Глава 2. МЕЖДУНАРОДНЫЙ СПОРТИВНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД: НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ОПЫТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Jus est ars boni et aequi
(Право есть искусство добра
и справедливости)

 

2

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СПОРТИВНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД: НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ОПЫТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

2.1. Международный Спортивный арбитражный суд: вчера, сегодня, завтра

Идея создания международного Спортивного арбитражного суда принадлежит президенту Международного олимпийского комитета Хуану Антонио Самаранчу и была изложена им на сессии МОК в Баден-Бадене.

Решение о создании международного Спортивного арбитражного суда было принято МОК в 1983 году и знаменовало собой учреждение органа урегулирования споров, возникающих в олимпийской семье, руководство которой осуществляет Международный олимпийский комитет. Со временем Спортивный арбитражный суд разорвал цепи, приобретенные при рождении, и выковал свою полную независимость, став международным арбитражным судом, ценимым за свои приговоры, многие из которых завоевали авторитет благодаря высокому юридическому качеству.

Деятельность международного Спортивного арбитражного суда получила своеобразный "знак качества" в 1993 году, когда самая высокая швейцарская судебная инстанция, признанная в международном масштабе - Швейцарский федеральный суд, в своем постановлении об обжаловании одного из вынесенных приговоров отметила: "Спортивный арбитражный суд является автономным арбитражным органом в организационном плане..., штаб-квартира которого находится в Лозанне. Располагая уставом, вошедшим в силу 30 июня 1984 года, который был утвержден международным олимпийским комитетом и который был дополнен регламентом от того же числа, Спортивный арбитражный суд выносит приговор по случаям, которые ему представляются на рассмотрение, опираясь на находящиеся в его распоряжении права" [27].

Международный спортивный арбитражный суд имеет три основные функции.

Во-первых, международный Спортивный арбитражный суд непосредственно рассматривает споры, возникшие в области спортивной деятельности, в качестве арбитражного органа первой и последней инстанции.

За десять лет своей работы международный Спортивный арбитражный суд урегулировал ряд споров в качестве арбитражного органа, в результате чего были вынесены постановления о расторжении трудового контракта с тренерами и эксклюзивного контракта на радиотрансляцию спортивных соревнований; констатировано наличие дискриминации в одной из международных федераций по отношению к одной национальной федерации по поводу участия спортсменов в квалификационных соревнованиях; определено понятие контракта о спонсорстве, закрепившее за спортсменом право заниматься дополнительным видом спорта; проведено четкое разграничение между двойным гражданством игрока в баскетбол и его единственной спортивной принадлежностью [21].

Во-вторых, международный Спортивный арбитражный суд выступает в качестве органа правовой защиты и последней инстанции по апелляции одной стороны спора на решение, принятое руководящими органами международных или национальных федераций и других спортивных организаций.

Эта специфическая функция международного Спортивного арбитражного суда была признана в 1993 году Швейцарским федеральным судом: "Спортивный арбитражный суд является настоящим арбитражным независимым судом, который свободно осуществляет полный судебный контроль за передаваемыми ему решениями ассоциаций о наказаниях, соответствующих их уставам, которые были наложены на апеллянта" [21].

Реализуя данную функцию, международный Спортивный арбитражный суд за 10 лет своей работы вынес ряд приговоров, основанных на своеобразном "наднациональном" праве: зарегистрировано четыре случая отклонения апелляций, поступивших в Спортивный арбитражный суд; три случая, когда апелляция была принята частично с облегчением наложенных на спортсмена санкций; два случая, когда апелляция была принята полностью с аннулированием решения международной федерации и принятых ею по отношению к спортсмену санкций [21].

В-третьих, международный Спортивный арбитражный суд дает юридические консультации по основным проблемам спортивной деятельности, не связанным непосредственно с возникновением споров.

За 10 лет деятельности международный Спортивный арбитражный суд дал консультации по следующим проблемам: участия спортсменов, к которым были применены санкции за употребление допингов, в Олимпийских играх; определения понятия "профессиональный спортивный журналист"; сущности и содержания боевых искусств как вида спорта; исключения одной национальной федерации из членов международной федерации [21].

По данным, приводимым президентом международного Спортивного арбитражного суда, за 10 лет в его реестр было вписано более 100 дел. В частности, было вынесено 25 приговоров в области обычной арбитражной практики, 9 решений по апелляциям, дано 22 консультации по просьбам Международного олимпийского комитета и его президента, спортивных федераций и ассоциации журналистов. Часть поступивших в международный Спортивный арбитражный суд дел по различным причинам не была принята к рассмотрению. Другая же часть дел на момент приведения статистических данных еще находилась в процессе рассмотрения [27].

