд ученых и общественных деятелей поднимает вопрос о необходимости интеграции спорта и искусства [см. например, Зухора, 1982; Рачев, 1986; Samaranch, 1990; Zuchora, 1976, 1980, 1981].

Но при этом, как правило, отсутствует четкая постановка самой проблемы, характеристика ее роли и значения в настоящее время, не проводится научный анализ широкого комплекса связанных с ней вопросов: возможна ли на практике интеграция спорта и искусства? Как следует понимать эту интеграцию, каково ее содержание, в чем конкретно она должна заключаться? Какие факторы определяют необходимость интеграции спорта и искусства? Насколько она реальна, каковы основные направления и конкретные пути ее реализации? Какой социально-культурный эффект можно ожидать от этой интеграции?

Попытаемся ответить на эти вопросы, опираясь на ранее проведенные нами и под нашим руководством исследования по данной проблеме [см. Самусенкова, 1996; Столяров, 1982, 1988, 1989, 1991, 1993, 1997 а, б; Столяров, Басин, 1989; Столяров, Лазарев, Самусенкова, 1996; Столяров, Самусенкова, 1996; Столяров, Сараф, 1982, 1984; Stolyarov, 1977, 1978, 1983, 1984, 1985, 1989, 1990, 1991].

2.1. Теоретический анализ

Теоретический анализ обсуждаемой проблемы предусматривает уточнение понятия "интеграция" спорта и искусства, определение основных направлений и путей этой интеграции, а также самой ее необходимости.

2.1.1. Понятие, основные направления и пути интеграции спорта с искусством

Понятие интеграции. При определении содержания этого понятия целесообразно исходить из общего понимания интеграции. Под интеграцией обычно понимают: 1) процесс и результат сближения разнородных явлений и 2) процесс возникновения и укрепления связей, возрастания объема, частоты, интенсивности взаимодействия между ранее разъединенными, неупорядоченными явлениями, элементами системы, результатом которого является объединение этих явлений в единое целое, повышение степени целостности и эффективности действия системы.

Данный процесс и его результаты рассматривается как противоположный дифференциации: 1) процессу и результату возникновения из единого целого разнородных явлений, усиления различий между ними и 2) процессу ослабления (прекращения) связей, взаимодействий между элементами системы.

Так например, согласно Энциклопедическому словарю, "интеграция (лат. integratio - восстановление, восполнение, от integer - целый), 1) понятие, означающее состояние связанности отд. дифференцированных частей и функций системы, организма в целое, а также процесс, ведущий к такому состоянию. 2) Процесс сближения и связи наук, происходящий наряду с процессами их дифференциации" [Советский энц. словарь, 1980, с. 501]6.

Исходя из этого, под интеграцией спорта и искусства целесообразно понимать: 1) процесс и результат сближения по ряду параметров этих двух элементов культуры и 2) процесс и результат укрепления связи, усиления взаимодействия между ними.

Некоторые исследователи, не признающие принципиального различия между спортом и искусством, под интеграцией данных элементов культуры понимают их фактическое слияние, совпадение, отождествление. Главное направление интеграции они усматривают в преобразовании спорта в определенную разновидность искусства.

Так например, еще в начале XX в. Л. Нелидова предлагала преобразовать спортивную гимнастику в балетную гимнастику. "Все системы гимнастики, - писала она, - основаны лишь на чисто механических движениях, не требующих участия мысли и воображения. Укрепляя во многих случаях физическую сторону человека, они совершенно не заботятся о развитии его эстетической и моральной стороны. Поэтому все эти гимнастики не в состоянии принести той широкой пользы человечеству, какую может ему принести и уже приносила балетная гимнастика, вылившаяся в искусство и поэтому можно сказать, "идеальная" форма гимнастики" [Нелидова, 1908, с. 3].

Л. Нелидова справедливо обратила внимание на социальную потребность в такой гимнастике, которая содействует не только физическому развитию человека. но также формированию его эстетической, художественной и нравственной культуры. Такая гимнастика действительно необходима. Были развиты и практически используются не только "балетная гимнастика", но и другие ее формы (см. ниже).

Ошибочность позиции Л. Нелидовой состоит, однако, в том, что, во-первых, не учитывается огромный эстетический потенциал спортивной гимнастики и, во-вторых, предлагается преобразовать спортивную гимнастику в балетную, "идеальную" гимнастику, относящуюся к сфере искусства.

Проведенный выше теоретический анализ, в ходе которого обосновано принципиальное различие спорта и искусства, дает основание оценить путь их интеграции, предусматривающий преобразование одного из них в другое, как ошибочный и несостоятельный. Следует согласиться с А. А. Френкиным, который приводит в своей книге указанную цитату Л. Нелидовой и так оценивает ее: "Балетная гимнастика необходима в хореографии, но нецелесообразно подменять ею спортивную гимнастику. В приведенной цитате прямо говорится, что балетная гимнастика вылилась в искусство. Значит, ей достойное место в балетной школе. Став искусством, она не становится "идеальной" гимнастикой" [Френкин, 1963, с. 94]. Правда, сам А. А. Френкин, выступая против замены спортивной гимнастики на "балетную", считает возможным, как мы уже отмечали, отнести к сфере искусства ряд других видов спорта - художественную гимнастику, фигурное катание и т.д.

Рассмотрим теперь те два аспекта и два направления интеграции спорта и искусства, которые мы оцениваем как возможные, реальные и необходимые.

Сближение спорта и искусства. Как было показано выше, спорт и искусство - два существенно отличающихся друг от друга элемента культуры. Некоторые их различия связаны с самой природой этих явлений, и потому не могут быть устранены. Но есть и такие различия, которые носят временный характер и в принципе, при определенных условиях могут быть преодолены, по крайней мере уменьшены, на основе чего возможно сближение спорта и искусства, "сглаживание" различий между ними. Это и составляет один аспект интеграции спорта с искусством.

По каким параметрам не только возможно, но и необходимо сближение спорта с искусством?

Применительно к спорту речь идет прежде всего о его эстетическом и духовно-нравственном содержании.

По своему эстетическому и духовно-нравственному потенциалу спорт не уступает другим формам и видам современной культуры, в том числе искусству. Однако, как уже отмечалось выше, эстетический потенциал спорта в настоящее время реализуется недостаточно полно и эффективно, а вместе с тем наблюдается определенная девальвация нравственных и других духовных ценностей в спорте, особенно в спорте высших достижений.

Поэтому повышение эстетической и духовно-нравственной значимости спорта представляется нам одним из наиболее важных направлений его сближения его с искусством, в котором наиболее ярко представлены эстетические и другие духовные ценности.

Это направление соответствует и объективным потребностям самого спорта. Как отметил президент МОК Хуан Антонио Самаранч в своем приветствии участникам III Всероссийской научно-практической конференции "Олимпийское движение и социальные процессы" (Санкт-Петербург, 13-14 октября 1992 г.), "наш современный мир и спорт, который является его важным проявлением, нуждаются в духовности". В этой ситуации, подчеркнул он, "очень важно продолжать стойко сохранять традиции нашего движения, ее моральные и воспитывающие ценности, все то, чем и отличается Олимпизм".

Выступая 6 ноября 1995 г. перед участниками 50-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, в повестку дня которой было включено обсуждение олимпийского идеала, Х. А. Самаранч еще более четко сформулировал эту позицию: "олимпийское движение делает все возможное, чтобы народы планеты могли гармонично развиваться... Рассматривая спорт как часть образования и культуры, олимпийское движение стремится внедрить такой образ жизни, который основан на радости творчества и который гармонизирует умственное и физическое развитие личности... говоря о воспитании в духе олимпийских идеалов, мы говорим об этическом воспитании личности" [Президент МОК..., 1996, с. 7].

Но насколько реально повышение духовно-нравственной и эстетической значимости спорта? Что для этого необходимо сделать в первую очередь?

Для ответа на эти вопросы важно учитывать те социальные барьеры, которые препятствуют в настоящее время практической реализации (по крайней мере в полном объеме) огромного духовного, в том числе эстетического и нравственного, потенциала спорта, и, значит, снижают его духовно-нравственную и эстетическую ценность.

К числу таких барьеров, связанных с самим спортом, социально-педагогической деятельностью в спорте, в первую очередь относятся следующие:

1) негативные особенности используемой модели организации и проведения спортивных соревнований (акцент на соперничество, конкуренцию, всемерное - в том числе материальное - поощрение победителей без учета нравственных, эстетических и других аспектов их поведения, раздельное участие инвалидов и не-инвалидов и т.д.), а также культивируемых видов спорта (например, их недостаточно ярко выраженный эстетический характер);

2) преимущественная ориентация специалистов, ведущих спортивную работу с населением, в том числе с детьми и подростками, лишь на решение задач физического воспитания, слабое использование занятий спортом и спортивных соревнований для формирования и совершенствования творческих, эстетических и других духовных способностей человека, его нравственной, коммуникативной, экологической культуры и т.д.;

3) педагогические принципы, на которых построена сложившаяся система работы с населением в области спорта: вся активность обычно исходит лишь от педагога (преподавателя, тренера, организатора), а ученики выступают как пассивный объект их педагогического воздействия; не учитываются в полной мере индивидуальные личностные особенности тех, на кого направлено данное воздействие и т.д.;

4) широко распространенные в общественном мнении стереотипы (представление о том, что вся ценность занятий спортом сводится лишь к их воздействию на здоровье и физическое развитие человека; мнение о негативном влиянии спорта на духовную культуру людей; укоренившийся в общественном сознании образ "пана-спортсмена" - физически крепкого, здорового человека с накачанными в результате занятий физическими упражнениями мышцами, но с ограниченным интеллектом, узким культурным кругозором и т.д.; представление о неизбежности разрыва между физическим и духовным развитием человека, о невозможности достижения высоких результатов в различных видах деятельности и др.), являющиеся следствием недостатков в организации физкультурно-спортивного образования (специалистами в области физической культуры и спорта, средствами массовой информации и т.д.);

4) крайне низкий уровень знаний спортсменов о духовно-нравственных идеалах и ценностях олимпизма как следствие серьезных недостатков в организации олимпийского образования;

5) существенные недостатки в подготовленности специалистов - недостаток (или даже полное отсутствие) у них знаний о культурном потенциале спорта и путях его реализации в современных условиях, о влиянии спорта на интеллектуальные и другие духовные способности человека, об экологических аспектах занятий спортом, о том, как научить спортсменов видеть и понимать красоту спорта, действовать по "законам красоты" в ходе тренировок и соревнований, формировать нравственное поведение спортсменов и т.д. [подробнее см. Столяров, 1982, 1988, 1989, 1991, 1993, 1997 а, б; Столяров, Самусенкова, 1996; Столяров, Сараф, 1982, 1984; Stolyarov, 1977, 1978, 1983, 1984, 1985, 1989, 1990, 1991].

Каковы пути преодоления этих социальных барьеров и повышения духовной ценности современного спорта?

Прежде всего нужен переход во всей спортивной работе на принципы гуманистической педагогики и психологии [см. Бальсевич, 1988; Виленский, 1996; Лебедев, Филиппова, 1992; Лубышева, 1992; Столяров, 1993 и др.].

Для повышения духовного потенциала спорта необходима также активизация спортивно-гуманистического и олимпийского образования - информационной и разъяснительной работы с целью сформировать у различных групп населения, прежде всего детей и молодежи, знания о тех гуманистических, духовно-культурных ценностях и идеалах, которые могут быть реализованы в спорте и посредством спорта, об идеях олимпизма и олимпийском движении [см. Баринова, 1994; Гутин, 1984; Петлеваный, 1997; Родиченко, 1994; Самусенков, 1989; Сегал, 1989; Столяров, 1984, 1989; Столяров, Ипатов, 1996 и др.].

Важное значение в этом плане имеет не только работа по разъяснению и пропаганде упомянутых выше духовно-нравственных принципов "Фэйр плэй" ("Честная игра"), но также активизация работы, связанной с формированием и повышением уровня эстетической культуры спортсменов и зрителей.

Дело в том, что эстетическая значимость спорта для личности, реализация ею эстетического потенциала спорта во многом зависит и от самой личности, от ее культуры. Хорошо известны слова К. Маркса о том, что "для немузыкального уха самая прекрасная музыка не имеет никакого смысла, она для него не является предметом" и что "если ты хочешь наслаждаться искусством, то ты должен быть художественно образованным человеком" [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42, с. 121-122, 151]. Эти слова в полной мере применимы и к восприятию спорта, эстетическое содержание которого может оказаться совершенно недоступным человеку, если у него отсутствует развитая эстетическая способность, или, используя слова К. Маркса, "чувствующий красоту формы глаз", если он не получил должного эстетического образования.

Характер воздействия спорта на эстетическое сознание спортсменов, зрителей и "болельщиков" во многом зависит от системы их интересов и ценностных ориентаций. Именно последние определяют, на что направлен интерес человека, что он желает увидеть в спорте, получить от него.

Если, к примеру, зрителя интересует только возбуждающий страсти и щекочущий нервы азарт спортивных соревнований, если главное, что движет спортсменом в занятиях спортом. - его тщеславие, стремление любыми средствами победить соперника, то во всех этих случаях спорт вряд ли будет стимулировать развитие эстетических вкусов, эстетической культуры такого зрителя и спортсмена. На первый план здесь выступает развитие других, утилитарных и отнюдь не эстетических потребностей.

И напротив, если зритель обращается к спорту для того, чтобы еще раз насладиться такими эстетическими ценностями, как совершенное телосложение, гармония и красота движений, возвышенные поступки спортсменов и т.д., он получает возможность не только испытать эстетическое наслаждение, но и потренировать свою способность к эстетической оценке явлений, а следовательно, усовершенствовать свои эстетические способности. Если спортсмен стремится не просто добиться победы над противником, но и доставить при этом эстетическое наслаждение зрителям и самому себе, если он активно включен в различные формы эстетической деятельности в спорте, он опять-таки развивает свои эстетические способности.

Поэтому еще раз подчеркнем, что интерес человека к спорту или активные занятия спортом вовсе не свидетельствуют об ограниченности интересов человека, в частности, о неразвитом эстетическом вкусе, как это нередко утверждают. Спорт. как уже подчеркивалось выше, способен удовлетворить самые утонченные эстетические потребности человека, его стремление насладиться прекрасным - в поступках, в отточенных до высокой степени совершенства движениях. Грубый, неразвитый в эстетическом отношении вкус проявляется отнюдь не просто в направленности на спорт, а в том, что именно в самом спорте и в сопутствующих ему явлениях избирается объектом интереса.

К сожалению, до сих пор слабо исследован вопрос о характере и направленности эстетических потребностей спортсменов, тренеров, зрителей, "болельщиков", вообще всех, кто так или иначе связан со спортом. Как правило, вся их масса рассматривается как нечто единое с точки зрения их эстетических интересов и эмоциональных реакций. Однако, повидимому, все эти люди весьма дифференцированы в рассматриваемом отношении. В грубом приближении их можно подразделить на три группы [ср. Столяров, Сараф, 1982, с. 40].

В первую группу можно включить тех лиц, которые вообще не интересуются эстетической стороной спорта. Их волнует лишь чисто "техническая", "результативная" сторона спортивного состязания, а также связанные с ней эмоциональные реакции.

Вторая группа объединяет тех лиц, эстетическая потребность которых связана со спортом лишь случайно и не является доминирующей в системе их потребностей и интересов, хотя они и испытывают определенное эстетическое удовольствие от занятий спортом, от наблюдения за спортивными состязаниями.

Наконец, третья группа включает в себя спортсменов и зрителей, которые занимаются спортом и наблюдают за спортивными состязаниями во многом (если не в первую очередь) именно потому, что их привлекает возможность испытать при этом наслаждение от многообразных проявлений эстетических ценностей в спорте. Для этой группы характерна сформировавшаяся, устойчивая ориентация на спорт, возникшая в результате активного участия в эстетической деятельности в спорте и на основе наблюдения за различными эстетическими явлениями в спорте и эстетическом переживании их. Для лиц, входящих в данную группу, важен не только и не столько спортивный результат (выигрыш, победа), сколько то, каким путем он достигнут, насколько "эстетично" это сделано. У таких спортсменов и зрителей отрицательную реакцию вызывает чисто "физическое" превосходство одних участников спортивных состязаний над другими, не дополняемое нравственным и эстетическим превосходством.

Для более полной реализации эстетического потенциала спорта необходима поэтому организация целенаправленной работы по формированию и повышению уровня эстетической культуры всех лиц, связанных со спортом.

Речь идет прежде всего о том, чтобы помочь им осознать ошибочность представления, свойственного многим, особенно молодым людям, будто очень просто научиться "видеть" и правильно оценивать прекрасное, как и другие эстетические ценности в спорте. Важно показать, что восприятие и понимание этих ценностей, а тем более их создание, требует, как и в искусстве, определенной подготовки, знаний в области эстетики, развития эстетического вкуса и соответствующих способностей.

Организация эстетического образования в спорте состоит и в том, чтобы помочь всем тем, кто вовлечен в спорт, увидеть эстетические ценности спорта, организовать их активное участие не только в созерцании, но и в создании этих ценностей. Для этого тренеры, преподаватели, организаторы спортивных соревнований должны стремиться вызвать у спортсменов и зрителей интерес к эстетическому содержанию спорта, развивать у них ориентацию на прекрасное, возвышенное и другие эстетические ценности спорта. Важно убедить их и в том, что восприятие эстетики спорта не только духовно обогащает человека, но и доставляет ему ни с чем несравнимое чувство эстетического наслаждения [подробнее см.: Полетаева, 1984; Сараф, Столяров, 1984; Столяров, Басин, 1989].

Однако сама по себе информационная, разъяснительная работа, система образования вряд ли сможет существенно поднять духовный потенциал спорта. Самое важное состоит в том, чтобы во время занятий спортом и спортивных соревнований создать такие условия, такие реальные стимулы, которые:

  • выдвигают у спортсменов на передний план не внешние ценности (такие, например, как слава, ценные призы, победа над другим человеком и т.п.), а внутренние, духовно-нравственные ценности самосовершенствования, самопреодоления, не соперничество и конкуренцию, а сотрудничество, единение;
  • формируют у всех участников спортивных поединков стремление к высоконравственному поведению, красоте действий и поступков, препятствуют желанию победить любой ценой, проявлениям грубости, насилия, агрессивности, национализма и т.п.;
  • ориентируют спортсменов на разностороннее развитие и проявление способностей в различных видах деятельности;
  • позволяют лицам с ограниченными возможностями здоровья (инвалидам) соревноваться вместе с теми, кто не имеет таких ограничений, и при этом не чувствовать себя не "инвалидами", "больными", "ущербными" людьми, а равными среди других.

Особенно важную роль в этом плане играет используемая модель организации и проведения соревнований: система выявления и поощрения победителей, программа соревнований и т.д. [подробнее см. Столяров, 1993, 1997 а, б, в; Столяров, Ипатов, 1996].

С точки зрения повышения эстетической ценности спорта в этом плане важно, во-первых, в уже существующих и практикуемых видах спорта усилить внимание к эстетическим аспектам выступления спортсменов - красоте, артистизму, выразительности движений, всемерно поощрять красоту действий и поступков спортсменов, учитывать эти аспекты при выявлении победителей спортивных соревнований и т.д., а во-вторых, развивать новые виды спорта, которые наиболее близки искусству (по своему эстетическому и художественному содержанию), имеют ярко выраженную эстетическую направленность, демонстрируют красоту телосложения и движений человека.

Решение упомянутых выше задач, связанных с повышением духовно-нравственной и эстетической значимости спорта в педагогическом процессе невозможно при существующем уровне подготовки специалистов в области физической культуры и спорта.

Данные многих педагогических и социологических исследований свидетельствуют о том, что по крайней мере значительная часть этих специалистов по своим знаниям и по своей ориентации слабо подготовлена к тому, чтобы в полной мере и максимально эффективно использовать духовно-нравствственный и эстетический потенциал спорта. Так например, В. А. Косяк и В. А. Сластенин на основе опроса будущих и работающих учителей физкультуры, а также преподавателей физического воспитания ряда вузов, пришли к выводу о крайне слабой их эстетической подготовленности и низком общекультурном уровне. По данным, которые получил В. А. Косяк, лишь 5% респондентов имеют сравнительно высокий уровень эстетической эрудиции в области общих вопросов искусства и эстетики, эстетики спорта, литературы, музыки, изобразительного искусства, кино и театра, 23% - средний уровень, а 63% - начальный (поверхностный) [Косяк, 1990, с. 76]. Даже на вопрос о сходстве спорта с искусством не смогли ответить 30% респондентов, а 20% дали неправильные ответы. На вопрос о том, чем существенно отличаются друг от друга спорт и искусство, не смогли ответить 38% и дали неправильный ответ 30% [Косяк, 1990, с. 82]. По данным В. А. Сластенина [1976], 63,3% опрошенных им выпускников педагогических вузов - будущих учителей физкультуры - поверхностно знают русское классическое, западноевропейское и современное изобразительное искусство. В опросе, который провел В. А. Косяк, таковых оказалось 78% [Косяк, 1990, с. 100].

Исследование И. Л. Головина и Е. Д. Никитиной показало, что тренеры детско-юношеских спортивных школ, школ олимпийского резерва, высшего спортивного мастерства, спортивных обществ практически не оказывают содействие спортсменам в самовоспитании и не обладают теми знаниями и умениями, которые необходимы для проведения такой работы [Головин, Никитина, 1989, с. 95-96].

Слабую подготовленность специалистов в области физической культуры и спорта к формированию и развитию ориентации своих воспитанников на эстетические и нравственные ценности физкультурно-спортивной деятельности отмечают и многие другие исследователи [см. Баринова, 1994; Визитей, 1982; Гутин, 1984; Ипатов, 1995; Коджаспаров, 1987, 1994; Лебедев, Филиппова, 1992; Решетень, Барвинова, 1980; Самусенков, 1989; Сегал, 1989; Стопникова, 1992 и др.].

Для повышения духовно-нравственной и эстетической ценности спорта необходима поэтому существенная перестройка системы подготовки специалистов в области физической культуры и спорта, а также организации досуга населения. В первую очередь речь идет о значительном повышении уровня их общей культуры, формировании у них умения использовать занятия, тренировки и соревнования в целях не только физического, но и духовного совершенствования личности. Необходимо ознакомление их с методикой олимпийского образования, с отечественным и зарубежным опытом объединения спорта с искусством при проведении соревнований, организации отдыха различных групп населения и т.д.

Огромную роль в пропаганде нравственных и эстетических начал спорта имеют средства массовой информации. Важное значение для осмысления эстетических компонентов спортивного зрелища, для правильной оценки поведения и поступков спортсменов, для формирования художественных вкусов зрителей и болельщиков имеют, в частности, комментарии спортивных журналистов, работающих на телевидении.

Подчеркивая важность отмеченных выше направлений деятельности для повышения духовной значимости спорта, преодоления связанных с ним антигуманных явлений, вместе с тем следует учитывать, что существенных успехов в этом невозможно добиться до тех пор, пока в обществе не будет решены те серьезные экономические и политические проблемы, с которыми оно сейчас сталкивается, и если не произойдет существенного изменения всей системы ценностей, мировоззренческих установок, смещения акцента на гуманистические, духовно-культурные ценности, отказа и в других сферах жизни от преимущественной ориентации на сугубо прагматические, технократические ценности.

Таковы основные пути повышения духовной (духовно-нравственной и эстетической) ценности спорта для сближения его с искусством по их функциональной направленности.

Что касается искусства, то одно из возможных направлений его сближения со спортом на основе "сглаживания" различия между ними может состоять, повидимому, в более широком использовании в этой сфере соревновательного момента, составляющего одну из наиболее важных и характерных особенностей спорта, но соревновательности в ее гуманных формах.

В заключение анализа процесса сближения спорта с искусством еще раз подчеркнем, что "сглаживания" различий между ними не может затрагивать сути, главных и специфических атрибутов этих явлений. В частности, какие бы глубокие изменения и трансформации ни происходили со спортом, он не может преобразоваться в способ отражения действительности на основе создания художественных образов, т.е. в искусство. В свою очередь, искусство ни при каких изменениях не может превратиться в ту гуманную игровую модель соревновательных ситуаций реальной жизни, которая составляет суть спорта.

Обсудим теперь второе возможное направление интеграции спорта с искусством, связанное с укреплением связи, союза этих двух элементов культуры.

Укрепление связи, союза спорта с искусством. Спорт и искусство занимают важное место в современной социально-педагогической системе и системе явлений современной культуры. Существенно важно при этом, что хотя спорт и искусство связаны между собой определенным образом, но эта связь недостаточно тесная и глубокая.

Весьма ограничен набор форм этой связи. Это, к примеру, встречи (довольно редкие) спортсменов с деятелями искусства, развитие видов искусства, ориентированных по своей тематике на спорт, организация культурной программы во время спортивных соревнований и т.д.

Как правило, отсутствует гармоничное сочетание, взаимодополнение спорта и искусства, когда они используются для решения тех или иных социально-культурных, воспитательных, педагогических задач. Формы работы, сложившиеся в рамках современной социально-педагогической системы, до сих пор предполагают активное включение человека либо в занятия спортом, либо в какие-то виды духовной деятельности - искусство (занятия музыкой, живописью и т.п.), науку, техническое творчество и т.д.

У детей и молодежи, активно занимающейся спортом, не развивается интерес к различным видам интеллектуальной и художественной деятельности, в том числе к отображению спорта средствами искусства (музыки, живописи, фотографии и т.д.), спортивные мероприятия недостаточно полно и эффективно используются их организаторами для пробуждения у участников интереса к искусству, к эстетическим и художественным ценностям, к духовной, творческой деятельности во всех ее разновидностях.

С другой стороны, в сфере искусства и других видов духовной деятельности не проводится активная, целенаправленная работа по приобщению тех, кто увлечен этой деятельностью, к активным занятиям физическими упражнениями и спортом, к здоровому образу жизни. Деятели искусства - известные художники, писатели, актеры, "звезды" кино и эстрады, и т.д. редко участвуют в пропаганде здорового образа жизни, физической культуры и спорта.

Вследствие этого спортсмены, особенно в спорте высших достижений, чаще всего не проявляют особого интереса к искусству, к эстетическим и художественным ценностям, к духовной, творческой деятельности во всех ее разновидностях. Их интересы обычно замыкаются на индивидуальном пассивном потреблении культуры, внимание в основном привлекают спортивные события и развлекательные передачи, в том время как интерес к проблемам литературы, искусства, науки и техники довольно низок С другой стороны, лица, всецело отдающие себя прекрасному миру искусства, обычно весьма пассивны в своем отношении к спорту. Это подтверждают результаты ряда педагогических и социологических исследований [см. например: Vanhalakka-Ruoho, 1989; Винник, 1991; Лоу, 1984; Самусенкова, 1996].

Отмеченная выше ситуация, характеризующая отношение людей к спорту и искусству, определяет и широко распространенное мнение о несовместимости занятий спортом или искусством с гармоничным развитием физических и духовных способностей, с достижением высоких результатов в других видах деятельности.

Конечно, среди спортсменов (в том числе самого высокого класса, олимпийцев) немало таких, кто интересуется искусством, наукой, другими видами духовно-творческой деятельности и добивается больших успехов в этих видах деятельности (упомянем хотя бы Ю. Власова). С другой стороны, среди музыкантов, певцов, художников, писателей и других людей мира искусства есть такие, кто активно и успешно занимался спортом (примером могут служит известные певцы Иглесиас и Соткилава), ведет и активно пропагандирует здоровый образ жизни (образец в этом плане Фонда).

Если обратиться к истории, то можно вспомнить о том, что Пифагор, по свидетельству Диогена Лаэрция (Diogenos Laertius VIII, 47), был победителем на Олимпийских играх и тренером, Платон успешно выступал в соревнованиях борцов на Истмийских играх (Diogenos Laertius, III, 4), а Милон - наиболее известный атлет древности написал философский трактат о природе, который, к сожалению, не дошел до нашего времени [см. Lenk, p. 11].

Можно привести и более современные факты, показывающие возможность совмещения активных и успешных занятий спортом с творчеством в сфере искусства. Упомянем, например, тот факт, что Winaus (США) в 1900 и 1908 гг. был олимпийским чемпионом по стрельбе, а в 1912 г. выиграл золотую медаль в одном из художественных конкурсов, а Hajos (Венгрия) в 1896 г. был олимпийским чемпионом по плаванию, а в 1924 г. получил серебряную медаль за архитектурный проект стадиона. На художественной тематической выставке, посвященной спорту, в Париже в 1957 г. из 100 известных художников и скульпторов, представивших свои работы на эту выставку, 25 активно занимались спортом, а большинство других участвовали в спортивных соревнованиях [Sala, 1986, p. 183-184].

И все же это лишь исключение, подтверждающее общее правило. Важно и то обстоятельство, что о таких людях, гармонично сочетающих в своей жизни спорт и искусство, добивающихся успеха в различных видах деятельности, к сожалению, знают очень мало. Средства массовой информации редко пропагандируют тех спортсменов, которые демонстрируют высокий уровень не только спортивного мастерства и физического совершенства, но и духовной, нравственной культуры, добиваются высоких результатов не только в спорте. но и в других видах творческой деятельности. Не уделяется должного внимания пропаганде и тех деятелей искусства, которые демонстрируют высокий уровень физического совершенства, спортивного мастерства, ведут здоровый образ жизни.

Об отсутствии должного союза спорта и искусства в рамках современной культуры свидетельствует и тот факт, что спортивные соревнования, как правило, проводятся отдельно, изолированно от художественных и интеллектуальных конкурсов. В лучшем случае они дополняются "культурной программой". Редко организуется творческое общение спортсменов с теми, кто занимается творчеством в сфере искусства (художниками, музыкантами, актерами и др.), науки, техники, с коллекционерами и другими лицами, близкими к сфере искусства: их встречи, дискуссии, и т.д.

Таким образом, спортивная деятельность, с одной стороны, и искусство, а также другие виды духовно-творческой деятельности, с другой стороны, способные органично дополнить, взаимно обогатить друг друга в системе социально-педагогического и культурного воздействия на человека, в настоящее время во многом оторваны, изолированы друг от друга.

В этой ситуации и возникает вопрос об укреплении союза спорта с искусством, их объединении, совместном использовании для решения важных социально-культурных задач.

Об этом почти в поэтической форме ярко и образно написал польский философ Krzysztof Zuchora: "Спорт должен осознать культурно-созидательный потенциал искусства, способный вывести спорт из толпы, обрекающей его на одиночество; искусству следует научиться говорить языком спорта для того, чтобы установить более тесный контакт со многими тысячами зрителей. Спорт, обнаруживающий свои духовные ценности и богатства спонтанно и непосредственно, должен овладеть новой системой интерпретационных правил, обеспечивающих определенную интимность переживаний, позволяющих объединять впечатления с чувствами, сублимирующих отдельные нюансы и ощущения, позволяющих уловить то, что является "в известном смысле подспудным", и за маской крика увидеть настоящее лицо спорта. Искусству же, наоборот, следует изображать спорт более яркими красками, позволяя себе большую открытость в выражении чувств, что является необходимым условием для совместного переживания произведения; искусству следует снять с себя ничего не выражающую маску созерцания и открыть свое истинное лицо, которое, возможно, будет не всегда красивым, но зато более правдивым" [Zuchora, 1980, p. 61-62].

Идея такой интеграции спорта с искусством - не нова. Она зародилась еще в Древней Греции. Достаточно сослаться, например, на следующее высказывание Платона: "Поскольку есть два таких элемента в человеке, то хотелось бы сказать, что бог дал людям две способности: музыку и гимнастику, для темперамента и для приверженности к мудрости... чтобы они гармонировали друг с другом, и необходимо каждый из них подтягивать и отпускать, пока они не будут звучать в согласии друг с другом, как и требуется" [Цит. по Kunicki, 1986, p. 9].

В последующие годы идея интеграции спорта и искусства на основе укрепления союза между ними высказывалась и поддерживалась многими учеными и общественными деятелями.

Глубоким приверженцем этой идеи был основатель современного олимпийского движения Пьер де Кубертен [см. Landry, 1986 а; Nissiotis, 1986; Pierre de Coubertin and the Arts, 1994].

В своих работах [см. например: Coubertin, 1922] Кубертен неоднократно указывал на необходимость взаимодополнения и укрепления связи спорта с искусством. Он подчеркивал, что "искусство должно соседствовать со спортом", "должно быть связано с практикой спорта", что "спорт надо рассматривать как источник и как повод для искусства" и что "между атлетами, людьми искусства и зрителями должен быть заключен союз" [Coubertin, 1966, р. 17].

В "Олимпийских письмах", которые публиковались в "Ла Газет де Лозан" 26 октября 1918 г. Кубертен писал: "Олимпийское движение... предполагает всеобщее спортивное воспитание, которое доступно всем, отличается мужественностью и рыцарским духом и в совокупности с эстетическими и литературными занятиями является движителем национальной жизни и очагом гражданственности".

В укреплении союза между спортом и искусством Кубертен усматривал одно из важнейших социально-педагогических средств разностороннего, гармоничного развития человеческой личности, преодоления все усиливающегося разрыва между физическим и духовным развитием людей.

Эту мысль он четко выразил, в частности, в своем выступлении в Париже в 1906 году 23 мая на открытии конференции по вопросам науки, искусства и спорта. "Мы должны, - подчеркнул Кубертен, - заново объединить узами законного брака давно разведенную пару - Тело и Разум. Их взаимопонимание длилось долго и было плодотворным. Но неблагоприятные обстоятельства разлучили их. Наша задача - снова соединить их ... Искусство должно быть связано с практикой спорта, чтобы из этого получилась взаимная выгода" [Coubertin, 1909].

Важную роль в укреплении этой связи, по мнению Кубертена, должны играть Олимпийские игры: "Искусство должно участвовать в современных Олимпиадах ... Какой же это праздник без музыки, стихов, живописно украшенных стадионов? Музы должны официально утвердиться на Играх".

Как считал Кубертен, союз спорта с искусством и наукой может служить важным средством "облагораживания" спорта и тем самым поднятия не очень высокого в тот период его престижа. В своей речи на открытии упомянутой конференции он следующим образом выразил эту мысль: "... Я созвал это совещание, чтобы рассмотреть вопрос: насколько, как и в какой форме искусство и гуманитарные науки могли бы участвовать в проведении современных Олимпиад, как они могут включаться во всеобщую спортивную практику, облагораживать ее, да и сами пользоваться ею. Это значит, что у нас двоякая цель: с одной стороны, мы хотим осуществить углубленное сотрудничество между наукой и искусством при возобновлении Олимпийских игр, а с другой - включить их сотрудничество и в повседневность, т.е. при организации обычных спортивных мероприятий...". При этом под "облагораживанием" спорта, спортивной практики Кубертен имел в виду повышение их культурной ценности, Об этом свидетельствуют, в частности, его слова, сказанные в связи с предложением ввести конкурсы искусств в программу Олимпийских игр: "Главное - пробудить интерес к конкурсам со стороны самой широкой общественности, чтобы все больше и больше людей осознавало спорт неотъемлемой частью культуры. В грядущих поколениях обязательно будут работники как умственного, так и физического труда, занимающиеся спортом с глубоким пониманием его культурной ценности. Время в этом вопросе идет с нами в ногу и работает на нас".

Идея Кубертена о необходимости укрепления союза спорта с искусством находит широкую поддержку в настоящее время, в том числе со стороны ученых и видных деятелей современного олимпийского движения.