В общем и целом на сегодняшний день деятельность международного Спортивного арбитражного суда характеризуют следующие основные черты:

1. НЕЗАВИСИМОСТЬ, подтвержденная всем ходом и результатами деятельности и компетентным мнением Швейцарского федерального суда;

2. КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ, проявляющаяся в сдержанности суда при принятии решения о публикации материалов, несмотря на предоставленные ему возможности в соответствии с нормативно-правовыми документами - Уставом и Регламентом;

3. БЫСТРОТА ПРОЦЕДУРЫ, предусматривающей, в частности, возможность немедленного вынесения приговора по просьбе сторон спора, отсутствие возможности вынесения частичного решения и т.д.;

4. ЭКОНОМИЯ СРЕДСТВ, связанная с финансированием деятельности суда по преимуществу со стороны Международного олимпийского комитета, с предоставлением бесплатных консультаций и др.

Промежуточные итоги деятельности международного Спортивного арбитражного суда, изложенные выше, были подведены на международной конференции "Право и спорт", организованной по случаю десятой годовщины суда под эгидой Международного олимпийского комитета в сентябре 1993 года в Лозанне. В работе конференции приняли участие 180 представителей "спортивно-судебного" мира пяти континентов: члены международного Спортивного арбитражного суда и Швейцарского федерального суда, профессора и магистры права, адвокаты, руководители национальных олимпийских комитетов и международных федераций, спортсмены и др.

Работа международного Спортивного арбитражного суда анализировалась в рамках дискуссии по ряду специальных тем - "Допинг", "Уголовная ответственность в спортивной практике", "Спортивное правосудие" и др.

Обсуждение организации деятельности международного Спортивного арбитражного суда касалось и проблем его реформирования, сформулированных, в частности, Швейцарским федеральным судом [27].

Первое. С целью усиления гарантий прав сторон перед международным Спортивным арбитражным судом Швейцарский федеральный суд в июне 1993 года принял принципиальное решение о создании Международного арбитражного совета в области спорта. Это решение имеет своей задачей сделать международный Спортивный арбитражный суд абсолютно независимым от Международного олимпийского комитета, передавая вновь создаваемому органу ответственность за обеспечение необходимых административных и финансовых сторон деятельности Спортивного арбитражного суда.

Предусмотрено, что Международный арбитражный совет в области спорта должен состоять из 20 юристов самой высокой квалификации, из которых четверых назначает Международный олимпийский комитет, четверых - международные федерации, четверых - национальные олимпийские комитеты, четверых - спортсмены и еще четверых членов совет назначит сам из числа тех, кто не принадлежит к упомянутым выше организациям.

Международный арбитражный совет в области спорта выбирает президента из числа своих членов.

Среди основных функций Международного арбитражного совета в области спорта - утверждение членов международного Спортивного арбитражного суда, определение финансовых взносов сторон для обеспечения работы групп арбитров, установление взносов различных международных спортивных организаций для финансирования судебной деятельности и др.

Это предложение по реформированию деятельности международного Спортивного арбитражного суда воплощено в жизнь. В частности, созданный в январе 1994 года Международный арбитражный совет в области спорта [35] утвердил Регламент разрешения споров, возникающих во время Олимпийских игр [34], который применялся во время проведения Игр ХХY1 Олимпиады в Атланте и которым воспользовалась российская делегация для разрешения возникшего спора (см. подробнее раздел 2.3.).

Второе. В рамках международного Спортивного арбитражного суда предложено создать две палаты: Палата обычного арбитража призвана разрешать споры приватного характера, непосредственно возникающие в спортивной практике, Палата апелляционного арбитража должна выносить решения по апелляциям. Таким образом, реформирование направлено на специализацию деятельности суда в рамках выполнения им своих функций.

Третье. Дальнейшее реформирование и совершенствование деятельности суда связано с признанием международными и национальными федерациями, национальными олимпийскими комитетами и другими спортивными организациями того факта, что международный Спортивный арбитражный суд является единственным компетентным судебным органом по апелляциям против решений внутренних судебных инстанций. Оговорки об этом уже внесены в уставы и другие регламентирующие деятельность различных спортивных организаций документы.

 

2.2. Международный Спортивный арбитражный суд: нормативно-правовое регулирование деятельности

Основными нормативно-правовыми документами, регламентирующими деятельность международного Спортивного арбитражного суда, являются Устав [36] и Регламент [33], утвержденные 30 июня 1984 года. Дополнения и изменения в эти нормативно-правовые документы внесены 20 сентября 1990 года.

Устав (см. приложение 1) и Регламент (см. приложение 2) определяют основные положения деятельности международного Спортивного арбитражного суда, к основным из которых относятся следующие.

Месторасположение международного Спортивного арбитражного суда - город Лозанна (Швейцарская Конфедерация). Вместе с тем при определенных условиях группы арбитров могут проводить свои заседания в любом другом удобном для них или для сторон спора месте.

Компетенция международного Спортивного арбитражного суда - рассмотрение споров различного характера, возникающих в практике развития спорта и любой деятельности, связанной со спортом, разрешение которых не предусмотрено Олимпийской Хартией.

Состав международного Спортивного арбитражного суда - не более 60 лиц, имеющих юридическое образование и обладающих признанной компетенцией в области спорта. Назначение членов международного Спортивного арбитражного суда производится Международным олимпийским комитетом, международными федерациями, национальными олимпийскими комитетами и лично президентом МОК (по 15 человек в каждом случае). МОК, НОК и международным федерациям рекомендовано придерживаться следующего географического распределения членов суда при их назначении: Европа - 6, Африка - 3, Америка - 3, Азия - 2, Океания - 1.

Список членов международного Спортивного арбитражного суда публикуется в алфавитном порядке в средствах массовой информации, выходящих в месте расположения штаб-квартиры суда.

После своего назначения все члены международного Спортивного арбитражного суда подписывают индивидуальное торжественное заявление.

По имеющимся в распоряжении авторов сведениям, в настоящее время международный Спортивный арбитражный суд состоит из 56 членов.

Персональный состав международного Спортивного арбитражного суда:

Alaphilippe Francois (Аляфилипп Франсуа) - генеральный секретарь Национального олимпийского и спортивного комитета Франции;

Alvarez y Vazquez Benigno (Альварес и Васкес Бениньо) - доктор юриспруденции, аквокат;

Argand Luc (Арган Люк) - адвокат Женевской коллегии адвокатов;

Arroyo Augustin C. (Арройо Аугустин С.) - доктор юриспруденции, посол;

Auletta Mino (Аулетта Мино) - адвокат;

Azeredo Santos Theophilo (Азередо Сантос Теофило) - профессор права;

Barile Paolo (Бариле Паоло) - профессор права, адвокат;

Baumgartner Jacques (Бомгартнэ Жак) - доктор юриспруденции, адвокат;

Bauza Gomez Manuei F. (Боза Гомес Мануэль Ф.) - адвокат;

Bedjaoui Mohammed (Беджауи Мохаммед) - судья;

Carrard Francois (Каррар Франсуа) - генеральный директор МОК, адвокат;

Castle Timothy J. (Кастл Тимоти Дж.) - адвокат;

Cottier Anton (Коттье Антон) - адвокат;

Diawara Mamadi (Диавара Мамади) - генеральный секретарь Прави тельства;

Dixon David (Диксон Дэвид) - почетный секретарь;

Dusson Michel (Дюссон Мишель) - генеральный секретарь FILA;

Faylor John A. (Фейлор Джон А.) - поверенный;

Gay Jean (Гей Жан) - адвокат, поверенный;

Guelfand Eduardo M. (Гельфанд Едуардо М.) - адвокат;

Hochstaetter Jacques (Ошстеттер Жак) - адвокат;

Hodler Beat (Ходлер Бит) - доктор юриспруденции, адвокат;

Hodler Marc (Ходлер Марк) - доктор юриспруденции;

Jacq Patrick (Жак Патрик) - магистр права, поверенный;

Jolidon Pierre (Жолидон Пьер) - профессор права, адвокат;

Karaquillo Jean-Pierre (Каракилло Жан-Пьер) - профессор права;

Kirsch Martin (Кирш Мартин) - профессор права;

Klimke Reiner (Климке Рейнер) - доктор юриспруденции, адвокат;

Lalive Jean-Flavien (Лалив Жан-Флавьен) - профессор права, адвокат;

Lalive Pierre (Лалив Пьер) - адвокат;

Levy Denis (Леви Денис) - профессор права;

Martens Dirk-Reiner (Мартенс Дирк-Райнер) - доктор юриспруденции, поверенный;