Активным сторонником этой идеи является президент МОК Хуан Антонио Самаранч [см., например, Samaranch, 1990]. В своем послании организаторам выставки "Спорт в искусстве Китая" он, в частности, написал: "В Древней Греции атлетика и спорт были тесно объединены, особенно в связи с Олимпийскими играми. Величайшие поэты, ораторы и артисты принимали участие в церемониях, связанных с этими Играми... Идея Кубертена объединить спорт и искусство стала одним из основных принципов Олимпийского движения. Мы - участники этого Движения верим в то, что его идеи будут реализованы в спортивной практике, построенной на принципах честной игры и в гармонии с искусством, культурой и интеллектуальными усилиями" [см. China: Sport in art, 1990, p. 7].

Отвечая на письмо автора данной работы, в котором излагалась новая программа интеграции спорта с искусством, президент МОК написал: "Воспитание молодежи посредством синтеза спорта и культуры является одной из важнейших задач олимпийского движения. МОК готов оказать моральную поддержку и дать патронаж всем инициативам, содействующим союзу спорта, искусства и культуры" [см. Приложение 4].

Неоднократно в поддержку идеи укрепления связи спорта и искусства высказывался и Федерико Майор - Генеральный директор ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО).

Теоретический анализ позволяет выделить несколько направлений, по которым возможно укрепление союза спорта с искусством.

1. Совместное использование, органичное объединение спорта и искусства в процессе образования и обучения, во время организации досуга различных групп населения для эффективного решения социально-культурных, воспитательных, педагогических задач.

2. Гармоничное сочетание спорта и искусства в жизни каждого человека: совмещение занятий физическими упражнениями, участия в спортивных соревнованиях с занятиями живописью или другими видами творческой деятельности, родственными искусству - музыкой, коллекционированием, изобретательством и т.п.

3. Организация постоянного общения спортсменов с теми, кто занимается творчеством в сфере искусства (художниками, музыкантами, актерами и др.), науки, техники, с коллекционерами и другими лицами, близкими к сфере искусства: их встречи, дискуссии, переписку и т.д.

4. Разнообразные формы взаимообогащения спорта и искусства. Например, с одной стороны, всемерное поощрение развития таких видов художественной деятельности, которые направлены на гуманистическое осмысление спорта средствами искусства (музыки, живописи, скульптуры и т.п.), привлечение известных художников, писателей, актеров, "звезд" кино и эстрады, ученых, политиков, бизнесменов и т.д. к активной пропаганде здорового образа жизни, физической культуры и спорта, а с другой стороны, использование спортивных мероприятий, встреч с известными спортсменами и т.д. для активной пропаганды искусства, науки и других видов духовно-творческой деятельности. Речь может идти также об использовании опыта и средств пластических искусств в таких видах спорта, как фигурное катание, художественная и ритмическая гимнастика, фигурное катание и т.д., а с другой стороны, опыта и средств этих видов спорта для обогащения балета и других разновидностей искусства.

5. Выявление и использование на практике таких моделей организации и проведения соревнований, программа которых предусматривает не только традиционные формы сочетания спорта и искусства (например, организацию культурной программы во время спортивных соревнований, встреч спортсменов с деятелями искусства, проведение спортивных соревнований артистов, выставок произведений искусства на спортивную тематику и др.), но и новые, не практиковавшиеся ранее, формы их объединения.

Итак, выше было уточнено понятие интеграции спорта и искусства, охарактеризованы ее возможные направления и основные пути.

Возникают, однако, следующие вопросы: а нужна ли вообще эта интеграция спорта с искусством? Что побуждает к сближению, более тесному союзу этих двух элементов культуры, к их объединению в единую целостную социально-педагогическую и культурную систему?

2.1.2. Необходимость интеграции спорта с искусством

К постановке и решению вопроса об интеграции спорта с искусством побуждает ряд обстоятельств.

Важное значение в этом плане имеют определенные теоретические соображения, касающиеся взаимоотношения спорта и искусства.

Теоретические соображения. Во-первых, как было показано выше, спорт и искусство имеют целый ряд важных общих, сходных моментов. Такая общность спорта и искусства, естественно, поднимает вопрос и о возможности их более тесного союза.

Во-вторых, теоретический анализ спорта и искусства выявляет их способность плодотворно влиять друг на друга, дополнять друг друга в решении разнообразных социально-культурных задач. Так например, спорт может выступать в качестве объекта самого разнообразного художественного творчества, которое, в свою очередь, помогает раскрывать смысл и ценности спортивной деятельности; спорт является одним из наиболее эффективных средств физического совершенствования человека, а искусство - духовного развития личности, и т.д. В связи с этим также напрашивается вывод о необходимости поиска путей их объединения, синтеза.

Таким образом, ряд теоретических соображений побуждает к постановке и решению проблемы укрепления связей спорта с искусством. Однако действительно актуальной эту проблему делают не эти теоретические соображения, а реальные практические потребности в более эффективном решении целого ряда социально-педагогических и культурных задач на основе целостного использования спорта и искусства.

Прежде всего речь идет о стремлении действительно реализовать, а не просто декларировать гуманистический идеал разносторонне и гармонично развитой личности, восходящий к упомянутому выше древнегреческому идеалу калокагатии: гармонии физических и духовных способностей человека, его внешних и внутренних качеств.

Потребность в практической реализации гуманистического идеала разносторонне и гармонично развитой личности. Как известно, этот идеал составляет ядро всех современных гуманистически ориентированных педагогических программ образования и воспитания. Важное место он занимает и в системе идеалов современного олимпийского движения.

Остановимся специально на этом вопросе. Основатель современного олимпийского движения барон Пьер де Кубертен одной из основных задач этого движения считал предотвращение разрыва между физическим и духовным развитием спортсменов, содействие их разностороннему и гармоничному развитию. При этом Кубертен исходил из того, что картезианское разделение тела и души - двух элементов единого, целостного человеческого бытия, рассмотрение их как двух совершенно независимых друг от друга факторов ведет к дисгармонии человека. "Поэтому, - подчеркивал он, - эти два фактора должны быть интегрированы в единое гармоничное целое, чтобы достигнуть эйритмии" [цит. по Durantez, 1994b, p. 88]. Данное слово "эйритмия" ("eurhythmy") Кубертен часто использовал для обозначения своей идеи гармонии физических и духовных способностей человека, его внешних и внутренних качеств.

По мнению Кубертена, активные занятия спортом не должны приводить к одностороннему, уродливому развитию олимпийского атлета. Он должен гармонично сочетать физическое совершенство с высокой духовной культурой. В своей речи на торжественной церемонии 17 апреля 1927 г. по случаю возрождения Олимпийских игр на земле Олимпии Кубертен подчеркнул: "В современном мире, полном могучих возможностей и одновременно опасностей, губительного разрушения, олимпийское движение может стать школой воспитания благородства и нравственной чистоты, равно как физической выносливости и силы" [Coubertin, 1966, р. 100].

С этих позиций Кубертен выдвигал и определенные требования к личности спортсмена-олимпийца. Олимпийскому атлету, считал он, должны быть присущи совершенные физические качества, здоровье, красота ("поэзия) физически развитого тела и движений, а вместе с тем сила духа, интеллект, эстетический вкус, художественный талант, культура речи и общения, высоконравственные качества: честность, великодушие, бескорыстность и др. В одном из своих выступлений в июле 1908 г. он охарактеризовал олимпийскую идею как концепцию "высоко развитой физической культуры, которая, с одной стороны, опирается на рыцарский дух, который так красиво называют "честной игрой"..., а с другой - на эстетическое восприятие, на культ всего прекрасного и изящного" [цит. по: Петрова, с. 28]. В другом своем выступлении Кубертен подчеркивал, что "культ усилия, соревнования на грани риска, любовь к родине, благородство, дух рыцарства, контакты с живописью и литературой - все это является фундаментом олимпизма".

Он выступал за поддержку стремления олимпийцев к высшим достижениям в спорте, возражал против "чрезмерного сдерживания" результатов, видя в их постоянном росте "притягательность" спорта и его "право на существование", отрицал посредственность, которая "в настолько удручающих формах зачастую навязывается современности" [цит. по: Daume, 1981, p. 67].

по а вместе с тем подчеркивал, что существует определенная граница, которую нельзя переходить в рамках олимпийских соревнований, как бы ни была желанна победа или установление рекорда.

Такой границей Кубертен считал прежде всего этические соображения. Олимпиец не должен стремиться к победе любой ценой. Он должен отдавать предпочтение честному, благородному, рыцарскому поведению в спортивных поединках, придерживаясь убеждения в том, что самое главное - не победа над соперником, а отвага, мужество, проявляемые в ходе борьбы за эту победу, сам дух борьбы, побуждающий человека к совершенству, к преодолению самого себя, своих слабостей и недостатков.7

Позицию Кубертена в этом вопросе обычно искажают, выражают весьма неточно, приписывая ему слова: "Главное в Олимпийских играх не победа, а участие!". На самом деле эту фразу использовал архиепископ Пенсильванский Ethelbert Talbot 17 июня 1908 г. в своей речи в соборе святого Павла в Лондоне, обращенной к участникам Игр 4-й Олимпиады [см. Durantez, 1962, p. 73]. Кубертен, оценивший эту речь как "высоко философскую" [Coubertin, 1965, p. 97], дополнил упомянутую фразу своим взглядом на ситуацию в спорте с учетом ее воспитательного содержания:" Самая важная вещь в жизни - не победа, а борьба. Главное - не победить, а отважно бороться. Развивая эти принципы, мы создадим более смелое, сильное, совестливое и благородное человечество" ("... The important thing in life is not victory but combat; it is not to have vanquised but to have fought well. By spreading these precepts we will prepare a more courageous, stronger, more scrupulous and generous humanity" [Coubertin, 1908, p.18].

Кубертен - в отличие от архиепископа - делает акцент не просто на "участие" в соревновании и борьбе, а на отношение к соревнованию и борьбе, на сам характер, способ соревнования и борьбы. Подчеркивается, что необходимо бороться таким образом ("отважно - well"), на основе таких принципов, которые содействуют созданию "более смелого, сильного, совестливого и благородного человечества".

Кубертену принадлежат и такие слова: "Бесчестие не в том, что ты будешь побежден, а в том, что ты отказываешься от борьбы" [цит. по: Петров, 1980, с. 22].

Таким образом, позиция Кубертена в обсуждаемом вопросе принципиально отличается не только от той позиции, которую отстаивал, например, футбольный тренер Vince Lombardi, США, которому принадлежат слова: "Победа - не самое главное, победа - единственное, ради чего стоит бороться" [см. MсIntosh, 1982, p. 99], но и от ошибочно приписываемого Кубертену девиза: "Главное в Олимпийских играх не победа, а участие".

В связи с этим заметим также, что хотя обычно олимпийский девиз: "Быстрее, выше, сильнее" приписывается Кубертену, многие ученые, специально занимавшиеся этим вопросом, в том числе Durantez - президент Международного комитета Пьера де Кубертена, утверждают, опираясь на факты, что на самом деле его сформулировал доминиканец (монах) Генри Дидон, префект Парижского колледжа д' Аркейль и близкий друг Кубертена [см. Durantez, 1994a, p. 7]. Что же касается самого Кубертена, то он для характеристики личности олимпийского атлета, соответствующего идеалу олимпизма, чаще всего использовал специально придуманный им и конкретизирующий его идею "эйритмии" девиз: "Возвышенный дух в развитом теле!" ("Mens fervida in corpore lacertoso!"/ "A glowing spirit /mind/ in a physically strong body!").8

В современной трактовке олимпизма особенно важное значение придается идее Кубертена о том, что олимпийский атлет непременно должен соблюдать принципы "честной игры", демонстрировать рыцарское поведение в соревнованиях [см. Атанасов, 1977; Манифест СИЕПС..., 1977; Нонев, 1984; Столяров, 1984, 1989; Diem, 1970; Graham, Heberhorst, 1976; Heinila, 1974; Manifesto, 1992; MacAloon, 1981; McIntosh, 1979; Stolyarov, 1983 и др.].

Не случайно и в Олимпийской хартии [1991] неоднократно упоминаются принципы "честной игры". Цель олимпийского движения, согласно Хартии, - "способствовать построению мирного и лучшего мира посредством воспитания молодежи занятиями спортом без какой-либо дискриминации и в олимпийском духе, что включает в себя взаимопонимание, дух дружбы, солидарности и честной игры" [с. 6]. При перечислении основных задач МОК в Хартии отмечается, что этот Комитет: "... 5) способствует соблюдению и поощряет соблюдение спортивной этики; 6) посвящает свои усилия тому, чтобы дух честной игры превалировал на спортивных площадках и чтобы насилие было изгнано с них" [с. 7]. В тексте "Манифеста о честной игре", принятом на заседании Международного комитета честной игры в 1992 г., отмечается, что "принципы Честной игры являются необходимым и доминирующим свойством олимпийской идеи Пьера де Кубертена (олимпизм)" [Manifesto, 1992, р. 10 ].

При характеристике идеалов олимпизма, целей и задач воспитательной работы в рамках олимпийского движения в научных публикациях, в выступлениях видных государственных и общественных деятелей, представителей руководящих органов олимпийского движения, а также в официальных документах часто упоминается и идея Кубертена о необходимости разностороннего, гармоничного развития личности спортсмена-олимпийца [см. например, Атанасов, 1977; Недялкова, 1983; Петров, 1975; Столяров, 1984, 1989; Coubertin, 1908, 1909, 1965, 1966; Diem, 1970; Durantez, 1994; Lenk, 1972, 1979; Mlodzikowski, 1981; Stolyarov, 1983, 1995 и др.]. Эта идея постоянно обсуждается и пропагандируется на сессиях Международной Олимпийской академии и Национальных олимпийских академий. С определенной коррекцией она включена и в последний вариант Олимпийской хартии [1991]. Олимпизм, - записано в Хартии, - представляет собой философию жизни, "возвышающую и объединяющую в сбалансированное целое достоинства тела, воли и разума. Целью олимпизма является повсеместное становление спорта на службу гармоничного развития человека с тем, чтобы способствовать созданию мирного общества, заботящегося о сохранении человеческого достоинства" [с. 6]. Принятая ЮНЕСКО Международная Хартия физического воспитания и спорта также выдвигает задачу разностороннего и гармоничного развития личности.

Важное значение решения этой задачи отметил Генеральный директор ЮНЕСКО г-н Амаду-Махтара М? Боу в своей речи на открытии первой Международной конференции министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание и спорт (эта конференция, организованная ЮНЕСКО в сотрудничестве с Международным советом по физическому воспитанию и спорту, состоялась 5-10 апреля 1976 г. в штаб-квартире ЮНЕСКО): "Приобщение к физкультуре и спорту в сочетании с развитием интеллектуальных способностей и моральным воспитанием вполне естественно готовит людей к спорту в соответствии со столь необходимой ему этикой. Больше чем когда-либо необходимо восстановить идеал, который Пьер де Кубертен сумел возродить через многие века в своей блистающей чистоте, идеал атлета, прилагающего все свои силы для того, чтобы превзойти самого себя, преодолевающего в своих бескорыстных усилия те границы, которые определили для него условия обычной человеческой жизни" [Окончательный доклад, 1976, с. 34].

К сожалению, призывы, лозунги и декларации - особенно со стороны философов, педагогов, а также идеологов олимпийского движения - о необходимости разностороннего и гармоничного развития личности чаще всего "повисают в воздухе", не давая должного эффекта. Профессионализация всех форм деятельности человека, в том числе и спортивной, подталкивает к узкой специализации, содействует одностороннему развитию. Атлеты-олимпийцы, как известно, не составляют в этом плане исключения.

Особую тревогу вызывает все увеличивающийся разрыв между духовным и физическим развитием современного человека, в том числе уже у детей и подростков. Практика показывает, что однобокое увлечение искусством или какими-то другими видами духовной деятельности, как правило, влечет за собой ухудшение физического состояния, а порой и здоровья человека, а спортом - к обеднению его духовного мира.

В этой ситуации и возникает вопрос о том, а нельзя ли путем интеграции спорта с искусством содействовать преодолению разрыва в духовном и физическом развитии человека, разностороннему и гармоничному развитию личности.

К постановке этого вопроса побуждают определенные трудности в решении и ряда других социально-педагогических и культурных задач.

Одна из таких актуальных задач, в решении которой, повидимому, может помочь интеграция спорта с искусством, - приобщение различных групп населения к активным занятиям спортом.

Проблема повышения спортивной активности населения. Актуальность этой проблемы объясняется многими причинами.

Во-первых, для современного этапа развития человеческой цивилизации характерны такие процессы, как стремительный прогресс производственных технологий, снижение доли физического труда в быту, значительное интеллектуальное, эмоциональное и психологическое напряжение рабочей деятельности в условиях резкого снижения физической активности, этого главного у предшествующих поколений регулятора физического состояния человека. Эти процессы приводят к целому ряду негативных явлений, связанных с физическим развитием, физической подготовленностью и здоровьем современного человека. Одно из важнейших средств в преодолении этих негативных явлений - активные занятия спортом (в первую очередь имеется в виду "спорт для всех").

Во-вторых, в современный век научно-технической революции все более актуальной становится проблема отдыха, развлечения людей, организации их общения для восстановления сил и энергии, снятия стрессов, заполнения свободного времени и т.д. И в этом плане огромная роль принадлежит спорту.

Существуют и другие причины, требующие активного приобщения людей к занятиям спортом.

Однако несмотря на все попытки решить эту важную социальную задачу она во многом остается нерешенной. Практически во всех странах довольно значительная часть населения, в том числе детей и молодежи, остается вне сферы спорта, в том числе, что особенно важно, - вне сферы массового спорта, "спорта для всех".

Как дети, так и взрослые, при объяснении своей спортивной пассивности обычно ссылаются на отсутствие свободного времени и условий для занятий. Многие ученые также считают это основными причинами низкой спортивной активности населения.

В ряде наших работ [Столяров, 1991; Stolyarov, 1990 и др.], а также в работах других ученых [см. например, Kunicki, 1984] приведены достаточно убедительные аргументы, опровергающие это объяснение и выявляющие подлинные причины спортивной пассивности населения.

Каждый человек в свободное время сам выбирает, чем ему заниматься, исходя из своих интересов, потребностей, из сложившейся у него системы знаний и ценностных ориентаций. Даже при крайнем дефиците времени и отсутствии надлежащих условий он будет заниматься теми видами деятельности, которые считает наиболее важными для себя, от которых он ожидает наиболее значимых результатов, положительных эмоций и т.д. И наоборот, даже при наличии у него времени и условий он не будет заниматься неинтересными и незначимыми для него видами деятельности. Те лица, которые ссылаются на нехватку времени для занятий спортом, находят время для того, чтобы смотреть телевизор, слушать музыкальные записи, ходить в кино, на танцы и т.д. Выбор именно этих видов деятельности свидетельствует не об отсутствии у них времени на занятия спортом, а в первую очередь о том, что эти занятия по своей значимости и привлекательности уступают для них другим формам проведения досуга [Столяров, 1991; Stolyarov, 1990].

Именно поэтому в последние годы специалисты ведут интенсивные поиски путей повышения значимости и привлекательности спорта для населения. В связи с этим возникает, в частности, и вопрос о том, а нельзя ли решить эту проблему на основе объединения, интеграции спорта с искусством.

Другая проблема, поиски решения которой также поднимают вопрос об интеграции спорта с искусством, - проблема эффективной и полной реализации огромного гуманистического, культурного, в том числе эстетического, потенциала спорта.

Проблема эффективной и полной реализации культурного потенциала спорта. Как показывает анализ, этот потенциал в настоящее время используется недостаточно полно и эффективно. Особенно это касается роли спорта в реализации духовно-нравственных и других, связанных с ними, ценностей. Более того, нередко духовные ценности в современном спорте вообще отступают на задний план. Прежде всего речь идет о существенной девальвации нравственных и других духовных ценностей в спорте, особенно в спорте высших достижений. На передний план выходят ценности, связанные с достижением материальных благ, славы, превосходства одного человека над другим, одной нации (страны) над другой и т.п. Отмечается возрастание физического насилия, жестокости, грубой игры в спорте. Все большее число стран сталкивается с волной насилия, грубости, агрессивности в спорте, с побоищами между болельщиками во время и после футбольных, хоккейных и других матчей [подробнее см.: Столяров, 1982, 1991, 1993, 1997 б, в; Столяров, Ипатов, 1996; Столяров, Самусенкова, 1996; Stolyarov, 1977, 1978, 1984, 1985, 1989-1991].

В связи с этими проблемами также возникает вопрос об интеграции спорта с искусством в качестве одного из средств их решения.

К постановке и решению этого вопроса побуждают и другие причины, в том числе стремление найти новые подходы к организации свободного времени и досуга населения, новые методы повышения зрелищности спортивных мероприятий и средства снятия напряженности в ходе интенсивных спортивных тренировок, новые сферы приложения искусства и импульсы к развитию таких его новых форм, как спортивное кино, спортивная фотография, и т.д.

Но почему именно на пути интеграции спорта с искусством могут быть решены указанные выше проблемы? Почему именно искусство, интегрируемое со спортом, может повысить привлекательность спорта, его духовно-нравственный потенциал, содействовать гармоничному развитию личности и т.д. ?

С чем связан ожидаемый социальный эффект интеграции спорта и искусства. Эти ожидания основаны на учете двух основных особенностей искусства как социально-культурного феномена.

Во-первых, речь идет о необычайной привлекательности искусства практически для каждого человека независимо от его возраста, пола, профессии и т.д. Она объясняется многими причинами: эмоциональностью, личностным характером искусства, его творческим характером, гармоничным сочетанием рационального и чувственного в художественном образе и т.д.

Во-вторых, имеется в виду то обстоятельство, что искусство, по единодушному мнению специалистов, выступает как одно из основных и наиболее эффективных средств формирования и развития духовного мира человеческой личности: знаний, мировоззренческих установок, нравственных норм, эстетической культуры, творческих способностей и т.д.

Особенно велика роль искусства в формировании и развитии эстетической культуры личности. Общение с искусством во всех его разновидностях - литературой, музыкой, театром, живописью и т.д. - развивает у человека эстетические чувства, эстетический вкус, способность видеть, чувствовать, переживать и правильно оценивать разнообразные эстетические явления.

Не менее важную роль искусство способно играть и в нравственном совершенствовании личности, поскольку развитые эстетические чувства неразрывно связаны с нравственностью человека: "Эстетическое чувство есть основа добра, основа нравственности" [Белинский, 1953, с. 47].

Неразрывное единство эстетической и нравственной ценности искусства четко осознавали еще древние греки. Вспомним, что у них понятие "калокагатии" является синонимом одновременно и "доброго" и "прекрасного" (греческое слово kalokagathia от kalos - прекрасный и agathos - добрый). Для Платона добро как гармония телесного и духовного, внутреннего и внешнего обладает эстетическим содержанием, а красота, в свою очередь, означая соответственность или соразмерность частей, применительно к какой-нибудь цели мыслится как полнота, завершение и воплощение добра. Согласно Платону, не может быть красоты без нравственного содержания. Смысл платоновской калокагатии как раз и заключается в признании нерасторжимого внутреннего единства этического и эстетического [см. Лосев, 1960, с. 457-460; Толстых, 1973, с. 44-45].

Тезис о единстве добра и красоты отстаивал и Руссо. Добро он определяет как "прекрасное, претворенное в действие"; добро и красота имеют один и тот же источник в совершенной человеческой натуре. Он считал, что люди, чувствительные к добру, по необходимости должны быть чувствительными и к прекрасному во всех его проявлениях: "Если прелесть добродетели глубоко трогает души, они должны в равной степени быть чувствительными и ко всем другим родам красоты" [Руссо, 1961, с. 37].

В течение длительного времени идею гармоничного единства, равновесия этического и эстетического обосновал Л. Н. Толстой. "... Эстетическое и этическое, - писал он, например, - два плеча одного рычага: насколько удлиняется и облегчается одна сторона, настолько укорачивается и тяжелеет другая сторона. Как только человек теряет нравственный смысл, так он делается особенно чувствителен к эстетическому" [Толстой, 1953, с. 150].9

Конечно, единство нравственного и эстетического в искусстве не следует толковать слишком упрощенно. В связи с этим следует вспомнить знаменитую реплику Пушкина на полях статьи Вяземского. Последний высказал в данной статье мысль о том, что обязанность всякого писателя "согревать любовию к добродетели и воспалять ненавистию к пороку...". Пушкин в связи с этим написал: "Ничуть. Поэзия выше нравственности или по крайней мере совсем иное дело. Господи Суси! Какое дело поэту до добродетели и порока? Разве их одна поэтическая сторона" [Пушкин, 1958, с. 550].

А. А. Нуйкин, анализируя это замечание Пушкина, отмечает, что неверно трактовать его как призыв к полному отказу поэта от каких-либо нравственных оценок и тем более к безнравственности. При этом он ссылается на прямое разъяснение, сделанное Пушкиным по данному вопросу: "Сохрани нас боже быть поборниками безнравственности в поэзии (разумеется слово сие не в детском смысле, в коем употребляют его у нас некоторые журналисты). Поэзия, которая по своему высшему, свободному свойству не должна иметь никакой цели, кроме самой себя, кольми паче не должна унижаться до того, чтоб силою слова потрясать вечные истины, на которых основаны счастие и величие человеческое, или превращать свой божественный нектар в любострастный, воспалительный состав...". Эти слова свидетельствуют о том, что декларация Пушкина - протест против попытки навязать искусству задачу плоского морализаторства, стремления заставить поэта оценивать поведение людей с позиций мертвой казенной морали или расхожих представлений о добродетели. "От искусства порой требуют прямого восхваления добра и осуждения порока, а связь эстетического и нравственного в своем естественном, поэтическом естестве более тонкая и опосредованная" [Нуйкин, 1981, с. 110].

Слишком упрощенное понимание этой связи, прямолинейное отождествление задач искусства и морали, недооценка специфики нравственной цели и функции художественного произведения приводили ко многим ошибочным выводам в оценке культурной ценности как отдельных произведений искусства, так и искусства в целом. Нередко в число "безнравственных" зачислялись многие произведения, вошедшие потом в сокровищницу мирового искусства и культуры.

Например, Корнели упрекали в "порочности" сюжета "Сида" и "неприличном, если не развратном поведении" героев; запрещали "Тартюфа" Мольера за "сходство между пороком и добродетелью"; дважды был судим за свои песни Беранже по обвинению в "оскорблении общественной морали"; в число "безнравственных" включались "Римские элегии" Гете и "Кандид" Вольтера, "Монахиня" Дидро и "Гроза" Островского, "Госпожа Бовари" Флобера и "Преступление и наказание" Достоевского.

Под сомнение ставилась нравственная ценность и самого искусства в целом или каких-то его форм, видов. Платон предлагал изгнать из "идеального государства" трагедию и комедию, всех поэтов, включая высоко чтимого древними греками Гомера, и предлагал оставить лишь духовные гимны и песнопения. Руссо в одном из своих трактатов отвечал "нет" на вопрос Дижонской академии: "Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов?" Французский ученый, автор вышедшей в конце XIX века книги "Искусство и нравственность", Брюнетьер относил к безнравственным такие виды и жанры искусства, как балет, водевиль, опера [Толстых, 1973, с. 36-37].

Нравственное воздействие искусства на человека осуществляется двояко: примером нравственного поведения - положительным или отрицательным - и силой вызываемого произведением эстетического переживания, которое побуждает личность к рефлексии. Сущность и своеобразие этого состояния человека, возникающего под действием искусства, иногда характеризуют понятием "катарсис", или "очищение", которое ввел Аристотель [см. Самойленко, 1987]. Под влиянием искусства человек как бы исцеляется духовно, "очищается" нравственно. Он испытывает облегчение, соединенное с "удовольствием" и сопровождаемое, по терминологии Аристотеля, "безвредной радостью" [см. Лосев, 1930]. Катарктическое воздействие сообщает человеку чувство уверенности, духовной просветленности.

Духовные ценности искусства связаны и с тем, что характерное для него художественно-образное отражение действительности формирует и развивает у художника способность продуктивного воображения. Оно активизирует работу фантазии, ума, воображения, формирует и совершенствует творческие способности. "... Источником художественных произведений, - отмечал Гегель, - является свободная деятельность фантазии, которая в создании своих воображаемых образов еще более свободна. чем сама природа" [Гегель, 1968, с. 11]. С этой особенностью художественного творчества связана его важная роль в развитии личности. "Причина, почему искусство может нас обогатить, - писал Нильс Бор, - заключается в его способности напоминать нам о гармониях, недосягаемых для систематического анализа. Можно сказать, что литературное, изобразительное и музыкальное искусства образуют последовательность способов выражения, и в этой последовательности все более полный отказ от точных определений, характерных для научных сообщений, предоставляет больше свободы игре, фантазии" [Бор, 1961, с. 111]. Именно это имел в виду и Эйнштейн, когда писал, что писатель Достоевский дал ему "больше" чем любой мыслитель, больше, чем Гаусс" [см. Борн, 1963, с. 7].

Вместе с тем искусство выступает и как важное средство расширения знаний человека об окружающем мире. С помощью своей эмоционально-образной структуры оно делает его как бы соучастником всех событий прошлого, настоящего и будущего, раскрывает перед нами мир во всем его сложном многообразии.

И все же, повидимому, самое важное в искусстве - его эмоциональное воздействие на личность, содействующее ее духовно-нравственному и эстетическому развитию. Как отмечал Выготский, искусство вовлекает в круг социальной жизни самые интимные и самые личные стороны человеческой жизни. Нравственные и мировоззренческие элементы в художественном произведении, будучи органически вплетены в ткань чувственных, зримых художественных образов, "мало-помалу накопляются, пробивают с развитием сердечную кору, проникают в самое сердце, в самую суть и формируют человека" (Ф. М. Достоевский).

Учет отмеченных выше особенностей искусства и позволяет надеяться на то, что его интеграция со спортом (если, конечно, она возможна) может содействовать решению указанных выше социально-педагогических и культурных задач.

Выше был дан теоретический анализ проблемы интеграции спорта с искусством. Для обоснования правильности выводов, полученных на основе этого анализа, сопоставим их с реальными тенденциями развития спорта и искусства, а также с теми практическими шагами, которые предпринимались для интеграции этих двух элементов культуры.

2.3. Практические шаги

Попытки не только теоретического, но и практического решения обсуждаемой проблемы имеют давнюю традицию.

Важное место среди этих попыток занимают акции, имеющие целью сближение спорта с искусством, "сглаживание" различий между ними на основе развития эстетического и духовно-нравственного потенциала спорта.

Повышение эстетической значимости спорта. В настоящее время четко прослеживается тенденция к повышению роли и значения в спорте эстетического фактора - артистизма, выразительности движений и т.д. Это проявляется, прежде всего, в том, что возникают все новые и новые виды спорта, имеющие ярко выраженную эстетическую значимость - например, фигурное (синхронное) плавание, прыжки на батуте, фристайл, спортивные танцы и др., а традиционные художественные виды спорта - фигурное катание, художественная гимнастика, прыжки в воду, прыжки на лыжах с трамплина и т.д. получают все более широкое развитие во всем мире. Одним из ярких свидетельств этого служит включение художественной гимнастики в программу Олимпийских игр.

Стремление повысить значимость эстетического фактора прослеживается не только в художественных, но и во всех других видах спорта. Одно из ее проявлений в свое время точно подметил Н. А. Бернштейн, подчеркнув, что раньше старались наращивать грубую силу, теперь же главная задача тренировки - добиться совершенства в выполнении движений, управлении ими, в четком и осознанном контроле за ними.

Тенденция к повышению роли эстетического фактора в спорте проявляется и в том, что в самых различных видах спорта - в том числе таких, которые, казалось бы, весьма далеки от эстетики, все большее внимание уделяется эстетической организации спортивных действий. Известный советский боксер К. В. Градополов в своей книге "Воспоминание боксера" ссылается на одно руководство по боксу, выпущенное в американском издательстве "Сполдинг". В этом руководстве утверждалось, что, изучив 20 описанных в нем приемов, можно стать хорошим боксером. Развитие бокса показало, что суть "хорошего" бокса не просто в количестве приемов, не в сумме технических средств. Очень многое зависит от развития пластичности боксера, расширении свободы и повышении творческого характера его действий, что и создает подлинную красоту бокса. Выступления таких мастеров бокса, как Агеев, Попенченко, Стивенсон и других, служат наглядным подтверждением данной мысли. И не случайно в приведенном выше высказывании олимпийского чемпиона по боксу Бориса Кузнецова говорится даже о необходимости создания курса "хореографии бокса", поскольку, по его мнению, пластичность нужна боксерам не меньше, "чем фигуристам или гимнастам". Весьма примечательно также, что в последнее время в этом виде спорта, где, казалось бы, все решает сильный удар, эстетическому фактору стали уделять столь важное значение, что даже судьи не могут игнорировать его в своих протоколах. Как известно, боксеры стремятся "делать концовку", чтобы произвести благоприятное впечатление на арбитров и зрителей.

В связи с обсуждаемым вопросом уместно вспомнить и о растущем стремлении многих футбольных, баскетбольных, хоккейных команд мира показывать не только высокие спортивные результаты, но и вызывать восхищение у публики. Вот что сказал, например, Пеле корреспонденту английского футбольного журнала "Уорлд Соккер", отвечая на вопрос, чем бразильские футболисты отличаются от остальных: " В игре наших футболистов больше артистизма, так как они знают, что зрители ждут от них прежде всего красивого представления, Игроки стремятся показать на поле нечто вроде спектакля. Даже если такая игра порой не приносит успеха команде, зрители остаются довольными тем, что увидели отличную технику обращения с мячом, красивый дриблинг, коварные удары" [цит. по ст. "С грустью о футболе"// Сов.спорт, 11. XI.1981 г.].

Если такой стиль спортивного поведения осуществляется на основе высочайшей техники и мастерства, он не может не вызвать симпатии зрителей. Вместе с тем, как показывает практика, когда спортсмены в тех видах спорта, где эстетическая сторона подчинена функциональной (футбол является как раз таким видом спорта), начинают выпячивать ее на передний план и даже пытаются делать ее главной, это не только отрицательно сказывается на спортивных результатах, но и вызывает негативную реакцию зрителей.

Как известно, в так называемых "художественных" видах спорта (фигурное катание, художественная гимнастика и др.) важное значение судьи придают эстетике, красоте действий спортсмена. Интересны попытки учета эстетических факторов при определении победителей и в других видах спорта. История этого вопроса восходит к далекой древности. Если обратиться к примерам классической древности, можно вспомнить, например, что элланодики - олимпийские судьи - прежде всего выносили суждение о фигуре, телосложении, физическом совершенстве атлетов, справедливо полагая, что красивое тело является важнейшим залогом спортивной победы, а вместе с тем и само по себе должно высоко цениться. В сведениях, дошедших до нас, сохранились не только рекордные показатели олимпиоников, но и эстетические характеристики их побед. Так, в исторических документах упоминается о летящем беге спринтера, о гармонии пропорций дискобола и т.п.

В наше время известный педагог В. А. Сухомлинский, проводя спортивные соревнования (например, по легкой атлетике) в своей Павлышской средней школе, обставлял их судейство таким образом, что победа оценивалась не только по результатам, но и по красоте движений и красоте поступков. По его мнению, в работе с детьми вообще должны преобладать "соревнования на первенство по красоте, изяществу, гармоничности движений", а соревнования в скорости следует рассматривать как второстепенный элемент [Сухомлинский, 1971, с. 170].

Отметим в связи с этим интересную мысль, которую высказал В. Борзов: когда "наступит известный предел спортивным рекордам, основным критерием спортивного мастерства станет эстетическое впечатление" [цит. по: Манько, Попов, 1987, с.111].

Наряду со стремлением повысить эстетическую значимость спорта в последние годы ширятся акции, имеющие целью возрождение и дальнейшее развитие его духовно-нравственных ценностей, что также сближает спорт с искусством.

Возрождение и дальнейшее развитие духовно-нравственных ценностей спорта. Для решения этой задачи предлагаются и предпринимаются различные практические социально-педагогические акции [их анализ см. в: см. Столяров, 1997 б, в; Столяров, Ипатов, 1996; Столяров, Самусенкова, 1996].

Среди множества таких акций можно отметить, в частности:

- поощрение рыцарского поведения спортсменов на основе введения определенных призов и наград (таких, например, как призы Международного Комитета "Фэйр плэй");

- изменение системы выявления победителей соревнований: учет не только результатов, но и поведения (например, в мини-баскетболе, предназначенном для детей от 8 до 12-13 лет, международная федерация баскетбола ввела дополнительные очки: за внешний вид команды, за дисциплину, за поведение тренеров и т.д.); отказ от использования такой "жесткой" системы оценок, когда на основе все более и более точных измерений определяется один единственный победитель, а также участники, занявшие последующие места, и применение более "мягкой" модели, в рамках которой учитываются лишь очень значительные различия в результатах участников, и победителями признаются все, кто показал высокие достижения [см. Lenk, 1972];

- развитие так называемых "новых" и "кооперативных" игр, в которых отсутствует разделение участников на победителей и проигравших, вместо конкуренции на первый план выдвигается сотрудничество участников, их юмор, помощь друг другу в достижении общей цели [см. Blumenthal, 1987; Orlick , 1978] и др.

"Спортизация" искусства. Наряду с тенденцией приближения спорта к искусству на основе повышения его эстетической и духовно-нравственной ценности в последние годы наблюдается также тенденция определенной "спортизации" искусства - введения в эту сферу культуры элемента соревновательности, составляющей одну из важнейших характеристик спорта. Достаточно сослаться на стремительно расширяющееся число конкурсов в разнообразных сферах искусства - в танцах, музыке, кино и др.

В этом отношении современная культура как бы возрождает тот дух агона, соревновательности, который в Древней Греции пронизывал все сферы культуры, в том числе и мир художественной культуры [см. Зайцев, 1985; Самойлов, 1993]. По свидетельству историков, в тот период широкое распространение имели не только атлетические соревнования, но также разнообразные художественные конкурсы: в театральном и ораторском искусстве, в танцах и т.д. [см. Bilinski, 1994].

Второе направление практических шагов по интеграции спорта и искусства - попытки укрепить союз спорта и искусства, объединить, совместно и гармонично использовать их для решения определенных социальных, социально-педагогических и культурных задач.

Попытки укрепления союза спорта с искусством. Одна из конкретных акций в этом плане - использование искусства (в различных его формах) для художественного "оформления", театрализации, дополнения спортивных соревнований. Речь идет, например, о торжественных церемониях открытия или закрытия этих соревнований, их музыкально-песенном оформлении, проведении их как "спортивно-художественных представлений" и т.п. [см. Тезисы. I Научно-методическая конференция..., 1996; Торопов, 1995; Masterson, 1986; Mezo, 1958; Samaranch, 1990].

Традиция такого объединения спорта с искусством заложена еще в Древней Греции при организации и проведении Олимпийских игр [cм. Зухора, 1980; Ривкин, 1969; Шанин, 1980; Arguel, 1994; Grys, 1994; Lambis, 1986; Marazov, 1982; Yalouris, 1971].

В последние годы все шире практикуется проведение фестивалей спорта и искусства, культурно-спортивных праздников и других подобных мероприятий, программа которых наряду с соревнованиями спортсменов включает в себя выступления артистов: танцоров, певцов, музыкантов и др.

В такого рода акциях в основном речь идет о внешнем сочетании спорта и искусства, поскольку в спорте при этом участвуют одни люди, а в искусстве - другие.

Предпринимаются попытки решения и этой проблемы. Так например, в 1979 г. во Франции была создана "Ассоциация Друзей Дней Радуги", которая регулярно проводит культурно-спортивные фестивали детей из различных стран мира. Программа этих фестивалей комплексная. Она включает в себя мероприятия, имеющие чисто спортивный характер: легкую атлетику, плавание. футбол, настольный теннис, волейбол, баскетбол, а также интеллектуальные игры, такие, как шахматы и шашки. Однако помимо спорта программа фестиваля "Друзья Дней Радуги" предусматривает, что дети и их тренеры представляют мероприятия, свойственные культурным традициям их страны - песни, танцы, живопись, лепку, вышивание и т.п. Для заключительного гала-концерта каждая делегация готовит сценку или мини-спектакль в национальных костюмах, чтобы подчеркнуть общекультурный характер Дней Радуги. Программа фестиваля предполагает также проведение симпозиума для обсуждения специалистами различных социально-педагогических вопросов, касающихся детей, организацию художественных выставок и другие аналогичные мероприятия.

Программа такого рода фестивалей спорта и искусства обычно предусматривает проведение соревнований только в спорте или вообще не предусматривает каких-либо соревнований, конкурсов.

Вместе с тем предпринимались попытки совместного проведения спортивных соревнований и художественны конкурсов. В связи с этим можно вспомнить, что еще в Древней Греции на Истмийских, Панафинейских, Пифийских, Немийских играх проводились состязания не только спортсменов, но также певцов, музыкантов, ораторов.

Широко распространенное мнение о том, что такого рода состязания проводились и на древних Олимпийских играх, не соответствует действительности. Как отмечает Bronislaw Bilinski, специально занимавшийся изучением этого вопроса, на Олимпийских играх Древней Греции выступали философы, ораторы, поэты, но среди них не проводилось соревнований и конкурсов: "в Олимпии искусство и литература никогда не включались в официальную сакральную программу олимпиады... Лишь некоторые ритуальные гимны и хоры можно было слышать в святой роще Олимпии" [Bilinski, 1994].

Willi Daume также подчеркивал, что"в древних Олимпийских играх никогда не было художественных состязаний", хотя, отмечал он, Пиндар, Геродот, Тукидид и другие знаменитые мыслители древности вблизи священной рощи в Олимпии декламировали свои сочинения, а Мирон, Поликлет, Пракситель и Скопа создавали свои незабываемые скульптуры [Daume, 1981, p. 65].

Идею совместного проведения атлетических соревнований и художественных конкурсов на современных Олимпийских Играх пытался реализовать Пьер де Кубертен. В 1906 г. он предложил включить в программу Олимпийских игр художественные конкурсы ("Penthatlon of the Muses") в 5 видах искусства: архитектуре, скульптуре, музыке, живописи и литературе. Такие конкурсы действительно проводились на Играх в период с 1912 по 1948 год. В 1912 г. в художественных конкурсах приняли участие представители 31 страны. На Играх 1936 года было проведено 15 художественных конкурсов.

С 1952 г. по решению МОК художественные конкурсы на Олимпийских играх были заменены культурной программой (художественными представлениями, концертами, выставками и другими подобными мероприятиями) на Олимпийских играх.

При объяснении такого решения нередко ссылаются на низкое качество работ, представляемых на конкурсы, вследствие чего в ряде конкурсов победители не определялись и награды не вручались. Например, в 1924 г. в музыкальном конкурсе ни одна из медалей не была вручена; из 198 различных конкурсов на 7 Олимпиадах решено было не вручать 54 награды - 21 золотую, 13 серебряных и 21 бронзовую медаль - или 27% всех наград [см. Mezo, 1958 ]. Указывают на небольшое число участников, особенно из Европы, и почти полное отсутствие "известных" артистов. Отмечают также критическое отношение к конкурсам определенной части деятелей искусства, которые считали, что искусство не может быть сферой соревнования. В связи с этим обращают внимание на серьезные проблемы с жюри, учитывая субъективный характер критериев их оценки, отсутствие общего языка и общей философии и др. [cм. Lambis, 1986, pр. 79-80; Masterson, 1986, pр. 106-107].

В последние годы неоднократно поднимался вопрос о возрождении художественных конкурсов в программе Олимпийских игр. Этот вопрос специально обсуждался на 26-й сессии МОА. В пользу такого возрождения высказывались следующие аргументы:

- многие престижные международные конкурсы в различных видах искусства уже организуются и успешно оцениваются по тем критериям, которые обычно если и не полностью одобряются, то по крайней мере принимаются за основу (в качестве примера чаще всего приводилась Нобелевская премия за литературные произведения);

- возрождение художественных конкурсов на Олимпийских играх вдохновило бы создание многих произведений искусства на спортивную тематику, дало бы существенный толчок развитию художественного творчества во всем мире и оказывало бы дополнительное воспитательное и культурное воздействие на зрителей и спортсменов во время проведения Игр.

Вместе с тем большинство участников сессии выступило против идеи возрождения художественных конкурсов в официальной программе Олимпийских игр. При этом были высказаны следующие аргументы:

- сама природа искусства как средства художественного выражения в рамках или посредством определенной культуры не соответствует идее международных (а значит, межкультурных) соревнований;

- трудность решения вопроса о том, какие виды искусства (среди многих возможных его форм) должны стать предметом соревнования на Олимпийских играх;

- трудность установления объективных критериев для оценки произведения искусства, особенно на межкультурной основе;

- включение художественных конкурсов в программу Олимпийских игр создаст дополнительные трудности, связанные с ее перенасыщенностью;

- помимо трудностей в субъективной оценке выступления спортсменов в отдельных видах спорта (гимнастика, фигурное катание) добавятся дополнительные трудности, связанные с субъективной оценкой художественных конкурсов;

- нежелание известных деятелей искусства участвовать в такого рода конкурсах из-за опасения утратить свою репутацию;

- дополнительные проблемы для городов, проводящих Олимпийские игры, связанные с расселением артистов, их костюмами, безопасностью и т.д.

Участники дискуссии согласились с тем, что данный вопрос нуждается в дальнейшем обсуждении и рекомендовали МОК и комиссии МОК по культуре провести дополнительные консультации с экспертами и деятелями искусства по вопросу о поиске тех практических акций, которые могли бы быть осуществлены в рамках олимпийского движения для развития искусства без дополнительных осложнений, связанных с трансформацией традиционной программы Игр [см. Landry, 1986 б].

Попытки интеграции спорта и искусства связаны также с поисками путей их взаимообогащения. Иллюстрацией может служить использование опыта и средств пластических искусств в таких видах спорта, как фигурное катание, художественная и ритмическая гимнастика, фигурное катание и т.д. Современная гимнастика, особенно художественная, а также фигурное катание широко используют, к примеру, средства и методы хореографии [см. Лисицкая, 1984, 1987, 1988; Пахомова, 1980]. С другой стороны, наблюдается мощное воздействие спорта не только на моду в одежде, обуви, прическах, танцах и т.д., но и на искусство.

Спорт издавна - со времен античности привлекал внимание художников, писателей, поэтов, музыкантов [см. Олимпийский огонь, 1980; Спорт в советском изобразительном искусстве, 1974; Спорт в изобразительном искусстве, 1981; Столяров, Сараф, 1984, с. 247-249; Шанин, 1980; Arguel, 1994; Banciulescu, 1986; China: Sport in art.., 1990; Durry, 1986; Jeu, 1986; Krebs, 1996; Kuhnst, 1992; Lambis, 1986; Liponsky, 1974; Marazov, 1982; Pouret, 1972; Yalouris, 1971; Zuchora, 1981; Zukowska, 1978]10. Со спортом связано появление и развитие таких новых направлений художественной деятельности, как спортивное кино, спортивная фотография, балет на льду и др. В настоящее время регулярно организуются выставки-конкурсы работ художников, скульпторов и т.п. на спортивную тематику, фестивали спортивного кино и т.д. [см. Durry, 1986].

Такие акции проводились и для детей. Так например, во время Олимпийских игр 1972 г. в Германии был организован международный детский конкурс на тему "Спорт в моей стране". На конкурс было прислано 18 тыс. работ из 67 стран. 700 работ были представлены на специально организованной выставке [см. Organizing Committee for the Games in Munich, 1972]. В 1988 году НОК Германии организовал для школьников художественный конкурс на тему: "Олимпийские игры - какими я их вижу". В конкурсе приняли участие 14425 школьников (начиная с 5 класса) из 776 различных школ Германии. Аналогичные конкурсы рисунков регулярно проводит Олимпийский комитет Румынии. В 1995 г. такой конкурс был проведен и в нашей стране.

К этому направлению деятельности примыкают и выставки произведений искусства, авторами которых являются спортсмены. Примером таких выставок могут служить международные бьеннале "Спортсмены - в искусстве" - художественные выставки, на которых собраны работы, выполненные бывшими и действующими спортсменами (первая такая выставка была проведена в Барселоне в 1986 году).

Стремление к синтезу спорта с искусством проявляется и в таких акциях, как создание "балета на льду", гимнастических эстрадных ансамблей и т.д.

Интересен опыт создания и работы в Германии "театров спорта и движения" [см. Bernd, 1988; Biermann, Wiskow, 1983; Michels, Fanger, Melchior; Pawelke, 1987, 1988; Rosenberg, 1990; Schmolke, 1978].

Можно отметить и другие акции, направленные на поиск гармоничного объединения, синтеза спорта и искусства: использование функциональной музыки на спортивных тренировках и соревнованиях [см. Коджаспаров, 1987, 1994]; создание футбольных команд, в составе которых - известные эстрадные певцы и другие лица, связанные с искусством; организация встреч спортсменов с деятелями искусства и придание этим встречам регулярного характера и т.д. Идея интеграции спорта и искусства (культуры в целом) лежала и в основе культурно-спортивных комплексов, которые создавались в нашей стране.

Важно отметить, что идея необходимости укрепления союза спорта и искусства, совместного и гармоничного их использования для решения важных социально-педагогических и культурных задач все больше проникает в процесс организации физкультурно-спортивной работы с детьми и молодежью.

В ходе этой работы все большее внимание уделяется эстетическим аспектам - культуре и выразительности, "одухотворенности" движений, музыкальному сопровождению занятий. В программу занятий включаются игры, танцевальные элементы, танцевальные упражнения и танцы с разнообразным ритмическим рисунком, а также спортивно-музыкальные программы и театрализованные представления, формирующие такую культуру движений [см. Власов, 1994; Мейксон, Копылов, 1994; Bubner, Mienert, 1987; Funke, 1989; Haselbach, 1987; Metzenthin, 1983; Multer, 1984; Stossberg, Datzer, 1985; Tiedt, 1985, 1988].

Идея единства спорта и искусства реализуется и на основе использования в ходе физкультурно-спортивных занятий со школьниками сюжетных подвижных игр. Разрабатываются новые виды этих игр - подвижные приключенческие игры для детей, подвижные игры на современные сюжеты типа "Звездных войн" и др. [Patermann, 1991; Rose, 1992; Schmidt, 1992].

В нашей стране интересную систему сюжетных игр для использования на уроках физической культуры разработал И. В. Присяжнюк [1990]. Им составлены методические рекомендации по организации игр: "Путешествие по временам года", "Юные строители", "Потанцуем и споем", "Соревнования республик", "Поиск секретного пакета" и др.

Учитель из Архангельской области В. В. Пестерев организует занятия по физкультуре со школьниками III класса в виде театрализованного урока. Один из таких уроков проводится, например, в виде "урока индейцев". Учитель, как и его ученики имеют индейский стилизованный наряд - повязка на голове, высокие перья в волосах, отсутствие обуви. Все упражнения проводятся как игры индейцев с использованием необычных снарядов (имитация оружия индейцев - томагавков) и оборудования (например, канат длиной 30 м). Эти аксессуары создают атмосферу необычности, которая стимулирует активность детей, их внимание.

К числу новых форм физкультурно-спортивной работы со школьниками на основе идеи интеграции спорта с искусством относится и так называемый "комплексный урок". Каждый такой урок имеет свою тематику, например: "Природа и мы", "Экология и человек", "Живые страницы истории", "Олимпиады древности" и др. Поэтому он способствует не только оздоровлению школьников, совершенствованию их физической подготовленности, но и развитию их познавательной активности.

Соревновательная программа комплексного урока включает в себя 6 этапов. 1-й этап (обязателен для всех комплексных уроков независимо от тематики) - командный бег на дистанцию 500 м., команда включает 20 человек (10 мальчиков и 10 девочек). Все участники стартуют одновременно. Результат командного бега определяется по сумме времени первого и последнего участника команды. Победители в командном беге определяются по наименьшей сумме времени в каждой группе классов. 2-й этап - прохождение контрольных пунктов. Контрольное время прохождения - 1 ч. 30 мин. На каждом контрольном пункте (всего их 10) команды, участвующие полным составом, получают задания по литературе, истории, географии, математике, биологии, экологии, медицине, туризму, музыке и физической культуре. На первых 9 пунктах дается по 5 заданий-вопросов (за каждый правильный ответ начисляется 1 очко, затем очки суммируются), а на 10-м пункте - задание по физкультуре (например, стрельба из пневматической винтовки - стреляют два человека, мальчик и девочка; победитель определяется по сумме удачных выстрелов). За лучший командный результат по сумме набранных очков дается 10 баллов, за 2 место - 8 баллов, за 3 место - 7 баллов и т.д. 3-й этап - конкурс художников - участвуют по 2 человека от команды, которые выполняют рисунки на асфальте, фанере, ватмане - в зависимости от темы урока. Контрольное время выполнения - 1 час. Победители определяются по качеству выполненных работ. 4-й этап - спортивный конкурс, в котором от каждой команды участвуют 2 мальчика и 2 девочки (число участников может быть увеличено). Программа конкурса включает в себя: подтягивание у мальчиков, сгибание и разгибание рук в упоре лежа у девочек. Победители определяются по группам классов по наибольшей сумме выполненных упражнений членами каждой команды. 5-й этап - конкурс эмблем и газет, участвуют по 2 человека от команды и 6-й этап - эстафетный бег: 8 x 200 м. В команде 4 мальчика и 4 девочки.

Победителем считаются команды, показавшие лучшее время по группам классов. По каждому виду соревнований определяют победителя по группам классов, а также победителя в абсолютном первенстве независимо от группы классов (по наименьшей сумме мест, занятых во всех 6 этапах соревнований) [см. Меркулов, 1994].

Наряду с изменениями физкультурно-спортивной деятельности детей и молодежи, направленными на усиление ее интеграции с искусством, определенную трансформацию в том же направлении претерпевает и искусство. В частности, дети и подростки широко привлекаются к художественной деятельности по гуманистическому отображению спорта средствами искусства (живописи, танца, пантомимы, кино, фотографии и т.д.). Все более популярным среди них является коллекционирование марок, значков, вымпелов и т.д. на спортивную тематику. Вместе с тем все более широкое распространение получают разнообразные творческие конкурсы в разных видах искусства (конкурсы музыкантов, певцов, танцоров и т.д.), а также комплексные творческие конкурсы и соревнования типа КВН.

Интересен проект организации Всемирных игр школьников-спортсменов ("World Scholar-Athlete Games"), разработанный Институтом международного спорта (США). Предполагалось провести эти игры в 1993 г. в США с участием около 2 000 школьников (в возрасте 16-19 лет), проявляющих способности в спорте или в искусстве (литературе, живописи, поэзии, пении). Планировалось участие представителей 125 стран. Программа этих Игр (предполагалось проводить их раз в два года) предусматривала спортивные соревнования по футболу, баскетболу, волейболу и теннису. Причем, команды планировалось составить на основе случайной выборки из участников, чтобы каждая из них включала представителей разных стран. Теннисные соревнования должны были быть только парными - отдельно для юношей и девушек. В соревнованиях по теннису и волейболу должны были участвовать и команды, составленные из девушек и юношей. Помимо соревнований в 4 видах спорта программа Игр предусматривала проведение конкурса литераторов и художников, а также выступление певцов в объединенном всемирном хоре школьников на церемонии закрытия Игр. К сожалению, мы не располагаем информацией о том, были ли проведены эти Игры.

Проведенный выше анализ тенденций развития современного спорта и искусства и разнообразных социально-педагогических акций, которые предпринимались на практике в этих сферах культуры, дает основание для следующих выводов.

1. Идея сближения и укрепления союза спорта с искусством, их интеграции, синтеза действительно является не абстрактной, а уже практически реализуемой идеей, имеющей важное значение в настоящее время.

2. Практические шаги по интеграции спорта и искусства делаются в тех двух основных направлениях, которые были выделены выше на основе теоретического анализа. С одной стороны, предпринимаются попытки укрепить союз спорта и искусства, объединить, совместно и гармонично использовать их для решения определенных социально-педагогических и культурных задач. С другой стороны, усилия направляются на сближение, "сглаживание" различий между спортом и искусством на основе повышения эстетического и духовно-нравственного потенциала спорта, а также усиления соревновательных начал в искусстве.

3. Предпринимаемые попытки интеграции спорта и искусства, как правило, затрагивают какой-то отдельный аспект аспект этой интеграции, не связаны друг с другом, не охватывают многих других важных ее направлений, форм и способов, не предполагают создания четких организационных структур, предназначены для довольно узкой группы людей и т.д. А вместе с тем они не только не исключают друг друга, не противоречат друг другу, но существенно дополняют друг друга.

Поэтому возникает потребность увязать отдельные и не связанные друг с другом действия в определенную систему дополняющих друг друга акций, направленных на интеграцию спорта и искусства.

Такой комплексный подход к решению проблемы интеграции спорта с искусством лежит в основе программы, разработанной в рамках и на основе идей нового гуманистического проекта под названием "СпАрт"/"SpArt"/.

2.3. Комплексная программа интеграции
спорта и искусства на основе проекта "СпАрт"

Проект "СпАрт" разработан автором данной работы в 1990 г. и изложен в ряде публикаций, докладов и выступлений на конгрессах, конференциях, симпозиумах и т.д. [см. Приложение 1].

Проект основан на результатах более чем двадцатилетних исследований автора и его учеников в области философско-методологических, культурологических, педагогических и социологических проблем физической культуры, здорового образа жизни, спорта, олимпийского движения, искусства и культуры.

В ходе этих исследований обоснована необходимость повышения духовно-нравственной и эстетической ценности современного спорта, его интеграции с искусством, проанализированы программы, проекты, технологии, связанные с этой важной и актуальной проблемой, показана необходимость принципиально новых подходов к ее решению.

С 1991 г. начата практическая реализация проекта. В разработке материалов отдельных акций, связанных с реализацией проекта, и в самой этой реализации, принимала и принимает участие большая группа ученых, преподавателей, аспирантов, практических работников в области культуры, физического воспитания, спорта, организации досуга: Баринова И. В., Батманов Н. П., Богословский В. В., Брызгалов Ю. С., Вишневский В. И., Гаврилкин И. Б., Глотова Л. П., Горбатов А. Н., Губарева Т. И., Егоров А. Г., Елистратов М. В., Ипатов Д. И., Козырева О. В., Кузнецова З. М., Курило С. И., Кучер Н. И., Лабскир В. М., Михович А. С., Новикова С. С., Петлеваный Г. Ф., Прокопчук Ю. А., Подколзина Л. Н., Русаков В. И., Савельев А. Ф., Самусенков О. И., Самусенкова В. И., Симаков Ю. П., Стопникова Е. В., Чайникова Е. Д. и др.

Само название проекта - "СпАрт"/"SpArt"/, которое является производным от трех английских слов: "Spirituality" - духовность, "Sport" - cпорт и "Art" - искусство, свидетельствует о том, что основной замысел проекта - интеграция, синтез, объединение спорта и искусства. Для реализации этого замысла и разработана комплексная программа интеграции спорта с искусством.

2.3.1. Основные идеи программы

Спартианская программа укрепления связи спорта и искусства имеет строго научное обоснование. Она выработана автором проекта "СпАрт" на основе философского, культурологического, социологического и социально-педагогического анализа спорта и искусства, их взаимоотношения.

Программа исходит из следующих основных положений, которые сформулированы и обоснованы в ходе данного анализа:

1. Спорт и искусство - два элемента культуры, имеющие важное значение для реализации гуманистических идеалов и ценностей, для достижения человеком счастья, свободы, полного самовыражения, разностороннего и гармоничного развития.

2. В настоящее время все более актуальной становится задача интеграции, синтеза спорта и искусства.

3. Решение этой задачи невозможно на основе преобразования спорта в одну из разновидностей искусства, поскольку спорт и искусство принципиально отличаются друг от друга.

4. Это не означает, что интеграция спорта с искусством вообще невозможна. Ее принципиальная возможность основана на том, что эти два элемента культуры имеют много общего, способны плодотворно влиять друг на друга, дополнять друг друга.

5. Существуют два основных и принципиально возможных направления интеграции спорта с искусством:

а) сближение, "сглаживание" различий этих двух элементов культуры на основе, с одной стороны, повышения эстетической и духовно-нравственной ценности спорта, а с другой стороны, более широкого использования соревновательности (в ее гуманных формах) в сфере искусства;

б) укрепление связи, союза, усиления взаимодействия спорта с искусством, их объединения в единую социально-педагогическую и культурную систему.

Выше дано разъяснение и обоснование этих положений.

Спартианская программа предусматривает не только традиционные, упомянутые выше, но и новые, уникальные формы и средства интеграции спорта с искусством.

Комплекс этих новых, нетрадиционных форм и методов интеграции спорта и искусства включает множество разнообразных акций.

Спартианские игры. Центральное место в системе этих акций программа отводит "Спартианским играм".

Название этих Игр - "Спартианские" (другие возможные их названия: Игры "СпАрт", "Турнир Рыцарей СпАрта", Игры "Спартианская семья" и др.) - производно от указанного выше слова "СпАрт" (а не от имени древнегреческого города Спарта, как нередко полагают) и указывает на то, что эта принципиально новая модель Игр предусматривает объединение спорта (в его гуманизированной, "одухотворенной" форме) с искусством и другими видами духовно-творческой деятельности.

И действительно, все компоненты Спартианских игр - программа, система выявления победителей, состав участников и т.д. - ориентированы на интеграцию спорта и искусства, причем, не только в традиционных, но и в новых формах.

Программа Спартианских игр включает в себя такие традиционные культурные мероприятия, дополняющие спортивную программу, как торжественные церемонии открытия и закрытия, встречи участников Игр с известными спортсменами, олимпийцами, деятелями науки, искусства, культуры, а также концерты, экскурсии и другие элементы культурной программы.

Однако центральное место в программе Игр занимают не эти традиционные, а новые формы объединения спорта с искусством.

Это проявляется уже в том, что программа Игр включает в себя соревнования и конкурсы, связанные как со спортом, так и с искусством: 1) соревнования в различных видах спорта (легкая атлетика, плавание и др.), 2) конкурсы в выполнении различных физических упражнений, тестов физической подготовленности, 3) соревнования в туристских умениях и навыках, 4) художественные конкурсы (в пении, танцах, декоративно-прикладном творчестве, театральном искусстве, пантомиме и т.д.), 5) конкурсы знатоков спорта, олимпизма и искусства и др.

В этом отношении программа Спартианских игр сходна с программой Истмийских, Панафинейских, Пифийских, Немийских и других игр, проводимых в Древней Греции, а также первых современных Олимпийских игр, которые включали в себя не только спортивные соревнования, но и художественные конкурсы.

Принципиальное отличие Спартианских игр заключается, однако, уже в том, что каждый участник этих Игр обязательно должен выступить в определенных (выбранных им самим) соревнованиях и конкурсах, связанных как со спортом, так и искусством. О других особенностях этих Игр будет сказано ниже.

Важное направление интеграции спорта и искусства на Спартианских играх - использование таких спортивных соревнований, которые наиболее близки искусству по своему эстетическому содержанию и культурной ценности. При отборе спортивных соревнований, включаемых в программу Спартианских игр, предпочтение отдается: наиболее "эстетичным" из них (т.е. тем, которые проходят под музыку, требуют от участников красоты телосложения и движений, искусства владения телом); необычным (новым, нетрадиционным) спортивно-развлекательным играм, соревнованиям, эстафетам, удовлетворяющим требованиям эстетичности и зрелищности; соревнованиям в эстетической демонстрации спортивного мастерства (примером может служить соревнование среди баскетболистов по умению красиво забивать мяч в корзину), а также национальным видам спорта, народным играм и забавам, способствующим сохранению и развитию самобытной национальной и народной культуры.

С другой стороны, художественные и творческие конкурсы, проводимые на Спартианских играх, как правило, имеют спортивную тематику. Например, проводится конкурс рисунков, лепки, песен, музыкальных произведений, пантомимы и т.п. на спортивную тему, конкурс знатоков спорта и олимпизма и т.д.

Программа Спартианских игр предусматривает, однако, не просто механическое объединение в программе Игр традиционных спортивных соревнований с художественными и интеллектуальными конкурсами, но и принципиально новые виды соревнований и конкурсов, предполагающие более гармоничное объединение спорта с искусством и требующие от участников физической подготовленности, спортивного и художественного мастерства, творческих способностей, юмора, знаний и т.д.

Определенный комплекс этих соревнований и конкурсов, подобранных таким образом, чтобы на их основе можно было сравнить и оценить указанные параметры как физического, так и духовного развития участников Игр: составляет спартианский агон (агон по-гречески - борьба, состязание, турнир). Программа Игр может включать в себя один или несколько спартианских агонов.

Спартианские игры обычно начинаются с соревнований участников в агоне под названием "Спартианская визитная карточка". В этом спартианском агоне каждый участник (команда или отдельное лицо) представляет свою "визитку" ("визитную карточку"), но не обычную, а "спартианскую". Это представление включает в себя художественно-театрализованное выступление и художественно оформленный стенд, которые заранее (до Игр) готовятся участниками и выполняют для них функцию "визитной карточки" - с их помощью они должны представить себя другим участникам, жюри, зрителям, познакомить со своими интересами, идеалами, достижениями в спорте, искусстве, науке, техническом творчестве, продемонстрировать свое понимание принципов спартианского (соответствующего критериям духовности, нравственности и красоты) поведения в соревнованиях, "спартианской" идеи объединения спорта и искусства и т.д.

Художественно-театрализованное выступление участника включает в себя: а) приветствие других участников, судей, зрителей и демонстрацию своей атрибутики: названия или имени, эмблемы, талисмана, девиза, вымпела (флага), песни (гимна) и т.д.; б) показ оригинальной "спартианской одежды" и "спартианских украшений" участника, которые символизируют идею единства спорта с искусством и предусматривают творческое использование в одежде и украшениях спортивного и художественного инвентаря (например, футбольного или теннисного мяча, музыкальных инструментов и т.д.); в) спортивную художественную композицию (сценку), в которой участник средствами хореографии или пантомимы (клоунады) выражает свое отношение к спорту, а также к тому или иному поведению в спорте; г) демонстрацию физической подготовленности и спортивного мастерства участника.

Наряду с выступлением каждый участник выставляет художественно оформленный стенд, на котором он может представить любые материалы (рисунки, фотографии, карикатуры, модели, коллекции, рассказы и т.д.), которые содержат в себе какую-то интересную и важную информацию об участнике, о его жизни, интересах, идеалах, способностях и достижениях в спорте, искусстве, науке, техническом творчестве и т.д. Обычно организаторы указывают и специальную тему, которой должны быть посвящены результаты художественного творчества участников Игр.

В агоне "Спартианская визитка" у каждого участника оцениваются: 1) художественная сторона его "спартианской визитной карточки" - идейное содержание (соответствие гуманистическим идеалам и ценностям) и художественное оформление приветствия, атрибутики, костюмов, композиции, стенда, а также творчество, фантазия, изобретательность, юмор, проявленные в ходе выступления и в оформлении стенда; 2) спортивная сторона "спартианской визитки" участника - уровень его физической подготовленности и спортивного мастерства, проявленные в ходе выступления.

В программу Спартианских игр включается и агон под названием "Орхестрика" (Искусство движения).11 В данном агоне участники соревнуются в искусстве движений, показателями которого являются: 1) гибкость, ловкость, координация движений, сила, меткость и другие физические качества и двигательные способности; 2) умение творческой и эстетической демонстрации этих качеств и способностей; 3) чувство ритма и музыки в движениях, красота и пластика "одухотворенного" движения (способность в движениях выражать чувства, переживания, вызываемые музыкой, картинами природы и т.д.); 4) искусство создания в движениях художественных образов.

Участники по заданию организаторов, а также по произвольной (выбираемой ими самими) программе выполняют акробатические и другие упражнения, танцуют под музыку, разыгрывают пантомимы или балетные сценки (прежде всего на спортивную тему) и т.д. Соревнование обычно проводится в несколько этапов.

1-й этап. Участники демонстрируют уровень развития своей гибкости и/или других физических качеств и двигательных способностей (координации движений, силы, меткости и т.д.): а) выполняя предложенные организаторами физические упражнения; б) произвольным способом.

2-й этап. Участники показывают придуманные ими оригинальные физические упражнения (это могут быть: прыжки; броски; попадание в цель; удары; жонглирование; удержание на голове, носу и т.д. различных спортивных предметов - мяча, ракетки и т.д.; езда на велосипеде, самокате и т.д.) и/или новые, оригинальные и соответствующие эстетическим критериям способы демонстрации силы, меткости, других физических качеств: а) используя предложенные организаторами предметы (приспособления), б) используя любые другие предметы и приспособления.

3-й этап. Участники демонстрируют чувство музыки и ритма в движениях, красоту и пластику "одухотворенного движения" (способность выражать в движениях чувства и переживания, вызванные музыкой): а) под фонограмму организаторов и выполняя их задания; б) под собственную фонограмму.

4-й этап. Участники демонстрируют способность создавать в движениях художественный образ: а) выполняя задания организаторов; б) разыгрывая заранее подготовленную пантомиму, клоунаду или балетную сценку на спортивную тему).

Данный агон может проводиться и не поэтапно, а в виде разового целостного выступления каждого участника.

Иногда к оценке двигательной культуры участников добавляется оценка их здоровья, телосложения и физической подготовленности. В своей совокупности эти показатели характеризуют физическое совершенство человека. Поэтому и само соревнование (спартианский агон) в этом случае носит название "Физическое совершенство".

Еще более широкой является программа спартианского агона под названием "Гармония" ("Культура личности"). Программа соревнований этого спартианского агона включает в себя специализированные упражнения, тесты, задания, которые позволяют оценить у каждого участника: его физическую подготовленность и двигательную культуру; психические способности - память, внимание, интеллект, точность и скорость психомоторики, эмоциональную устойчивость и др.; эстетическую и художественную культуру; творческие способности; экологическую культуру; культуру общения и т.д. В своей совокупности эти качества, способности, элементы культуры характеризуют общую культуру, разносторонность и гармоничность развития личности. Спартианский агон "Гармония" призван определить тех участников, которые имеют наибольшие достижения по этим параметрам своего духовного и физического развития.