Mbaye Keba (Мбайе Кеба) - судья (председатель международного Спортивного арбитражного суда);

Moner Codina David (Монер Кодина Дэвид) - адвокат;

Morand Jaen-Pierre (Моран Жан-Пьер) - адвокат, юридический советник;

Nater Hans Kaspar (Натер Ханс Каспар) - доктор юриспруденции, адвокат;

Netzle Stephan (Нетцле Стефан) - доктор юриспруденции, адвокат;

Nirk Rudolf (Нирк Рудольф) - доктор юриспруденции;

Nobre Ferreira Jose Miguel (Нобре Феррейра Хосе Мигель) - адвокат;

Ostos Javier M.(Остос Жавье М.) - поверенный;

Oswald Denis (Освальд Денис) - доктор юриспруденции;

Paris Guy (Пари Ги) - профессор права, адвокат;

Paullson Jan (Паульсон Ян) - доктор юриспруденции, адвокат;

Pound Richard W. (Паунд Ричард У.) - адвокат;

Rao Sharad (Рао Шарад) - адвокат, судья;

Rasquin Gerard (Раскэн Жерар) - доктор юриспруденции;

Resmini (de) Filippo Carpi (де Ресмини Филиппо Карпи) - адвокат;

Rodriguez Matos Gonzalo (Родригес Матос Гонсало) - адвокат;

Rosengren Bjorn (Розенгрен Бьерн) - адвокат;

Sette Camara Jose (Сетте Камара Хосе) - адвокат, судья;

Simma Bruno (Симма Бруно) - доктор юриспруденции, профессор права;

Stiffler Hans-Kaspar (Штиффлер Ханс-Каспар) - адвокат;

Sutter Hans Ulrich (Суттер Ханс Ульрих) - доктор юриспруденции, адвокат;

Vives Rodriguez de Hinojosa Juan (Вивес Родригес де Хинохоса Хуан) - адвокат;

Volckaert Robert (Волкаэрт Роберт) - адвокат;

Wood (Sir) John C. (сэр Вуд Джон С.) - профессор права, адвокат;

Worrall James (Уоррэлл Джеймс) - адвокат.

Очевидно, что все члены международного Спортивного арбитражногосуда, как это и предусмотрено регламентирующими нормативно-правовыми документами, имеют самое непосредственное отношение к юриспруденции. Более того, целесообразно обратить внимание на тот факт, что 15 членов суда имеют ученую степень доктора наук, а 9 - ученое звание профессора. Представителей России на сегодняшний день в составе международного Спортивного арбитражного суда нет.

Руководство международным Спортивным арбитражным судом осуществляется председателем, который является членом МОК и назначается на должность президентом МОК.

Председатель суда руководит деятельностью канцелярии, управляемой генеральным секретарем. Члены канцелярии и персонал суда назначаются президентом МОК.

Группы арбитров состоят, как правило, из трех членов международного Спортивного арбитражного суда. Каждая из сторон спора выбирает по одному арбитру. Третий арбитр группы избирается либо по соглашению сторон спора, либо - в случае отсутствия согласия сторон - назначается председателем Швейцарского федерального суда, либо два уже избранных сторонами спора арбитра выбирают третьего по своему усмотрению. Третий арбитр председательствует в группе.

Нормативно-правовые документы предусматривают состав группы и в одного арбитра, который избирается по соглашению сторон. Если такого соглашения не достигается, создается группа из трех арбитров.

Самоотвод и отвод арбитров. Член международного Спортивного арбитражного суда, избираемый стороной спора в качестве арбитра, может взять самоотвод по своим личным соображениям без мотивировки его причин. Сторона спора может заявить отвод члену группы арбитров, основными мотивами которого могут быть: родственные или супружеские связи арбитра с одной из сторон спора; наличие долговых обязательств между арбитром и одной из сторон спора; существование между арбитром и одной из сторон спора дружбы или вражды и др.

В случае отвода или самоотвода одного из арбитров процедура его замены идентична процедуре назначения.

Арбитражное соглашение является одним из основных документов для рассмотрения спора международным Спортивным арбитражным судом и может иметь различные формы - акт за личной подписью сторон спора, удостоверенный акт, протокол, составленный группой арбитров и подписанный сторонами. В арбитражном соглашении перечисляются выбранные арбитры, указывается предмет рассматриваемого спора, место жительства сторон спора, называются адвокаты или представители сторон, устанавливаются сроки предоставления сторонами спора необходимой информации, оговаривается рабочий язык и т.д.

Арбитражное соглашение содержит в обязательном порядке формулу: "Стороны обязуются придерживаться положений Устава Спортивного арбитражного суда и добросовестно выполнять приговор". Право толкования арбитражного соглашения принадлежит международному Спортивному арбитражному суду.

Рабочие языки международного Спортивного арбитражного суда - французский и английский - используются как в письменных документах, так и во время прений сторон. При отсутствии согласия сторон спора один из официально установленных двух рабочих языков определяется председателем группы арбитров. Нормативно-правовые документы допускают использование и других языков при рассмотрении споров по ходатайству и обоюдному согласию сторон. В этом случае переводы всех материалов обеспечиваются стороной-ходатаем.

Судопроизводство может иметь различные формы и осуществляться в несколько этапов. В соответствии с нормативно-правовыми документами основными из них являются.

Первое. Поступившее в канцелярию международного Спортивного арбитражного суда арбитражное соглашение рассматривается специальной группой по рассмотрению ходатайств, принимается к производству или отклоняется.

Второе. По ходатайству одной из сторон спора может быть начат так называемый "краткий процесс", основная цель которого состоит в попытке использовать примирение сторон. Инициатором примирения сторон может выступить председатель международного Спортивного арбитражного суда. Использование попытки примирения может быть также предусмотрено в арбитражном соглашении. В случае провала попытки примирения "краткий процесс" прерывается. Вместе с тем нормативно-правовыми документами предусмотрена возможность достижения в рамках "краткого процесса" частичного примирения (согласия) сторон спора. В этом случае "краткий процесс" также прерывается, но на следующий этап судопроизводства передается только оставшаяся, нерешенная примирением сторон часть спора.

Третье. В ходе письменного расследования стороны спора передают в канцелярию международного Спортивного арбитражного суда и противоположной стороне свои жалобы, контржалобы, возражения, а также предоставляют документы, на которые намерены ссылаться в ходе основного (устного) расследования. Вся эта информация доводится до адвокатов или представителей сторон, оговоренных в арбитражном соглашении.

По истечении всех предусмотренных нормативно-правовыми документами сроков (с учетом их возможного продления по объективным причинам) письменное расследование закрывается распоряжением председателя международного Спортивного арбитражного суда.

На этапе письменного расследования по инициативе сторон спора или группы арбитров может быть принято решение о принятии предварительных мер для защиты прав сторон спора.

Четвертое. Устное (основное) расследование или дебаты, прения сторон спора проходит при закрытых дверях. В процессе прений суд в лице группы арбитров заслушивает стороны спора, их адвокатов или представителей, свидетелей или экспертов. Группа экспертов, по согласованию со сторонами, принимает решение о присутствии на заседании других лиц, не поименованных выше, включая сотрудников спортивного арбитражного суда, находящихся при исполнении своих служебных обязанностей. Участники прений могут иметь переводчика за свой счет. Любой документ, который не был подготовлен и представлен на этапе письменного расследования в ходе дебатов не рассматривается. Устное расследование фиксируется в протоколе, который ведется генеральным секретарем международного Спортивного арбитражного суда, подписывается им и председателем группы арбитров. Прения должны быть сдержанными по форме, в противном случае группа арбитров может принять решение в форме судебного постановления по процессуальному вопросу с последующим принятием санкций в отношении нарушителя.

Пятое. В случае, если возникший спор это позволяет, может быть примененая "ускоренная" процедура рассмотрения спорта, порядок, условия и формы которой фиксируются в специальном протоколе, рподписанном председателем группы арбитров и сторонами, или в акте, подписанном сторонами.

Шестое. На любом этапе судопроизводства до оглашения решения суда стороны спора могут отказаться от иска.

Седьмое. Обсуждение решения ведется группой арбитров при закрытых дверях. Никакие комментарии со стороны истца или ответчика на этом этапе не допускаются. Вместе с тем группа арбитров может затребовать тот или иной документ, способствующий большей ясности рассматриваемого спора. Решение выносится в письменной форме и принимается большинством голосов членов группы арбитров. Оно должно быть мотивировано, упоминает фамилии арбитров, подписывается всеми членами группы и генеральным секретарем суда. Решение может быть оглашено генеральным секретарем суда на публичном заседании, если это не противоречит арбитражному соглашению или другим договоренностям. Решение доводится до сторон, обязательно только для них и обжалованию не подлежит. Решение может стать предметом исправления только по фактическим ошибкам, которые вносятся генеральным секретарем суда и утверждаются председателем группы арбитров.