На интеграцию спорта с искусством ориентирован и агон под названием "Спартианская дуэль". Этот агон организуется следующим образом. Каждый участник вызывает других участников на "дуэль". В этой дуэли он использует свое, заранее подготовленное спартианское "оружие": 1) задает вопросы, касающиеся спорта, олимпизма, искусства, культуры, народных обычаев, традиций, 2) демонстрирует какой-то уникальный трюк, связанный с искусством или спортом (это может быть, например: игра на необычных музыкальных инструментах или необычным способом; необычный способ рисования, письма; уникальная способность к счету, запоминанию; оригинальный фокус, прыжок, бросок и т.д.) и 3) предлагает придуманное им оригинальное соревнование (лимит времени на проведение данного соревнования уточняется организаторами). Другие участники должны попытаться ответить на заданные им вопросы, повторить демонстрируемый трюк и выиграть предложенное соревнование (в нем может выступить любой участник; при наличии нескольких желающих соперник участника, предложившего соревнование, определяется по жребию).

Другой вариант организации этого агона состоит в том, что "оружие" дуэлянтов должно включать в себя два соревнования, одно из которых связано со спортом, а другое - с искусством. Оговаривается лимит времени на проведение каждого соревнования. Если разные участники предлагают одно и то же соревнование, оно проводится лишь один раз (когда его предлагают впервые).

При оценке выступлений участников агона "Спартианская дуэль" отдельно оцениваются: 1) задаваемые вопросы и ответы на них (при этом учитывается характер задаваемых вопросов - их оригинальность, юмор и т.п. - и правильность ответов на них); 2) демонстрация уникальных трюков (учитывается их уникальность, а также мастерство, творчество, фантазия, юмор, эстетика, зрелищность выступления исполнителя); 3) соревнование (учитывается творчество, фантазия, эстетика, юмор, проявленные при выборе соревнования, а также его результат).

В программу Спартианских игр включаются и такие игры, объединяющие спорт и искусство, которые связаны с национальными культурными традициями и обычаями.

Для иллюстрации сошлемся на игру "Родом из России", разработанную Л. Н. Подколзиной. Эта игра включает в себя: а) художественную викторину "Зри в корень", требующую знания: "великого и могучего" русского языка, устного народного творчества и творчества российских литераторов; летописей и летописцев земли Российской, исторических событий, судеб, деяний и заслуг выдающихся деятелей России; труда, быта, традиций, спорта и искусства народов России; б) конкурс искусных дел мастеров "Коробейники", участники которого представляют свои работы в области декоративно-прикладного народного творчества, блюда национальной кухни народов России и т.п.; в) народные гулянья и посиделки "Веселись, моя душа!"; г) конкурс юных литераторов "Глас Баяна"; д) спортивно-развлекательные "Молодецкие забавы", составленные на основе игр, забав и развлечений народов России.

Ярко выраженную ориентацию на интеграцию спорта с искусством имеет и система выявления лауреатов Спартианских игр. Лауреатами Спартианских игр становятся участники:

- успешно выступившие не только в соревнованиях, связанных со спортом, туризмом, выполнением физических тестов и т.п., но также в художественных и творческих конкурсах;

- продемонстрировавшие высокий уровень эстетической и нравственной культуры, волю, мужество, а также творчество и юмор, ориентируясь на девизы Спартианских игр: "Красота действий и поступков дороже успеха!" и "Больше творчества, рыцарского поведения, юмора и красоты!".

Во-вторых, при выявлении победителей спортивных соревнований учитывается не только результат, но также красота действий и поступков, поведение спортсменов. Вместе с тем при проведении художественных конкурсов всемерно поощряется спортивная тематика художественного творчества, способность к отображению гуманистического потенциала спорта средствами искусства.

Особое внимание уделяется тому, чтобы поднять духовно-нравственный потенциал Игр, тех соревнований и конкурсов, которые проводятся на Играх, чтобы не превратить их в арену "сражения" участников с единственной целью - победить соперников и выиграть приз.

В связи с этим не только при оценке выступления участников, как уже отмечалось, учитывается их поведение, но проводится и специальный конкурс спартианского поведения. В ходе данного конкурса определяются те участники, их руководители и зрители, которые показывают образцы поведения на Играх, соответствующие критериям высокой нравственности и эстетической культуры.

Участники, их руководители и зрители - победители данного конкурса награждаются Знаком Спартианской Доблести ("За благородство и возвышенность души, спартианское поведение в соревнованиях"). Команде-победительнице конкурса вручается Спартианский кубок (кубок спартианского поведения).

Для повышения объективности в тех случаях, когда дается субъективная оценка результата выступления участников, их поведения и т.д., учитывается мнение не только жюри (в его состав включаются как взрослые, так и дети), но также зрителей и самих участников (для этого используются специальные жетоны, карточки и т.д.).

Среди участников Игр проводится также спартианский конкурс на самую точную и беспристрастную оценку. Конкурс организуется следующим образом. После каждого соревнования участники (команды или отдельные лица) оценивают выступления других участников, а также свое собственное выступление, используя одну из следующих оценок: "очень высокое достижение", "высокое достижение", "небольшое достижение", "нет достижения". В случае совпадения оценки участника с оценкой жюри он получает 2 балла, если его оценка расходится с оценкой жюри на один пункт - 1 балл, а если на два пункта - О. Баллы, полученные участником, суммируются и учитываются при определении победителей конкурса.

При организации и проведении Спартианских игр используются и другие акции, чтобы не разжигать у участников желание победить, получить призы любой ценой, зависть к победителям, да и вообще изменить их ориентацию с внешних ценностей (демонстрация превосходства над противником, победа над ним и получение связанных с этой победой ценных призов, наград, других материальных благ и т.п.) на внутренние, духовно-нравственные и эстетические - преодоление самого себя, разностороннее проявление способностей, демонстрация рыцарского поведения, воли и мужества, красоты действий и поступков, творчества, юмора и т.д.

Так, при определении мест, занятых участниками Игр, учитывается лишь существенное различие в показанных ими результатах. Для этой цели используется небольшое число качественных оценок, например, "наивысшая", "очень высокая", "высокая" и "низкая".

В системе поощрения участников Игр - как отдельных лиц, так и команд - важное (а иногда и главное) значение придается превышению ими своих прежних результатов, а не результатов других участников или каких-то норм.

При проведении командных соревнований организуются соревнования команд, каждая из которых является "смешанной" (включает в себя представителей различных клубов, городов, регионов, учебных заведений, наций и т.д.), а также так называемые "кооперативные игры" - спортивные соревнования, при проведении которых учитываются достижения не отдельных участников или команд, соревнующихся друг с другом, а всех участников, объединенных в единую команду.

Иногда используется такой вариант организации Игр, когда после каждого этапа соревнований (за исключением последнего) участнику предоставляется право перейти из своей команды в другую, которая занимает более низкое место, с целью оказать ей помощь. Причем, такие рыцарские поступки поощряются.

Организаторы Игр всемерно содействуют также активному участию зрителей в Играх - не только в качестве "экспертов", судей, но - при желании - и непосредственно в качестве участников.

Особенно важное значение при организации Спартианских игр придается тому, чтобы на этих Играх лица с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалиды) могли совместно с другими участвовать в соревнованиях и самое главное на равных соревноваться с ними. Создание таких условий - одна из важнейших особенностей Спартианских игр.

Организаторы Игр стремятся к тому, чтобы не было существенного различия в материальной ценности призов, вручаемых победителям и тем, кто занял последующие места в соревновании, и чтобы вообще награды имели здесь в большей степени символическое значение, а не материальную ценность. Один из вариантов решения этой проблемы - использование лотереи для распределения призов; место, занятое в соревнованиях на Играх, определяет лишь количество билетов этой лотереи.

Помимо обычных соревновательных игр, основанных на таких принципах как выявление среди участников победителей и побежденных, соперничество, конкуренция, превосходство, максимальная результативность, измерение и сравнимость результатов и т.д., в программу Спартианских игр включаются и такие игры, в которых отсутствует разделение участников на победителей и побежденных, основной акцент смещается с результата на сам процесс игры, придумывание игр, юмор, творчество и т.д. Они проводятся под девизом: "Мы все - одна Спартианская семья!"

На интеграцию спорта с искусством ориентирован и состав участников Спартианских игр. Он специально подбирается таким образом, чтобы совместно участвовали, а значит, и постоянно общались, как спортсмены, так и те, кто увлечен каким-то видом художественной деятельности, техническим творчеством и т.д.

Таковы основные особенности Спартианских игр, которые занимают важнейшее место в спартианской программе интеграции спорта и искусства [более подробную характеристику Спартианских игр см. в работах, указанных в Приложении 1].

Спартианская программа интеграции спорта с искусством предусматривает развертывание на основе Спартианских игр и подготовки к ним нового социально-культурного, гуманистического движения "СпАрт", спартианского движения.

Спартианское движение. Спартианское движение (новое движение, в основе деятельности которого лежит проект "СпАрт") является не политическим, а социально-культурным, гуманистическим. Оно объединяет тех людей, которые стремятся укрепить союз спорта спорта и искусства как двух важных элементов культуры и сам спорт сделать более гуманным, "человечным", "одухотворенным".

О такой направленности спартианского движения свидетельствуют лозунги этого движения: "От спорта и искусства к их объединению во имя гармонии и духовности!" и "Будь Рыцарем в спорте и искусстве и стремись объединить их в своей жизни!"

Спартианское движение предусматривает использование разнообразных способов, путей интеграции спорта с искусством, т.е. комплексный подход к решению этой задачи. Однако особое значение при этом придается поиску таких новых форм игр и соревнований, все элементы которых (программа, система определения победителей, состав участников и т.д.) направлены на повышение духовно-нравственной и эстетической ценности спорта, его органичное объединение с искусством. Следовательно, это движение относится к числу "игровых", т.е. таких, которые в качестве основного средства достижения своих целей избирают игровую деятельность, связанные с ней Игры, соревнования, конкурсы, фестивали и т.п. , а также подготовку к ним.12

В рамках спартианского движения - в отличие от других движений такого рода - главная роль отводится Спартианским играм. Движение ставит своей целью включение как можно большего числа людей (разного возраста, пола, интересов и т.д.) в эти Игры и подготовку к ним, чтобы содействовать решению важных социально-педагогических, культурных задач.

Интеграция спорта и искусства рассматривается в рамках спартианского движения не как самоцель, а прежде всего как одно из средств преодоления все увеличивающегося разрыва между духовным и физическим развитием человека, формирования физически здоровой, творчески активной личности, которая ориентирована на процесс постоянного самосовершенствования, разностороннего развития и проявления способностей, а в своем отношении к другим людям и к природе отдает приоритет духовно-нравственным, эстетическим ценностям.

Спартианское движение направлено на использование Спартианских игр и подготовки к ним для решения и ряда других важных социально-культурных задач, ориентированных на определенные группы населения:

- для организации активного, творческого отдыха и общения различных групп населения: детей, подростков, молодежи, взрослых, спортсменов и тех, кто занимается искусством, наукой, техническим творчеством, лиц с ограниченными возможностями здоровья (инвалидов) и тех, кто не имеет таких ограничений, и т.д.

- для социальной реабилитации и интеграции, преодоления социального отчуждения лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалидов), детей-сирот и других лиц, нуждающихся в социальной помощи и защите;

- для повышения ориентации спортсменов на принципы "Фэйр плэй" ("Честной игры") и другие гуманистические идеалы олимпизма, а также пробуждения у них интереса к различным видам художественной, интеллектуальной деятельности (искусству, науке и др.) и включения их в эти виды деятельности;

- для изменения общественного мнения о низком духовно-нравственном облике спортсменов высокого класса, о несовместимости активных и регулярных занятий спортом с гармоничным и разносторонним развитием личности, с высокими результатами в других видах деятельности;

- для приобщения к здоровому образу жизни и физической культуре, повышения физкультурно-спортивной активности тех, кто увлекается искусством, наукой, другими видами духовной, творческой деятельности, и т.д.;

- для укрепления культурно-спортивных связей и сотрудничества различных наций, народов, стран, регионов и т.д.

Идеалом (ориентиром в поведении) для участников спартианского движения является "спартианец".

Кто такой спартианец? Какими качествами он обладает?

Во-первых, спартианец постоянно работает над собой, стремится к духовному и физическому самосовершенствованию. Его девиз: "Поверь в себя и сделай максимум для того, чтобы стать таким, каким ты хотел бы быть!" связан с известными изречениями: "Познай самого себя" (лат.: "Nosce te ipsum"), которое было высечено на колонне при входе в храм Аполлона в Дельфах в качестве призыва к каждому входящему со стороны бога Аполлона, и "Победи самого себя!" /"Te ipsum vincere!"/.

Во-вторых, спартианец - рыцарь спорта и искусства, человек, искренно увлеченный именно этими видами деятельности и стремящийся сочетать их в своей жизни. В этом плане его девиз: "Будь Рыцарем в спорте и искусстве и стремись объединить их в своей жизни!"

В-третьих, спартианца отличает высоконравственное, благородное, подлинно рыцарское поведение и в спорте и в искусстве. Как настоящий рыцарь в любом спортивном соревновании или художественном (творческом) конкурсе он стремится проявить мужество, волю, настойчивость, показать максимально высокий для себя результат. Однако он добивается его не для того, чтобы завоевать приз, награду, другие почести, одержать победу над противником, а прежде всего для того, чтобы доказать способность преодолеть самого себя.

Спартианец стремится действовать по законам красоты и благородства, даже если это не позволяет одержать победу. Девиз спартианца - "Красота действий и поступков дороже успеха!". Он уважительно относится к соперникам (независимо от того, являются они победителями или побежденными), к судьям и другим официальным лицам, к зрителям, остается скромным после победы, не подчеркивает своего превосходства над соперниками, достойно переносит поражение. Во всех своих поступках - и не только во время игр, соревнований, но и в повседневной жизни - спартианец стремится придерживаться спартианского лозунга: "Быть добру!"

Значит, для спартианца характерны включенность в процесс постоянного самосовершенствования, разностороннего развития и проявления своих способностей на основе активных занятий физическими упражнениями, участия в спортивных соревнованиях, творчества в сфере искусства, науки и т.д. и самое главное - приоритет духовно-нравственных ценностей по сравнению с другими.

Обязанностью и делом чести каждого участника спартианского движения считается участие в Спартианских играх, тщательная подготовка к ним и поведение на Играх, соответствующее критериям нравственности и красоты. Он призван активно разъяснять, пропагандировать и проводить в жизнь основные идеи спартианского движения. Все это отражено в Спартианском кодексе, который включает в себя основные принципы поведения участников спартианского движения [см. Приложение 2].

Спартианское движение имеет свой символ, флаг, девиз, гимн, эмблему и другую атрибутику [см. Приложение 3].

Реальной ориентации членов спартианского движения на гармоничное объединение спорта и искусства в своей жизни содействует и система специальных спартианских наград. Одна из них - "Рыцарю спорта и искусства" - вручается тем лицам, которые, проявив рыцарские качества, достигли высоких результатов как в спорте, так и в искусстве. Первая такая спартианская награда в 1991 г. была вручена Н. Озерову.

Цели и задачи спартианского движения свидетельствуют о том, что оно имеет ярко выраженный гуманистический характер. Философия этого движения, разработанная автором проекта "СпАрт", тесно связана с ранее выдвигавшейся им концепцией спортивно-гуманистического движения [см. Столяров, 1990; Stolyarov, 1991 и др.] и опирается на широкий круг гуманистических идей прошлого:

- идею, высказанную великими гуманистами прошлого, о необходимости разностороннего развития личности, гармонии духовных и физических способностей человека, его внешних и внутренних качеств (древнегреческий идеал калокагатии, древнекитайский принцип "сан мэй" и т.п.);

- идею философии олимпизма о важной социально-культурной ценности спорта, спортивных соревнований и целенаправленной подготовки к ним для человека и человечества;

- идею основателя современного олимпийского движения Пьера де Кубертена о необходимости честного, благородного, рыцарского поведения в спортивных поединках, а также укрепления союза спорта и искусства;

- идею Платона, Ницше и других мыслителей о необходимости для каждого человека постоянного самопреодоления, самосовершенствования и др.

Совпадая по своей направленности с другими гуманистическими движениями прошлого и современности, спартианское движение вместе с тем имеет целый ряд важных особенностей.

Во-первых, это движение, являющееся не политическим, а "игровым" (см. выше), связано со Спартианскими играми - принципиально новой моделью Игр, основные особенности которой были указаны выше.

Во-вторых, спартианское движение, связывая свои цели и задачи с достижением разностороннего, гармоничного развития личности, единства духовных и физических способностей человека, ориентируется при этом на оригинальную, разработанную автором проекта "СпАрт", теоретическую концепцию разностороннего и гармоничного развития личности. Эта концепция предусматривает, в частности, достижение личностью успеха в различных сферах человеческой деятельности (в том числе в области спорта и искусства), а также приоритет духовно-нравственных качеств в рамках указанного единства [см. Столяров, 1988].

В-третьих, выбирая средства для достижения своих целей, спартианское движение не делает акцент на спорт (как например, олимпийское движение) или на искусство (как, например, артийское движение и некоторые другие социально-гуманистические движения), а ориентируется на равноценное использование как спорта, так и искусства, а также других видов духовно-творческой деятельности в их единстве, интеграции. При этом предусматриваются: а) определенная гуманистическая модификация самого спорта, б) не только традиционные, но и новые форме его интеграции с искусством.

В-четвертых, спартианское движение ориентировано не на одну, а практически на все группы населения. Участниками движения могут быть: дети, молодежь, взрослые; спортсмены и те, кто занимается творчеством в области искусства, техники и т.д.; лица с ограниченными возможностями здоровья (инвалиды) и те, кто не имеет таких ограничений, и т.д.

Важное значение в системе социально-педагогических акций, призванных содействовать интеграции спорта и искусства, спартианская программа придает спартианскому образованию.

Спартианское образование и Спартианская школа. Цель спартианского образования - приобщение участников спартианского движения к идеалам и ценностям этого движения, формирование у них знаний, интересов, потребностей, умений и навыков, а главное - поведения, стиля и образа жизни, соответствующих этим идеалам и ценностям. Для этого поведения (стиля и образа жизни) характерны ориентация на самосовершенствование, красоту действий и поступков, творчество, разностороннее и гармоничное развитие, активное участие в спорте, искусстве и других видах духовно-творческой деятельности и т.д.

В соответствии с такой целью программа спартианского образования предусматривает:

- получение человеком достоверной и полной информации о состоянии своего здоровья, об уровне физической подготовленности и особенностях психики, о своих возможностях, способностях, недостатках;

- формирование внутренней мотивации на здоровый образ жизни, высоконравственное поведение, духовное и физическое самосовершенствование, разностороннее развитие и проявление способностей в различных видах творческой деятельности;

- обучение приемам физического и психического оздоровления, развития своих способностей, самовоспитания, и в первую очередь - тем методам регуляции и коррекции физического и психического состояния (на основе физических упражнений, массажа, системы питания, медитации и т.п.), которые позволяют добиться оптимального уровня здоровья, физического и интеллектуального развития;

- приобщение к спорту, туризму, искусству и другим видам духовно-творческой деятельности, формирование и развитие знаний, умений и навыков, позволяющих активно и успешно участвовать в этих видах деятельности, в том числе знакомство с культурными обычаями, традициями, ремеслами своего народа и народов других стран, с национальными видами спорта и искусства, с народными играми и т.д. ;

- формирование и развитие культуры общения, любви к природе (экологической культуры) и культуры речи (ораторского искусства);

- формирование и развитие культуры движений (двигательной культуры), а также овладение искусством движений, показателями которого являются: гибкость, ловкость, сила, меткость, координация движений и другие физические качества и двигательные способности; умение их творческой и эстетической демонстрации; чувство ритма и музыки в движениях; красота и пластика "одухотворенного" движения (способность в движениях выражать чувства, переживания, вызываемые музыкой, картинами природы и т.д.); искусство создания в движениях художественных образов;

- овладение искусством самообороны и выживания в экстремальных условиях;

- получение знаний об основных идеях гуманизма, его идеалах и ценностях, касающихся человеческой личности, отношений между людьми, между человеком и природой, а также о тех социальных движениях, которые направляют свои усилия на практическое воплощение в жизнь этих идеалов и ценностей, и прежде всего об олимпийском и спартианском движениях;

- формирование желания участвовать в спартианском движении, пропагандировать его идеи.

Спартианское образование необходимо для всех участников Спартианских игр. Ведь для успешного выступления на Играх они должны быть подготовлены к включаемым в программу Игр спортивным соревнованиям, соревнованиям в туристских умениях и навыках, конкурсам в различных областях искусства и в техническом творчестве, конкурсам знатоков искусства, спорта и олимпизма. Особенно значительной, длительной и специальной подготовки требует участие в таких спартианских соревнованиях, как "Орхестрика" и "Спартианская дуэль". Кроме того, участники Игр должны быть знакомы с "играми без побежденных" и владеть навыками их придумывания.

Важную роль в реализации указанных выше акций (Спартианские Игры, спартианское движение, спартианское образование), которые предусматривает спартианская программа интеграции спорта с искусством, призваны сыграть Спартианские школы и клубы.

Спартианское образование проводится в виде самостоятельного курса или включается в другие учебно-образовательные программы. Для организации спартианского образования используются как существующие школы (например, школы дополнительного образования), так и специально созданные для этой цели учебные заведения - Спартианские школы.

Спартианская школа может быть организована непосредственно во время проведения Спартианских игр (если это позволяют сроки их проведения). Она может быть создана как специальное учебное заведение или быть структурным подразделением уже существующего учебного заведения, например, школы дополнительного образования.

При организации в Спартианской школе работы по спартианскому образованию могут быть использованы некоторые традиционные формы работы, связанные со спортом, туризмом, искусством, техническим творчеством и т.д. В частности, здесь может быть организована работа оздоровительных, спортивных и туристских секций, кружков технического творчества, музыкальных, танцевальных, литературных и других подобных кружков, творческих лабораторий. Под руководством опытных педагогов, психологов, тренеров учащиеся могут повышать свои знания и умения в области валеологии, физической культуры, спорта, искусства, технического творчества и т.д. Для повышения уровня их знаний об олимпийском движении целесообразно использовать такие методы олимпийского образования, как беседы и лекции на олимпийскую проблематику, "олимпийские" уроки" и т.п.

Однако для эффективного решения разнообразных и сложных задач спартианского образования необходимо использование не только традиционных, но и новых методик, технологий, форм работы.

Прежде всего речь идет об использовании в этой работе Спартианских игр и других игр, соревнований, конкурсов, объединяющих спорт с искусством.

Могут быть использованы также сюжетные, творческие, интеллектуальные, развивающие, подвижные приключенческие игры, упомянутые выше "новые игры" ("игры без побежденных") и "кооперативные игры", ориентирующие участников на сотрудничество, творчество, юмор и т.д. [Заика, 1990; Присяжнюк, 1990; Шарманова, Федоров, 1997; Blumenthal, 1987; Deacove, 1981; Kraft, 1987; Metzenthin, 1983; Orlick, 1978; Patermann, 1991; Rose, 1992; Schmidt, 1992; The New Games Book, 1976].

Важное значение в рамках спартианского образования имеет и организация работы с учащимися на основе индивидуальных спартианских программ развития (самосовершенствования). Каждый учащийся разрабатывает такую программу. Она называется "спартианской", потому что предусматривает определенную программу деятельности в области физической культуры, спорта, искусства, других видов духовно-творческой деятельности и развитие на основе этого не только физических, но также психических, духовно-нравственных, эстетических и других способностей.

Разработке учащимся такой программы предшествует тестирование состояния его здоровья, физических, психических, художественных, творческих и других способностей. Это тестирование, проводимое с помощью специалистов, призвано помочь ему выявить свои "плюсы" и "минусы", осознать свои возможности, а вместе с тем недостатки, и наметить конкретную программу своего "спартианского" совершенствования.

Каждый учащийся школы имеет индивидуальную карту здоровья и культуры личности, в которую заносятся все данные относительно его здоровья и различных параметров культуры, получаемые в ходе тестирования. Такая карта помогает следить за динамикой изменения физического и психического состояния учащихся.

Ход выполнения намеченной программы (успехи, достижения, неудачи и т.д.), а также советы и рекомендации специалистов, помогающие в ее реализации, учащийся по своему желанию может отражать в своем личном Дневнике.

Индивидуальные спартианские программы разрабатываются на добровольных началах. Каждый учащийся сам выбирает для себя цели и те средства, с помощью которых он стремится их достигнуть. Разумеется, при этом он может опираться на помощь, советы и рекомендации специалистов, родителей и т.д.

Реализуя спартианскую программу своего развития, учащийся соревнуется лишь сам с собой, а не с другими. Хотя при этом он может ориентироваться на какие-то нормы, идеалы, других лиц, но основная его задача состоит в том, чтобы "победить" (преодолеть) самого себя, а не других.

Для повышения активности учащихся в выполнении индивидуальных спартианских программ развития присуждаются специальные награды тем из них, кто в течение определенного времени (например, в течение года) добился наибольших достижений в реализации намеченной программы, а значит, в сохранении и укреплении своего здоровья, в физическом совершенствовании, в спорте, в развитии художественных способностей в той или иной сфере искусства (пение, музыка, изобразительное или декоративно-прикладное искусство, литературное творчество и т.п.), в каких-то других областях духовно-творческой деятельности (наука, техника и т.п.).

При этом в первую очередь учитывается не выполнение учащимся какой-то стандартной нормы, не превышение им результатов других лиц и т.д., а характер намеченной им программы (ее сложность, комплексность и т.д.) и успешность ее выполнения, насколько ему удалось превзойти свои собственные показатели, которые он имел раньше. В зависимости от уровня достижений ("высокое достижение"; "значительное достижение"; "не очень значительное достижение") может быть вручена одна из следующих наград: "За высокие достижения в спартианском самосовершенствовании; "За успехи в спартианском самосовершенствовании"; "За стремление к спартианскому самосовершенствованию".

Наряду с традиционными методами физического воспитания, которые требуют от учеников запомнить информацию, сообщенную преподавателем, и повторить (скопировать) продемонстрированные им движения, важную роль в системе спартианского образования играет разработанная автором данной работы методика, ориентирующая учеников на творческое выполнение заданий преподавателя.

Эта методика предполагает постановку преподавателем для учеников заданий, связанных с выполнением определенных физических упражнений (прыжков, бросков, передвижений и т.д.), а также демонстрацией физических качеств и двигательных способностей (силы, гибкости, координации движений, меткости и др.), используя различные предметы и без них. Однако при этом сам ученик должен найти различные пути выполнения этих упражнений, соответствующие его возможностям, придумать новые, оригинальные физические упражнения, способы демонстрации физических качеств и двигательных способностей.

Такая методика, ориентирующая учеников на творческое выполнение заданий преподавателя, позволяет развивать не только физические, но также интеллектуальные, творческие их способности. Кроме того она позволяет учитывать индивидуальные особенности, возможности и способности каждого человека.

Эффективное решение разнообразных и сложных задач спартианского образования предполагает использование и других инновационных методик, технологий, форм работы: методов раннего выявления и развития индивидуальных творческих способностей; методик групповой психотерапии (психодрамы, телесной и танцевальной терапии, терапии искусством, игровой терапии и др.); средств пластико-ритмической и антистрессовой пластической гимнастики; психотехнических, психокоррекционных и развивающих интеллектуальных игр; технологии целостного гуманистического воздействия на личность, разработанной коллективом специалистов под руководством Ю. А. Лебедева и Л. В. Филипповой и др. [см. Богуславская, Смирнова, 1991; Бугрименко, Венгер и др., 1992; Вельвовский, 1979; Горбунов, 1986; Емельянов, 1985; Емельянов, Кузьмин, 1983; Лебедев, Филиппова, 1992; Лисицкая, 1984, 1987, 1988; Лэндрет, 1994; Никитин, 1994; Пахомова, 1990; Попков, Литвинов, 1996; Цзен, Пахомов, 1985; Чистякова, 1990 и др.].

Для реализации целей спартианского образования важное значение имеет обучение выразительным, художественным движениям, которые передают темп, ритм, содержание и динамику музыкального сопровождения, соответствуют определенному сюжету, зримым и слышимым картинам, предлагаемым педагогом, имитируют движения различных животных и т.д. При этом может быть использована методика художественного движения Л. Н. Алексеевой, методика организации работы театра движений (спорта, пантомим) и т.д. [см. Кулагина, 1993; Миллер, 1990; Bernd, 1988. Biermann, Wiskow, 1983; Bubner, Mienert, 1987; Funke, 1989; Haselbach, 1987; Pawelke, 1987, 1988; Rosenberg, 1990; Schmolke, 1976; Sladek, 1985; Stossberg, Datzer, 1985; Tiedt, 1985, 1988].

В процессе спартианского образования необходима также организация постоянного общения детей и взрослых, спортсменов и тех, кто увлекается искусством (наукой, техническим творчеством и т.п.), лиц с ограниченными возможностями здоровья (инвалидов) и тех, кто не имеет таких ограничений, в ходе их совместных занятий, игр, соревнований.

Спартианское образование и Спартианская школа могут быть и важной составной частью деятельности Спартианского клуба.

Спартианский клуб. Спартианский клуб - добровольное объединение группы участников спартианского движения. Он создается на базе общеобразовательной или специализированной школы (ДЮСШ, ДЮК ФП, музыкального училища, школы-интерната и др.), Дворца творчества детей и молодежи, по месту жительства и т.д.

Клуб включает в себя учащихся одного или нескольких учебных заведений (школ, гимназий и т.д.); в нем могут быть лица разного возраста, разных увлечений, разной физической подготовки и физического состояния, в том числе инвалиды.

Спартианский клуб создается как игровой клуб. Основное направление его деятельности - организация активного, творческого отдыха и общения членов Клуба на основе включения их в разнообразные игры, забавы, развлечения и в первую очередь - в Спартианские игры, а также другие игры, соревнования, конкурсы, объединяющие спорт с искусством и ориентированные на духовно-нравственные и эстетические ценности.

При создании Клуба и начале его работы обычно используются уже известные, традиционные игры, соревнования (включая народные игры и забавы), разработанные ранее программы Спартианских игр и т.д. Однако в последующем члены Клуба ориентируются на придумывание своих, новых, более интересных игр и соревнований, программ Спартианских игр и т.д.

Для этого в Клубе организуется спартианский конкурс изобретателей. Каждый член Клуба может предложить на суд жюри свое "изобретение": соревнование (игру) или техническое приспособление для соревнования (игры), требующие от участников физической подготовленности, спортивного мастерства. Это могут быть совершенно новые, уникальные соревнования (игры, приспособления) или модификации известных соревнований (игр, приспособлений). Модификация соревнования или игры может затрагивать их правила, используемый инвентарь и т.д. Предложенная модификация соревнований (игр, приспособлений) должна делать их более интересными, эстетичными, гуманными и демократичными (доступными для всех, включая инвалидов). Особо поощряется изобретение "спартианских" соревнований и игр, в программе которых спорт объединяется с искусством.

Организация такого конкурса позволяет Клубу общими усилиями его членов создать свою спартианскую игротеку, а также банк спартианских идей. Этот "банк идей" включает в себя идеи (предложения) членов Клуба относительно: новых соревнований, игр, физических упражнений развлекательного и игрового плана; новых способов демонстрации физических способностей; нового технического оборудования для спортивных и других игр, соревнований; новых элементов программы Спартианских игр, новых систем оценки и поощрения участников соревнований и т.п.

Деятельность Клуба не сводится к организации отдыха и общения членов Клуба на основе упомянутых игр и соревнований.

Другие важные направления деятельности Клуба:

- спартианское образование, разъяснение и пропаганда идей спартианского движения, содействие практической реализации его целей и задач;

- создание в Клубе Спартианского театра (театра двигательной культуры и различных видов театрального искусства, прежде всего пантомимы, ориентированной на спортивную);

- организация выставок художественных (творческих) работ членов Клуба, собранных ими коллекций;

- переписка со спартианскими клубами других регионов и стран, с участниками других общественных движений;

- встречи с известными спортсменами, олимпийцами, художниками, писателями, артистами, деятелями науки, искусства, культуры, изобретателями, политиками и т.д.;

- вечера отдыха, экскурсии и т.д.

В определенный период времени (прежде всего летом) деятельность Спартианского клуба может проходить на базе игрового Спартианского лагеря, который используется и для отдыха членов клуба.

Спартианский Клуб имеет Устав, а также название, эмблему, девиз и другую атрибутику (в частности, для членов Клуба может предусматриваться определенная форма одежды). Руководство деятельностью Клуба осуществляет Совет Клуба, избираемый демократическим путем.

В Уставе (его разрабатывают сами члены Клуба) должны быть сформулированы определенные требования к членам Клуба, основанные на идеалах и ценностях спартианского движения.

Главное из этих требований: члены Клуба в своем поведении должны ориентироваться на принципы, изложенные в Спартианском кодексе. Причем, речь идет не только о декларативном признании этих принципов, но и об определенных реальных действиях, поступках в соответствии с ними.

Каждый член Клуба как минимум должен:

1) овладеть системой исходных знаний в области здорового образа жизни, физической культуры, спорта, олимпизма и искусства (включая знание культурных обычаев и традиций своего народа и народов других стран, национальных видов спорта и искусства, народных игр и т.д.)13; 2) иметь определенные достижения в том, что касается его физической подготовленности, умений в определенном виде спорта и искусства (например, в живописи или танцах, пении, декоративно-прикладном творчестве и т.д.);

3) усвоить принципы спартианского поведения (рыцарский кодекс "Спарт плэй" - играть и соревноваться по-спартиански) и следовать им во всех играх и соревнованиях;

4) активно разъяснять и пропагандировать идеи спартианского движения.

Уставом может быть предусмотрено также, что каждый член Клуба должен:

- разработать свою индивидуальную спартианскую атрибутику (имя, эмблему, девиз, спартианский танец или песню, одежду и т.д.), соответствующую общему представлению о личности и поведении спартианца;

- подготовить свое выступление в агоне "Спартианская визитная карточка" и художественно оформленный стенд для демонстрации своей "спартианской визитки";

- приготовить и постоянно совершенствовать "фирменное" спартианское "оружие", которое будет использоваться в ходе выступления в агоне "Спартианская дуэль": вопросы относительно спорта, олимпизма, искусства, культуры, народных обычаев, традиций; уникальный трюк, связанный со спортом или искусством, а также оригинальное соревнование (игру).

Каждый член Клуба разрабатывает для себя индивидуальную спартианскую программу развития (см. выше), в которой эти общие требования конкретизируются. При разработке данной программы он учитывает свои планы на будущее и опирается на результаты тестирования состояния своего физического и психического состояния, диагностики своих способностей. Эти результаты заносятся в его индивидуальную карту здоровья и культуры личности.

Для повышения активности членов Клуба в выполнении их индивидуальных спартианских программ развития ежегодно присуждаются специальные награды тем из них, кто за прошедший период добился наибольших достижений в реализации намеченной программы (см. выше).

Таким образом, в основе деятельности Спартианского клуба, как и Спартианской школы, лежит идея интеграции спорта и искусства как тесно связанных друг с другом и взаимодополняющих друг друга элементов единой социально-педагогической и культурной системы.

Новые формы работы в рамках олимпийского движения. Спартианская программа предусматривает определенные акции по интеграции спорта и искусства не только на основе развертывания нового спартианского движения, но и в рамках олимпийского движения. Этот раздел спартианской программы - Олимпийский проект "СпАрт" - помимо традиционных акций по интеграции спорта с искусством (культурная программа спортивных мероприятий, художественные выставки на спортивную тематику, встречи спортсменов и артистов и т.п.) предусматривает и новые формы такой работы.