Восьмое. Решение может стать предметом толкования или пересмотра. Ходатайство о толковании вынесенного решения может быть возбуждено одной стороной спора или сторонами сообща. Оно направляется председателю международного Спортивного арбитражного суда. Вопрос о пересмотре решения может возникнуть только в том случае, если это было предусмотрено арбитражным соглашением, и только на основе неожиданного появления нового факта, который может повлиять на решение. Пересмотр назначается председателем международного Спортивного арбитражного суда. В случае ходатайства о толковании или пересмотре дела возможна отсрочка исполнения решения.

Консультации по юридическим вопросам практики развития спортивной деятельности даются группой арбитров в 3-5 человек, назначаемых председателем международного Спортивного арбитражного суда.

Расходы по функционированию международного Спортивного арбитражного суда несет Международный олимпийский комитет на основе годового бюджета, проект которого готовит генеральный секретарь суда. По данным периодической печати, бюджет международного спортивного арбитражного суда в 1995 году составил 400000 швейцарских франков.

Расходы по поездкам и пребыванию членов групп арбитров возмещаются в соответствии со ставками, предусмотренными для собраний Международного олимпийского комитета. Члены групп арбитров получают специальное компенсационное пособие по временной нетрудоспособности по основному месту работы, размер которого оговаривается ежегодно, а также гонорары, определяемые председателем международного Спортивного арбитражного суда в зависимости от важности рассматриваемого дела.

Стороны спора денежного характера вносят в канцелярию необходимые суммы в пропорции, согласованной с председателем группы арбитров. Судопроизводство начинается фактически только с момента получения по крайней мере половины определенного для каждой стороны спора взноса.

Изменение, дополнение и толкование нормативно-правовых документов. В случае расхождения текстов на различных языках подлинным считается французский текст. Поправки в текст Устава могут быть внесены по предложению исполкома или сессии Международного олимпийского комитета, а в текст Регламента - членами международного Спортивного арбитражного суда большинством голосующих членов в две трети (в обоих случаях).

 

2.3. Игры XXVI Олимпиады и деятельность международного Спортивного арбитражного суда: "Дело о бромантане"

Для рассмотрения споров в специфических "экстремальных" ситуациях Международный арбитражный совет в области спорта утвердил специальный нормативно-правовой документ "Регламент разрешения споров, возникающих во время Олимпийских игр" [34] (см. приложение 3), которым должен пользоваться международный Спортивный арбитражный суд. Опыт применения названного нормативно-правового документа впервые состоялся на Играх XXVI Олимпиады в Атланте и имел непосредственное отношение к олимпийской сборной команде России.

Рассмотрим предисторию, суть конфликта и решение по нему, принятое международным Спортивным арбитражным судом. Условно названное нами "Дело о бромантане" реконструировано на основе публикаций газеты "Спорт-экспресс" (Хавин В. Корнеев и Гулиев под угрозой дисквалификации - 30 июля 1996 года; Вайцеховская Е. Принц де Мерод относит бромантан к стимуляторам и считает, что его использовала российская армия в Чечне - 1 августа 1996 года; Вайцеховская Е. Сесть. Суд ушел - 6 августа 1996 года).

 

Предварительные замечания.

Бромантан - новое стимулирующее средство, эффект применения кото рого сравним с известным в кругах специалистов месокарбом, способным улучшить результат спортсмена и обладающим одновременно маскирующим эффектом. Бромантан фактически является аналогом некоторых запрещенных препаратов, однако сам он официально не включен в перечень медикаментов, на которые наложен запрет МОК. Кроме того, бромантан содержится в ряде лекарств, которые врачи прописывают для улучшения работы иммунной системы организма для ускорения акклиматизации.

Комментарии вице-президента Олимпийского комитета России А.Козловского:

"Бромантан является препаратом, официально рекомендованным российскими медиками для повышения сопротивляемости иммунной системы, что в условиях Атланты особенно важно. Этот препарат был одобрен российской антидопинговой лабораторией еще в 1994 году. С тех пор медицинская комиссия МОК самым тщательным образом отслеживала выступления россиян на самых разных соревнованиях. 15 мая президент медицинской комиссии принцип Александр де Мерод сделал личный запрос в легкоатлетическую федерацию России, после чего его не только снабдили полной информацией относительно бромантана, но и прислали образцы препарата. Никаких дальнейших предупреждений не последовало. Удивительно, что пока бромантан обнаружен лишь в трех пробах. ...препарат был рекомендован всем без исключения федерациям".

Комментарии главного тренера легкоатлетической сборной России В.Зеличенка:

"Несмотря на то, что бромантан действительно не входит в список запрещенных средств, проявленный "интерес" к нашим спортсменам оказался слишком пристальным. Ради перестраховки мы самым безжалостным образом отчисляли из олимпийской команды всех тех спортсменов, предварительные пробы которых вызывали хоть малейшее, с фармакологической точки зрения, опасение".

Комментарии президента Олимпийского комитета России, члена МОК В.Смирнова:

"Два года назад мы начали целенаправленно готовиться с Играм в Атланте и обратились в институт фармакологии Академии наук России, олимпийский медицинский центр и лабораторию антидопинга с просьбой подготовить ряд рекомендаций, в том числе, по медицинским препаратам, которые спортсмены могли бы принимать на протяжении этого периода. Одним из рекомендованных препаратов был бромантан, причем лично я получил документ, подписанный тремя крупнейшими российскими специалистами в области фармакологии, в котором говорилось, что бромантан не обладает никаким стимулирующим эффектом, но в значительной степени улучшает иммунные функции организма...

За два года - с 1994-го по 1996-й - было несколько случаев, когда наличие бромантана было отмечено в допингпробах пловцов, легкоатлетов, фигуристов, велосипедистов. Причем фигурировали не только российские, но также шведские, литовские и эстонские спортсмены. Ни в одном случае медицинская комиссия МОК не проявила к этому никакого повышенного интереса - то есть предупреждений не получили ни НОК, ни федерации, ни сами атлеты. В мае этого года по просьбе Международной федерации легкой атлетики представить образцы препарата, мы послали 50 таблеток, которые, как потом выяснилось, были переданы в медицинскую комиссию МОК. А в июле - то есть за несколько дней до открытия Игр в Атланте - препарат был запрещен: медицинская комиссия сочла его стимулятором, не поставив в известность Олимпийский комитет России. Поэтому руководство НОК попало в весьма двусмысленную ситуацию: мы сами рекомендовали препарат и, получается, сами способствовали дисквалификации своих спортсменов".

Суть конфликта. В воскресенье 28 июля на своем традиционном брифинге директор службы информации МОК Мишель Вердье со ссылкой на главу медицинской комиссии МОК принца де Мерода сообщила о дисквалификации за применение допинга трех спортсменов-олимпийцев, в том числе бронзовых призеров Олимпийских игр - российских спортсменов пловца А.Корнеева и борца греко-римского стиля З.Гулиева. Оба были уличены в употреблении бромантана - стимулятора, относящегося к классу 1.

Директор службы информации МОК подчеркнула, что нет никаких оснований подозревать МОК в предвзятости из-за того, что на употреблении допинга попались три атлета из стран бывшего СССР (кроме названных российских спортсменов, речь шла о литовской велогонщице Р.Размайте). В подтверждение этого вывода была охарактеризована процедура тестирования на Олимпиаде: после окончания соревнования трех призеров проверяют на допинг в обязательном порядке и еще трех спортсменов - по жребию; в течение 24 часов становятся известны результаты пробы, а затем еще максимум через двое суток - пробы В.

На момент брифинга в штабе российской делегации какие-либо официальные документы МОК по данному вопросу отсутствовали. Медицинская комиссия МОК не закончила свою работу, не представила доклад в исполком МОК, который только и правомочен санкционировать дисквалификацию спортсмена-олимпийца.

Через сутки после брифинга из информационных сводок стало известно о том, что бромантан обнаружен в допингпробе российской пловчихи Н.Живаневской, занявшей девятое место на дистанции 100 метров на спине и восьмое место на дистанции 200 метров на спине, а позже в допингпробе российской легкоатлетки М.Транденковой.

В понедельник 29 июля Олимпийский комитет России подал апелляцию в международный Спортивный арбитражный суд, который во вторник 30 июля начал рассматривать дело.