Эти новые формы работы можно подразделить на три основных "блока".

Первый блок связан со Спартианскими играми - новой, гуманистически ориентированной моделью соревнования, предусматривающей объединение спорта с искусством и применение такой системы выявления и награждения победителей, которая побуждает участников к благородному, рыцарскому поведению, разностороннему и гармоничному развитию.

В этом плане программа предусматривает:

1) организацию участия спортсменов, в том числе спортсменов-олимпийцев, в Спартианских играх наряду с другими участниками этих Игр;

2) организацию специально для тех, кто активно занимается спортом и в соответствии с олимпийским девизом стремится к достижению высоких спортивных результатов, Спартианских игр "Олимпия" (другое возможное их название - Олимпийские турниры "СпАрт").

Эти Игры (турниры) могут проводиться по обычной программе Спартианских игр. Вместе с тем в данную программу могут быть внесены и определенные изменения с учетом того, что участниками этих турниров являются лица, активно и регулярно занимающиеся спортом. Так например, может быть принято положение, согласно которому для участия в турнире необходимо выполнить определенные квалификационные нормативы по видам спорта, включенным в программу соревнований, и сдать "зачет" по олимпизму - продемонстрировать знание идей олимпизма, истории олимпийского движения и т.д.

Разумеется, программа олимпийских турниров "СпАрт" может существенно меняться в зависимости от особенностей участников (уровня их спортивной подготовки, вида спорта, которым они занимаются и т.д.), уровня турнира (районный, городской, региональный, международный и т.д.), продолжительности и условий проведения и т.д. Во время турнира могут проводиться индивидуальные и командные или только индивидуальные (командные) соревнования.

Участниками таких Спартианских игр могут быть спортсмены, занимающиеся различными видами спорта. Вместе с тем могут проводиться и такие Спартианские игры, которые ориентированы на определенный вид спорта - легкую атлетику, борьбу и др.

Спартианские игры для спортсменов (или с их активным участием), как и вообще Спартианские игры, могут проводиться не только отдельно, но и быть составной частью Олимпийского Дня, Спартианского Дня (фестиваля спорта и искусства) в школе или вузе, Спартианского лагеря, Фестиваля борцовского искусства "СпАрт", других культурных, спортивных, олимпийских мероприятий.

Второй блок средств и методов Олимпийского проекта "СпАрт", призванных содействовать практической реализации идеи интеграции спорта с искусством в рамках олимпийского движения, связан со Спартианскими клубами.

Проект предусматривает создание Спартианских клубов олимпийцев (олимпийских клубов "СпАрт") и участие спортсменов высокого класса в работе других Спартианских клубов.

Спартианские клубы олимпийцев (олимпийские клубы "СпАрт") создаются для тех спортсменов, участников олимпийского движения, кто разделяет основанную на идеях Кубертена "спартианскую" оценку спорта, поведения и личности спортсмена-олимпийца, а также ориентируется на "спартианские" принципы поведения, образа и стиля жизни.

"Спартианская" оценка спорта, поведения и личности спортсмена кратко может быть выражена в следующих основных положениях:

- основная ценность спорта для человека заключается не в том, что здесь можно наблюдать и проявить жестокость, агрессивность, грубую физическую силу, заработать деньги, а в том, что спорт - игровая деятельность, предоставляющая огромные возможности для духовного и физического совершенствования человека, гармоничного развития личности, проявлений высокой нравственности, эстетики, творчества, чисто человеческого (неформального) общения, гуманного отношения людей друг к другу и к природе;

- победа в соревновании важна, доставляет удовольствие, но из нее не следует делать культа;

- высокие спортивные результаты, победа над противником в соревнованиях имеют ценность лишь в том случае, если они сочетаются с высоконравственным поведением спортсменов, тренеров, зрителей, с красотой спортивного зрелища, если соревнования не наносят ущерба природе;

- приоритет в спорте имеют не сам по себе высокий результат или победа над противником в спортивном поединке, а указанные духовно-нравственные ценности;

- идеалом спортсмена-олимпийца является не просто чемпион, рекордсмен (человек, показывающий высокие спортивные результаты), а такой атлет, который соответствует девизу Кубертена: "Возвышенный дух в развитом теле!" /"Mens fervida in corpore lacertoso!"/: сочетает в себе духовное богатство и физическое совершенство, активно участвует и добивается успеха не только в спорте, но и в других видах деятельности - в искусстве, науке и т.д.

С такой "спартианской" оценкой спорта, поведения и личности спортсмена-олимпийца связаны и принципы Спартианского кодекса его поведения, образа и стиля жизни. Основные из этих принципов следующие:

  • постоянно работай над собой, стремись к самосовершенствованию, ориентируясь на призыв древних: "Победи самого себя!" (Te ipsum vincere!) и слова Платона: "Нет большей победы, чем победа над собой!";
  • в спортивных поединках всегда действуй по законам рыцарского поведения, благородства ("Фэйр плэй") и красоты, даже если это не позволяет добиваться победы;
  • стремись сочетать в своей жизни активные занятия спортом с творчеством в сфере искусства, науки, техники или других сферах.

Девиз членов Клуба - слова Кубертена: "Возвышенный дух в развитом теле!" /"Mens fervida in corpore lacertoso!"/.

Основные направления, цели и задачи Клуба (и его отделений):

- организация олимпийского образования, разъяснение и пропаганда гуманистических идеалов и ценностей олимпизма (кубертеновского идеала гармонично развитого спортсмена-олимпийца, принципов "Фэйр плэй" и др.), а также идей олимпийского проекта "СпАрт";

- организация общения (встреч, дискуссий, переписки и т.п.) членов Клуба друг с другом и с другими лицами, представляющими для них интерес, в том числе с деятелями искусства (художниками, писателями, актерами и т.д.), которые избрали спорт предметом своего творчества;

- организация и проведение олимпийских турниров "СпАрт", выставок произведений искусства, авторами которых являются члены Клуба, собранных ими коллекций и других подобных акций;

- оказание помощи членам Клуба в повышении спортивного и художественного мастерства, в составлении и выполнении индивидуальных планов духовного и физического совершенствования, в издании литературных произведений, реализации изобретений, в подготовке к олимпийским турнирам "СпАрт" и другим Спартианским играм и т.д.;

- создание информационного банка данных, необходимых для деятельности Клуба: о спортсменах, которые интересуются и занимаются искусством и другими видами духовно-творческой деятельности; о деятелях искусства, коллекционерах, изобретателях, ученых, которые делают спорт предметом своего творчества; о наиболее интересных проектах и программах укрепления связи спорта с искусством, гуманизации спорта, олимпийского образования, и т.д. ;

- определение и награждение членов Клуба, добившихся наибольших успехов в своем духовном и физическом совершенствовании, в повышении спортивного и художественного мастерства.

Особо важное значение в рамках "спартианской" программы гуманизации спорта высших достижений придается созданию Международного Кубертеновского клуба "СпАрт".

Главная цель этого Клуба - объединение и координация усилий людей, стремящихся к возрождению и дальнейшему развитию духовно-нравственных начал спорта, его интеграции с искусством, практической реализации в современных условиях Кубертеновского идеала олимпийского атлета.

С этой главной целью связаны следующие основные задачи:

- разъяснение и пропаганда идей Кубертена о личности и поведении олимпийского атлета, о необходимости интеграции спорта с искусством;

- формирование и повышение ориентации спортсменов на духовно-нравственные и эстетические ценности, разностороннее и гармоничное развитие, самосовершенствование, т.е. на Кубертеновский идеал олимпийского атлета, а также пробуждение у них интереса к различным видам художественной, интеллектуальной деятельности (искусству, науке и др.) и включение их в эти виды деятельности;

- приобщение к здоровому образу жизни и физической культуре, повышению физкультурно-спортивной активности тех, кто увлекается искусством, наукой, другими видами духовно-творческой деятельности, а также повышению активности деятелей искусства (известных актеров, художников, писателей, поэтов, звезд кино и эстрады и т.д. ) в пропаганде здорового образа жизни, физической культуры и "одухотворенного" спорта;

- развитие художественной деятельности (живописи, музыки, скульптуры, кино, фотографии и т.д.) направленной на гуманистическое осмысление спорта, а также других видов духовно-творческой деятельности (науки, изобретательства, коллекционирования и т.д.), связанных со спортом;

- изменение общественного мнения о низком духовно-нравственном облике спортсменов высокого класса, в том числе олимпийцев, о несовместимости активных и регулярных занятий спортом с гармоничным и разносторонним развитием личности, с высокими результатами в других видах деятельности, а также о негативном отношении творческой интеллигенции к ценностям спорта и физического развития человека;

- расширение сферы общения людей, связанных со спортом и искусством, творческих контактов между ними, укрепление культурно-спортивных связей и сотрудничества различных наций, народов, стран, регионов и т.д.

Членами Клуба могут быть:

- действующие и бывшие спортсмены высокого класса, занимающиеся живописью, скульптурой, поэзией, наукой, изобретательством, коллекционированием или другими видами духовно-творческой деятельности;

- деятели искусства и культуры (художники, писатели, музыканты и т.д. ), коллекционеры, изобретатели, представители других творческих профессий, которые интересуются спортом, занимаются им, избрали его предметом своего творчества, пропагандируют здоровый образ жизни, физическую культуру, "одухотворенный" спорт;

- активные организаторы работы по возрождению и дальнейшему развитию духовно-нравственных начал спорта, его интеграции (укреплению союза) с искусством, практической реализации в современных условиях Кубертеновского идеала олимпийского атлета.

Членами Клуба могут быть граждане любой страны независимо от их расовой или национальной принадлежности, социально-политических взглядов и т.д.

Основные направления деятельности Клуба:

  • ежегодное проведение Международного Спартианского Форума, в рамках которого организуются выставки художественных работ членов Клуба, их творческие дискуссии, семинары и т.д.;
  • ежегодная организация Международного спартианского лагеря, для участников которого организуются Спартианские игры, встречи с членами Клуба и т.д.;
  • проведение Спартианских игр и фестивалей для спортсменов высокого класса;
  • издание книг, тематических сборников, информационных и научно-методических материалов, кино- и видео-продукции, связанной с деятельностью Клуба, а также международного журнала "СпАрт";
  • создание информационного банка данных, необходимых для деятельности Клуба: о спортсменах, которые интересуются и занимаются искусством и другими видами духовно-творческой деятельности; о деятелях искусства, коллекционерах, изобретателях, ученых, которые делают спорт предметом своего творчества; о наиболее интересных проектах и программах укрепления союза спорта с искусством, гуманизации спорта, олимпийского образования, и т.д. ;
  • вручение спартианских наград (см. ниже);
  • создание Спартианской Академии, действительными членами которой избираются ученые, деятели искусства и другие лица за творческие достижения, содействующие повышению духовно-нравственной ценности спорта, укреплению его союза с искусством.

Члены Клуба имеют право: пользоваться услугами информационного банка Клуба, получать информацию о всех проводимых им мероприятиях (соревнованиях, выставках и т.д.) и участвовать в них; получать от Клуба финансовую, материальную, иную помощь в своей спортивной деятельности, издании литературных произведений, проведении выставок своих творческих работ, реализации изобретений, в решении других вопросов деятельности, связанной со спортом и искусством, а также касающихся социальной защищенности; получить значок и другую атрибутику члена Клуба.

Третий блок средств и методов Олимпийского проекта "СпАрт" - введение специальной системы спартианских наград. Прежде всего речь идет о следующих наградах:

  • "За победу над собой" - вручается тем лицам, которые смогли преодолеть себя, свою болезнь, инвалидность, другие неблагоприятные обстоятельства и, продемонстрировав волю, мужество, добиться выдающихся результатов в спорте.
  • "Рыцарю спорта и искусства" - вручается тем спортсменам-олимпийцам, которые действительно демонстрируют разностороннее и гармоничное развитие, добиваются высоких результатов не только в спорте, но и в других видах творческой деятельности (науке, искусстве, техническом творчестве и др.), проявляя при этом высоконравственное, высокодуховное, рыцарское поведение;
  • "За заслуги в пропаганде и реализации гуманистических идей Кубертена" - вручается: а) тренерам и другим специалистам за плодотворную работу со спортсменами по их гармоничному развитию, воспитанию у них поведения в духе принципов "Фэйр плэй" в соответствии с девизом Кубертена "Возвышенный дух в развитом теле!"; б) журналистам, писателям, художникам, другим деятелям культуры, ученым, работникам средств массовой информации за активную пропаганду идей интеграции спорта и искусства, гармоничного развития спортсмена-олимпийца; в) Олимпийскому комитету, Олимпийской академии, другим спортивным и олимпийским организациям за наиболее интересную работу по пропаганде и реализации идей Кубертена о личности и поведении спортсмена-олимпийца.

Стратегия практической реализации Олимпийского проекта "СпАрт" предусматривает два основных направления деятельности по интеграции спорта с искусством.

Первое из них не предполагает каких-либо существенных изменений в используемой модели соревнований и Игр, а делает акцент на четком формулировании и пропаганде гуманистических идеалов и ценностей, связанных со спортом, в том числе кубертеновского идеала олимпийского атлета, организации работы Олимпийских клубов "СпАрт", всемерном поощрении (в том числе на основе специальной системы наград) тех спортсменов и других участников олимпийского движения, которые демонстрируют успехи как в спорте, так и в искусстве, а также поведение, соответствующее принципам нравственности и эстетической культуры.

Второе направление связано с активным использованием таких новых моделей организации и проведения соревнований и Игр, как Спартианские игры и Олимпийские турниры "СпАрт".

Причем, спартианская программа не предусматривает (по крайней мере на данном этапе ее реализации) отказ в спорте высших достижений, олимпийском спорте от проведения обычных (традиционных) спортивных и олимпийских соревнований, а предполагает параллельное проведение наряду с ними Спартианских Игр и турниров, причем, лишь для тех спортсменов, которые желают принимать в них участие.

Важно отметить также, что на данном этапе реализации программы не ставится задача превратить всех спортсменов в людей, полностью соответствующих кубертеновскому идеалу олимпийского атлета. Речь идет лишь о том, чтобы найти среди них, помочь формированию, поддержать и сделать известными хотя бы некоторых спортсменов, близких по своему облику и поведению кубертеновскому идеалу, и в том числе демонстрирующих способность гармонично сочетать в своей деятельности высокие достижения в спорте, а также в искусстве и в других видах духовно-творческой деятельности.

Такие спортсмены могут и должны служить ориентиром для всех других спортсменов, особенно юных, играть важную роль в их гуманистическом воспитании и способствовать изменению широко распространенного общественного мнения о низком духовно-нравственном облике всех спортсменов высокого класса, в том числе олимпийцев, о несовместимости активных и регулярных занятий спортом на олимпийском уровне с гармоничным и разносторонним развитием личности, с высокими результатами в других видах деятельности.

Переход на принципы гуманистической педагогики и психологии. Все отмеченные выше акции по интеграции спорта и искусства, предусматриваемые Олимпийским проектом "СпАрт" и спартианской программой в целом, как нетрудно заметить, предусматривают реализацию в системе образования, воспитания и организации досуга, в том числе и в области физического воспитания и спорта, принципов гуманистической педагогики и психологии.

Эти принципы включают в себя:

- усиление внимания к личности каждого человека как к высшей социальной ценности;

- превращение ученика из объекта социально-педагогического воздействия педагога в субъекта активной творческой деятельности на основе развития внутренних мотивов к самосовершенствованию и самопреодолению, способности к интеллектуальной и критической деятельности, направленной на глубокое осознание роли и значения своей деятельности;

- демократизацию в отношениях учителя и ученика, тренера и спортсменов;

- индивидуализацию в работе учителя (тренера) с учениками (спортсменами) на основе получения и учета информации о состоянии их здоровья, уровне физической подготовленности, индивидуальных психологических особенностях;

- свободу выбора занимающимися в соответствии с их желаниями вида и форм занятий (в том числе и регламентированных учебными программами дошкольных, школьных и вузовских учреждений), режимов интенсивности занятий и планирования их результативности и т.д. [подробнее см. Бальсевич, Лубышева, 1995; Виленский, 1996; Давыдов, 1986; Лебедев, Филиппова, 1992; Ленк, 1979; Столяров, 1993; Суворов, 1996; Adam, 1978; Lenk, 1972, 1979, 1981].

Подготовка специалистов. Как видно из изложенного выше, Олимпийский проект "СпАрт" и вся спартианская программа в целом для практической реализации идеи интеграции спорта и искусства, объединения их в единую целостную социально-педагогическую и культурную систему предусматривают фундаментальную перестройку в целях, задачах, принципах, формах и методах образования, воспитания, организации досуга различных групп населения на основе использования спорта и искусства.

Эффективное проведение всей этой работы возможно лишь при наличии специалистов, которые, опираясь на принципы гуманистической педагогики и психологии, способны эффективно использовать спорт в его интеграции с искусством для решения социально-педагогических и культурных задач с учетом особенностей различных социально-демографических групп населения. Эти специалисты должны быть знакомы с отечественным и зарубежным опытом работы по интеграции спорта с искусством, эффективно владеть методикой этой работы, в том числе методикой организации и проведения Спартианских игр, организации спартианского образования и работы Спартианских школ и клубов и т.д.

Для этого требуется существенное изменение характера и уровня подготовленности специалистов педагогической сферы, в том числе специалистов в области в области физического воспитания и спорта. В первую очередь речь идет о существенном повышении уровня их общекультурной, гуманитарной подготовки, а также их профессиональной готовности к таким формам работы, как олимпийское и спартианское образование детей и молодежи, организация Спартианских игр и работы Спартианских школ, клубов, формирование у спортсменов поведения в духе принципов "Фэйр плэй".

Эти специалисты должны быть более подготовлены для использования занятий по физическому воспитанию, спортивных тренировок не только для физического совершенствования занимающихся, но также для формирования и совершенствования их нравственной, эстетической, экологической культуры, творческих способностей и т.д., т.е. для их разностороннего и гармоничного развития.

Выше была дана характеристика основных идей спартианской программы интеграции спорта и искусства. Каковы основные особенности этой программы?

2.3.2. Особенности программы

К числу наиболее важных, существенных особенностей спартианской программы относятся следующие.

Во-первых, данная программа, как уже отмечалось выше, имеет строгое научное обоснование.

Во-вторых, она предусматривает интеграцию, сближение, укрепление связи спорта и искусства как двух различных, относительно самостоятельных областей культуры, а не их полное слияние, совпадение, отождествление.

При этом в спартианской программе социально-педагогическая деятельность, основанная на использовании спорта (спортивных игр и соревнований, а также подготовки к ним), с одной стороны, и социально-педагогическая деятельность, связанная с искусством (всеми видами духовно-творческой деятельности), с другой стороны, рассматриваются как два тесно связанных между собой, дополняющих и обогащающих друг друга компонента единой системы образования, воспитания, культуры, организации досуга.

В-третьих, акцент в программе сделан на поиск и практическое использование новых, нетрадиционных направлений, форм, методов интеграции спорта и искусства.

Вместе с тем, в-четвертых, программа не ограничивается каким-то узким набором направлений, форм, методов, средств интеграции спорта с искусством. Она не отбрасывает, а предполагает использование и традиционных форм, методов, средств интеграции спорта и искусства (например, таких, как организация культурной программы во время спортивных соревнований, встреч спортсменов с деятелями искусства, проведение спортивных соревнований артистов, выставок произведений искусства на спортивную тематику и др.).

Следовательно, программа ставит своей целью поиск всех возможных (гуманистически ориентированных) направлений интеграции спорта и искусства, использование для этого максимально полного набора форм, средств и методов.

Принципиальная особенность программы в связи с этим состоит в том, что она имеет ярко выраженный комплексный характер.

Эта комплексность проявляется прежде всего в том, что программа имеет целью реализовать оба из указанных и обоснованных выше возможных направлений деятельности по интеграции спорта и искусства. С одной стороны, она предусматривает сближение спорта с искусством, "сглаживание" различий между ними в первую очередь за счет повышения эстетического и духовно-нравственного потенциала спорта, а также включения соревновательного начала в сферу художественного творчества, а с другой стороны, ставит своей целью всемерное укрепление связи, союза спорта и искусства, объединение их в единую целостную "спартианскую" социально-педагогическую и культурную систему.

Комплексность программы состоит и в разнообразии тех задач по интеграции спорта и искусства, на решение которых она нацелена. В программе ставится задача объединить спорт и искусство в процессе образования и воспитания, во время организации досуга различных групп населения, в рамках соревнований, турниров, фестивалей, в работе клубов, в деятельности нового гуманистического движения, содействовать гармоничному сочетанию спорта и искусства в жизни каждого человека, а также постоянному общению спортсменов с теми, кто занимается творчеством в сфере искусства (художниками, музыкантами, актерами и др.), науки, техники, с коллекционерами и другими лицами, близкими к сфере искусства, и т.д.

О комплексном характере спартианской программы свидетельствует и разнообразие предусматриваемых форм, методов и средств интеграции спорта с искусством. Она предусматривает разработку и использование на практике новых моделей организации и проведения соревнований, специальной образовательной программы, духовно-нравственного кодекса поведения, специальной системы призов и наград, активизацию просветительской, разъяснительной, пропагандистской работы, развертывание нового социально-культурного гуманистического движения, целый ряд новых акций в рамках олимпийского движения, изменение характера и уровня подготовленности специалистов и т.д.

В-пятых, интеграция спорта с искусством рассматривается в программе не как самоцель, а как средство (одно из средств) решения указанных выше важных социальных, социально-культурных и социально-педагогических задач - в первую очередь для преодоления все увеличивающегося разрыва между физическим и духовным развитием человека.

В-шестых, программа предназначена не для какой-то узкой группы, а для людей разного возраста, пола, разных профессий, разного уровня духовного и физического развития, в том числе для инвалидов.

При разработке спартианской программы ставилась задача разработать такую программу интеграции спорта с искусством, которая учитывала бы уже имеющиеся теоретические разработки и накопленный практический опыт в этом плане, чтобы максимально использовать их позитивное содержание и "не изобретать велосипед".

Была сделана попытка скоординировать и объединить различные частные, разрозненные программы интеграции спорта с искусством, ориентированные на какие-то отдельные, узкие аспекты этой интеграции, в широкую, единую, целостную программу (естественно, при этом осознавалось, что в рамках одной программы практически невозможно охватить все многообразие программ такого рода).

В связи с этим по отношению к другим программам спартианская программа выступает как комплексная, интегративная (а значит, и более богатая по содержанию) программа.

Вместе с тем это не просто объединение, "сумма" других, уже известных программ и связанных с ними традиционных направлений, форм и методов интеграции спорта с искусством.

Спартианская программа, как было показано выше, является уникальной программой - и не только из-за своей комплексности, но и благодаря предлагаемым принципиально новым направлениям, формам, методам этой интеграции.

2.3.3. Первые шаги и перспективы

Практическая реализация спартианской программы интеграции спорта и искусства, как и всего проекта "СпАрт", началась в 1991 г.

Важное значение имело письмо президента МОК Х. А. Самаранча автору программы, в котором он выразил поддержку данной программы [см. Приложение 4].

Для организации практической работы по реализации проекта"СпАрт" в 1991 г. была создана общественная организация - Центр "СпАрт" (г. Москва), который при содействии ряда других организаций и под патронажем Олимпийского комитета СССР провел в г. Анапа Спартианские игры под названием "Олимпийский Турнир Рыцарей СпАрта". В турнире приняли участие около 400 школьников из 17 городов страны. Затем аналогичные турниры для школьников были проведены в "Артеке" и в г. Набережные Челны.

Особенность этих турниров состояла прежде всего в том, что их программа предусматривала выступление каждого участника в спортивных соревнованиях, а также в художественных и интеллектуальных конкурсах и учет результатов этих выступлений при определении победителей и лауреатов. Впервые были проведены соревнования в новом виде спорта под названием "СпАрт" - соревновании в творческой, артистической, эстетической демонстрации физических качеств и двигательных способностей - и спартианский конкурс "искусство владения телом". Важная особенность турниров состояла и в том, что в них принимали участие дети-инвалиды, которые на равных соревновались с другими детьми и даже становились победителями. С учетом этого позитивного опыта стала разрабатываться и реализовываться спартианская программа для инвалидов (в настоящее время координатором этой программы является Т. И. Губарева).

В августе 1992 г. на базе РДЦ "Орленок" были проведены (совместно с Министерством образования России и под патронажем Олимпийского комитета) олимпийские соревнования школьников под названием - Российские игры "СпАрт". В них приняли участие 1,5 тыс. школьников из разных регионов России, а также Украины и Узбекистана. Особенность этих Спартианских Игр состояла не только в увеличении числа участников, а также спортивных соревнований и художественных конкурсов, включенных в программу. Определенные изменения были внесены и в саму модель организации Игр. Сначала для его участников была организована "школа", в которой они могли повысить свои знания, умения и навыки в области искусства, спорта, олимпизма, и лишь потом были проведены соревнования и конкурсы.

В 1992 г. в Москве были проведены также Игры "СпАрт" в рамках первого Международного фестиваля молодых инвалидов, в котором участвовали представители более 30 стран. В г. Набережные Челны были проведены два Турнира Рыцарей СпАрта, в которых приняли участие представители большинства учебных заведений города - школ, гимназий, ПТУ, вузов и др. Впервые в программу турниров был введен этап, связанный с туризмом, туристскими умениями и навыками, экологическими знаниями. В дальнейшем этот раздел программы Спартианских игр стала разрабатывать и использовать на практике аспирантка автора данной работы С. С. Новикова.

Важные шаги в реализации программы развития Спартианских игр сделаны в 1993 г. На Российском семинаре работников физической культуры и спорта (май, г. Хвалынск, Саратовская область), проведенном ФСО "Юность России" с участием Центра "СпАрт", были продемонстрированы и обсуждены две разные модели спартианских соревнований школьников. В них участвовали члены спартианского клуба "Возрождение" г. Хвалынск. В этом же городе в августе 1993 г. был проведен Российский турнир по спартианскому многоборью (около 200 участников - детей и взрослых - из 14 городов России). В обсуждении различных спартианских соревнований, включенных в программу турнира, приняли участие 60 специалистов в области физического воспитания и спорта, искусства, организации досуга детей и молодежи из различных регионов России. Данному российскому турниру предшествовал ряд городских и региональных турниров. Например, в г. Смоленск был проведен спартианский турнир учащихся ДЮСШ.

В июне 1993 г. в г. Набережные Челны были проведены Игры под названием "Спартианская семья". Участниками этой новой модели Спартианских игр стали дети-инвалиды вместе со своими родителями, а также дети-сироты из 8 городов Российской Федерации. Для участников Игр была организована Спартианская школа. Под руководством опытных специалистов дети и взрослые занимались в различных кружках и секциях, связанных со спортом и искусством, проходили различные тесты и испытания. Затем был проведен командный турнир, включавший в себя спортивные соревнования, соревнования по туризму, художественные и интеллектуальные конкурсы. Впервые в программу были включены "новые игры". Дети и взрослые смогли познакомиться с этими необычными играми и соревнованиями, в которых нет победителей и проигравших, акцент делается на сотрудничество, юмор.

Аналогичная модель Игр была использована при организации Российских игр "Спартианская семья", которые были проведены в 1993 году в г. Дубна во время Всероссийской декады инвалидов в соответствии с Распоряжением Президента России. В них приняли участие 150 детей-инвалидов вместе со своими родителями. В программу Игр впервые был включен новый элемент - Спартианское шоу "Хип-Хоп" (комплекс подвижных игр, соревнований и конкурсов, проходящих под музыку "Хип-Хоп"). Впервые на Играх был использован опрос зрителей, а также участников Игр, для выявления тех из них, кто демонстрирует рыцарское поведение, волю, мужество, красоту действий и поступков.

В июле 1993 г. в г. Новосибирске были проведены самые масштабные по числу участников спартианские соревнования - Международная детская Сибириада. В этих соревнованиях приняли участие около 2 тыс. школьников из различных городов и регионов России и других бывших республик СССР.

В 1994-1997 гг. проведены городские, региональные, межрегиональные и Российские Спартианские игры в различных городах (Анапа, Дубна, Зеленоград, Зверево-2, Новокузнецк, Смоленск, Хвалынск и др.) и регионах Российской Федерации.

В некоторых Спартианских играх принимали участие и студенты. В ряде вузов - например, в Московском химико-технологическом институте, в Новосибирском колледже физической культуры, в Кубанской академии физической культуры регулярно проводятся Спартианские Игры для студентов. А первые такие Игры (это были вообще первые Спартианские Игры) прошли в Москве в 1991 г. с участием студентов Московского автодорожного института, Московского текстильного института и Харьковского политехнического института. В марте 1995 г. в Москве были проведены I Российские Спартианские игры студентов, а в апреле 1996 г. на базе Российской государственной академии физической культуры - I Открытый спартианский турнир для студентов.

Проведенные Спартианские игры позволили выявить и апробировать на практике различные варианты объединения в программе Спартианских игр спортивных соревнований и соревнований по туризму с художественными и интеллектуальными конкурсами, организации индивидуальных и командных соревнований на основе такого объединения (с учетом состава участников, их возраста, продолжительности соревнований и т.д.), определения победителей этих соревнований, активного участия в них детей-инвалидов и т.д. Опробованы и различные варианты игр, в которых отсутствует разделение участников на победителей и проигравших.

Так постепенно сформировалась общая концепция и программа Спартианских игр. Выявлена возможность использования этих новых соревнований и игр для организации активного, творческого отдыха детей и молодежи, их воспитания и образования (в том числе в условиях летних лагерей, спортивных сборов, санаторного лечения), для приобщения подрастающего поколения к олимпизму, для комплексной социальной реабилитации детей-инвалидов, а также детей и подростков с отклоняющимся поведением и не имеющих родителей.

Положительные итоги организации и проведения отдельных Спартианских игр с активным участием детей и молодежи создали предпосылки для перехода к следующему этапу реализации программы - созданию на базе ряда школ экспериментальных площадок по использованию идей проекта "СпАрт" в системе школьного образования (внедрению этих идей в учебный процесс, созданию Спартианских клубов школьников и т.д.).

Для проведения этой работы создана рабочая группа, в состав которой входят: Батманов Н. П. (Москва), Власова Н. Д. (Пермь), Галкина Н. К. (Зверево-2), Горбатов А. Н. (Хвалынск), Киченко Г. Н. (Ейск), Логунов В. И. (Саратов), Лубышева Л. И. (Москва), Мамскова Л. И. (Красноярск-26), Махинов А. А. и Михович А. С. (Краснодар), Перевозников А. А. (Москва), Петлеваный Г. Ф. (Смоленск), Подколзина Л. Н. (Новокузнецк), Усаков В. И. (Красноярск), Филиппова Л. В. (Нижний Новгород). Руководитель группы - Столяров В. И. (г. Москва).

В 1994 г. в Смоленске была создана первая экспериментальная "спартианская школа" - на базе школы физкультурно-эстетического направления N39 (директор этой школы - Петлеваный Г. Ф.). Свою главную цель школа видит в создании условий для нравственного, эстетического интеллектуального и физического совершенствования ребенка, формирования его как творческой самостоятельной личности, ориентированной на постоянное самосовершенствование. Речь идет о том, чтобы на основе использования идей проекта "СпАрт" возродить, развить и практически реализовать среди учащихся школы античную идею объединения спорта и искусства в целях разностороннего и гармоничного развития личности. Ставится также задача создать систему олимпийского образования и воспитания школьников, используя для этой цели не только традиционные формы и методы (олимпийские уроки, беседы на олимпийские темы и т.п.), но и "спартианские" средства - Спартианские игры, Спартианский клуб и т.д. На проведенном Олимпийским комитетом России в 1996 г. Всероссийском конкурсе, посвященном 100-летию современных Олимпийских игр, на лучшую общеобразовательную школу и среднее профессионально-техническое учебное заведение в области олимпийского образования, школа заняла 1-е место.

Спартианские школы, клубы, игротеки созданы и в других городах РФ. Так, в селе Юсьва Коми-Пермяцкого национального округа Пермской области создан Центр дополнительного образования "СпАрт" для школьников II-VII классов (руководитель - Н. Д. Власова), ориентированный на гармоничное объединение спорта и искусства в целях обеспечения единства физического и духовного развития ребенка. В соответствии с этой программой ребята обучаются игре в баскетбол, футбол и хоккей, учатся танцевать и играть в народные подвижные игры, изучают коми-пермяцкую культуру, сценическое искусство, правила этикета, энциклопедию здоровья, основы экологической культуры.

В г. Зверево-2 Ростовской области на базе УДО "Олимпик" работает Спартианская школа "Олимпик" (руководитель - Н. К. Галкина), программа обучения в которой помимо занятий художественной гимнастикой и настольным теннисом предусматривает овладение музыкальной грамотой, основами культуры речи и общения, знакомство с народными играми, традициями и обычаями донских казаков и т.д.

В г. Похвистнево Самарской области на базе ДК "Нефтяник" создан Спартианский клуб "Пируэт" (руководитель клуба Г. Н. Павлова). Воспитанники клуба (для приема в него необходимо только желание детей) занимаются акробатикой, хореографией, ритмикой, карате, вокальным творчеством, театральным и цирковым искусством.

В Байкаловской средней школе организована спартианская игротека. Основная цель игротеки - ознакомить школьников с подвижными играми, которые по своему художественному содержанию и эстетической направленности наиболее близки искусству, не предполагают разделение участников на победителей и побежденных, выдвигают на передний план не соперничество, а сотрудничество, общение, развлечение участников, юмор и т.д.

В Курской средней школе N53 работает спартианский клуб "Виктория" (руководитель - Л. В. Горбулина). При клубе создана Спартианская школа, программа которой рассчитана на 3 года обучения и включает в себя ознакомление членов клуба с идеями олимпийского и спартианского движений, с основами физической культуры и здорового образа жизни, различными видами художественной деятельности, овладение методикой самопознания и развития уверенности в себе. Каждый член Клуба ведет спартианский дневник, в который включает советы специалистов по духовному и физическому развитию, достижения в области самосовершенствования и т.д. Клуб регулярно проводит Спартианские игры.

В Москве в настоящее время работает ряд Спартианских клубов: Спартианский клуб "Царицыно" (руководитель клуба - Т. И. Губарева) при Реабилитационном центре для подростков и взрослых с ДЦП; Клуб "Рыцари СпАрта" Северо-западного округа г. Москвы (руководитель клуба - Н. П. Батманов); семейный Спартианский клуб "Подснежник" (руководитель клуба - А. Г. Басмина) при Обществе родителей, имеющих детей-инвалидов; семейный Спартианский клуб "Надежда" при городском Доме культуры для инвалидов "Надежда" (руководитель Клуба - И. В. Мосеева) и др.

Такой же клуб создан при ассоциации родителей детей-инвалидов в Зеленограде Московской области (руководитель клуба - Е. Э. Егоркина). Опираясь на идеи проекта "СпАрт", Клуб разработал и практически реализует программу "Спартианская семья", цель которой организация полноценного отдыха и творчества семей с детьми-инвалидами в форме семейного спартианского лагеря. Клуб ежегодно организует такой лагерь для родителей, их детей-инвалидов и других детей в возрасте от 4 до 16 лет. Программа лагеря помимо Спартианских игр предусматривает работу творческих мастерских, спортивно-туристических секций, групп психотренинга (в этих группах специалисты помогают детям-инвалидам и их родителям избавляться от стрессовых и неврозоподобных состояний, раскрывать свои творческие способности и т.д. ).

С учетом позитивного опыта проведения Спартианских игр и организации Спартианских клубов для детей и подростков школьного возраста в 1994 г. началась работа по экспериментальной проверке возможности проведения такой работы с дошкольниками (координатор всей этой работы - О. В. Козырева). Проведены Спартианские игры для воспитанников физкультурно-оздоровительного дошкольного учреждения N1767 Южного административного округа г. Москвы, детского комбината N 1 р.п. Возрождение Хвалынского района Саратовской области и детского комбинате N22 г. Красноярск-26. Опыт проведения этих Игр и результаты их обсуждения специалистами показал принципиальную возможность их использования в работе с дошкольниками и их большое воспитательное значение.

Таким образом, за период с 1991 г. удалось разработать и проверить на практике основные компоненты научно обоснованной спартианской программы интеграции спорта с искусством: разные программы и модели Спартианских игр с учетом состава участников, места и продолжительности Игр, целей и задач их организаторов и т.д., программы деятельности Спартианских школ и клубов и т.д.. Проверена возможность и эффективность использования Спартианских игр, клубов и школ в работе с различными группами населения (школьниками, студентами, детьми дошкольного возраста, родителями с детьми, инвалидами), для решения различных социально-педагогических и культурных задач (физического и духовного оздоровления детей и молодежи, целостного воздействия на личность, социальной адаптации и реабилитации инвалидов и др.).

Регулярное проведение Спартианских игр, работа целого ряда Спартианских клубов и школ создали основу для развертывания спартианского движения. В 1993 г. в Дубне был проведен Учредительный съезд этого движения, на котором для оказания содействия в развитии этого движения создана общественная организация "Спартианское движение". В настоящее время она имеет свои отделения в 17 регионах РФ: в Москве, в Санкт-Петербурге, Архангельской, Кемеровской, Московской, Ростовской, Самарской, Саратовской, Смоленской и других областях, Краснодарском крае и т.д. Представители этих отделений входят в Координационный комитет спартианского движения.

Важно, что эти отделения не ограничиваются уже направлением команд на региональные, межрегиональные или Российские Спартианские игры, а занимаются организацией спартианского движения и Спартианских игр в школах, вузах и других учебных заведениях, в спортивных и художественных коллективах и т.д.

В качестве примера можно сослаться на работу Смоленского отделения, которое совместно с областными комитетами физической культуры, образования и культуры разработало региональную программу развития спартианского движения в области, обсудило ее на совещании председателей соответствующих районных комитетов, работников учебных заведений, органов образования и культуры и приступило к ее практической реализации. Данная программа предусматривает три этапа проведения Спартианских игр в Смоленской области: сначала в школах и других учебных заведениях, потом районных и областных, а затем - межрегиональных Игр. Аналогичным образом Спартианские игры организует Саратовское и Краснодарское отделения.

Как уже отмечалось, для эффективной реализации спартианской программы необходимы квалифицированные специалисты в совершенстве владеющие методикой организации Спартианских игр, подготовки к ним и их применения для решения различных социально-педагогических и культурных задач.

В настоящее время делаются первые шаги и в этом направлении. Организуются лекции и методические семинары для организаторов Спартианских игр, школ и клубов. В 1994 г. в Российской государственной академии физической культуры создан Гуманитарный Центр "СпАрт", одной из задач которого является ознакомление специалистов в области физической культуры и спорта с методикой организации и проведения Спартианских игр, организации деятельности Спартианских школ и клубов и т.д.

Спартианская программа нашла положительный отклик и в средствах массовой информации - на телевидении, в газетах "Советский спорт", "Спорт в школе", "Русский инвалид", "Учительская газета", "Медицинская газета", в журналах "Олимпийская панорама", "Физкультура в школе" и др.

2.3.4. Социальный эффект программы

Каковы первые результаты реализации спартианской программы? Каков социальный, прежде всего социально-педагогический и культурный эффект связанных с ней конкретных способов, форм и методов интеграции спорта с искусством?

Ответ на эти вопросы связан с определенными сложностями. Они вызваны не только известными трудностями "измерения" параметров человеческой личности, касающихся ее духовного мира (нравственных, эстетических, творческих и других характеристик), но также масштабностью и комплексностью самой программы, необходимостью длительного периода времени для того, чтобы достаточно четко обнаружились последствия ее реализации и т.д.

Тем не менее попытаемся сформулировать некоторые предварительные выводы.

1. Программа Спартианских игр, подготовка к ним в спартианских клубах и школах, участие в спартианском движении содействуют преодолению разрыва между духовным и физическим развитием человека.

Прежде всего создаются реальные стимулы, побуждающие человека к разностороннему и гармоничному развитию. Участие в Играх, а тем более успешное выступление в них, требует как минимум, физической подготовленности, спортивных умений и навыков, художественного мастерства (хотя бы в каком-то виде искусства), творческих способностей, определенного уровня эстетического развития, а также определенных знаний в области искусства, спорта и олимпизма. Поэтому не нужно призывать участников Игр к разностороннему и гармоничному развитию. Сама программа Игр побуждает их к этому.

Спартианские школы и клубы оказывают им действенную помощь в таком развитии, в соответствующей коррекции физических, психических, творческих и иных качеств и способностей, знаний, а также закрепляют ориентацию на разностороннее развитие. Этому содействует также участие в спартианском движении, которое предполагает следование принципам Спартианского кодекса, и система спартианских наград.

О позитивном влиянии акций спартианской программы на активность людей, прежде всего детей и молодежи, в области спорта и искусства, а также на развитие личности, свидетельствуют и результаты исследования, проведенного нашей аспиранткой - В. И. Самусенковой среди школьников (возраст 12-16 лет), участников межрегиональных Спартианских игр в г. Новокузнецк (1-15 августа 1994 г.,), в г. Москва (30 июля-3 августа 1995 г.) и в г. Дубна (9-12 ноября 1995 г.). Из числа участников этих Игр было отобрано 115 школьников, не имеющих инвалидность. Они подразделяются на две группы: 1-я группа (69 человек) - те, кто не менее двух раз участвовал в Играх и готовился к ним в спартианских школах или клубах; 2-я группа (46 человек) - те, кто впервые участвовал в Играх и не готовился к ним специально в спартианских школах или клубах.

В результате их опроса было установлено, в частности, что из тех 69 человек, которых были включены в первую группу, почти все заботятся о своем физическом развитии, стремятся улучшить физическую подготовленность, телосложение, занимаются во внеучебное время в какой-то спортивной секции и каким-то видом художественного творчества (только 3 девушки указали на то, что они не занимаются в спортивной секции, а 1 школьник - художественным творчеством). Из второй группы в количестве 46 человек 37 не занимаются в спортивных секциях, и 42 - художественной деятельностью [см. Самусенкова, 1996].

2. Спартианская программа позволяет повысить ориентацию на духовно-нравственные и эстетические ценности соревновательной деятельности.

Важную роль в этом играет программа Спартианских игр, а также используемая система оценок, наград и поощрений. Программа Игр включает в себя разнообразные соревнования и конкурсы. Используется множество показателей, по которым выявляются определенные достижения участников и они награждаются. Поэтому каждый из них может в чем-то проявить себя, почувствовать победителем. На Играх не вручаются призы, имеющие большую материальную ценность. При определении мест, занятых участниками, и выявлении победителей, как отмечалось выше, учитываются лишь существенные различия в результатах. В оценках ("очень высокая", "высокая", "не очень высокая") подчеркиваются определенные достижения. На Играх всемерно поощряется и учитывается при определении победителей (лауреатов) Игр высоконравственное поведение, красота действий и поступков.

Все это позволяет снять у большинства участников Игр желание победить любой ценой, а также зависть к победителям и т.п. К этому следует добавить ту работу, которая проводится в Спартианских клубах и школах по пропаганде Спартианского кодекса, принципов "Фэйр плэй", других идеалов и ценностей олимпизма.

Весь этот комплекс социально-педагогических акций спартианской программы позволяет, не снижая интерес к соревнованиям, повысить ориентацию на духовно-нравственные и эстетические ценности соревновательной деятельности.

Одно из подтверждений этого - результаты опроса 300 участников указанных выше Спартианских игр (следует учитывать, что опрос проводился в конце Игр). Большинство (97%) участников - как школьников, так и студентов положительно ответили на вопрос: "Надо ли проводить на Играх соревнование, определять и награждать победителей?" Примерно такой же процент (колебания в диапазоне 3-7%) респондентов заняли нравственную позицию, согласившись с рекомендациями типа: "спортсмен должен беспрекословно подчиняться решению судьи", "даже если судья не заметил, что игрок нарушил правила, тот должен прекратить игру", "самое главное для спортсмена - показать красивую игру, даже если это не позволит добиться победы" и т.п. и вместе с тем отвергнув такого рода рекомендации: "спортсмен может притворяться, симулировать травму, нарушать правила, если это способствует победе", "быстрый и опасный игрок команды-соперника должен быть нейтрализован любым способом", "на грубую и нечестную игру соперников команда должна отвечать таким же поведением" и т.п.

Все опрошенные участники Игр (за исключением одного) указали на то, что они на Играх не имели какие-то негативные переживания, связанные с грубостью или другими антигуманными поступками других участников.

3. Праздничная, эмоциональная и доброжелательная атмосфера Спартианских игр, органичное объединение в их программе спорта и искусства, дополняемое системой оценок, которая позволяет выделить достижения практически всех участников Игр, содействуют их хорошему настроению, самочувствию.

При ответе на вопрос: "Какие чувства чаще всего ты испытываешь во время Игр?" все участники отмечали такие чувства, как хорошее настроение, эмоциональный подъем, эстетическое удовольствие, удовлетворение от общения с другими людьми. Участники Игр в г. Новокузнецке и Дубне отмечали также "удовлетворение от общения с природой", поскольку большинство конкурсов и соревнований проводилось на природе (Игры в Москве проводились в зале).

4. Уникальная программа и система выявления победителей Спартианских игр дает возможность инвалидам на равных соревноваться с другими, выигрывать и при этом не чувствовать себя "ущербными", "больными". Разнообразие спортивных соревнований (некоторые из них специально адаптированы к особенностям лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями) позволяет им проявить себя в каких-то из них. Некоторые из них прекрасно проявляют себя в художественных конкурсах, конкурсах знатоков и т.д. Кроме того в число победителей включаются не только те, кто показал лучший результат, но и те, кто продемонстрировал мужество, волю и т.д.

Вся система организации работы Спартианских клубов и школ также построена на принципе равноправного участия в них лиц с ограниченными возможностями здоровья и тех, кто не имеет таких ограничений. Со всем этим связан один из важных социальных результатов спартианской программы - повышение уровня адаптации и интеграции инвалидов, участвующих в Спартианских играх, клубах, спартианском движении.

Об этом свидетельствуют результаты психологических тестов, проведенных специалистами-психологами, а также социологических опросов и педагогических наблюдений.

5. Опросы выявили также высокую оценку практически всеми участниками как Спартианских игр в целом, так и основной идеи этих Игр - объединения спорта и искусства. Лишь 3 человека выступили против такого объединения и 11 человек затруднились ответить на вопрос: "Как ты относишься к тому, что на Играх объединяется спорт и искусство: чтобы успешно выступить, стать лауреатом Игр, надо участвовать не только в спортивных соревнованиях, но и в творческих, художественных конкурсах?" Остальные поддержали эту идею, отметив, что она им нравится. Замечания, которые высказывались участниками и педагогами-руководителями команд, в основном касались недостаточно красочного оформления зала, одежды участников и т.п., а также необходимости дальнейших поисков системы определения и награждения победителей.

В заключение отметим, что спартианская программа объединения спорта и искусства в целом неоднократно обсуждалась в Комитете РФ по физической культуре, Олимпийском комитете России, Российском Совете ФСО "Юность России", Министерстве социальной защиты населения РФ, Министерстве образования РФ и т.д. и получили высокую оценку с их стороны.

Спартианская программа включена в Федеральную программу развития физической культуры населения РФ, которая разработана и одобрена Государственным Комитетом РФ по физической культуре и туризму.

Государственный комитет по делам молодежи в 1997 г. присудил спартианской программе 1-е место в конкурсе инновационных программ работы с молодежью и включил спартианское движение в Федеральный реестр молодежных и детских объединений, пользующихся государственной поддержкой.

Спартианская программа нашла положительный отклик в средствах массовой информации - на телевидении, в газетах "Советский спорт", "Спорт в школе", "Русский инвалид", "Учительская газета", "Медицинская газета", в журналах "Олимпийская панорама", "Физкультура в школе" и др. [см. Приложение 1].

2.3.5. Перспективы

Разумеется, сделаны лишь первые, хотя и очень важные, шаги в реализации спартианской программы.

Должна быть продолжена работа по совершенствованию программы Спартианских игр, системы выявления их победителей, форм объединения соревновательных и не-соревновательных игр, программы деятельности Спартианских клубов, школ, игровых лагерей и т.д. с учетом особенностей тех групп населения, в работе с которыми они используются. Необходимо также повышение эффективности использования всех этих "спартианских" средств для решения различных социальных, социально-педагогических и культурных задач.

Имеется целый ряд нерешенных проблем. Существенные трудности связаны, например, с реализацией спартианской программы, ориентированной на использование Спартианских игр и клубов в работе со спортсменами высокого класса (олимпийского проекта "СпАрт"). К сожалению, не удалось провести многие важные акции, планировавшиеся в рамках этой программы, например, I-й Международный фестиваль спорта и искусства "СпАрт" для участников Ленинградского международного марафона милосердия и здоровья (26 мая -1 июня 1991 г.), фестиваль "СпАрт" для участников III открытого чемпионата г. Москвы по легкой атлетике (16-17 марта 1991 г.), Международный Олимпийский турнир "СпАрт" (22-29 сентября 1993 г., г. Набережные Челны) и др. Основная причина - недостаток финансовых средств.

По этой же причине не реализована и планировавшаяся серия Спартианских игр для спортсменов в определенных видах спорта - легкой атлетике, футболе, гимнастике, восточных единоборствах и др. До сих пор не создан также ни Кубертеновский клуб "СпАрт", ни его отделения. Из целого комплекса спартианских наград, предусмотренных программой, лишь одна из них - "Рыцарю спорта и искусства" - в 1991 г. была вручена Н. Озерову за высокие достижения в спорте и в искусстве.

В настоящее время ставится также задача создания системы организации и проведения Спартианских игр различного уровня (от Игр в школах, вузах, городских, региональных, межрегиональных и т.д. до международных Спартианских игр) и с различным составом участников.

В последнее время сделаны определенные шаги в направлении решения этой сложной задачи. Благодаря поддержке Государственного комитета по физической культуре и туризму, который ежегодно включает Спартианские игры в Единый календарный план Всероссийских массовых физкультурно-спортивных мероприятий и частично финансирует эти Игры, начала складываться система их организации и проведения на региональном, межрегиональном и Российском уровнях.

Безусловно, для эффективной реализации спартианской программы требуется активная государственная поддержка. Без такой поддержки вряд ли можно решить весьма сложные проблемы финансового и материально-технического обеспечения этой программы.

Вместе с тем нельзя забывать о том, что всякая сознательная деятельность людей, в том числе в области спорта и искусства, в решающей степени зависит от тех конкретных социальных условий, в которых находятся люди, от законов, установок и целей того общества, в рамках которого они живут и трудятся.

Поэтому практическая реализация спартианской программы во многом зависит не только от позиции отдельных людей или даже организаций (государственных и общественных), но и от общей ситуации социально-экономического и политического развития общества, системы принятых здесь ценностей, норм и образцов поведения.

В современном обществе и различных его сферах, как известно, до сих пор господствует (не декларативно, а реально) ориентация на сугубо прагматические, технократические, а не на гуманистические, духовно-нравственные ценности, на узкопрофессиональное, одностороннее, а не на гармоничное и разностороннее развитие личности, преобладает стремление к достижению успеха любой ценой. Естественно, это самым существенным образом влияет на спорт и искусство, на приоритет в этих сферах тех или иных ценностей.

И с этой точки зрения важно осознавать недостаточность и ограниченность для решения обсуждаемой проблемы любых педагогических программ, "технологий".

Невозможно добиться каких-нибудь существенных успехов в повышении эстетического и духовно-нравственного потенциала современного спорта, в гармоничном объединении спорта с искусством и другими видами духовно-творческой деятельности в образе жизни людей, до тех пор, пока в экономической, социально-политической и других сферах жизни, в обществе в целом не произойдет существенного изменения всей системы ценностей, мировоззренческих установок, отказа от преимущественной ориентации на сугубо прагматические, технократические ценности, смещения акцента на гуманистические, духовно-культурные ценности.

Роберт Липсайт еще в 1970 г. отмечал, что "общество должно быть изменено раньше, чем может быть изменен спорт" [цит. по: Гуськов, 1983, с. 47]. Профессор Калифорнийского университета Гарри Эдуардс также указывал на то, что "без определенных массовых изменений в ценностной системе американского общества в целом институт спорта не может изменить свою структуру, функции и выжить" [Edwards, 1973, p. 354]. Аналогичную позицию в этом вопросе занимает и А. Б. Суник: "Если XXI век станет веком создания таких общественных систем, в рамках которых будет возможно реализовать заложенные в человеке потенции, то и спорт получит возможности адекватного развития... Ибо спорт являет собой феномен, в котором самовыражение, самовыявление, самореализация могут быть особенно ощутимыми для человека". "Но о таком обществе, - добавляет он, - остается только мечтать" [Суник, 1996, с. 144].

Некоторый оптимизм в этом плане внушают результаты массовых опросов, проведенных в развитых капиталистических странах (в частности, в Америке) в конце 70-х - начале 90-х годов. Они показывают, как отмечает И. М. Быховская, что "все более очевидной в высокоразвитых обществах (и прежде всего в определенных социальных слоях...) становится тенденция постепенного разрушения традиционной ориентации - на достижение "материального благосостояния" и "потребительского успеха"... значительная часть опрошенных... полагает, что богатство - это важное условие и средство для достижения иных (в отличие от количества денег), более значимых целей с точки зрения ценностей ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО существования: например, получения хорошего образования, доступа к богатствам культуры (в том числе, культуры физической и т.п.). В центре внимания все более оказывается проблема самореализации личности - от внешнего, физического имиджа до возможности занятий интеллектуальными, духовными видами деятельности по своему вкусу и выбору" [Быховская, 1993, с. 144-145].

Если данная тенденция общественного развития, изменения системы ценностей сохранится, можно надеяться на то, что все более явственно проявляющаяся тенденция к переходу от отдельных попыток к глобальной интеграции спорта и искусства уже в начале XXI столетия примет ясно выраженные и завершенные формы.

Завершением этой тенденции должно быть формирование такого нового элемента человеческой культуры (для его обозначения автор использует термин "СпАрт"), который объединяет в единое целое тесно связанные, скоординированные друг с другом спорт (в его гуманной, "одухотворенной" форме) и искусство, взаимно обогащенные воздействием друг на друга.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1.

Публикации о проекте "СпАрт",
Спартианских играх, клубах, спартианском движении

1. Столяров В.И. Проект "СпАрт" // Спортивно-гуманистическое движение СССР. Основные документы. - М., 1990, с. 13-16.

2. Столяров В.И. Тело и разум в разводе // Советский спорт, 1 .XII. 1990.

3. Столяров В.И. Проект "СпАрт". - М., 1991.

4. Столяров В.И. Спорт, духовность, искусство (спортивно-гуманистическое движение СССР и программа "СпАрт" для школьников) // Физическая культура в школе, 1991, N 4, с. 43-45.

5. Столяров В.И. Международный проект "СпАрт" - программа повышения духовно-культурного потенциала современного спорта на основе укрепления его связи с искусством // Тез. Всес. научн. конф. по проблемам олимпийского спорта: Челябинск, 22-26 мая 1991 г. - М., 1991, с. 50-51.

6. Столяров В.И. Синтеза спорта и уметности // Годишнак универзитета у Београду, 1991, N2, с. 103-105.

7. Stolyarov V. The International Project "SpArt" - a program of increasing spiritual-and-cultural potential of modern sport on the basis of strengthening its connection with art // Second IOC World Congress on Sport Sciences. -Barcelona, 1991, pp. 341-342.

8. Stolyarov V. The International Project "SpArt" - a programme of rising the spiritual and cultural potential of modern sport, based on a closer connection of sport with art // USSR Scientific Conference on Olympic Sports Problems according to the program of the Second IOC World Congress on Sport Sciences. - Cheliabinsk, 23-26. 05. 91. - Moscow: "Sovetsky sport", 1991, pp. 94-103.

9. Столяров В.И. Проект "СпАрт" // Возвращение к олимпийским идеалам. - Харьков, 1992, с.40-43.

10. Столяров В.И. Юные рыцари XX в. // Олимп, панорама, 1992, N1, с. 37.

11. Столяров В.И. Культурно-спортивное направление "СпАрт" // Выбираем свой путь! Программа деятельности детских и подростковых организаций.- М., 1992, с. 99-102.

12. Столяров В.И. Не спят спокойно архиепископ и барон // Сов. спорт, 1992,15 апр.

13. Столяров В.И., Курило С.И., Любиев А.И., Лабскир В.М. Проект международных студенческих Игр "СпАрт" // Возвращение к олимпийским идеалам. - Харьков, 1992, с. 43-49.

14. Zivanovic Z., Dragutinovic S. "SpArt" - sportsko rekreativna aktivnost koja osvaja svet // Fizicka kultura, v. 46, N 3, Beograd, 1992, s. 259-261.

15. Виноградов Д., Зайцева В. Рыцари Спартианского Ордена // Медицинская газета, 1993, 6 октября, с. 5.

16. Новикова С.С. Об организации туристской работы с детьми на основе проекта "СпАрт" // Труды ученых ГЦОЛИФК: ежегодник. - М., 1993, с, 49-51.

17. Столяров В.И. Проект "СпАрт" и новая комплексная система физ-культурно-спортивной работы с целью духовного и физического оздоровления населения России (основные идеи и первые итоги реализации) // Теория и практика физической культуры, 1993, N4, с. 10-14.

18. Столяров В.И. Олимпийский проект "СпАрт" (основные идеи и первые итоги реализации)// Ежегодник. Труды ученых ГЦОЛИФК. - М., 1993, с.36-49.

19. Столяров В.И. Решение проблемы социальной реабилитации инвалидов на основе проекта "СпАрт" // Сборник материалов к лекциям по физической культуре и спорту инвалидов, т.1, Малаховка, 1993, с. 128-138.

20. Столяров В.И. Спорт, духовность, искусство // Физич. культура в школе, 1993,N2,c.52-56.

21. Столяров В.И. СпАрт = Спорт + Арт // Учительская газета, 7. XII. 1993.

22. Stolyaroy V. The "SpArt" Olympic Project - the program of realization and further development in present-day conditions the Coubertin' ideas about personality of an Olympian, unity sport and art: Paper presented at the 1-st Joint International Session for Educators and Responsibles of Higher Institutes of Physical Education, International Olympic Academy, 24-31 July 1993.

23. Лазарев П.В.. Олимпийский проект "СпАрт": проблема синтеза спорта и искусства // Спорт. Олимпизм. Гуманизм: Межвузовский сб. научных трудов. - Смоленск, 1994, с. 102-107.

24. Лазарев П.В.. Синтез спорта и искусства в олимпийском образовании учащейся молодежи (социокультурные и педагогические аспекты) // Феномен олимпизма в современной культуре. - Смоленск, 1994, с. 55-57.

25. Новикова С.С., 1994. Олимпизм и программа "СпАрт-туризм" // Олимпийский бюллетень N 1, с. 44-49.

26. Организация и проведение спортивно-интеллектуальных состязаний (Методич. реком. по проведению спортивно-интеллектуальных состязаний для выпускников техникумов физической культуры и факультетов физической культуры)/Сост.: Брызгалов Ю.С., Большаков Н.И. - Новосибирск, 1994.

27. Савельев А.Ф., 1994. Как организовать спартианское воспитание в школе? // Феномен олимпизма в современной культуре. - Смоленск, с. 50-52.

28. Столяров В.И. "Спартианская семья". Что это такое? // Русский инвалид, 1994,Nl,c.9.

29. Столяров В.И. Новое массовое культурно-спортивное движение "СпАрт" (Духовность. Спорт. Искусство): Методическая разработка для работников сферы физической культуры и спорта и организаторов досуга. -М.: Комитет по физической культуре РФ, Центр "СпАрт", 1994.

30. Столяров В.И. Проект "СпАрт": Духовность. Спорт. Искусство (основные идеи и первые итоги реализации в России. - М.: РГАФК, Гуманитарный Центр "СпАрт", 1994.

31. Stolyarov V. The Spartian games - a new model of a "sport for all". Paper presented at the XIIIth World Congress of Sociology, Bielefeld, 1994.

32. Stolyarov V., Kuznetsova Z. The "SpArt" Project // The Annual Conference of the Leisure Studies Association "Tourism & Leisure", Glasgow, 5-8 April 1994. - Glasgow, 1994, pp. 42-43.

33. Шапоренкова О.В. "СпАрт" на Смоленщине // Спорт. Олимпизм. Гуманизм. Межвуз. сб. научных трудов. Смоленск, 1994, с. 133-136.

34. Шапоренкова О.В.. Спартианское движение в системе олимпийского образования школьников // Феномен олимпизма в современной культуре. -Смоленск, 1994, с. 52-55.

35. Ковалева Е.Г., Шишкин Ю.А., Бизина Н.П. Программа "СпАрт" // Физическая культура - основа здорового образа жизни: Всеросс. научно-практич. конф. 28 ноября - 1 дек. 1995 г./Доклады, тезисы, материалы, ч. 1. -М, с. 54-57.

36. Осолихин Л.В., Паначев В.Д. Гуманитаризация спорта - СпАрт // III научно-практич. конф. "Физическая культура и олимпийское движение Урала". Тезисы конф., Ижевск, 1995 с. 43-46.

37. Столяров В.И. Гуманизация спорта и интеграция его с искусством как фактор формирования здорового образа жизни // Физическая культура -основа здорового образа жизни: Всеросс. научно-практич. конф. 28 ноября-1 дек. 1995 г. /Доклады, тезисы, материалы, ч. I. - М, 1995, с. 51-52.

38. Столяров В.И. Первые итоги реализации олимпийского проекта "СпАрт" в России // Олимпийский бюллетень, N2. - М.: РГАФК, ЦОА, 1995,с.6-14.

39. Столяров В.И. Программа "СпАрт" // Мономах, 1995, N 2, с. 55. 40. Stolyarov V. Project "SpArt" // Final report ESC working group "Integration into Society Trough Sports". XII European Sports Conference, Vienna - Budapest, September 25 - 29, 1995. - Oslo, p. 13.

41. Stolyarov V. The world political evolution and its consequences for the Olympic movement. Can the Olympic movement influence political changes through the Olympic education? : Paper presented at the 35-th International Session for young participants, International Olympic Academy, 5-18 July 1995.

42. Шапоренкова О.В. Олимпийское образование во внеклассной работе с учащимися // Олимпийское движение и социальные процессы: Материалы VI Всеросс. научно-практич. конф., посвященной 100-летию современных Олимпийских игр. - Омск, 1995. - с. 127-128.

43. Козырева О.В. Друзья Спартиашки. Новая игровая программа для дошкольников, ориентированная на единство их духовного и физического развития: Методич. пособие для воспитателей детских садов. - М.: Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, МГФСО, 1996.

44. Лазарев П.В. Спорт и искусство в структуре олимпийского образования // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть II. - Краснодар, 1996. - с. 243-244.

45. Лазарев П.В., Егоров А.Г. Олимпийский проект "СпАрт": проблемы синтеза спорта и искусства // Олимпийское движение и социальные процесс: Матер-лы V Всеросс. научно-практич. конф., посвящ. 100-летию МОК. -М.,1996,с. 112-115.

46. Столяров В.И. Спартианские Игры: новая модель спорта в его интеграции с искусством // Тезисы. I Научно-методич. конф. по проблемам организации и проведения спортивно-художественных представлений и подготовке специалистов этого направления в системе физкультурного образования, Москва, 30-31 окт. 1996 г. - М., 1996, с. 27-29.

47. Столяров В.И. "Спартианская" программа реализации кубертенов-ского идеала олимпийского атлета // Теория и практика физич. культуры, 1996,N 10, с.16-22.

48. Столяров В.И. Спартианские Игры - новая модель спорта для всех // Межд. журнал спорт, информации "Спорт для всех", 1996, N1-2, с. 23-24.

49. Столяров В.И. "Спартианская" программа реализации кубертенов-ского идеала олимпийского атлета // Теория и практика физич. культуры, N 10, 1996. -с. 16-22.

50. Столяров В.И. Формирование гуманистически ориентированной модели спорта XXI века // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть I. - Краснодар, 1996. - с. 9-20.

51 .Stolyarov V. The new program of humanization of sport (main ideas and first results of realization). Paper presented at the International Pre-Olympic Scientific Congress, 10-14 July, 1996, Dallas, Texas, USA.

52. Столяров В.И., Губарева Т.И. Социально-педагогическое и оздоровительное воздействие Спартианских Игр на инвалидов // Подходы к реабилитации детей с особенностями развития средствами образования / Сб. научных трудов и проектных материалов. - М.: Институт педагогических инноваций РАО, 1996, с. 351-360.

53. Столяров В.И., Ипатов Д.И. Проблема гуманизации современного спорта и пути ее решения // Ценности спорта и пути его гуманизации (Духовность. Спорт. Культура. Выпуск второй): Сб../Сост. и редактор В.И.Столяров. - М.: Российская академия образования, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, 1996, с. 49-181.

54. Столяров В.И., Козырева О.В. Друзья Спартиашки. Новая игровая программа для дошкольников, ориентированная на единство их духовного -и физического развития: Методическое пособие для воспитателей детских садов. - М., Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, МГФСО, 1996.

55. Столяров В.И., Самусенкова В.И. Современный спорт как феномен культуры и пути его интеграции с искусством (теория, методологические подходы, программы) // Спорт и искусство: альтернатива - единство - синтез? (Духовность. Спорт. Культура. Выпуск третий): Сб. / Сост. и ред. В.И.Столяров. - М.: РАО, 1996, с. 49-179.

56. Шапоренкова О.В. Олимпийский проект "СпАрт" - концептуальная основа многостороннего развития школьника // Сб. научных трудов молодых ученых / Под общ. ред. В.В.Ермакова. - Смоленск: СГИФК, 1996, вып. 3,с. 13-17.

57. Шапоренкова О.В. Олимпизм и спартианское движение // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть II. - Краснодар, 1996. - с. 238-240.

58. Козырева О.В. Игровая программа "Друзья Спартиашки" (для детей дошкольного возраста) // Физическая культура, №3, 1997, с. 14-18.

59. Новикова С.С. Педагогические возможности туризма как средства воспитания подрастающего поколения // Физическая культура, №2, 1997, с. 8-11.

60. Столяров В.И. Спартианские игры и клубы в системе воспитания, образования и организации досуга школьников // Спорт в школе, № 33, 1997, с. 1-16.

61. Столяров В.И. Спартианские игры и клубы в системе воспитания, образования и организации досуга школьников // Спорт в школе, № 34, 1997, с. 1-11.

62. Столяров В.И. Формирование гуманистически ориентированной модели спорта XXI века // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сент., 25-27, 1996. Часть I. - Краснодар, с. 9-20.

63. Столяров В.И. Спартианские игры школьников // Физическая культура в школе, 1997, № 6, с. 57-62.

64. Столяров В.И. Спартианская система оценки и поощрения участников соревнований // Физическая культура в школе, 1997, № 7, с. 57-62.

65. Столяров В.И. Спартианские Игры и Клубы в системе образования, воспитания и организации досуга школьников (программа) // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка, 1997, N1, с. 9-15.

66. Столяров В.И. Спартианская система воспитания, образования и организации досуга // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Выпуск пятый, часть I): Сборник. - М.: Российская академия образования, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская олимпийская академия, 1997, с. 9-127.

67. Столяров В.И. "Спартианская" программа гуманизации спорта высших достижений // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Выпуск пятый, часть II): Сборник. - М.: Российская академия образования, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская олимпийская академия, 1997, с. 9-79.

68. Столяров В.И. Инновационный вклад Академии в реализацию, сохранение и развитие духовных ценностей спорта на основе новой гуманистической программы: Актовая речь. - М., 1997.

69. Столяров В.И., Богословский В.В. Спартианские игры - новая модель спорта для молодежи // Тез. докладов межвуз. конф. "Состояние и перспективы развития физической культуры и оздоровительной работы в экологически неблагоприятных регионах", 19 дек. 1997 г., г. Новомосковск. - Новомосковск, 1997, с. 6-9.

70. Столяров В.И., Губарева Т.И. Комплексная "спартианская" программа культурно-спортивной работы с инвалидами // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Выпуск пятый, часть II): Сборник.. - М.: Российская академия образования, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская олимпийская академия, 1997, с. 106-195.

71. Столяров В.И., Козырева О.В. "Спартианская" программа целостного гуманистического воздействия на личность дошкольника // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Выпуск пятый, часть II): Сборник.. - М.: Российская академия образования, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская олимпийская академия, 1997, с. 80-105.

72. Столяров В.И., Лебедев Ю.А., Филиппова Л.В. Технология целостного гуманистического воздействия физкультурно-спортивной деятельности на личность школьника и студента // Проекты, программы, технологии. Отечественный и зарубежный опыт. (Духовность. Спорт. Культура. Выпуск пятый, часть I): Сборник.. - М.: Российская академия образования, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская олимпийская академия, 1997,с. 128-163.

73. Столяров В.И., Петлеваный Г.Ф. "Спартианская" программа олимпийского воспитания, образования и обучения // Олимпийское образование в школе: учебное пособие для студентов высших учебных заведений физической культуры. - Смоленск, 1997, с. 57-138.

* * *

Приложение 2.

Спартианский кодекс*

Спартианский Кодекс включает в себя основные принципы поведения спартианцев - участников спартианского движения.

Ниже приводятся эти принципы, разъяснения к ним, а также связанные с Кодексом советы, рекомендации и мысли выдающихся людей.

Основные принципы

Обязанность и дело чести каждого спартианца:

I. Участвовать в Спартианских играх.

II. Тщательно готовиться к этим Играм.

III. Играть и соревноваться по-спартиански.

IV. Укреплять "Спартианскую семью".

Разъяснения

I. Спартианские игры

Спартианские игры - новая, разработанная в России и прошедшая практическую проверку с 1991 г., модель Игр. Их название - "Спартианские" - связано не с древнегреческим городом Спарта, как нередко полагают, а со словом "СпАрт" /"SpArt"/, которое производно от трех английских слов: "Spirituality" - духовность, "Sport" - спорт и "Art" - искусство. Игры называются так потому, что здесь спорт гармонично сочетается с искусством и всемерно поощряется поведение участников в соответствии с критериями духовности, нравственности и красоты.

Девиз Игр: "Красота действий и поступков дороже успеха!"