Комментарии вице-президента Олимпийского комитета России А.Козловского:

"Сейчас медицинская комиссия пытается взять на себя полицейские функции. Первое заседание суда не дало никаких результатов, но проходило достаточно странно: с одной стороны - я и президент федерации плавания Геннадий Алешин, с другой - генеральный директор МОК Франсуа Каррар и сам де Мерод. Я по образованию радиоинженер, у Аллешина - диплом об окончании инфизкульта. Каррар - профессиональный юрист, де Мерод - специалист высочайшего класса во всех вопросах, связанных с допингом. И он настаивает на том, что бромантан - стимулятор. Хотя, на мой взгляд, делать такие выводы имеют право только ученые после всех необходимых исследований. На сегодняшний день ситуация такая: нам пытаются навязать независимого эксперта, мы же подали прошение, чтобы российской стороне был предоставлен официальный адвокат".

Комментарии президента медицинской комиссии МОК принца А. де Мерода:

"С тех пор, как медицинская комиссия заинтересовалась бромантаном, нам удалось узнать, что этот препарат применялся исключительно в войсках российской армии, находящихся в Чечне и других "горячих" точках. В свободной продаже его никогда не было. Когда я лично выразил желание побывать в лабораториях, которые производят это средство, то получил ответ, что бромантан снят с производства. Русские прекрасно знают, что виноваты. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что за время слушания дела они дважды меняли свою защиту. Если сначала основной упор делался ими на то, что бромантан - это средство для повышения иммунитета и только, то потом главным аргументом российской стороны стало то, что препарат не входит в официальный список запрещенных медикаментов. На мой взгляд, бромантан, бесспорно, можно считать допингом. В любом случае, я готов пообещать, что окончательное решение по этому делу будет нами принято еще до закрытия Олимпийских игр".

Комментарии президента Олимпийского комитета России, члена МОК В.Смирнова:

"Поскольку решить возникшую проблему путем переговоров не удалось, мы были вынуждены обратиться в арбитражный суд. Аргументов у российской стороны было два. Во-первых, как мы были уверены, препарат не находится в списке запрещенных, во-вторых, была нарушена процедура: по правилам все данные анализов должны быть представлены уличенной в применении запрещенных средств стороне в течение 48 часов. О результатах первой из проведенных проб нам сообщили через три дня. Второе сообщение пришло через пять. Кроме моральной стороны была не менее важна и финансовая: призеры получили довольно крупные валютные премии и уже разъехались по домам.

3 августа, несмотря на то, что дело слушалось в суде уже четыре дня, мы обратились в исполком МОК с целью найти компромисс: чтобы ни у кого не сложилось впечатления, что НОК России раздувает конфликт с Международным олимпийским комитетом, - все-таким мы члены одной олимпийской семьи, а следовательно, должны жить по одним законам. ОКР, со своей стороны, обещал снять все претензии, проследить самым тщательным образом за тем, чтобы бромантан впредь никем из спортсменов не употреблялся, и, наконец, оказать полное содействие медицинской комиссии МОК в проведении любых анализов, связанных с этим препаратом. В свою очередь, мы просили о том, чтобы МОК нашел возможность заменить дисквалификацию строгим предупреждением. Поскольку в сложившейся ситуации наказывать спортсменов - это в высшей степени несправедливо. МОК принял решение дождаться завершения судебного разбирательства и после этого дать ответ.

Мы не намерены обращаться ни в какие иные инстанции. Каким бы ни было решение, мы ему подчинимся".

Решение международного Спортивного арбитражного суда.

В воскресенье 4 августа международный Спортивный арбитражный суд принял решение по рассматриваемому делу: "Заслушав стороны, жюри пригласило для проведения независимой экспертизы профессора Мерсерского университета доктора Холбрука, который после детального изучения свойств препарата засвидетельствовал, что бромантан, с одной стороны, вполне можно считать средством, способным улучшить результат спортсмена, но с другой, нет никаких доказательств, что российские атлеты применяли его с какой-либо иной целью, кроме укрепления иммунной системы организма.

Основываясь на вышеизложенном, жюри пришло к выводу, что, поскольку бромантан не обладает ярко выраженным стимулирующим действием, столь жестокое наказание, как лишение атлетов завоеванных ими медалей и последующая дисквалификация, не может считаться оправданным".

Таким образом, российские олимпийцы - А.Корнеев, З.Гулиев, Н.Живаневская и М.Транденкова - были восстановлены в своих правах.


 Home На главную  Forum Обсудить в форуме  Home Translate into english up

При любом использовании данного материала ссылка на первоисточник обязательна!

Кузин, В.В. Спортивный арбитраж / Кузин В.В., Кутепов М.Е., Холодняк Д.Г. - Москва: ФОН, 1996. - 165 с.: табл.