Спартианские игры - существенно отличаются от других игр, соревнований, конкурсов, фестивалей и т.д. Их главные особенности:

  • гармоничное объединение в соревновательной программе Игр спорта с искусством и другими видами духовно-творческой деятельности; эта программа включает в себя "спартианские агоны" (агон по-гречески - борьба, состязание, турнир) - новые комплексные формы соревнования (личные или командные), которые требуют от участников разностороннего развития (физической подготовленности, спортивного и художественного мастерства, творчества, юмора), гармонии духовного и физического;
  • новая, гуманистически ориентированная, "мягкая" система оценки и поощрения участников соревнований, ориентирующая их на бескорыстное и одухотворенное соревнование (при оценке и определении мест участников соревнования учитываются лишь существенные различия в результатах, и принимается во внимание не только результат, но также поведение участников; поощряются самые разнообразные их достижения, связанные с выступлением в спортивных соревнованиях, художественных конкурсах и т.д.);
  • сочетание соревнований с не-соревновательными играми;
  • равноправное участие инвалидов вместе с другими лицами.

Спартианские игры - прекрасное средство отдыха и развлечения. Вместе с тем они приобщают участников к увлекательному миру физической культуры, спорта, искусства, дают им возможность попробовать свои силы и способности в различных видах творческой деятельности, определить свои "плюсы" и "минусы", наметить программу совершенствования, а также ту сферу деятельности, которая им больше всего нравится и в которой они могут с наибольшей отдачей проявить свои способности. На этих Играх соревнуются, стремятся к победе и высоким результатам, но нет жестокой борьбы и конкуренции, всемерно поощряется красота действий и поступков, творчество, юмор. Здесь организуется общение, сотрудничество и равноправное соревнование спортсменов и тех, кто занимается искусством (или наукой, техническим творчеством и т.п.), лиц с ограниченными возможностями здоровья (инвалидов) и тех, кто не имеет таких ограничений, и т.д.

Автор идеи и основных программ Спартианских игр - президент Координационного комитета спартианского движения, профессор В.И.Столяров.

II. Подготовка к Играм

Для успешного выступления на Спартианских играх необходима большая и разносторонняя подготовка. Надо подготовиться к включаемым в программу Игр спортивным соревнованиям, соревнованиям в туристских умениях и навыках, конкурсам в различных областях искусства и в техническом творчестве, конкурсам знатоков искусства, спорта и олимпизма. Особенно значительной, длительной и специальной подготовки требует участие в таких спартианских соревнованиях, как "Орхестрика" и "Спартианская дуэль". Участники этих соревнований должны иметь высокий уровень культуры движений, владеть искусством движения, показателями которого являются: гибкость, ловкость, сила, меткость, координация движений и другие физические качества и двигательные способности; умение их творческой и эстетической демонстрации; чувство ритма и музыки в движениях; красота и пластика "одухотворенного" движения (способность в движениях выражать чувства, переживания, вызываемые музыкой, картинами природы и т.д.); искусство создания в движениях художественных образов.

Такая подготовка требует постоянной работы над собой. Прежде всего с помощью опытных специалистов необходимо определить свои возможности, способности, слабости, недостатки и наметить индивидуальную программу развития. Не надо бояться препятствий на пути самопреодоления и совершенствования, а добиваясь успехов в своем духовном и физическом развитии, не следует останавливаться на достигнутом: возможности совершенствования безграничны.

Программа Игр требует разностороннего и гармоничного развития участников. Поэтому в процессе подготовки к Играм необходимо:

- добиваться развития как своих физических, так и духовных (нравственных, эстетических, интеллектуальных, художественных и др.) способностей;

- вести здоровый образ жизни, активно заниматься физическими упражнениями, спортом, искусством, наукой, техническим творчеством, другими видами творческой деятельности;

- постоянно расширять и углублять свои знания в области искусства, спорта, олимпизма, науки, техники, экономики, изучать культурные обычаи и традиции своего народа и народов других стран, народные игры, национальные виды спорта и искусства;

- добиваться гармонии не только в собственном развитии, но и в отношениях с другими людьми и с природой; не наносить ей вреда, беречь и охранять ее.

К Спартианским Играм можно готовиться самостоятельно. Однако лучше всего это делать под руководством опытных специалистов в Спартианских клубах, школах, игротеках и т.д.

III. Играть и соревноваться по-спартиански
(соблюдать принципы "Спарт плэй", демонстрировать спартианское поведение) - это значит:

- Играть с хорошим настроением, весело, во всех своих поступках придерживаться спартианского девиза: "Быть Добру!" и не терять чувство юмора.

- Полностью выкладываться в соревновании, проявлять мужество, волю, настойчивость, стремясь показать максимально высокий для себя результат.

- Добиваться его не для того, чтобы завоевать приз, награду, другие почести, одержать победу над противником, а прежде всего для того, чтобы преодолеть самого себя, одержать победу над самим собой.

- Ориентируясь на девиз Спартианских игр: "Красота действий и поступков дороже успеха!", действовать по законам красоты и благородства, даже если это не позволяет одержать победу.

- Уважительно относиться к соперникам (независимо от того, являются они победителями или побежденными), к судьям и другим официальным лицам, к зрителям.

- Оставаться скромным после победы, не подчеркивать своего превосходства над соперниками, достойно переносить поражение.

- Не только лично демонстрировать красоту действий и поступков, но и активно побуждать к этому других.

IV. Что такое "Спартианская семья", как содействовать ее укреплению.

"Спартианская семья" - добровольное объединение людей (независимо от их пола, возраста, состояния здоровья и физического развития, национальности, места проживания, социально-политических взглядов, вероисповедания и т.д.), участвующих в Спартианских играх, в работе Спартианских клубов, школ, игротек и т.д.

Это объединение основано на интересе к Спартианским играм, на признании идей спартианского движения, принципов Спартианского кодекса, на стремлении воплотить их в жизнь, на взаимном уважении друг друга и готовности в любую минуту прийти на помощь друг другу.

Содействовать укреплению Спартианской семьи, развитию спартианского движения можно следующим образом:

- активно участвовать в разъяснении и пропаганде идей движения, Спартианского кодекса;

- вовлекать друзей, знакомых в движение и Спартианские игры;

- оказывать помощь в создании и работе спартианских клубов, игротек, школ, в организации и проведении Спартианских игр, других акций спартианского движения.

Советы, рекомендации, мысли выдающихся людей

  • "Итак, доколе есть время, будем делать добро всем" (Библия)
  • "В добре твоем - спасение твое" (арабский мудрец и поэт Джами).
  • Призывы древних мудрецов: "Познай самого себя!" ("Nosce te ipsum!") и "Победи самого себя!" ("Те ipsum vincere!").
  • "Стань тем, кто ты есть!" (Пиндар - древнегреческий поэт).
  • "Нет большей победы, чем победа над собой!" (Платон).
  • "Игра - занятие, наиболее достойное для человека" (Платон)
  • "Возвышенный дух в развитом теле!" /"Mens fervida in corpore lacertoso!"/ (Пьер де Кубертен).
  • "Трижды сладостна победа, одержанная в благородной, честной борьбе" (Кубертен. "Ода спорту").
  • "Призвание, назначение, задача всякого человека - всесторонне развивать все свои способности" (Маркс).
  • "Друг мой, храни вас Бог от односторонности: с нею всюду человек произведет зло - в литературе, на службе, в семье, в свете, словом - везде. Односторонний человек самоуверен; односторонний человек дерзок; односторонний человек всех вооружит против себя. Односторонний человек ни в чем не может найти середины. Односторонний человек не может быть истинным христианином: он может быть только фанатиком... Словом, храни вас Бог от односторонности!" (Гоголь)
  • "Никогда не бывает больших дел без больших трудностей" (Вольтер)
  • "Расслабленная, невзрачная, потухшая, отрицающая себя личность не годится ни на что хорошее" (Ницше)
  • "Познай самого себя и сделай из себя то, что ты есть; все, что в тебе есть самого лучшего, развивай до высшего совершенства, живи для осуществления этой твоей правды, будь верным себе, будь во всем самим собой" (Ницше).
  • "Чем больше препятствий, тем больше удовольствие от их преодоления" (Джек Лондон).
  • "Следуй своей дорогой, и пусть люди говорят, что угодно!" (Данте. "Божественная комедия").
  • "Счастье - в том, чтобы определить свои пределы и постараться их преодолеть" (Ингмар Бергман).
  • "Всегда стремись к прекрасному!" (Святослав Рерих).
  • "Я понял, что человек может с успехом сочетать самые разные увлечения (А.Арканов). "Мне нравится побеждать в соревнованиях, но я не делаю из этого культа" (Франческо Панетта, легкоатлет, чемпион мира).

Мой идеал

Какой он голый - Идеал,
Одежду дать ему какую
Ведь он и чист, и свят, и ал,
И вся земля, как пьедестал,
А он кристаллом многогранным
Над нею встал и засиял.
Я сделал жизнь ему вторую,
Чтоб он вписался в этот мир,
Чтоб взяв стезю себе прямую,
Не разделил чужих могил.
Он, как кристалл, мой Идеал,
Я грани все отшлифовал:
Он встал ВЕЛИКИМ ЧЕЛОВЕКОМ,
В константы рода облачен
И ВСЕСТОРОННИМ наречен.,
Он Работяга и Ученый,
Он Врач, Художник, Педагог,
Он Управитель и Спортсмен,
И по закону перемен,
Он может все, что нужно людям,
И пусть он будет, пусть он будет!
Недаром лучшие умы
Его лелеяли, искали
И обоснованно считали,
Что стать таким должны все мы.
Он добр и светел,
Чист и честен,
Свободен, искренен и смел,
Он хочет, чтобы на планете
Любой все знал и все умел.

 

( Лев Зеленов )

Заповедь

Владей собой среди толпы смятенной
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.
Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.
Умей поставить, в радостной надежде
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело,
И только Воля говорит: "Иди!"
Останься прост, беседуя с царями
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, -
Тогда весь мир ты примешь во владенье
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

( Р.Киплинг )

 

Мы - музыки создатели,
И мы - сочители грез,
Ночных волнорезов приятели,
Надсмотрщики утренних рос;
Лунатики лунного рая,
Транжиры из транжир,
Мы движем и сотрясаем
Этот предвечный мир.

(Артур Уильям Эдгар О’Шонесси)

Примечание. Приведенные выше советы, рекомендации, мысли могут быть дополнены и другими.

* * *

Приложение 3

Атрибутика спартианского движения

Спартианским символом является знак:

Знак состоит из сочетания буквы "А" и символического изображения ленты Мебиуса - символа бесконечного движения, совершенствования. Эта лента одновременно является буквой "S". Тем самым достигается сочетание "S" и "А" - начальных букв английских слов: "Spirituality" - духовность, "Sport" - спорт и "Art" - искусство. Концы буквы "S" представляют собой также изображение беговых дорожек стадиона. В центре знака помещен круг, разбитый вертикальными линиями, что является условным изображением сцены.

Следовательно, знак символически изображает стремление участников спартианского движения к самосовершенствованию, гармоничному развитию духовных и физических качеств, сближению спорта и искусства и приоритет для них духовности, духовных ценностей.

Эта ориентация спартианского движения находит отражения в целом ряде спартианских девизов и лозунгов: "Поверь в себя и сделай максимум для того, чтобы стать таким, каким ты хотел бы быть!" (этот девиз связан с известными изречениями: "Познай самого себя" /лат.: "Nosce te ipsum"/, которое было высечено на колонне при входе в храм Аполлона в Дельфах в качестве призыва к каждому входящему со стороны бога Аполлона, и "Победи самого себя!" /"Te ipsum vincere!"/); "Будь Рыцарем в спорте и искусстве и стремись объединить их в своей жизни!"; "Красота действий и поступков дороже успеха!"; "Быть добру!" и др.

Спартианский символ наряду со знаком может включать в себя девиз спартианского движения, а также слова: "СпАрт" /"SpArt"/ или "Спартианское движение" /"Spartian movement"/.

Cпартианской эмблемой является сложная композиция, в которой спартианский символ связан с другим отличительным элементом, соответствующим особенностям проводимой акции (Игр, турнира, фестиваля и т.д.) в определенном регионе, городе и т.д. Дизайн любой спартианской эмблемы должен представляться на утверждение Координационного Комитета спартианского движения.

Спартианский флаг представляет собой белое полотнище с голубым окаймлением. В его центре расположен спартианский символ.

Гимн спартианского движения пока не утвержден.

Все права на спартианский символ, флаг, девиз и другу. атрибутику спартианского движения, а также на проведение Игр, турниров, фестивалей и других мероприятий на основе программы, предусмотренной авторским проектом "СпАрт", на их телевизионную трансляцию и щитовую рекламу, принадлежат Координационному комитету спартианского движения.

* * *

Приложение 4

ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТА МОК Х. А. САМАРАНЧА АВТОРУ ПРОЕКТА "СПАРТ"**

Лозанна, 21 августа 1990 г.

Уважаемый профессор Столяров!

Благодарю Вас за очень интересное письмо, которое я получил 19 июля 1990 г.

С большим интересом я узнал о том, что планирует делать Ваш Центр. Воспитание молодежи посредством синтеза спорта и культуры является одной из важнейших задач олимпийского движения.

МОК готов оказать моральную поддержку и дать патронаж всем инициативам, содействующим союзу спорта, искусства и культуры и помогающим реализовать фундаментальные принципы олимпийского движения...

Поздравляю Вас с проектом.

Хуан Антонио Самаранч

ЛИТЕРАТУРА

1. АНДРЕЕВ А.Л., 1980. Место искусства в познании мира. - М.: Политиздат, 1980. - 255 с.

2. АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА. Сократические сочинения. - М-Л., 1935.

3. АТАНАСОВ Ж., 1977. Олимпийское движение и воспитание нравственно-эстетического отношения к спорту // Проблемы олимпийского движения: Сб. статей на рус. яз.(под ред. А.Солакова). - БОК, София Пресс, 1977, с. 125-138.

4. БАЛЬСЕВИЧ В.К., ЛУБЫШЕВА Л.И., 1995. Физическая культура: молодежь и современность // Теория и практика физической культуры, № 4, 1995, с. 2-8.

5. БАРВИНОВА Н.С., 1978. Исследование эстетической подготовки студентов физкультурных вузов на занятиях гимнастикой: Авторф. дисс. ... канд пед. наук. - М.

6. БАРИНОВА И.В., 1994. Состояние и пути совершенствования олимпийского образования и воспитания учащейся молодежи: Дисс... канд пед. наук. - М., 1994.

7. БЕЗКЛУБЕНКО С.Д., 1982. Природа искусства. - М.: Политиздат.

8. БЕЗМОДИН Л.Н., 1975. Художественно-конструктивная деятельность человека. - Ташкент.

9. БЕЛИНСКИЙ В.Г. 1953. Полн. собр. соч.: В 13-ти т. - М., т. II, с. 47.

10. БОГУСЛАВСКАЯ З.М., СМИРНОВА Е.О., 1991. Развивающие игры для детей младшего дошкольного возраста. - М.

11. БОР Н. Атомная физика и человеческое познание. - М., 1961.

12. БОРН М. Физика в жизни моего поколения. - М., 1963.

13. БОТВИННИК М.М., 1968 а. Спорт? Наука? Искусство? // Смена, 1968, N 17.

14. БОТВИННИК М.М., 1968 б. Искусство ли шахматы? // Шахматное творчество Ботвинника. - М.

15. БУГРИМЕНКО Е.А., ВЕНГЕР А.Л., ПОЛИТОВА К.Н., СУШКОВА Е.Ю., 1992. Готовность детей к школе. Диагностика психического развития и коррекция его неблагоприятных вариантов. - М.

16. БЫХОВСКАЯ И.М., 1993. Человеческая телесность в социокультурном измерении: традиции и современность. - М.

17. ВЕЛЬВОВСКИЙ И.З., 1979. Руководство по психотерапии. - Ташкент.

18. ВЕРБОВА З., 1967. Искусство произвольных упражнений. - М.: ФиС.

19. ВИЗИТЕЙ Н.Н. 1982. Спорт и эстетическая деятельность. - Кишенев: Штиинца.

20. ВИЛЕНСКИЙ М.Я., 1996. Физическая культура в гуманитарном образовательном пространстве вуза // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка, 1996, N1, с. 27-32.

21. ВИННИК В.А., 1989. Спорт и нравственность: ценностные ориентации высококвали-фицированных спортсменов // Нравственный потенциал спорта. Матер. IV Всес. методол. семинара (г. Суздаль, 10-12 марта 1988 г.). - М.: Сов. спорт, 1989, с. 86-88.

22. ВИННИК В.А., 1991. Эффективность различных форм физкультурно-спортивной активности в формировании ценностных ориентаций личности: Автореф. дисс... канд. пед. наук. - М.: ВНИИФК, 1991..

23. ВЛАСОВ В.В., 1994. Игре все возрасты покорны // Физич. культура в школе, № 6, с. 63-66.

24. ВЛАСОВ Ю.П., 1955. Сила и красота // Физкультура и спорт, N1.

25. ВЛАСОВ Ю., 1961. Эстетика мускулов // Физическая культура и спорт, 1961, №10.

26. ВЛАСОВ Ю., 1966. Театр большого спорта // Театр, №1.

27. ВОРОБЬЕВА А.А., 1972. Искусство и спорт. - Л.

28. ГАВЕРДОВСКИЙ Ю.К., 1974. Стиль, композиция, мода // Гимнастика. - М.: ФиС, вып. 2, с. 5-9.

29. ГАГАЕВА Г.М., 1969. Психология футбола. - М.: ФиС.

30. ГЕГЕЛЬ Г.В. Ф. , 1968. Эстетика. В 4-х т., т.1. - М.

31. ГИССЕН Л., 1977. Сквозь смех и слезы чемпионов. - М.

32. ГОЛЕЙЗОВСКИЙ К.Я., 1966. Спорт как искусство // Театр, N4, с. 79-83.

33. ГОЛОВИН И.Л., НИКИТИНА Е.Д., 1989. Руководство самовоспитанием спортсменов // Нравственный потенциал спорта. Материалы IV Всесоюзного методологического семинара (г. Суздаль, 10-12 марта 1988 г.). - М.: Сов. спорт, с. 95-98.

34. Горбунов Г.Д., 1986. Психопедагогика спорта. - М.: ФиС.

35. Гориневский В.В., 1951. Избр. произведения, т.1. - М.

36. ГУСЬКОВ С.И., 1983. Обзор социологических исследований в США // Теория и практика физической культуры, N1, с. 45-47.

37. ГУТИН А.Т., 1984. Идеалы и ценности олимпизма в воспитании юных спортсменов: Дисс. ... канд. пед. наук. - М.

38. ДАВЫДОВ В.В., 1986. Проблемы развивающего общения. - М.: Педагогика.

39. ДАЛЬ В.И., 1955. Толковый словарь живого великорусского языка, т. II. - М.

40. Емельянов Ю.Н., 1985. Активное социально-психологическое обучение. - Л.

41. Емельянов Ю.Н., Кузьмин Е.С., 1983. Теоретические и методические основы социально-психологического тренинга. - Л.

42. Жемильски А., 1979. Скептический взгляд на спорт // Спорт и образ жизни: Сб. статей. / Сост. В.И.Столяров, З. Кравчик. - М., ФиС, с. 101-112.

43. ЗАИКА Е.В., 1990. Комплекс интеллектуальных игр для развития мышления учащихся // Вопросы психологии, N6, с. 86-92.

44. ЗАЙЦЕВ А.И., 1985. Культурный переворот в Древней Греции VIII-V вв. до н.э. - ЛГУ.

45. ЗЕЛЕНОВ Л.А., 1971. Методологические проблемы эстетики. - Горький, 1971. - 79 с.

46. ЗЕЛЕНОВ Л.А., КУЛИКОВ Г.И., 1982. Методологические проблемы эстетики. - М.: Высшая школа.

47. ЗУХОРА К., 1982. Перспективы возрождения интеграции спорта и искусства // Сб. итоговых научн. матер. Всемирного научн. конгр. "Спорт в современном обществе". Тбилиси, 10-15 июля 1980 г. - М.: ФиС, с. 23-27.

48. ИЛЬЕНКОВ Э.В. О "специфике" искусства // Вопросы эстетики, вып. 4. - М., 1960.

49. ИПАТОВ Д.И., 1995. Основные направления гуманизации спортивных игр и соревнований в работе со школьниками: Дисс. ... канд. педагогических наук. - М..

50. КАВАЛЕРОВА В.А., 1989. Спорт как одно из эстетических средств формирования гармонически развитой личности: Дисс... канд. филос. наук. - М.

51. КАГАН М.С., 1983. Искусство // Философский энциклопедический словарью - М.: Сов. энциклопедия, с. 222-223.

52. КАГАН М.С., 1984. Искусство и общение // Искусство и общение. - Л.

53. КАРПОВ С.Д., 1992. Социокультурная природа произведения искусства: Автореф. дисс...канд. филос. наук. - Санкт-Петербург.

54. КИЯЩЕНКО Н.И., ЛЕЙЗЕРОВ Н.Л., 1984. Эстетическое творчество. - М.: Знание.

55. КОДЖАСПАРОВ Ю.Г., 1987. Функциональная музыка в подготовке спортсменов. - М.: ФиС.

56. КОДЖАСПАРОВ Ю.Г., 1994. Психолого-педагогические основы оптимизации физкультурно-спортивных занятий средствами функциональной музыки: Автореф... дисс. докт. пед. наук. - М.

57. КОДЖАСПАРОВ Ю.Г., 1994. Проблема дефицита положительных эмоций на занятиях физической культурой и спортом // Теория и практика физической культуры, № 5-6, с. 34-37.

58. КОЛОМИЕЦ В.И., 1987. Дизайн как эстетическая деятельность. Автореф. дисс... канд филос. наук. - Киев.

59. КОНФЛИКТ: Сб./Сост. Шабельникова В.Я., Моева Е.П.; Под общ ред. Винокурова В.И. - М.: ФиC, 1980.

60. КОРЕНБЕРГ В.Б., 1972. Заметки о культуре движений // Гимнастика. - М.: ФиС, вып. 2, с. 14-18.

61. КОСЯК В.А., 1990. Эстетическая подготовленность учителя физической культуры: Дисс. ... канд. пед. наук. - Малаховка.

62. Краткий словарь по социологии/Под общ. ред. Д.М.Гвишиани, Н.И.Лапина. - М.: Политиздат, 1989. .

63. КРИВЦУН О.А., 1992. Искусство в контексте истории культуры. Эстетический анализ: Автореф. дисс... докт. филос. наук. - М., 1992.

64. КУДIН В. О., 1973. Естетiка i творчiсть. - Киiв.

65. КУЛАГИНА И.Е., 1993. Художественное движение (метод Л.Н.Алексеевой). - Нижний Новгород, Москва.

66. ЛАТЫНИНА Л., 1967. Спортивный театр - что это такое? // Театр, №3.

67. ЛЕБЕДЕВ Ю.А., ФИЛИППОВА Л.В., 1992. Гуманизация физкультурно-спортивной деятельности. - Пермь: Изд-во Пермского университета.

68. Ленк Г., 1979. Отчуждение и манипуляция личностью спортсмена // Спорт и образ жизни: Сб. статей. / Сост. В.И.Столяров, З. Кравчик. - М., ФиС, с. 112-125.

69. ЛЕСГАФТ П.Ф., 1987. Избранные труды. - М., ФиС.

70. ЛИПСКИЙ В.Н., 1987. Эстетическая культура и личность. - М.: Знание.

71. ЛИСИЦКАЯ Т.С., 1984. Хореография в гимнастике. - М.: ФиС.

72. ЛИСИЦКАЯ Т.С., 1987. Ритм + пластика. - М: ФиС.

73. ЛИСИЦКАЯ Т.С., 1988. Гимнастика и танец. - М.: Сов. спорт.

74. Лобжанидзе М.М., 1980. Эстетика спортивного зрелища. - Тбилиси, 1980.

75. ЛОСЕВ А.Ф., 1930. Очерки античного символизма и мифологии, т. I. - М.

76. ЛОСЕВ А., 1960. Классическая калокагатия и ее типы // Вопросы эстетики, вып. 3. - М.

77. ЛОТМАН Ю.М., 1967. Тезисы к проблеме "искусство в ряду моделирующих систем" // Ученые записки Тартус. гос. ун-та, вып. 198. - Тарту.

78. ЛОТМАН Ю.М., 1978. Что дает семиотический подход? // Общественные науки, N1.

79. ЛОУ Б., 1984. Красота спорта / Под общ. ред. В.И.Столярова. - М.: Радуга.

80. ЛУКИН Ю.А., СКАТЕРЩИКОВ В.К., 1982. Основы марксистско-ленинской эстетики. - М.

81. ЛЭНДРЕТ Г.Л., 1994. Игровая терапия: искусство отношений. Пер. с англ. - М..

82. МАКСИМОВА М.Н., 1980. Методы объективизации оценки содержания упражнений синхронного плавания: Автореф. дисс. ... канд пед наук. - М.

83. МАНИФЕСТ О СПОРТЕ (подготовленный СИЕПС в сотрудничестве с ЮНЕСКО после консультаций с правительствами). - М., 1971.

84. МАНИФЕСТ СИЕПС О ЧЕСТНОЙ ИГРЕ // Информационный вестник ВНИИФК, N10, 1977, с. 3-12.

85. Манько Ю.В. (ред.), 1985. Философско-социологические проблемы физической культуры и спорта/Учебное пособие. - Л.

86. МАРКС К., ЭНГЕЛЬС Ф., 1956. Из ранних произведений. - М.

87. МАСЛАКОВ И.А., 1981. К вопросу об эстетическом воспитании студентов, специализирующихся по боксу // Теория и практика физической культуры, N 3, с. 40-41.

88. МАТУЛЯВИЧЮС В.Ю. Художественный образ и действительность: Автореф. дисс...канд. филос. наук. - М., 1989.

89. МЕДВЕДЕВ А.С., 1981. Психология победы. - М.

90. МЕЙКСОН Г.Б., КОПЫЛОВ Ю.А., 1994. Основы будущего закладывать сегодня // Физическая культура в школе, № 6, с. 3-8.

91. МЕРКУЛОВ С.В., 1994. Комплексный урок после уроков // Физическая культура в школе, № 4, с. 60-61.

92. МИЛЕЕВ С.В., 1931. Искусство и физическая культура. - М.-Л.

93. МИЛЛЕР Лариса, 1990. Гимнастика, подобная танцу // Физическая культура и спорт, N4, с. 13-15.

94. МОРЕЛЬ Ф., 1971. Хореография в спорте. - М.: ФиС.

95. МУРАВОВ Н.В., 1981. Спорт и физическая красота человека. - Киев: Радянська школа.

96. НЕДЯЛКОВА С., 1983. Ролята на олимпийското движение за всестранното развитие на личността // Сб. материали от първата сесия на Националната Олимпийска школа, 5-9 юни 1983 г., Несебър. - Несебър, с. 46-51.

97. НЕЛИДОВА Л., 1908. Искусство движений и балетная гимнастика. - М.: Хореографическая школа.

98. НИКИТИН В., 1994. Иероглифы души и тела: Практические методы движения к совершенству через единство тела и духа. - М.

99. НОВИКОВА Л.И., 1976. Эстетика и техника: альтернатива или интеграция? (Эстетическая деятельность в системе общественной практики). - М.

100. НОНЕВ Богомил, 1984. За "четвъртото измерение" в олимпийските игри или за морала и естетиката в спорта // Сб. материали. От втората сесия на националната олимпийска школа. 5-9 юни 1984 г., Несебър, 35-52.

101. НОНЕВ Богомил, 1986. Естетика и спорт // Сб. лекции от III и IV сесия на БОА 1985-1986. - София, Национална Олимпийска Академия, с. 105-122.

102. НУЙКИН А.А., 1981. Роль искусства в нравственном воспитании молодежи // Искусство и эстетическое воспитание молодежи. - М.: Наука, с. 108-136.

103. Окончательный доклад "Роль физического воспитания и спорта в подготовке молодежи". Первая Межд. конференция министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание и спорт", Штаб-квартира ЮНЕСКО 5-10 апреля 1976 г. - Париж: ЮНЕСКО, 1976.

104. ОЛИМПИЙСКИЙ ОГОНЬ (Спорт в творчестве поэтов мира. Сб.). Сост. В.П.Бурич. - М., 1980.

105. ОЛИМПИЙСКАЯ ХАРТИЯ. Международный Олимпийский комитет. - М., 1991.

106. ПАХОМОВА Г.В., 1990. Пластико-ритмическая гимнастика: Методические рекомендации. - М.: Российский Республиканский Совет ВДФСО профсоюзов.

107. ПАХОМОВА Л.А., 1980. Хореография и фигурное катание. - М.: ФиС.

108. ПЕТЛЕВАНЫЙ Г.Ф., 1997. Система олимпийского образования в многопрофильной школе-комплексе физкультурно-эстетического направления: Дисс. ... канд. пед. наук. - М.

109. ПЕТРОВ Райко, 1975. Олимпийският спорт и хармоничното развитие на човешката личност // Проблеми на олимпийското движение/Под обща ред. на Ангелл Солаков. - София: Медицина и физкултура, с. 93-101.

110. ПЕТРОВ Райко, 1980. Идейно-этическое наследие Пьера не Кубертена // Актуальные проблемы международного олимпийского движения/ Сост. Ангел Солаков. - София Пресс, с. 7-27.

111. ПЕТРОВА Наталия, 1980. Общественно-экономические системы и развитие олимпийского движения // Актуальные проблемы международного олимпийского движения/ Сост. Ангел Солаков. - София Пресс, 1980, с. 28-44.

112. ПОЛЕТАЕВА Н.Н., 1984. Учебное пособие по спортивной эстетике. - Алма-Ата.

113. ПОНОМАРЕВ Н.И., 1972. Феномен игры и спорт // Теория и практика физич. культ., N 8.

114. ПОПКОВ А.В., ЛИТВИНОВ Е.Н., 1996. Программа по физической культуре для учащихся I-XI классов. Антистрессовая пластическая гимнастика (АПГ) // Программы общеобразовательных учреждений. Физиеское воспитание учащихся 1-11 классов. - М: Просвещение, с. 205-256.

115. ПРАЗДНИКОВ Г.Л., 1981. Искусство и спорт. - Л.: Знание.

116. ПРЕЗИДЕНТ МОК НА ТРИБУНЕ ООН // Международный журнал спортивной информации "Спорт для всех", N 1-2, 1996, с. 6-7.

117. ПРИСЯЖНЮК И.В. Уроки с сюжетными играми // Физическая культура в школе, 1990, № 1, с. 11-15; № 2, с. 7-10; № 3, с. 9-12; № 4, с. 24-27; № 5, с. 18-22.

118. ПРЯДЕИН А., 1967. Нужна ли спорту сцена? // Театр, N12, с. 51-54.

119. ПУШКИН А.С., 1958. Полн. собр. соч.: В 10-ти т. М., т. Х.

120. РАТНЕР Я.В., 1980. Эстетические проблемы зрелищных искусств. - М.

121. РАЧЕВ Крум, 1986. Интеграционният процес на обучението по физическо възпитание с другите сфери на духовната култура // Сб. лекции от III и IV сесия на БОА 1985-1986. - София, Национална Олимпийска Академия, с. 79-93.

122. РЕЗНИКОВ Ю.А., 1974. Объективные критерии оценки эффективности техники в видах спорта с субъективной оценкой результатов: Автореф. дисс. ... канд. пед. наук. - М.

123. РЕШЕТЕНЬ И.Н., БАРВИНОВА Н.С. К вопросу об эстетической подготовке студентов физкультурных вузов // Теор. и практ. физ. культ. - N9, 1980, с. 45-47.

124. РИВКИН Б.И., 1969. В долине Алфея. Олимпийские игры в искусстве Древней Греции. - М.: Искусство.

125. РОДИОНОВ А.П., 1965. Спорт как средство эстетического воспитания: Автореф. дисс. ... канд. пед. наук. - М.

126. РОДИЧЕНКО В.С., 1974. Контестетика // Всемирный научный конгресс "Спорт в современном обществе": Сб. научных материалов. - М., с. 61-62.

127. РОДИЧЕНКО В.С., 1978. Спортивные соревнования: информация, управление. - М.: ФиС.

128. РОДИЧЕНКО В.С., 1990. Сотрудничество трех составляющих олимпийского движения: противоречия и возможные пути их разрешения // Новое мышление и олимпийское движение: Сб. ст. - М.: Знание, с. 69-76.

129. РОДИЧЕНКО В.С., 1983. Социально-педагогические основы организации спортивных соревнований: Дисс. докт. педагогических наук. - М. - 421 с.

130. РОДИЧЕНКО В.С., 1994. Олимпийское движение и современная Россия // Теория и практика физ. культуры, N 8, с. 1-3.

131. РОСТ Ю., 1983. Игра в футболе // Лит. газета, 26 янв.

132. РУССО Ж.Ж., 1961. Юлия или Новая Элоиза // Избранные сочинения, т. 2. - М.

133. САМОЙЛЕНКО А.И., 1987. Катарсис как эстетическая проблема: Автореф. дисс... канд. филос. наук. - М.

134. САМОЙЛОВ А., 1993. Агон, противостоящий агонии // ж. "Будь здоров", N 3, c. 58-65.

135. САМУСЕНКОВ О.И., 1989. Спортивно-гуманистическое воспитание учащихся спортшкол (на примере футбола): Дисс... канд. пед. наук. - Малаховка

136. САМУСЕНКОВА В.И., 1996. Интеграция спорта и искусства как социально-педагогическая проблема: Автореф. дисс. ... канд. пед. наук. - М.

137. САРАФ М.Я., 1978. Эстетика спорта. - М.: Знание.

138. САРАФ М.Я., 1981. Эстетические компоненты спортивной деятельности. Автореф. дисс... докт. филос. наук. - М.: МГУ.

139. САРАФ М.Я., 1994. Спорт в системе культуры. - Голицыно.

140. САРАФ М.Я., СТОЛЯРОВ В.И., 1984. Введение в эстетику спорта. - М.: ФиС.

141. САРКИСОВА Л.С., 1974. Искусство букета. - М.

142. СЕГАЛ Ю.П., 1989. Идеалы и ценности олимпизма как средство повышения эффективности работы по коммунистическому воспитанию школьников старших классов: Дисс... канд. педагогических наук. - М.

143. СЛАСТЕНИН В.А., 1976. Формирование личности учителя советской школы в процессе профессиональной подготовки. - М.: Просвещение.

144. СЛОВАРЬ русского языка, т.1. - М., 1981.

145. СМИРНОВ Ю.А., 1991. Эстетические аспекты спортивно-технического мастерства. - Малаховка.

146. СМИРНОВ Ю.И., ШАРАБАРОВА И.Н., ДУДКИНА О.А., 1979. Квалиметрия исполнительского мастерства в технико-эстетических видах спорта. Методич. реком. - М.: ВНИИФК.

147. СОВЕТСКИЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ. - М.: Сов. энциклопедия, 1980.

148. СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ КОНТЕКСТ ИСКУССТВА/ Сб. научн. ст. - М., 1987.

149. СПОРТ в советском изобразительном искусстве. - М.: ФиС, 1974.

150. СПОРТ в изобразительном искусстве. - М.: ФиС, 1981.

151. СТОЛЯРОВ В.И., 1969. Метод познания в свете теории отражения // Ленинская теория отражения и современность (на русск. и болг. яз.). - София: Наука и искусство, с. 448-475.

152. СТОЛЯРОВ В.И., 1981. Направление и формы познавательной деятельности в свете теории отражения // Ленинская теория отражения в свете развития науки и практики, т.1."Отражение, познание, творчество". - София: Наука и искусство, с. 175-211.

153. СТОЛЯРОВ В.И., 1982. Социализм и эстетические ценности спорта // Теор. и практ. физич. культ., N 12, с. 5-8.

154. СТОЛЯРОВ В.И., 1984. К вопросу об идеалах и целях современного олимпийского движения // Роль, функции и актуальные проблемы олимпийского движения. - М., ВНИИФК, с. 22-33.

155. СТОЛЯРОВ В.И., 1988. Еще раз о концепции всестороннего и гармоничного развития личности // Научно-технический прогресс и всестороннее развитие личности, коллектива, региона: Тез. докладов XVI межзонального симпозиума. - Горький, с. 37-41.

156. СТОЛЯРОВ В.И., 1989. Олимпийское движение и воспитание молодежи: Методические разработки для аспирантов и слушателей ВШТ. - М.: ГЦОЛИФК.

157. СТОЛЯРОВ В.И., 1990. Спортивно-гуманистическое движение СССР (проект программного документа) // Социально-экономические проблемы воспитания спортсменов в условиях перестройки советского общества. Тезисы докладов Всес. научно-практич. конф. 1-4 июня 1990 г. , Минск. - М., с. 114-121.

158. СТОЛЯРОВ В.И., 1991. Почему люди не занимаются физкульттурой и спортом? (социологический анализ причин физкультурно-спортивной пассивности населения) // Актуальные проблемы пропаганды физической культуры и спорта, вып. 1. - М.: Знание, с. 15-25.

159. СТОЛЯРОВ В.И., 1993. Проект "СпАрт" и новая комплексная система физкультурно-спортивной работы с целью духовного и физического оздоровления населения России (основные идеи и первые итоги реализации) // Теория и практика физич. культуры, N4, с.10-14.

160. СТОЛЯРОВ В.И., 1997 а. Спорт и культура: методологический и теоретический аспекты проблемы // Спорт, духовные ценности, культура. Вып. первый. Исторические и теоретико-методологические основания: Сб./Сост. и ред. В.В.Кузин, В.И.Столяров, Н.Н.Чесноков. - М.: Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, с. 84-209.

161. СТОЛЯРОВ В.И, 1997 б. Спартианские игры - новая гуманистически ориентированная модель спорта в его интеграции с искусством // Спорт, духовные ценности, культура. Вып. четвертый. Альтернативные модели спорта: Сб./Сост. и ред. В.В.Кузин, В.И.Столяров, Н.Н.Чесноков. - М.: Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, с. 54-279.

162. СТОЛЯРОВ В.И., 1997 в. Инновационный вклад Академии в реализацию, сохранение и развитие духовных ценностей спорта на основе новой гуманистической программы: Актовая речь. - М.: РГАФК

163. СТОЛЯРОВ В.И., БАСИН А.Е., 1989. Спорт и эстетическое воспитание // Пути и средства эстетического воспитания. - М.: Наука, с. 163-179.

164. СТОЛЯРОВ В.И., ИПАТОВ Д.И., 1996. Проблема гуманизации современного спорта и пути ее решения // Ценности спорта и пути его гуманизации (Духовность. Спорт. Культура. Выпуск второй): Сборник./Сост. и редактор В.И.Столяров. - М.: РАО, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, с. 49-180.

165. СТОЛЯРОВ В.И., ЛАЗАРЕВ П.В., САМУСЕНКОВА В.И., 1996. Спорт, эстетическая культура и искусство // От идей Кубертена к модели спорта XXI века (Духовность. Спорт. Культура. Вып. первый). Сб. - Москва-Смоленск: Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, Смоленская Олимпийская Академия, с. 84-102.

166. СТОЛЯРОВ В.И., САМУСЕНКОВА В.И., 1996. Современный спорт как феномен культуры и пути его интеграции с искусством (теория, методологические подходы, программы) // Спорт и искусство: альтернатива - единство - синтез? (Духовность. Спорт. Культура. Вып. третий): Сб./Сост. и ред. В.И.Столяров. - М.: РАО, Гуманитарный Центр "СпАрт" РГАФК, с. 49-178.

167. СТОЛЯРОВ В.И., САРАФ М.Я., 1982. Эстетические проблемы спорта. - М.

168. СТОЛЯРОВ В.И., САРАФ М.Я., 1984. Послесловие. Комментарии // Лоу Б. Красота спорта/ Пер. с англ. Под общ. ред. проф. В.И.Столярова. - М.: Радуга, с. 216-241, 242-255.

169. СТОПНИКОВА Е.В., 1992. Социально-философский анализ ценностного отношения студентов к физкультурно-спортивной деятельности: Дисс... канд. филос. наук. - Нижний Новгород.

170. СУВОРОВ А., 1996. Человечность как фактор самореализации личности: Дисс. ... докт. филос. наук. - М.

171. СУНИК А.Б., 1996. Спорт XXI века // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть I. - Краснодар, с. 139-144.

172. СУХОМЛИНСКИЙ В.А., 1971. Павлышская средняя школа: Обобщение опыта учебно-воспитательной работы в сельской средней школе. - М.: Молодая гвардия.

173. ТЕЗИСЫ. I Научно-методическая конференция по проблемам организации и проведения спортивно-художественных представлений и подготовке специалистов этого направления в системе физкультурного образования, Москва, 30-31 окт. 1996 г. - М., 1996.

174. ТОЛСТОЙ А.Н., 1949. Полн. собр. соч., т.13. - М.

175. ТОЛСТОЙ Л.Н., 1953. Полн. собр. соч., т. 53. - М.

176. ТОЛСТЫХ В.И., 1973. Искусство и мораль. -М.: Политиздат.

177. ТОРОПОВ А.Л., 1995. Современные аспекты музыкально-песенного оформления Олимпийских игр // III научно-практич. конф. "Физическая культура и олимпийское движение Урала". Тезисы конф., Ижевск, с. 68-70.

178. УСТИНЕНКО В.И., 1989. Игра как средство выявления творческих сил человека // Пути и средства эстетического воспитания. - М.: Наука.

179. УТКИН В.Л., 1984. Культура движений (основы оптимизации). - М.

180. ФИЛОСОФСКИЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ. - М., 1983.

181. ФРЕНКИН А.А., 1963. Эстетика физической культуры. - М.: ФиС.

182. ХЕН Э., 1984. Кубертен о месте искусства в современном олимпизме // Б.Лоу. Красота спорта. - М.: Радуга, с. 48-62.

183. ЦЗЕН Н.В., ПАХОМОВ Ю.В., 1985. Психотехнические игры в спорте. - М.: ФиС.

184. ЧЕРНИКОВА О.А., 1975. Спорт и воспитание эмоциональных сторон личности // Спорт и личность/Сб. - М.: ФиС, с. 175-184.

185. ЧИСТЯКОВА М.И., 1990. Психогимнастика. - М.

186. ШАНИН Ю.В., 1980. Олимпийские игры и поэзия эллинов. - Киев.

187. ШАРМАНОВА С.Б., ФЕДОРОВ А.И., 1997. Проблемы физического воспитания детей дошкольного возраста // Современные проблемы и концепции развития физической культуры и спорта, ч. 2. - Челябинск, 1997, с. 77-80.

188. ШИЛЛЕР Ф., 1957. Письма об эстетическом воспитании человека // Собр. соч., т. 6. - М.

189. ЭНТЖЕС П., 1965. Комментарии к вопросу: как оценить оригинальность и виртуозность произвольных упражнений // Межд. семинар судей по спортивной гимнастике. - М., с. 45-48.

190. AAKEN E. van. Die sportliche Hochleistung als Kunstwerk und absoluter Wert. Ein Ansatz zu einer Philosophie des Sports.// Olympisches Feuer, 1955, N 5, S. 7-10.

191. ABERT H. Die Lehre von Ethos in der griechische Musik/ - Leipzig, 1899.

192. ADAM K., 1978. Leistungssport als Denkmodell. - Munchen (Fink).

193. AGGRESSION/ VIOLENCE - AESTHETICS and Elite Athletes - Sport and Politics. Scientific Program Abstracts. 1984 Olympic Scientific Congress. July 19-26, University of Oregon, Eugene, Oregon.

194. ANTHONY D.W.J., 1968. Sport and Physical Education as a means of aesthetic Education // Physical Education, 1968, N60, pp. 1-7.

195. ARGUEL Mireille, 1994. Sport, Olympism and Art // For a Humanism of a Sport. - IOC Centennial Congress, Paris 1994, pp. 179-187.

196. ARNOLD Peter J., 1978. Aesthetic Aspects of Sport // Int. Review of Sport Sociology, v. 13, N 3, рp. 45-63.

197. BANCIULESCU Victor, 1987. Olympism and literature // IOA, The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, pp. 201-215.

198. BARTON B., 1982. Aerobic dance and the mentally retarded - a winning combination // The Physical Educator, N1, рp.25-29.

199. BELL J.W., 1976. An investigation of the concept - sport as art // Physical Educator, Indianapolis, N2, S. 81-84.

200. BERND C., 1988. Bewegung und Theater. Lernen und Verkorpern. - Frankfurt und Griedel.

201. BEST David, 1974. Aesthetics in Sport // British Journal of Aesthetics, vol. 14, N3, pp. 197-213.

202. BEST D., 1980. Art and Sport // Journal of Aesthetic Education, vol.14, N1, pp. 69-80.

203. BIERMANN K.F., WISKOW M., 1983. Bewegungstheater fur Anfanger // Sportpedagogik, Hf. 3, S. 25-30.

204. BILINSKI Bronislaw, 1994. Ancient Greek Agones - Between within the Supremacy of Body and the Fascination for Intellect // Almanack 1994, Polish Olympic Committee, Polisn Olympic Academy, pp. 15-38.

205. BLUMENTHAL Ekkehard, 1987. Kooperative Bewegungspiele. - Schorndorf: Verlag Hofmann,

206. BOK Vladimir, 1975. Comparison of somatotypes in certain works of art with the view to the beauty of the living human body // A.I.E.S.E.P. Proceedings of International Conference on physical education, Prague, 1974/Metodicky dоpis. CSTV vedecko-metodicke oddeleni, N7, s. 245-256.

207. BROWN George S., GAYNER Donald, 1967. Athletic Action as Creativity // Journal of Creative Behavior, v.1, N2, pp. 155-162.

208. BUBNER C., MIENERT C., 1987. Bausteine des Darstellenden Spiels. - Frankfurt/M.

209. СERNY J., 1968. Fotbol je hra (pokus o fenomenologie hry). - Praga.

210. CHINA: Sport in art. - Published by the Press Commission of the Chinese Olympic Committee, 1990.

211. CIUPAK Z., 1980 а The funny side of sport // International review of sport sociology, v.15, N 3-4, pp. 135-141.

212. CIUPAK Z., 1980 b. Komizm sportowy // Kultura fizyczna, rok XXXIII, N3, pp. 34-35.

213. COUBERTIN Pierre, 1908. From L'Esprit оlympique // Revue Olympique, jullet.

214. COUBERTIN P. de, 1909. Une campagne de vingt et un ans: 1887-1908. - Paris: Libraire de l’Education Physique.

215. COUBERTIN Pierre, 1922. L’art et le sport // Pedagogie sportive. - Paris.

216. COUBERTIN Pierre, 1965. Memorias Olympicas. - Madrid.

217. COUBERTIN Pierrre de, 1966. The Olympic Idea: Discourses and Essays. rev. ed. eds. L.Diem and O. Andersen. - Lausanne: Carl-Diem-Institut, Editions Internationales, Olympia.

218. COOPER W.E., 1978. Do Sports Have an Aesthetic Aspect? // Journal of the Phlosophy of Sport, vol. V, pp. 51-55.

219. DAUME Willi, 1981. Zeus & Apollo. On truths, errors and possibilities between sport and art // Bulletin N8 du 11 Congress olympique de Baden-Baden, pp. 65-67, 101-108.

220. DIEM C., 1970. The Olympic Idea: discourses and essays.- Koln: Carl-Diem-Institut.

221. DURANTEZ Сonrado, 1994 a. Pierre de Coubertin. Social concept and symbolism of sport and olympism // Pierre de Coubertin an unrecognized genius... Comite International Pierre de Coubertin. - Lausanne-Suisse, pp. 12-19.

222. DURANTEZ Conrado., 1994 b. Pierre de Coubertin. The Olympic Humanist. - Lausanne: Olympic Museum.

223. DURET Pascal, WOLFF Marion, 1994. The semiotics of sport heroism // International Review for the Sociology of Sport, vol. 29, N 2, p. 135-149.

224. DURRY Jean, 1986. Sports, Olympism and the Fine Arts // IOA. Report of the 26th session, 3rd-18th July 1986, Ancient Olympia. - Lausanne, рp. 142-149.

225. EDWARDS H., 1973. Sociology of sport. - Homewood: The Dossey Press.

226. ELLIOT R.K., 1974. Aesthetics and Sport // H.T.A.Whiting and D.W.Masterton. Reading in the Aesthetics of Sport. - Lepus Books.

227. FETTERS J., 1982. The body beautiful beyond stereotypes // Journal of physical education, recreation and dance, N2, pp. 31-32.

238. FISHER E., 1961. O potrzebie sztuki. - Warszawa.

239. FRAYSSINET Paul, 1968. Le sport parmi les beaux arts. - Paris: Dargaut.

230. FUNKE J., 1989. Bewegungskunst - Ein wiederentdecktes Thema menschlicher Bewegung // Dietrich K., Heinemann K. (Hrsg.). Der nicht-sportliche Sport. - Schorndorf, S. 72-83.

231. GRAHAM P., Heberhorst H., 1976. The Modern Olympics. - N.Y.: Leisure Press, Cornuvall.

232. GREEN Georfrey, 1953. Soccer: the world game. - London.

233. GRUPE Ommo, 1987. Sport als Kultur. - Zurich: Edition Interfrom.

234. GRYS Iwona, 1994. Music at the Olympic Games at the Greek Games // Almanack 1994, Polish Olympic Committee, Polisn Olympic Academy, pp. 155-166.

235. HASELBACH B., 1987. Improvisation, Tanz, Bewegung. - Stuttgart.

236. HEINILA K., 1974. Ethics of sport. University of Jyvaskyla. Department of Sociology and Planning for Physical Culture. Finland, N4.

237. HUIZINGA J., 1985. Homo Ludens. Play as a source of culture. - Warsaw: Czytelnik Publisher.

238. HUMANISTYCZNE wartosci sportu: Materialy z seminarium polsko-radzieckiego Warszawa 5-7 kwietnia 1976. - Warszawa: AWF, 1978.

239. HYLAND Drew A., 1984. When power becomes gracious: The affinity of sport and art // Aggression/Violence - Aesthetics and Elite Athletes - Sport and Politics. Scientific Program Abstracts. 1984 Olympic Scientific Congress. July 19-26, University of Oregon, Eugene, Oregon, pp. 17-18.

240. International Olympic Academy, twenty-sixth session, 3rd-18th july 1986, Ancient Olympia. - Press Centrales Lausanne S.A., Switzerland, 1986.

241. JANKOWSKI K., 1981. Sport a kultura masowa // Sport i kultura/ Praca zbiorowa pod red. Z.Krawczyka. - Panstwowe Wydawnictwo Naukowe. - Warszawa. pp. 227-240.

242. JEU Bernard, 1972. Le sport, la mort, la violence. - Paris.

243. JEU Bernard, 1987. Sports Poetry in Antiquity: Pindar’s First Olympian Ode // IOA. The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, рp. 65-76.

244. KEENAN Francis W., 1975. The athletic contest as a tragic form of art // International Review of Sport Sociology, N1, pр. 41-54.

245. KOENIG R., 1979. Sportowiec - artysta // Kultura fizyczna, N5, p. 35.

246. KOPP B., 1975. Kreativitat im Sportunterricht // Sportunterricht, N10, S. 338-341.

247. KOVICH Maureen, 1971. Sport as an art form // Journal of health, physical education and recreationn, October.

248. KRAFT R.E., 1987. Learning through games discovery // The Physical Educator, N 4, рp. 420-421.

249. KRAWCZYK Z., 1980. Sport and contemporary patterns of culture // Review, International Council of Sport and Physical Education, Heft 3, pp. 22-27.

250. KRAWCZYK Z., 1990. Sport and humanism. Aspects of an analysis: Paper presented at the XII-th Word Congress of Sociology, 9-13 July 1990, Madrid, Spain.

251. Krebs Hans-Diter, 1996. Sport and musik: an uncommon partnership // Olympic message. The Olympic Games and music, N2, pp. 8-13.

252. KUCZYNSKI J., 1984. Play as a negation and creation of the world//Dialectics and Humanism, v. XI, N 1, pp. 137-169.

253. KUHNST Peter, 1992. Sport im Spiegel bildender Kust // Sportwissenschaft, N4, S.401-417.

254. KULTUROWE WARTOSCI SPORTU: Materialy VI Miedzynarodowego simpozium sociologii sportu, Jablonna, 20 - 24 sierpien, 1979, cz. I, II, III. - Warszawa, 1981.

255. KUNICKI, Bogdan J., 1984. Spoleczne bariery recreacji fizycznej. - Warszawa.

256. KUNICKI Bogdan J., 1986. Kultura fizyczna - ewolucja ideologii. - Gorzow.

257. KUNST UND SPORT. Internationales Symposiun. Leipzig, den 5. bis 7. Juli 1983. - Berlin, 1983.

258. KUNTZ Paul G. , 1974. Aesthetics applies to sports as well as to the arts // Journal of the Philosophy of Sport, N1, pp. 6-35.

259. KUPFER J., 1975. Purpose and Beauty in Sport // Journal of the Philosophy of Sport, N2, pp. 83-90.

260. KURZ D., 1979. Elemente des Schulsports. Grundlagen einer pragmatischen Fachdidaktik. - Schorndorf.

261. LAMBIS W. Nikolaou, 1986. Olympism and art // IOA. The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, pp. 77-82.

262. LANDRY Fernand, 1986 a. Pierre de Coubertin, the Modern Olympic Games and the Arts // IOA. The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, pp. 93-103.

263. LANDRY Fernand, 1986 b. Sport - Art (competition) and Olympism. Conclusions of the discussion groups: second subject // IOA. The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, pp. 295-298.

264. LENK H., 1972. Sport in philosophischer Sicht // Sport im Blickpunkt der Wissenschaften. Perspektiven, Aspekte, Ergebnisse. - Berlin. Heidelberg. New York: Springer-Verlag, S. 13-40.

265. LENK H., 1979. Social philosophy of Athletics. A Pluralistic and practice-oriented philosophical Analysis of top level and amateur sport. - Stipes Publishing Company, Champaign, Illinois.

266. LENK H., 1981. Humanite! = Humanity! = Гуманность! // Bulletin "Les Limites des Sports" (11-e Congres olympique. Baden-Baden 1981), N 4, рp. 30-33, 53-54.

267. LIPIEC Jozef, 1994. The Olympic Movement in Search of the Ideal of Versality // Almanack 1994, Polish Olympic Committee, Polisn Olympic Academy, pp. 79-98.

268. LIPONSKY W., 1974. Sport, literatura, sztuka. - Warszawa.

269. LOWE B., 1973. Theoretical Rationale for Investigation into the Relationship of Sport and Aesthetics // International Review of Sport Sociologie, pp. 95-101.

270. MacAloon John J., 1981. This Great Symbol. Pierre de Coubertin and the Origins of the Modern Olympic Games. - Chicago and London: The University of Chicago Press.

271. MAHEO R., 1970. Sport and Culture // Introduction to Physical Education. Ed. by H.S.Slusher and A.S.Lockhart. - Springfeld, pp. 186-197.

272. MANIFESTO // Fair Play for All. Declaration of the CIFP. - Munchen, Paris, 1992, pp. 10-17.

273. MARAZOV Ivan, 1982. Sports in the art of the ancient world // Bulletin, Comite Olympique Bulgare, N 176-177, pp. 71-76.

274. MARJORIE F., 1972. Sport as an aesthetic experience // Gerber, E.W. Sport and the body. A philosophical symposium. - Philadelphia.

275. MASTERSON D. , 1968. Le Sport et l’Art // Education Physique et Sport, N94, pp. 13-16.

276. MASTERSON D.W., 1987. The modern Olympic Games and the Arts // IOA. The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, рp. 104-115.

277. McINTOSH P., 1979. Fair play. Ethics in sport and education. - Heinemann, London.

278. MсINTOSH P., 1985. Motivation of olympic athletes // IOA.Report of the 22nd session, 11th-25th July 1982, Ancient Olympia. - Lausanne, pp. 99-106.

279. MEZO F., 1958. The arts in the Olympic Games // Natan A. (ed.). Sport and Society. - Bowes and Bowes, London.

280. METZENTHIN R., 1983. Schopferisch Spielen und Bewegen. - Ottersweier.

281. MICHELS Harald, FANGER Christiane, MELCHIOR Anke, 1996. Sport- und Bewegungstheater. Materialien fur die Praxis. Landessportbund Nordrhein-Westfalen, Kultusministerium Nordrhein-Westfalen.

282. MILLER Donna Mae, Russell Kathryn R.E., 1971. Sport: a contemporary view. - Lea & Febiger, Philadelphia.

283. MLODZIKOWSKI G., 1981. Uniwersalne wartosci sportu // Sport i kultura. Praca zb. pod red. Z. Krawczyka. - Warszawa: Panstwowe Wydawnictwo Naukowe, pp. 41-61.

284. MULTER S., 1984. Musik und Bewegungserziehung // Literatur der Sportwissenschaft, N 3, S. 197-198.

285. NISSIOTIS Nikolaos, 1987. Olympism, Sport and Aesthetics with reference to the work of Pierre de Coubertin // IOA. The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, pp. 83-90.

286. NONEV Bogomil, 1982. Olympism as a Supreme Aesthetic and Ethic Achievement of Antiquity and the Development of Olympic Ideas Today // Topical Problems of the International Olympic Movement. - Sofia Press, pp. 17-28.

287. Organizing Committee for the Games in Munich. Sport in my country: Brochure illustrating the international art competition for youth organized in the town of Kiel as part of thearts programme for the Xxth Olympiad, 1972.

288. ORLICK T., 1978. The Cooperative Sports and Games Book: Challenge without competition. - New York: Pantheon Books.

289. ORTEGA Y. Gasset J., 1950. Le deshumanizacion del arte // Ortega Y. Gasset J. Obras Completas, b. 3. - Madrid.

290. PARRY Jim, 1987. Sport, Art and the Aesthetic // IOA. The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, pр. 152-159.

291. PATERMANN R., 1991. "ich bin der Baum... und ich der Wind" // Sport Pedagogik, N 3, S. 45.

292. PAWELKE R., 1987. Traumfabrik - politisches Sporttheater. - Munchen.

293. PAWELKE R., 1988. Sporttheater-Projekte in der Shule und in der universitaren Ausbildung als Beitrag zur musisch-aesthetischen Erziehung im Sport // Artus H.G. (Hrsg.). Gestaltung in Tanz und Gymnastik. - Bremen, S. 330-345.

294. PIERRE DE COUBERTIN and the Arts. - Lausanne, The International Pierre de Coubertin Committee, 1994.

295. POURET Henry, 1964. Sport and Art // Report of the Fourth Summer Session of the International Olympic Academy, Athens, pp. 115-119.

296. POURET Henry, 1968. Convergencies and Divergencies of the Destiny of the Athlete and the Artist // Report of the Eighth Summer Session of the Int.l Olympic Academy, Athens, pp. 126-138.

297. POURET H., 1970. Is sport an art? // Report of the tenth Session of the International Olympic Academy, Athens, pp. 129-133.

298. PRUVULOVICH Z.R., 1982. In defense of competition // Journal of philosophy of Education, N16, pp. 77-88.

299. REID Louis Arnaud, 1970. Sport, the Aesthetic and Art // British Journal of Educational Studies, vol. 18, N 3, pp. 245-258.

300. ROBERTS Terence J., 1975. Sport and the sense of beauty // Journal of the Philosopy of Sport, N2, pp. 91-101.

301. ROSE S.W., 1992. Star wars on the floor // Strategies, v. 5, N7, рp. 13-15.

302. ROSENBERG C., 1990. Bewegungstheater. - Aachen.

303. SALA Georges, 1987. Sport and the fine arts, dialogues or monologues // IOA. The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, pp. 175-185.

304. SAMARANCH Juan Antonio, 1990. Sport, Culture and the Arts // Olympic message, N.26 (April), рp. 7-14.

305. SCHMIDT G., 1992. Abenteuer Spielsituation // Sportpraxis, N 5, рp. 257-263.

306. SCHMOLKE A., 1976. Das Bewegungstheater. - Wolfenbuttel.

307. SERBUS Ladislav, HOHLER Vilem, 1975. Aesthetics and Physical Culture // A.I.E.S.E.P. Proceedings of International Conference on physical education, Prague, 1974 // Metodicky dоpis. CSTV vedecko-metodicke oddeleni, N7, s. 230-244.

308. SILANSE Luc, 1987. Symbolism in Olympism - symbolism in art // IOA. The Report of the 26th session, Ancient Olympia. - Lausanne, pp. 116-129.

309. SLADEK V., 1985. Pantomimentheater. - Koln.

310. SLUSHER H.S., 1967. Man, Sport and Existence. - Philadelphia: Lea and Febiger.

311. SNYDER Eldon E., 1991. The sociology of sport and humor // International Review for the sociology of sport, v. 26, рp. 119-131.

312. SNYDER Eldon E., SPREITZER Elmer A., 1983. Social Aspects of Sport. Second edition. - Prentice-Hall, Inc., Englewood Cliffs, New Jersey.

313. SPORT AND HUMANISM: Proceedings of the International Workshop of Sport Sociology in Japan. - Gotenba, 1988.

314. SPRUSINSKI M., 1974. Aniol smiechu, lutnista ciemnego czasu // Introduction in Kazimierz Wierzynski, Collected Poems. - Warsaw.

315. STOLNITZ J., 1973. The Artistic Values in Aesthetic Experience // Journal of Aesthetics and Art Criticism, vol. 32, N1.

316. STOLYAROV V., 1977. On a humanistic value of sport // International review of sport sociology, v. 3, pp. 75-85.

317. STOLYAROV V. , 1978. The humanistic value of sport // Philosophy, theology and history of sport and of physical activity. The International Congress of Physical Activity Sciences, book 8. Quebec, Symposia Specialists, pp. 87-97.

318. STOLYAROV V., 1983. The social essence of the Olympic spirit // Bulletin Bulgarion Olympic Committee, N 183, pp. 65-72.

319. STOLYAROV V., 1984. The aesthetic value of sport // Contribution of sociology to the study of sport. - Jyvaskyla, University of Jyvaskyla, рp. 83-101.

320. STOLYAROV V., 1985. Sport as an element of developing an aesthetic culture among the youth//"Review". Sport science periodical. International Council of Sport Science and Physical Education, рp. 36-41.

321. STOLYAROV V.I., 1989. Paradoxes, contradictions and values of the modern sport (social and philosophical analysis). Paper presented at the Jyvaskyla Congress: "Movement and sport - a challenge for life-long leaning", June 17-22, 1989. Jyvaskyla, Finland.

322. STOLYAROV V.I., 1990. Attitude paradox of the population to the "sport for all" and ways of its solution // Reports of the National scientific and practical Conference "Physical culture and healthy life style". - Moscow, pp. 92-105.

323. STOLYAROV V., 1991. The humanistic value of modern sport and how to increase it // ICSS Seminar "Sport: Social chance and social process", Tallin, 28-29 June 1991. - Tallin, рp. 20-21.

324. Stolyarov V., 1997. The world political evolution and its consequences for the Olympic Movement. Can Olympic Movement influence political changes through the Olympic education? // IOA. Report of the thirty-fifth session. - International Olympic Committee, pp. 76-89.

325. STOSSBERG B., DATZER E., 1985. Die Arbeit mit offenen Bewegungsaufgaben ans Schussel zum selbstandigen Gestalten im kunstlerisch-paedagogischen Bereich des Sport // Artus H.G. (Hrsg.). Handeln im Sport. - Bremen.

326. SWIERCZEWSKI R., 1978. The Athlete - the Country’s Representative as a Hero // International Review of Sport Sociology, pp. 89-98.

327. TAKACS F., 1981. Asthetische Kathegorien und ihre spezifischen Manifestationen in der Korperkultur // Beitrage zur Asthetik des Sports. - Leipzig.

328. TAKACZ F., 1988. Some ethical problems of olympism // Review of the Hungarian University of Physical Education. - Budapest, pp. 48-62.

329. THE NEW GAMES BOOK. - New York: a Headlands Press Book, 1976.

330. THOMAS Carolyn, 1974. Toward an experiential sport aesthetic // Journal of the Philosopy of sport, N1, pp. 67-87.

331. TIEDT W., 1985. Darstellung und Bewegung // DSB-Bundesausschuss fur Breitensport. Lehrbriefe fur Ubungsleiter, Teil 2. - Melsungen.

332. TIEDT W., 1988. Von der "gymnastischen Ubung" zum Spiel und zur Darstellung mit aus der Bewegung // Artus H.G. Handeln im Gymnastik und Tanz - Symposium Uni Bremen. - Bremen.

333. VANHALAKKA-RUOHO M., 1989. The ecological view in studying sport for children. Paper presented at the Jyvaskyla Congress: Movement and Sport - A challenge for life-long learning, June 17-22, 1989, Jyvaskyla, Finland.

334. WARD P.M., 1977. Sport and the Institutional Theory of Art // Journal of Human Studies, N3,, pp. 73-81.

335. WEISS P., 1969. Sport: a Philosophic Inquiry. - Carbondale, Edwardsville, London, Amsterdam.

336. WERTZ S.K., 1984. A Response to Best on Sport and Art // Journal of Aesthetic Education, vol. 18, N 4, pp. 105-107.

337. WHITING H.T., MASTERSON, D.W. (Eds.), 1974. Readings in the Aesthetics of Sport. - London: Lepus Books.

338. WITT G., 1976. Korperkultur und Sport in der Kunst. - Leipzig.

339. WITT Gunter, 1982. Asthetik des Sports. - Berlin: Sportverlag.

340. YALOURIS Nikolaus, 1971. Art in the sanctuary of Olympia // Report of the 11th Session of the I.O.A., Athens.

341. ZUCHORA Krzysztof, 1976. Problemy i perspektywy reintegracji sporty i sztuki // Humanistyczne wartosci sportu: Materialy z seminarium polsko-radzieckiego Warszawa 5-7 kwietnia 1976. - Warszawa: AWF, pp. 110-126.

342. ZUCHORA K., 1980. Closer ties between sport and art // International Review of Sport Sociology, vol. 1, N 15, pp. 49-64.

343. ZUCHORA Krzysztof, 1981. Sport w zwiercidle sztuki // Sport i kultura/red.Krawczyk Z. Warszawa:Panstwowe Wydownictwo naukowe, рp. 109-128.

344. ZUKOWSKA Z., 1978. Zwiazki sztuki ze sportem - konsekwencje wychowawcze // Humanistyczne wartosci sportu: Materialy z seminarium polsko-radzieckiego Warszawa 5-7 kwietnia 1976. - Warszawa: AWF, pp. 49-58.


1 При анализе данного вопроса использованы некоторые материалы, подготовленные аспиранткой В.И.Самусенковой [см. Самусенкова, 1996].

2 Следует отметить, что Лоу весьма непоследователен в понимании отношения спорта и искусства. Наряду с рассматрением спорта как разновидности искусства иногда он высказывает мнение о том, что спортсмен использует не язык искусства, а язык эстетики движений, что "можно провести четкое различие между сферами спорта и искусства" и что "спорт и искусство в аспекте культуры - это два совершенно разных мира" [Лоу, 1984, c. 195, 202].

3 Эти различные понимания искусства нередко недостаточно четко отличаются друг от друга. В частности, под художественным творчеством (искусством) часто понимают не только творческую деятельность по созданию художественных образов, но и просто творчество по законам красоты, любую эстетическую деятельность.

4 О весьма широком распространении такого рода взглядов свидетельствуют социологические исследования. В частности, при опросе 500 студентов института физической культуры Будапешта, который провел F.Takacz, только 2,5% студентов не делали различия между эстетическими и неэстетическими видами спорта. Все остальные проводили такое различие [см. Witt, 1982, S. 31].

5 Для эстетически совершенного предмета обязательно наличие выразительной формы, которая адекватно выражает содержание, т.е наиболее существенные качественные характеристики, основные функции предмета, или, как еще иногда говорят, его меру. Ср.: "Под выразительностью формы, образующей эстетическое свойство явления, мы понимаем способность формы наилучшим образом выявить и раскрыть его качественные стороны" [Лукин, Скатерщиков, 1982, с. 15]; "Вещь, предмет, явление прекрасны тогда, когда они ва высшей степени соответствуют как своей мере, так и мере человека" [Зеленов, 1971, с. 7].

6 В словаре по социологии интеграция дается такая характеристика интеграции - "объединение в одно целое, упорядочение, структурирование ранее разъединенных, неупорядоченных явлений, частей к.-л. целого. В процессе интеграции возрастают объем, частота, интенсивность взаимодействия между элементами системы, достигаются большая степень ее целостности, устойчивости, автономия и эффективность действия" [Краткий словарь..., 1989, с. 90; ср. также Философский энц. словарь, 1983, с. 210].

7 Эта идея философии олимпизма прекрасно выражена в известных словах древнегреческого философа Платона: "Нет большей победы, чем победа над собой!".

8 Этим девизом Кубертен хотел заменить также известное и неправильно интерпретируемое выражение "Optandum est, ut sit mens sana in corpore sano" как слишком медицински ориентированное [см. Lenk, 1979, p. 143].

9 В своем трактате "Что такое искусство" (1897-1898 гг.) Л.Н.Толстой несколько изменил свою позицию, провозгласив добро высшей и единственной целью искусства: "Эстетика есть выражение этики"; "цель всякого сочинения должна быть польза - добродетель" [Толстой, 1953, с. 104, 119].

10 Подробную библиографию по данному вопросу см. например, в докладе, который спортивный журналист из Румынии Banciulescu сделал на 26-й сессии МОА [Banciulescu, 1986].

11 Под "орхестрикой" в Древней Греции понималось искусство движений, проявляемое в акробатических упражнениях, обрядовых, театральных и боевых танцах.

12 В настоящее время существует несколько социальных движений такого рода. Наиболее известным из них является олимпийское движение, основой которого является спорт, спортивные соревнования и Олимпийские игры, подготовка к ним.

13 В настоящее время каждый Спартианский клуб сам уточняет и конкретизирует эти требования к системе знаний, которой должен овладеть член Спартианского клуба. В дальнейшем предполагается разработка единых требований в этом плане для всех Спартианских Клубов.

* Текст Спартианского Кодекса неоднократно изменялся автором проекта "СпАрт" в целях его совершенствования [см. например, Столяров, 1992, с. 99; 1994, с. 16-18; Столяров, Ипатов, 1996, с. 147-148 и др.]. В данном случае излагается последний вариант текста данного Кодекса.

** Перевод с английского. Переводчик - В.И.Столяров. Письмо печатается с сокращениями


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Столяров, В.И. Спорт и искусство: сходство, различие, пути интеграции // Спорт, духовные ценности, культура. - М., 1997. - Вып. 5. - С. 101-265.